Храм и алтарь

Вернуться к содержанию

Примечание

23 июня 2000 года, перед своим Концертом Мира Шри Чинмой дал интервью в лютеранской церкви св. Петра в Нью-Йорке. Далее приводятся отрывки из этого интервью.

Физическое и духовное, храм и алтарь

Шри Чинмой: У вас легко получится то, что делаю я! Я же намного старше вас. Так вот, как я это делаю? Я человек молитвы. Я верю в силу молитвы, я молюсь и медитирую. Я это делаю не ради того, чтобы стать тяжелоатлетом, или культуристом, или музыкантом, певцом или художником, вовсе не ради этого! Я молюсь Богу, чтобы проявлять Его Волю так, как этого хочет Он. Когда я молюсь о Его Победе на земле, Он вдохновляет меня на определенные дела. Я поднимаю тяжести, чтобы порадовать Его так, как этого захотел Он.

Мне скоро исполнится шестьдесят девять лет. Когда я молюсь, ко мне приходит внутреннее послание, что я должен принести пользу своим товарищам, которым перевалило за пятьдесят-шестьдесят. Некоторые из них потеряли надежду. Им кажется, что жизнь кончена. Но Бог хочет, чтобы я сослужил им службу. Он хочет, чтобы я им сказал: «Вы можете обрести новую надежду, новое вдохновение, новое устремление и дать новые обещания сделать что-то замечательное и доброе на пользу человечеству».

Журналист: Когда вы делаете что-то такое, как, например, сегодняшний концерт, или рисуете, или даже поднимаете тяжести, — стоит ли за всеми вашими делами некая определяющая цель, некое главное послание?

Шри Чинмой: Послание всего одно: Бог хочет, чтобы я вдохновлял людей на каждом без исключения поприще. Настолько, насколько позволяют это делать мои способности, Он старается вдохновить человечество. Когда я исполняю музыку, когда я пою, рисую или поднимаю тяжести, я руководствуюсь тем же посланием: я хочу лишь быть полезным Богу-Творению. Он Бог-Творец, и Он же Бог-Творение. Вы Бог-Творение, и я тоже Бог-Творение. Бог-Творец хочет, чтобы я приносил пользу Ему, Богу-Творению, в каждом без исключения человеке.

Журналист: В одной книге я видел фотографии, где вы сфотографированы вместе с Нельсоном Манделой и Михаилом Горбачевым. Какая же есть связь между вашей способностью поднимать огромные веса и миром во всем мире?

Шри Чинмой: Очень тесная. Разделю вопрос на две части. Прежде всего, я встречаюсь с знаменитыми во всем мире людьми. Они известны как крупные политики, политики высшего уровня. Я не политик, и я в политике не силен. Я прихожу к ним как ученик мира, и я чувствую, что глубоко внутри они тоже хотят мира во всем мире. Я прихожу как ученик мира, и они любезно принимают меня как ученика мира. Мы стремимся к миру. В них живет такая же искренняя жажда мира во все мире, как и у меня, и вот мы говорим о мире во всем мире. Мы не обсуждаем вопросы мировой политики.

Я поднимаю тяжести, и я молюсь и медитирую. Какая же между этими занятиями связь? А очень тесная связь. Физическое и духовное должны развиваться вместе. Мы верим в существование души. Внутри тела есть душа. Внутри своего внутреннего существа мы чувствуем Присутствие Бога. Внутри церкви есть алтарь. У нас в Индии есть храмы. В храме всегда есть алтарь. Если не будет храма, не может быть и алтаря. Если не будет церкви, не будет алтаря.

Если церковь есть, а алтаря в ней нет, кому она будет нужна? Внутри должен быть алтарь. Они взаимозависимы. Они нужны друг другу. Церкви нужен алтарь, а алтарю — церковь.

Точно так же вместе должны существовать физическое и духовное начала. Духовное живет внутри нас, и оно должно в нас проявиться, чтобы вдохновлять и направлять внешнюю жизнь. Я стараюсь соединять их в целое. Они зависят друг от друга. Как церковь и алтарь, как храм и алтарь, физическое и духовное существуют рядом. Я придаю должную важность физическому и одновременно духовному.

