Индуизм: путешествие души Индии

Индуизм — это внутренний опыт, это опыт души. Индуизм — это не религия. Это название культуры — дисциплинировавшей себя духовной культуры. Слова «религия» фактически нет в словаре индуса. В его словарь входит слово дхарма. Дхарма, без сомнения, включает в себя религию, но понятие дхармы выходит далеко за пределы обычной концепции религии. Дхарма означает внутренний закон жизни, более глубокий смысл человеческого существования.

Дхарма — это санскритское слово, которое происходит от корня дхри — «придерживаться». То, чего придерживается человек, — это его внутренний закон.

Этот внутренний закон есть божественный, дающий всеобъемлющее осуществление опыт, который освобождает человека от оков невежества даже во время его пребывания в физическом мире.

С другой стороны, слово «религия» является производным от латинского глагола лигаре — «связывать». Древние римляне рассматривали религию как силу, которая связывает человека и управляет им. Но древние индийские мудрецы чувствовали, что религия, нет, дхарма, должна освободить человека от того, что связывает его, то есть от его собственного невежества. Пробужденное сознание человека должно покончить с невежеством, или точнее, должно преобразовать невежество в знание Истины.

Шри Ауробиндо говорит:

"«Дхарма — это индийская концепция, в которой между правами и обязанностями теряется искусственный антагонизм, созданный точкой зрения мира, где в основу действия ставится эгоизм, но возвращается их глубокий и вечный союз. Дхарма — это фундамент Демократии, которую должна признать Азия, ибо в ней заключается различие между душой Азии и душой Европы. Эволюция Азии осуществляет себя через Дхарму; это ее секрет»."

В древние времена индуизм был известен как Арья Дхарма. Как странно: люди даже сейчас не вполне уверены в том, из какой части света арии пришли в Индию. Более того, некоторые придерживаются мнения, что арии вообще не приходили извне. Свами Вивекананда открывает список этих твердо уверенных людей.

Совершенно удивительно происхождение слова «индус». Оно четко ассоциируется с названием реки «Шинду», современного Инда. Но древние иранцы, которым хотелось называть ариев по имени реки, на которой те жили, произносили его «Хинду»*. Ариям, видимо, понравилось это название, и мы, их потомки, очарованы и горды именем «индус».

В основе индуизма, или индусской Дхармы, лежат духовные учения индусских провидцев. Индусские шастры, или писания, регулирующие жизнь и поведение индусов, озарены и наполнены светом и силой священных учений этих древних провидцев.

Индусских шастр много. Каждая вносит уникальный, значительный вклад в целое. Самые древние и первые из всех них — Веды. Они считаются самыми древними писаниями, появившимися с начала цивилизации. Веды являются единственным источником для других писаний. У Вед есть другое название — Шрути, означающее «то, что услышано». Их называют так, потому что они основываются на прямом откровении. Авторитет Вед держится на прямом внутреннем духовном переживании, источник которого — божественная Реальность. В самых сокровенных глубинах своего сердца индус чувствует, что подвергать сомнению внутренние переживания ведических провидцев значит сомневаться в самом существовании Истины. Вид — «знать» — это санскритский корень слова Веда. Веда на самом деле означает Знание Бога. Как бесконечен Бог, так же бесконечно и Его Знание. С удивлением и восторгом мы видим в Ведах, что открытия Истины бесконечно более важны, чем открыватели Истины. К сожалению, на сегодняшний день все происходит наоборот. Вед всего четыре: Риг Веда, Сама Веда, Яджур Веда и Атхарва Веда. Каждая Веда состоит из двух разделов: Самхита и Брахмана. Самхита содержит гимны или мантры, а Брахмана детально излагает их значение и должное применение.

Все остальные индусские шастры, не вошедшие собственно в Веды, известны как Смрити. Смрити означает буквально «то, что помнится». Смрити с любовью хранят память о том, что они в великом долгу перед Ведами. Они гордятся тем фактом, что своим влиянием они обязаны Ведам, и только Ведам. По традиции, они обладают большим авторитетом в установлении общественных и семейных законов, лавируя между берегами Видхи, предписаний, и Нишедха, запретов, в индусском обществе.

Теперь давайте сосредоточим внимание на Упанишадах. «Упа» означает «близко», «ни» означает «внизу», «шад» означает «сидеть». Смысл слова Упанишада имеет отношение к ученикам, сидящим у стоп своего учителя и получающим духовые наставления. Упанишады — это философские и полные размышлений части Вед. Их также называют Ведантой, концом Вед. Тому есть две причины. Одна заключается в том, что они действительно располагаются в конце Вед; другая — в том, что они содержат духовную суть Вед, воплощение Света и Восторга. Фактическое количество Упанишад все еще остается неизвестным. Сто восемь было преданно сохранено. Из них самыми значительными являются Иша, Кена, Катха, Прашна, Мундакья, Айтарейя, Чандогья, Брихадараньяка и Шветашватара.

