Учитель и настоятельница монастыря1

Однажды духовный Учитель проводил время в обществе нескольких своих близких учеников. Один из учеников спросил его о различии между монастырем и ашрамом. Все засмеялись, а ученик сказал:

— Ну откуда мне знать? Я знаю про ашрам, а в монастыре никогда не был. Вот я и спрашиваю о жизни в монастыре.

Учитель ответил:

— В большинстве монастырей все происходит механически. Жизнь там не просветляют, а подавляют, и в этом нет ничего особенно хорошего. В монастыре зачастую требуется аскетизм, дисциплина из-под палки, там накладывается епитимья, и все это как самоцель. А в ашраме, настоящем ашраме, не требуют аскетизма — там ожидают простоты; не накладывают епитимьи — там ожидают правильного действия; никогда не требуют дисциплины из-под палки — там ожидают спонтанной внутренней дисциплины.

В монастыре многие смотрят на обычную жизнь с презрением. А в настоящем ашраме ищущий живет не потому, что считает жизнь желания грязной и нечистой, а потому что она ему больше не нужна.

В монастыре настоятельница не обязательно должна быть осознавшей Бога душой. Вовсе нет. Но тому, кто возглавляет ашрам, осознавшей Бога душой быть нужно.

В монастыре настоятельница зачастую осуждает всех других духовных Учителей, прочие религии и духовные пути. В настоящем же индийском ашраме Учитель говорит ученикам, что другие ашрамы, другие пути, другие Учителя хороши по-своему. Однако он не одобрит, если его ученики начнут общаться с учениками других Учителей, потому что чувствует, что обмен взглядами вызывает лишь путаницу у людей, следующих разными путями.

Раз вы спросили меня о том, чем отличается жизнь в ашраме от жизни в монастыре, расскажу вам занимательную историю о другом духовном Учителе, который к тому же приходится мне очень хорошим другом.

У этого Учителя в Америке около двух тысяч учеников. Однажды одна его очень близкая ученица отвезла его в монастырь, чтобы он встретился с ее сыном, который лежал в больнице при монастыре. Сыну ученицы не было до Учителя никакого дела, потому что он в этого Учителя не верил. Но все-таки Учитель сказал сыну несколько ободряющих слов.

Чуть позже, когда Учитель с ученицей уходили из больницы, ученица спросила Учителя, не хочет ли он заглянуть в молельню монастыря. Учитель сказал:

— Почему же нет?

К счастью или к несчастью, ученица задержалась на улице, чтобы с кем-то поговорить, и Учитель вошел в молельню один, будучи одет в индийскую одежду. Он стал рассматривать лики Христа и богородицы Девы Марии и погрузился в глубокую медитацию на них, когда неожиданно из молельни выскочили три монахини, выкрикивая небожественные слова и бранясь.

Через несколько минут появилась настоятельница. Как только она вошла, ситуация ухудшилась. Она была вне себя от гнева и была готова вышвырнуть духовного человека, когда в ней вдруг что-то изменилось, и вместо ругани она сказала:

— Я уверена, что Христос его простит, хотя он и индус. У него в глазах огромная искренность и преданность, оттого что он смотрел на лик Христа.

Затем она добавила:

— Но больше не смейте сюда приходить. Эта молельня священна! Она только для христиан. Вы не христианин, и вам не следовало входить. Я ясно вижу, что у вас доброе сердце, поэтому Христос не будет оскорблен. Но, пожалуйста, больше не приходите!

Уходя из молельни, Учитель внешне с благодарностью улыбнулся настоятельнице, а внутренне облегченно вздохнул.

Увы, через несколько дней сын ученицы умер. Так вот, этот парень был далек от духовности, и поэтому после смерти у него возникли огромные проблемы на витальном плане. Но он видел, что на витальном плане было много людей, которые страдали намного меньше него. Он стал выяснять, почему этим людям там хорошо, тогда как он мучается.

Страж витального мира сказал:

— Все эти люди вели на земле духовную жизнь, и у них были духовные Учителя. Поэтому они счастливы. А ты духовной жизни не вел, да наверняка и никакого духовного Учителя не знаешь!

Юноша ответил:

— Нет, я знаю одного, хотя понятия не имею, настоящий ли он Учитель или жулик. Могу сказать одно: моя мама его любила и восхищалась им, так что, думаю, он был дружком моей мамы.

Страж стал спрашивать его, как зовут маминого друга, а он этого не знал. Все стражи проявили сострадание — они сконцентрировались на душе его матери и тут же узнали имя Учителя. Они страшно возмутились и принялись бранить парня на чем свет стоит.

— Да как ты смеешь так говорить о таком высоком Учителе? — кричали они. — Несчастный дурак! Даже просто знать о духовном Учителе такого уровня, просто быть родственником его ученика — это величайшее благословение и удача. Хотя ты сам ничего не заслуживаешь, но благодаря добродетели твоей матери и бесконечному Состраданию этого великого Учителя ты попадешь на гораздо более высокий витальный план, где не будет страданий, будет только безграничная радость.


  1. WM 9-ru. 31 января 1974 года

Шри Чинмой, Почему Учителя не общаются, Центр Шри Чинмоя, Москва, 2008