По нашим индийским меркам, когда-то я был хорошим спортсменом. В юности, подростком я терпеть тяжелую атлетику не мог. Я считал, что из-за поднятия тяжестей у меня упадет скорость бега, ведь тяжелоатлетам надо накачивать мышцы. Но теперь мнение у меня совершенно изменилось. Я увидел здесь, в Америке, и в других местах, что и спринтеры очень-очень сильные и накачанные. У них весьма мощная мышечная система. Мышцы у них весьма впечатляющие, а бегают они быстрее быстрого. В былые времена существовал такой взгляд, что, если у человека развитые мышцы, у него упадет скорость бега. Тогда я был отличным спортсменом, но совсем не занимался поднятием тяжестей. Сейчас я не бегаю из-за серьезной травмы правого колена, но я поднимаю тяжести. Как я уже сказал, я полагаюсь на вдохновение. Я все делаю согласно Воле моего внутреннего Наставника.

Журналист: Не могу не спросить: что самое трудное в поднятии самолета?

Шри Чинмой: Если вы становитесь единым целым с Волей Бога, с Милостью Бога, невозможного нет. На днях я дал такую молитву:

Мой Всевышний, мой Всевышний, мой Всевышний!
Воздвигнувшиеся горы исчезают в тот же миг,
Как только нисходит Милость Бога.
Мой Всевышний, мой Всевышний, мой Всевышний!

Горы — это препятствия. Когда нисходит Милость Бога, эти препятствия исчезают. Если я служу Воле Бога осознанно, молитвенно и одухотворенно и понимаю это, то я чувствую, что на свете нет ничего невозможного. Невозможность сидит в уме. Как только мы выходим за рамки ума, невозможного нет. Ум постоянно противоречит собственным способностям. Он то мне скажет, что вы очень хороший человек, то тут же может заявить, что вы такой скверный. А потом ум отождествится с сердцем, которое скажет: «Да кто я такой, чтобы судить других? Этот человек — тоже Творение Бога. Если я хороший, то и он наверняка тоже хороший». Сердце мне говорит, что вы наверняка хороший, потому что вы тоже Творение Бога. А раз вы Творение Бога, разве вы можете быть плохим?

Ум то решит о ком-либо, что тот хороший человек, то скажет, что плохой. Вот так ум нас ослабляет. Но сердце говорит: «Этот человек — Творение Бога». Мое сердце мне говорит: «Журналист, который берет у меня интервью, тоже Творение Бога, поэтому он такой же хороший, как и я». Тогда мое существо не раздирают противоречия, и я обретаю внутреннюю силу.

Ум противоречит сам себе, а сердце не противоречит. Сердце хочет только любви. В сердце живет лишь позитивное чувство. Когда возникает позитивное чувство, сложностей нет. Но ум говорит: «Ты хороший, ты плохой, ты такой, ты сякой». Ум не имеет права судить. Мы пришли в мир не судить других людей, а любить и быть любимыми. А если мы любим, как можно судить других?

Журналист: Есть ли у вас цели на будущее, намечено ли, что вы планируете поднять в будущем?

Шри Чинмой: У меня нет собственных целей! Как вам известно, у меня есть много-много учеников. Иногда я им в шутку говорю, что ставлю себе целью поднять, скажем, пятьсот фунтов. Но моя цель полностью зависит от Бога — я называю Его словом «Всевышний». Цель мне ставит Всевышний. Если Он сегодня попросит меня бросить тяжелую атлетику, я буду вполне счастлив. Но если Он захочет, чтобы я продолжал, я буду продолжать. Не знаю, сколько мне будет дано достичь, и я об этом не думаю. Я чувствую, что, поскольку вдохновляет меня Он, это Его проблема, а не моя. Я буду продолжать до тех пор, пока буду чувствовать изнутри, что это Его Воля. Если мой Внутренний Пилот прикажет мне продолжать, я буду продолжать.

Неудачу и успех я возлагаю к Стопам Бога. У меня в жизни всего два переживания: успех и неудача. Других переживаний нет — я либо добиваюсь успеха, либо терплю неудачу. Если я смогу возложить к Стопам Бога и успех, и неудачу, я чувствую себя очень счастливым. Если этого не делать, то при неудаче я стану винить Бога, а в случае успеха скажу, что Бог очень добр. А бывает и так, что мы до небес превозносим себя, если пришел успех, а при неудаче упрекаем себя и потом все бросаем. Но я так не поступаю. Я человек молитвы, поэтому с равным покоем, любовью и радостью возлагаю к Его Стопам и свой успех, и свою неудачу, ведь только так мы можем совершать прогресс.

