Журналист: Не могу не спросить: что самое трудное в поднятии самолета?

Шри Чинмой: Если вы становитесь единым целым с Волей Бога, с Милостью Бога, невозможного нет. На днях я дал такую молитву:

Мой Всевышний, мой Всевышний, мой Всевышний!
Воздвигнувшиеся горы исчезают в тот же миг,
Как только нисходит Милость Бога.
Мой Всевышний, мой Всевышний, мой Всевышний!

Горы — это препятствия. Когда нисходит Милость Бога, эти препятствия исчезают. Если я служу Воле Бога осознанно, молитвенно и одухотворенно и понимаю это, то я чувствую, что на свете нет ничего невозможного. Невозможность сидит в уме. Как только мы выходим за рамки ума, невозможного нет. Ум постоянно противоречит собственным способностям. Он то мне скажет, что вы очень хороший человек, то тут же может заявить, что вы такой скверный. А потом ум отождествится с сердцем, которое скажет: «Да кто я такой, чтобы судить других? Этот человек — тоже Творение Бога. Если я хороший, то и он наверняка тоже хороший». Сердце мне говорит, что вы наверняка хороший, потому что вы тоже Творение Бога. А раз вы Творение Бога, разве вы можете быть плохим?

Ум то решит о ком-либо, что тот хороший человек, то скажет, что плохой. Вот так ум нас ослабляет. Но сердце говорит: «Этот человек — Творение Бога». Мое сердце мне говорит: «Журналист, который берет у меня интервью, тоже Творение Бога, поэтому он такой же хороший, как и я». Тогда мое существо не раздирают противоречия, и я обретаю внутреннюю силу.

Ум противоречит сам себе, а сердце не противоречит. Сердце хочет только любви. В сердце живет лишь позитивное чувство. Когда возникает позитивное чувство, сложностей нет. Но ум говорит: «Ты хороший, ты плохой, ты такой, ты сякой». Ум не имеет права судить. Мы пришли в мир не судить других людей, а любить и быть любимыми. А если мы любим, как можно судить других?

Шри Чинмой, Храм и алтарь, Центр Шри Чинмоя, Москва, 2014