Осознание Бога — в медитации, никак не в книгах. Вот высший секрет Упанишад. Мудрецы и провидцы в Упанишадах просили своих учеников медитировать, только медитировать. Они даже не давали своим ученикам совета полагаться на Веды как подспорье в осознании Бога. «Медитируйте, и Брахман будет вашим! Медитируйте, и Бессмертие будет вашим!» В начале путешествия человеческой души провидцы Упанишад восклицали: «Uttisthata jagrata…» — «Восстань, пробудись, не останавливайся, пока не достигнешь Цели». В конце путешествия те же провидцы еще раз восклицали: «Tat twam asi» — «Это — Ты».

Теперь давайте перейдем к Сад-Даршана, Шести Системам Индийской Философии. Это различные школы мысли, позже представленные некоторыми индусскими мудрецами. Система мудреца Джаймини называется Пурва Миманса; остальные — это Уттар Миманса Вьясы, или Веданта, Санкхья Капилы, Йога Патанджали, Ньяйя Готамы и Вайшешика Канады. Если начать изучение с системы Ньяйя, становится легче рассматривать другие системы мысли.

Все Шесть Систем были написаны сутрами, или афоризмами. Мудрецы сделали это, потому что они хотели не детального изложения философии, а выражения в самых кратких утверждениях своих волнующих откровений и запечатления их в памяти устремленного. С течением времени афоризмы были значительно украшены и усилены бесчисленными примечаниями и комментариями.

Нам пора призвать профессора Макса Мюллера присоединиться к нашему сегодняшнему важному путешествию:

"«Если бы я должен был, обозрев весь мир, найти страну, щедро наделенную всеми богатствами, могуществом и красотой, которыми только может одарить
природа, — в чем-то просто рай на земле, — я бы указал на Индию…
Если бы меня спросили, под каким небом человеческий ум наиболее полно развил некоторые из своих избранных даров, наиболее глубоко размышлял над
величайшими проблемами жизни и на некоторые из них нашел такие ответы, которые заслуживают внимания даже тех людей, которые изучали Платона и
Канта, — я бы указал на Индию.
И если бы я спросил самого себя, из какой литературы мы здесь, в Европе, воспитанные почти исключительно на идеях греческих и римских мыслителей и
одного семитского народа, евреев, можем получить такой корректив, который просто необходим, чтобы сделать нашу внутреннюю жизнь более совершенной,
более полной, более универсальной, фактически, более человеческой, не только на эту жизнь, но на преображенную и вечную жизнь, — я снова указал бы
на Индию»."

Следовать по царскому пути Шести Систем Философии трудно. Этот путь — для немногих ученых и избранных. Для массового забега нужен путь полегче.

Именно здесь появляются Пураны. Пураны обучают нас индусской религии на вдохновенных и поучительных историях, забавных рассказах и притчах. Пураны изображают индуизм просто, интересно, обаятельно и убедительно. Главная разница между Ведами и Пуранами состоит в том, что ведические боги представляют космические атрибуты Единого, а боги из Пуран — Его человеческие атрибуты.

Теперь «Бхагавад-Гита», или Песнь Небесная, требует нашего пристального внимания. Это непревзойденное писание. «Гита» — это дыхание индуизма.

«Гита» не только говорит нам о необходимости осознать Бога, но и рассказывает, как сделать это. «Гита» описывает три главных пути к осознанию Бога: Карма-йога, путь действия; Джнана-йога, путь знания; Бхакти-йога, путь преданности. Эмоциональная преданность и философская непривязанность не только могут, но и должны идти рука об руку в осуществлении Божественности здесь, на земле. Этому возвышенному учению «Гиты» нет равных. Не колеблясь, преданный индус может сказать, что «Гита» является утешением всей его жизни и будет ему утешением в смерти.

Некоторым людям смертельно надоели наши ритуалы и обряды. По их мнению, они представляют собой не что иное, как дешевые, путаные и рассчитанные на публику спектакли. Но критикам не останется ничего иного, как изменить свое мнение, когда они узнают, почему мы исполняем ритуалы. Излишне и говорить, мы хотим, чтобы духовность управляла нашей жизнью, и внутренней, и внешней. Без чистоты ума не может быть истинной духовности. А для тех, кому нужна чистота, исполнение обрядов — зачастую неоценимая необходимость. Мы знаем, что, когда ум наполнен чистотой, рождается просветление.