Если понимать значение бенгальских слов

Несколько лет тому назад я говорил, что если понимать значение бенгальских слов, то у вас может намного улучшиться пение, потому что вы сможете чувствовать слова, которые поете. Это абсолютно верно. И точно так же верно кое-что еще. Есть превосходные певцы-тамилы и другие певцы из Южной Индии, например, Шуббулакшми — она истинная богиня! — и Лата Мангешкар. Они не понимают глубокого смысла песен Тагора, но это такие превосходные певицы! Когда они поют песни Тагора, даже не понимая значения бенгальских слов, они намного-намного превосходят многих бенгальских певцов, прекрасно знающих свой родной язык и хорошо умеющих петь. Шуббулакшми и несколько других певцов из Южной Индии и прочих мест не сильны в бенгальском языке, но бенгальские песни они поют так, что лучше не бывает! Прежде всего, они от Бога одарены отличным певческим голосом. Затем, благодаря любви к песням у них выработалась по отношению к ним такая внутренняя преданность. Когда они поют бенгальские песни, они поют гораздо, гораздо лучше многих певцов, прекрасно знающих бенгальский.

Я уже говорил, что среди наших учеников-певцов на первом месте стоит Адарша из Шотландии. Он на самом деле лучший певец. Я объявляю, что среди наших певцов Адарша лучше всех. Разве Адарша понимает значение всех моих песен? Нет, нет и нет! Но, когда он поет, от его пения у меня тает сердце. Даже нашу песню Всемирного Бега Гармонии “Run, run, run, run, run, run” — как одухотворенно он ее поет! Эта песня написана для энтузиазма, энергии и динамизма. Она воплощение динамизма, но как одухотворенно он ее поет! Когда он поет мои песни в Рождественских путешествиях или тут, в Нью-Йорке, то, стоит ему начать петь, как у меня тает сердце. А если мы у него спросим, что значит это слово, что значит то слово, он не сумеет сказать. Но он относится к моим песням с огромной преданностью и так сильно с ними отождествляется. В одном голосе может оказаться много-много разных качеств. В голосе Адарши есть нежность, мягкость, одухотворенность и сила. Разве он знаток бенгальского языка? Он что-то знает о бенгальском? Нет! Но он поет так одухотворенно.

А ведь есть и другой взгляд, я говорил несколько лет тому назад: если знаешь значение слова, то можешь его себе представлять. Когда поешь слово akash, можешь представлять себе небо. Можно сразу представить себе небо или океан, когда поешь эти слова. Абсолютно верно, что если видишь перед собой образ, то это оказывает немалую помощь. Если вы поете слово pakhi и знаете, что оно означает «птица», то, отождествившись с птицей благодаря силе воображения, вы, несомненно, получите помощь. Однако иногда случаются и нелепости. Некоторые певцы если уж поют akash и представляют себе небо, то уносятся в небеса в своих мыслях, а про мелодию вообще забывают. Они погружаются в значение слова и теряют мелодию. Такое случается.

Оба взгляда одинаково важны. Если вы не знаете значения слова, но можете вложить в песню отождествление души и безмерную преданность, вы споете очень хорошо. У нас есть немало отличных и очень хороших певцов. Я глубоко ценю их пение. Не думаю, что кто-то из моих учеников во время пения понимает смысл каждого без исключения слова, но некоторые певцы поют действительно очень, очень хорошо. Некоторые наши отличные и очень хорошие певцы очень-очень достойно исполняют мои песни. Я никак не могу сказать, что, знай они бенгальский язык, они пели бы лучше. Не думаю, чтобы это было так.

Повторюсь, правильны оба подхода. Если знаешь значение бенгальского слова, это может очень помочь; если не знаешь, все равно можно очень, очень, очень успешно петь мои песни.

Если певец споет одно слово неправильно, при этом не зная бенгальского языка, это никак на него не повлияет, ведь он не понимает в этой песне ни единого слова. Для него это не станет проблемой. Если же владеющий бенгальским языком человек во время пения заметит, что одно слово записано неверно, в нем заговорит ум. Тогда его сердце не сможет вести мелодию. Но на моих учениках, окажись неправильными хоть несколько слов, это никак не скажется, потому что они не понимают смысла всех слов. Если человек хорошо знает бенгальский и ему попадется слово с ошибкой, тут его ум и застрянет. Он вспомнит о грамматике и, бедняга, начнет переживать. Если он хорошо знает бенгальский и окажется, что, скажем, в песне Тагора одно слово напечатано неправильно, он остановится и скажет: «Что это? Как же так?» А для тех, кто бенгальского толком не знает, главная трудность заключается в том, чтобы выучить слова и правильно и одухотворенно спеть мелодию.

