Квинтэссенция мистицизма

Есть три основных пути, которые ведут к Богореализации: путь бескорыстного служения, путь любви и преданности и путь знания и мудрости. Раджа-йога (мистицизм) — это значительный аспект йоги знания (джнана-йоги).

Высшее Знание — это нечто бесконечно большее, чем просто философское знание. Мистицизм — это переживание, непосредственное и сокровенное переживание Истины. Пройдя большую часть расстояния на пути знания, философия устает и отдыхает. Мистицизм начинается там и тогда, когда заканчивается философия. Ведические провидцы, лично пережив знание Истины, раскрыли ее остальному миру. Провидцы пели:

Его я познал, Всевышнее Существо,
Сияющее, лучезарное, словно Солнце
За пределами тьмы,
Недосягаемое для объятий
Всепоглощающего мрака.

Переживания провидцев учат нас, что трансцендентальная Реальность и воплощающая всё Сущность — одно и то же.

Мистик воспринимает единство и многообразие как одно. Далее, он видит единство в многообразии. Он говорит миру, что Единое и множественное — одно. Единое становится множественным в своей универсальной форме. Множественное есть Единое в своей трансцендентальной форме.

В своей духовной жизни мы встречаемся с двумя значительными словами: оккультизм и мистицизм. Оккультизм является тайной и стремится к таинственному.

Он хочет совершать всё в полной тайне. Мистицизм не таков. Мистицизм готов предложить свое достижение — трансцендентальную мудрость — всем, кто взывает о ней.

Разница между философом и мистиком заключается в том, что философ с величайшим трудом видит издалека, и довольно несовершенно, тело Истины; в то время как мистик проникает в самую душу Истины, когда ему угодно, и может жить там, сколько захочет. У него также есть позволение Всевышнего выносить изнутри на внешний план огромное богатство души и делиться им с ищущими Истину. Мистицизм утверждает, что знание Божественного универсально.

Давайте на мгновение погрузимся в божественную тайну Вака в Ведах. Вак — это Слово. Вак воплощает и одновременно открывает Истину. В своем воплощении Истины он получает творческое вдохновение от Всевышнего. В своем откровении Истины он предлагает человечеству Всевышнего Освободителя.

Вак — это связующее звено между двумя мирами: миром, который себя еще не реализовал и не осуществил, и миром, который уже реализовал и осуществляет себя.

У мистицизма — свой язык. Он называется интуицией. В нем не может быть места ни уму, ни ментальному анализу. Мистик восседает на крыльях птицы-интуиции и летит к высшему Реальному. Интуиция раскрывает совершенное единство трансцендентального Видения и абсолютной Реальности. Мистик достаточно искренен, чтобы говорить правду. Он говорит, что для него почти невозможно истолковать свое внутреннее переживание. Ни слово, ни мысль не могут передать его переживание. Именно это и имели в виду Ведические пророки, восклицая: «Что мне сказать, что поистине подумать?» Бедный ум и чувства скончались, выбившись из сил в своей гонке к Неведомому. Высшая тайна вселенной — не для них. Не для них знание о Запредельном.

Мистицизм делает акцент на единство всех душ в универсальной душе. Если мы посмотрим на Вселенную, то увидим ее как арену конфликта между добром и злом, мраком и светом, невежеством и знанием. Излишне говорить, что эта борьба началась задолго до появления человека и продолжается до сих пор.

Свет действует в устремляющейся душе и через нее; мрак действует в неустремленной душе и через нее. Настоящее преобразование человеческой природы приходит не через суровую аскетичную жизнь или полный уход от мира, но благодаря постепенному и полному просветлению жизни. А для этого нужно устремление. Устремление и только устремление есть предтеча просветления.

Мистический опыт — это внутренняя уверенность устремленного в Истине. Эта уверенность покоится на откровении. Откровение — это внутренний авторитет.

Внутренний авторитет окончателен. А кто же пользуется этим авторитетом? Не тот, кто пал жертвой безжалостной логики, а тот, кто имел переживание и теперь превратился в само это переживание. Логика — это требующая доводов и доказываемая истина, гордость конечного. Мистицизм — это открывающаяся и открываемая Истина, гордость Бесконечного. Если мы верим в мистицизм, тогда нам надо понять, что Высшая Истина — не только над рассудочностью, но и вопреки рассудочности. Если мы верим во что-то рассудком, то мы вступаем на мучительный путь множественности. Но когда мы верим во что-то благодаря своей внутренней, мистической вере, мы вступаем на путь Трансцендентальной Реальности единства, дающей жизнь и осуществляющей её.

Мартин Лютер очень не доверял эффективности рассудочности. Не было у него веры и в обряды или простой труд как средство к спасению. В его мистицизме мы видим улыбающийся и убедительный лик веры. Только вера может привести к спасению. Только вера обладает ключом к спасению.

Существование и сущность пребывают вместе. Они — одно. В тринадцатом веке учитель Иоганн Экхарт динамично отстаивал эту точку зрения. Нам надо понять, что сущность проявляется своим, только ей присущим образом в божественных качествах человеческой души, в то время как существование великолепно проявляется в человеческих качествах божественной души. Концом путешествия для человеческой души является полный союз с Богом. Концом путешествия божественной души является совершенное проявление Бога.

Мистицизм говорит нам, что Богореализация может быть достигнута не путем практики идей, а благодаря постоянному чувству единства с Истиной. Идея, в лучшем случае, указывает на пассивный аспект чувственного мира, потому что ментальная формация прямо или косвенно захватывается чувственным миром.

Но ощущение единства с Истиной с легкостью выходит за пределы чувственного мира и указывает активный и динамичный аспект развивающегося процесса жизни в протекающем потоке Вечности.

Мистик сообщает миру, что Тело Бога — это Мудрость, а Душа Бога — Любовь. Мирской человек чувствует, что его тело и его физическая деятельность формируют его душу. Мистик с улыбкой говорит, что именно душа формирует тело и преобразует его в безграничный свет-сознание души.

Мистицизм — не религия. Мистицизм — высочайшее устремление, воплощаемое религией. Мистицизм — это бальзам не только для тех, кто взывает, чтобы увидеть Лик своего Возлюбленного Бога, но также и для тех, кто боится увидеть Лик Бога в Его Всеведении и Его Всемогуществе, и даже для тех, кто беспощадно и одновременно непростительно разуверился во всем и не верит в само существование Бога.

Американский Университет, Вашингтон, округ Колумбия
21 апреля 1969 г.

Переводы этой страницы: Czech , Spanish
Эта страница может быть процитирована с помощью cite-key el 12