Тонкие истины, находящиеся за пределами восприятия наших чувств, входят в наше сознание непосредственно через чистый ум. Участие в ритуалах оказывает значительную помощь в этом процессе. Верно, ритуалы — это внешняя сторона дела. Но нам надо понимать, что именно внешние события доводят истину до человека. Ритуалы в конечном счете затрагивают самое сердце нашего сознания. Ритуалы пронизывают все стороны жизни индусов.

Обряды также были распространены со времен Атхарва Веды. Обряды, если их исполнять с внутренним порывом и устремленным сердцем, могут значительно помочь нам справиться с враждебными силами, отвратить несказанные несчастья и осуществить предназначение жизни в ее божественной полноте. Вот, поистине, божественное отношение. Страх духовного падения угрожает нам, лишь когда мы используем обряды, или, скорее, магические или малые обряды, для достижения эгоистичных и небожественных целей.

Несколько слов об изображениях и символах. Мы не поклоняемся изображениям и символам. Мы поклоняемся духу за ними. Этот дух есть Бог. Так легко почувствовать присутствие Бога в конкретной форме и через нее. Через форму нужно идти к Бесформенному; через конечное — к Бесконечному.

Мы поклоняемся природе. Другие посмеиваются над нашей глупостью. Мы смеемся над их невежеством. Почему мы поклоняемся природе? Потому что мы открыли истину. Мы открыли ту истину, что Бог проявляет Себя не только через природу, но и как природа. «Прекрасное есть радость на века», — говорит Китс. Красота — это душа. Душа — воплощение радости. Ищущий-индус не может отделить устремление природы от красоты и радости души. Устремление природы и восторг души создают вместе вселюбящее, всеобъемлющее и всеисполняющее совершенное Совершенство.

«Взгляните на вершину глупости индусов!» — говорят критики. — «Индусу, в его поклонении всему в творении Бога, приходится поклоняться животным, деревьям, даже змеям и камням». Увы, когда же эти так называемые мудрецы поймут, что мы не поклоняемся камням как камням, змеям как змеям, деревьям как деревьям и животным как животным. То, что мы делаем, — очень просто, непосредственно и спонтанно. Мы поклоняемся Всевышнему в них всех, не больше и не меньше. С таким отношением индус хочет поклоняться абсолютно каждому объекту мира, от самого большого до самого крошечного.

Давайте поговорим о кастовой системе, которая навлекает на себя непрестанную критику. Что такое каста? В глубочайшем смысле слова, каста — это единство в разнообразии. Если нет разнообразия — нет и признака жизни. Разнообразие обладает величайшей важностью для космической эволюции. У всех людей не может быть одинакового развития: физического, витального, ментального или духовного. Такое однообразие и не является необходимым. Чрезвычайно важно то, что каждому человеку дается бесконечная возможность и свобода развиваться и расти по-своему.

В этом высоком идеале существует лишь одна идея: служить другим самому и позволять другим служить себе. В этом идеале у каждого человека по праву есть свое место. Кастовую систему нужно рассматривать как работу частей собственного тела. Мои ноги никоим образом не хуже моей головы; одно дополняет другое. Брамин (священник, учитель и законодатель), кшатрия (царь и воин), вайшья (купец, ремесленник и крестьянин) и шудра (чернорабочий, помощник и слуга) объединены своим взаимным служением друг другу. Каста — не разделение. Она воплощает секрет правильного понимания. Именно в правильном понимании мы полностью осуществляем смысл своей жизни. Индус чувствует эту разумную истину.

Подлинный индуизм сторонится всего, что разделяет и разъединяет. Он мечтает о Высшей Истине в абсолютной свободе, совершенной Справедливости во всеобъемлющей любви и высочайшем личном Освобождении в безусловном служении человечеству.

Индуизм отдает должное всем духовным личностям мира. В их учениях он признает великую гармонию. Веками небо Индии распространяло послание Покоя, Любви и Истины. Индуизм поощряет и поддерживает синтез всех мировых религий. Более того, индуизм всегда утверждал, что вершина жизни заключается не в том, чтобы остаться в лоне какой-то конкретной религии, а перерасти рамки религии, осознать Вечную Истину и жить в Ней.

Индуизм — это воплощение определенных возвышенных, непогрешимых идеалов. Эти идеалы живут и растут, растут и живут внутри нас. Благодаря этому индуизм продолжает быть живой силой. Он живет, чтобы вести. Он ведет, чтобы жить.

Знать индуизм — значит открыть Индию. Открыть Индию — значит ощутить Дыхание души. Ощутить Дыхание души — значит стать единым с Богом.