Даже если вы споете не то слово, даже если вы произнесете слово неправильно, уверяю, душа песни не проявит недовольства. Душа песни подметит только вашу преданность, вашу одухотворенность, вашу заботу о том, чтобы песню спели хорошо.

Если не знать бенгальского хорошо, это, в каком-то смысле, большое благословение. Если вы хорошо знаете язык, может вмешаться ум и начать докучать. Если же не знать смысла конкретного слова или спеть не то слово, это не окажет на вас плохого влияния и не вызовет недовольства ни у души песни, ни у Самого Бога.

24 апреля 2005 года
Площадка Устремления
Джамайка, Нью-Йорк

Физическая сторона жизни

Мне хочется сказать несколько слов о физической стороне жизни, которую, к моему великому огорчению, многие ученики игнорируют. Некоторые ученики в былые времена бегали, занимались спортом и делали зарядку, а теперь все бросили. Они поступают неправильно! Выполняйте хотя бы упражнения на растяжку. Я минут тридцать пять в день трачу на растяжку, на растяжку! Пожалуйста, занимайтесь физкультурой! Иначе вы состаритесь быстрее быстрого.

Смотрю я на некоторых учеников. Когда-то они были действительно быстрыми, активными и динамичными, а сейчас ходят, будто им лет по восемьдесят. Мать ашрама Шри Ауробиндо однажды сказала, что видит юношей и девушек, которым еще и двадцати пяти не стукнуло, а по осанке и движениям они выглядят так, будто им за восемьдесят.

Дорогие мои, не надо становиться чемпионами мира. Только поддержтвайте тело в хорошей форме. Говорю снова и снова: физическая форма очень важна. Здоровье — это Сокровище Бога! Во всех наших писаниях говорится, что, если разрушается здоровье, то разрушается все. Когда отказывает тело, не остается ничего. У вас не будет ни вдохновения, ни устремления, ни посвящения, ни энтузиазма, ни динамизма. Поддерживайте физическое всегда в порядке, в отличной форме — не ради соревнований, а ради полноты физического бытия.

Я тоже стараюсь быть очень строгим с собой. В физическом аспекте это очень трудно, очень трудно. В духовном аспекте — то есть, молитве и медитации — я это делаю, я это делаю. После осознания Бога некоторые люди уходят на пенсию, в отпуск, в отставку. Я же медитирую часами, и я глубоко погрузился не только во внутренний мир, но и в дела внешнего мира. Кроме внутреннего мира, я занимаюсь делами многих, многих миров, в том числе касаюсь сердца политического мира, души и сердца политики. Вас же я прошу участвовать в жизни всего двух миров: внутреннего мира и внешнего мира — вашего физического тела.

Вот Тришакаш. Он переплыл Ла-Манш. Я очень-очень им горжусь, очень им горжусь! Тришакаша надо по-настоящему ценить среди старших членов нашей духовной семьи, им надо восхищаться за то, что он поддерживает хорошую физическую форму.

Некоторые люди думают, что раз они худые, то они в хорошей форме. Я с ними не согласен. Может, вы худой как щепка, но на вас могут нападать немало небожественных сил. Худоба не означает хорошей физической формы, нет! Люди могут быть худыми, но у них бывает множество проблем. Однако я не говорю, что носить на себе лишний вес не проблема. Это настоящая проблема. Когда у вас что-то идет не так, вы едите больше, как говорят, «заедаете неприятности». Но от них таким образом не избавишься, увы.

24 апреля 2005 года
Площадка Устремления
Джамайка, Нью-Йорк

Примечание

Шри Чинмой сделал следующие замечания после того, как ученики исполнили его песню Madhurata jetha nai.

Жизнь с заглавной буквы

Больше пятнадцати лет тому назад на наши Апрельские празднования прибыл ученик. Он прилетел самолетом, примерно через час пришел на наш фанкшен в школе и спел эту песню. Пело не тело, пел не ум, пело не сердце — эту песню, Madhurata jetha nai, пела только душа этого ученика. Я не мог поверить. Эту песню пела человеческим голосом только душа.

Если в нашей духовной семье кто-то сделает что-то совершенно небывалое, я никогда этого не забуду. К сожалению, этот ученик оставил наш путь. Это называется жизнь — Жизнь.

