Любовь человеческая и любовь божественная

Дорогие сестры и братья, я хотел бы смиренно поделиться с вами своей философией, которая основана на любви. Известно, что любовь бывает двух видов: человеческая любовь и Любовь божественная. В человеческой любви мы, собственно, стараемся овладеть многими, не полюбив Единого, Источник. Но если не владеть Источником, то нам никак не помогут многие. Если нет корня, как расти дереву? Как тогда считать ветви, цветы и листья чем-то своим, совсем родным? В божественной Любви мы сначала идем к Единому, Источнику, а оттуда – к многим. Мы становимся едиными с корнем, а потом превращаемся в дерево, которое проявляет себя через ветви, цветы и плоды. Божественная Любовь – это песнь многообразия в единении.

В человеческой любви присутствует требование или хотя бы ожидание. Мы зачастую начинаем с требования, а когда в нас развивается мудрость, мы больше не требуем, но все-таки чего-то ожидаем от других. Мы убеждаем себя в том, что подобное ожидание оправданно. Раз мы что-то сделали для других – предложили свою любовь, – нам кажется, будет вполне законно ожидать чего-то взамен.

Но в божественной Любви ни требования, ни ожидания нет. В божественной Любви мы просто даем то, что у нас есть и что мы собой представляем. Посвященное служение – вот что у нас есть и вот что мы собой представляем. В человеческой жизни мы, прежде чем предлагать свою любовь, стремимся обнаружить любовь у других – то есть, их любовь к нам. А в божественной Жизни мы, прежде чем давать свою любовь другим, стремимся обнаружить Любовь в ее реальности и целостности внутри себя. Только тогда мы в состоянии предлагать любовь другим. Сначала к нам приходит удовлетворение, когда мы чувствуем, что те, кому мы предлагаем свою любовь, от всего сердца ее принимают. Но есть еще более высокая форма божественной Любви, когда мы выходим за пределы этого чувства и даем любовь просто ради самоотдачи. Мы даем, и нам все равно, даже если нашу любовь не принимают. Мы будем продолжать давать, потому что мы – сама любовь, наш Источник – сама Любовь.

В человеческой любви есть не только требование и ожидание, но и кое-что похуже: отдаление. Сначала мы требуем, потом ожидаем. Когда наши ожидания не исполняются, мы иногда стремимся отдалиться от человека, которому предложили любовь. В божественной Любви так никогда не бывает. При божественной Любви мы стараемся стать едиными со слабостью, несовершенством и рабством других. Хотя у нас есть внутренняя свобода, мы ее используем не для того, чтобы помыкать другими, а чтобы стать едиными, сознательно едиными с их несовершенствами. Так мы можем их понять и служить им на их уровне, чтобы преобразовать их несовершенства.

Возможности человеческой любви так ограниченны, что мы не можем себя расширить и полностью принять друг друга. Обязательно присутствует чувство превосходства. Я вас люблю, несомненно, но хочу быть на голову выше вас и буду вас любить только на этом условии. Тот, кто стоит выше, любит стоящего ниже, потому что вышестоящий в какой-то степени доволен своим положением в этих отношениях. Нижестоящий зачастую любит того, кто выше него, из-за своей неуверенности. Так что любовь связывает их и дает им обоим определенное чувство удовлетворения. Но в божественной Любви нет таких понятий, как стоящий выше или ниже. Божественная Любовь всегда дается свободно и от всего сердца. Божественная Любовь получает удовлетворение, лишь отдавая себя полностью и без условий. В божественной Любви мы начинаем замечать, что личное и безличное прекрасно сочетаются. Между ними есть равновесие. Личное в нас входит в безбрежное (а оно безличное), а безличное в нас погружается в личное, чтобы проявлять свою непроявленную Реальность, Божественность и Бессмертие. В человеческой любви личное и безличное – как двое посторонних и даже хуже: они просто на ножах друг с другом. Личное и безличное, в лучшем случае, попытаются пойти на компромисс, но этот компромисс вовсе не дает удовлетворения; в самой глубине человеческой любви между двумя людьми всегда есть соперничество и состязание. В редких случаях личное говорит безличному, которое находится внутри человека: «Давай меняться своими реальностями, своей высотой, мудростью, возможностями. То ты будешь вставать, а я останусь сидеть, то я встану, а ты будешь сидеть».

В человеческой любви зачастую вылезает вперед физический ум, подозрительный ум. Но в божественной Любви мы видим только любящее сердце, отрекшееся сердце, манящее сердце. Ум любит реальность, потому что видит ее в меру своего понимания и проницательности. А сердце любит реальность, потому что видит ее в ее собственном облике. Сердце становится неразделимо единым с реальностью, с самим бытием этой реальности, как внутренним, так и внешним. Оно видит живое дыхание реальности в ее собственном облике и образе, видит тело и душу реальности вместе.

В человеческой любви любящий и любимый – это два отдельных существа. Любящий бежит к любимому, а, достигнув его, обретает удовлетворение. В божественной же Любви Любящий и Возлюбленный – это единое и неразделимое целое. В божественной Любви Любящий – это Всевышний, и Возлюбленный – Всевышний. В человеческой любви мы чувствуем, что удовлетворение находится где-то в другом месте, не у нас внутри, а у кого-то еще. А в божественной Любви удовлетворение находится не где-то там, а в нас самих. Любящий и Возлюбленный – это одно и то же: Всевышний, обитающий внутри нас, и Всевышний вне нас. Когда мы говорим о своем «я» как о божественном Любящем или Возлюбленном, надо понимать, что это то самое «Я», которое представляет собой и Единого, и множество. Это «Я», Всевышний, обретает удовлетворение, лишь когда хоть мельком увидит во множестве Реальность, Бесконечность, Вечность и Бессмертие Бога. Это «Я» и есть Единый, и оно хочет видеть и чувствовать свою Реальность во множестве.

Любовь – это долг. В человеческой жизни мы считаем долг чем-то механическим, скучным – чем-то навязанным нам насильно. А вот в божественной жизни долг – это широкие возможности. Каждую секунду для нас возникает возможность расширить сознание своей жизни, реальность своей жизни, восторг своей жизни. Так что в божественной жизни мы приветствуем долг, потому что он увеличивает наши способности и задатки и расширяет мечту нашей божественной безграничной Реальности.

Жизнь – это урок любви. Любовь – это урок жизни. Когда мы в своей человеческой жизни усваиваем урок жизни, урок состоит из страха, сомнения, беспокойности, тревожности и разочарования. Но в божественной любви мы видим, что любовь – это урок не только жизни, но и для жизни – для той жизни, которая длится вечно, все просветляет и осуществляет.

Божественный Любящий – это тот, кто верит в божественное чудо. Человеческое чудо – это то, что подстрекает наше любопытство, что длится всего секунду. А божественное чудо – это возвышение сознания. Возвысить сознание человека, хоть немного поднять сознание человечества – вот настоящее божественное чудо. Это божественное чудо творит осознанная помощь, которую божественный Любящий оказывает ищущему.

Мы – от Бога вечной Любви, и мы – для Бога вечной Любви. Мы – от Бога бесконечной Любви, и мы – для Бога бесконечной Любви. Источник жизни-Безмолвия – Вечность, послание жизни-звука – Бесконечность. От Единого мы пришли, и ради многих мы существуем. Вот истинное послание божественной Любви. Мы – от Единого, и мы – для многих, для многих в Едином. В этом сущность Любви божественной.

Миссисипи Юниор колледж на северном побережье Мексиканского залива
Галфпорт, Миссисипи, США
Кампус Джефферсона Дэвиса
27 февраля 1974 года