Мой лучший наставник частенько говорил, что слово «Жизнь» следует писать с заглавной буквы. Если вы будете писать это слово с заглавной буквы, только в такой Жизни вы сможете забыть все свои горестные переживания. Если слово «жизнь» писать с маленькой буквы, в такой жизни очень трудно перенести тяжкие, тяжкие горести и страдания. Но если писать с заглавной буквы, такая Жизнь сможет поглотить, переварить все несчастливое, небожественное, даже враждебное. Она сможет поглотить или переварить все переживания, полученные нами от негативных сил.

24 апреля 2005 года
Площадка Устремления
Джамайка, Нью-Йорк

Примечание

Шри Чинмой просил своих учеников из Oneness-Dream-Boat-Shore придумать новые способы вдохновлять ищущих.

Плавайте в море света!

Пожалуйста, пробуйте разные способы вдохновлять ищущих, в том числе соревнования по бегу, а также по плаванию. У наших учеников в Австралии, в Швейцарии и нескольких других странах есть соревнования по плаванию. Если у вас найдется бассейн, можно проводить соревнования по плаванию на 100, на 400 метров или на одну милю. Ведь можно на один день арендовать бассейн.

Разве вы не плаваете? Я хочу, чтобы вы плыли в море света! Вы вступили на духовный путь, так что в море невежества вы больше не плаваете. Теперь вы каждый день, каждый час должны плыть в море света!

В бассейне несложно организовать соревнования на короткие дистанции. Можно проводить соревнования в разных стилях плавания.

Не советую проводить велогонки, потому что возможны несчастные случаи. Но с плаванием проблем не будет. Мне бы хотелось услышать о том, что вы будете проводить соревнования по плаванию. Плавание, плавание!

25 апреля 2005 года
Площадка Устремления
Джамайка, Нью-Йорк

Те, кто молятся и медитируют в ООН

Я так горжусь, так горжусь моими учениками, которые работают в ООН. Они несут мою вибрацию, мое сознание, мой свет. Когда ученики приходят медитировать в ООН в мое отсутствие, это приносит мне большую радость. Я чувствую такую гордость за этих членов Группы Медитации. Они ходят медитировать в мое отсутствие, они думают обо мне, медитируют на меня. В это время они получают мои благословения, они получают мой свет, получают от меня благодарность, благодарность и благодарность. Они получают мои благословения внутренне. Они меня любят и поддерживают мою миссию в ООН в мое физическое отсутствие. Они так меня любят и слушают мои просьбы. Они делают это так преданно.

Все те, кто молятся и медитируют в ООН в мое физическое отсутствие, по праву заслуживают от меня похвалы и восхищения, а вдобавок благодарности, благодарности и благодарности.

8 мая 2005 года
Дома у Шри Чинмоя
Джамайка, Нью-Йорк

Дисциплина

Дисциплина! Я, вероятно, с дисциплиной родился. В Индии я жил дисциплинированной жизнью. И, если бы здесь, в Америке, я не верил в дисциплину и регулярность, я не мог бы ежедневно делать столько дел. Мне иногда не хватает пунктуальности, но меня всегда спасает регулярность.

Регулярность исключительно важна для всех моих духовных детей. Однако пунктуальность бесконечно лучше; но если пунктуальность вам не дается, придерживайтесь хотя бы регулярности. Нам нужна регулярность, регулярность, регулярность. Другого способа совершать что-то большое и замечательное нет.

8 мая 2005 года
Дома у Шри Чинмоя
Джамайка, Нью-Йорк

Когда я увидел свои картины

Я отправился в наш Центр в Сан-Диего. И что я там делал? Как только я увидел несколько картин из тех, которые написал в 1976 году, я прямо заплакал от радости. Я сфотографировал четыре-пять оригиналов в рамах и не мог поверить, что этот художник — я! Они были так красивы, так красивы! Было шесть-семь картин, заставивших меня плакать и плакать. Моя душа, сердце, все мое существо были просто переполнены чувствами. Вы не представляете, что я чувствовал, глядя на эти картины.

В нашем Центре в Сан-Франциско тоже есть немало оригиналов. Г-на Меротру, который был моим начальником в индийском консульстве, перевели в Сан-Франциско. Он пришел там в нашу галерею Джарна-Кала и был глубоко тронут. Потом я пригласил его с женой на обед в наш ресторан. Они сидели со мной, и я начал рисовать при них. Картину, выполненную прямо при них, я подарил им. Это была по-настоящему красивая картина! Г-н Меротра был очень рад, и я был тоже очень счастлив.

14 мая 2005 года
Площадка Устремления
Джамайка, Нью-Йорк

Альпинисты, всегда берите проводника!

Если у наших альпинистов нет проводника, они не должны совершать восхождение! Недавно я чуть не потерял троих альпинистов. Я потерял бы трех божественных солдат, трех моих духовных детей, если бы их не спасла Милость Бога. Поверьте мне, поверьте: это был не просто серьезный несчастный случай, это был опасный для жизни опыт.

Всегда берите проводника, берите проводника, берите проводника. Сегодня вы трое живы. Наш Возлюбленный Всевышний по Своей бесконечной Щедрости спас вас. Моя душа всегда в вас, в вас, в вас — во всех тех, кто искренне и одухотворенно меня принял. Сегодня вы живы. В будущем же, куда бы вы ни отправлялись, вам нужен проводник, вам нужен проводник. Вы устроили себе опасный для жизни опыт. Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста, отнеситесь к моим словам серьезно.

Сегодня я так счастлив, так счастлив, что вы снова в моем присутствии. Никогда, никогда, никогда не совершайте восхождения без проводника!

15 мая 2005 года
Площадка Устремления
Джамайка, Нью-Йорк

Стихи на стене

Я должен сделать признание, кое в чем покаяться. Обычно я в покаяние не верю, я верю в прощение и просветление. Семь или восемь, а может быть, даже десять стихов я «списал». Списал откуда? Со стены!

Как-то в Пондичерри, часов в одиннадцать или двенадцать ночи мы с братом Читтой находились в одной комнате. Мы выключили свет, и каждый лежал в своей кровати. Брат крепко спал. Вдруг я увидел, что комната озарилась. Справа от меня была длинная стена, а прямо у моих ног — вход. И что я вижу?

Законченные стихи, бенгальскими словами! Стихи были написаны на стене, но не было имени автора. Они были такие красивые! Тогда я начал медитировать, медитировать. Я знал, что эти слова пришли из другого мира. Я слышал, что кое у кого из поэтов было подобное переживание.

Я списал несколько стихотворений и указал автором себя. Эти стихи пришли из мира поэзии. Стихи или слова могут прийти из этого мира вам в сердце или в уши. Одно из стихотворений я все еще ясно помню: Shrasta amar jagater jyoti. Это стихотворение пришло из мира поэзии.

Уверен, что подобный опыт переживали многие-многие поэты. Многие-многие стихи строчка за строчкой могут входить к вам в сердце, в ум, а вы потом просто их записываете. У меня же стихи оказались написанными ночью на стене.

18 мая 2005 года
Площадка Устремления
Джамайка, Нью-Йорк

Небеса и ад рядом друг с другом

Я ездил в больницу взглянуть на моего доктора-китайца. В помещении находилась доктор-индианка. Я ей сказал: «Он живой. Вы можете снова попытаться привести его в сознание?»

Она ничего не хотела делать. Тогда ученик, сопровождавший меня, связался с другим доктором, своим другом, и тот что-то сказал женщине-доктору. Наконец она снизошла до осмотра пациента. Ей и секунды не понадобилось. Она заявила: «Ну, он же мертв».

Я отправился домой, прекрасно зная, что мой доктор-китаец все еще был жив. Если бы там оказался отзывчивый доктор, который по-настоящему доверял бы мне, он (или она) осмотрел бы пациента и попытался что-то сделать. Но этой женщине было все равно. Какой печальный опыт я получил от этого доктора! Хуже не придумаешь.

Однако у меня были и самые замечательные опыты. Много-много лет тому назад в больнице лежал мой очень близкий Брат-Друг Александр Развин, и я отправился его навестить. Он мне сказал: «Шри Чинмой, не беспокойтесь! У меня отличный доктор, отличный доктор! Она меня вылечит».

Этот доктор — им оказалась тоже женщина-индианка — тут же сказала: «О нет-нет, нет-нет-нет! Это Свамиджи вас вылечит, Свамиджи вылечит!» Потом доктор спросила меня, не задержусь ли я на несколько минут. Я сказал: «Конечно, задержусь». И что она сделала? Она спустилась вниз и привела своего мужа. Муж упал к моим стопам, а доктор сказала: «Он давно очень хотел, сильно хотел встретиться с вами». Она так радовалась! Это был отличный опыт.

Эта индийская женщина-доктор принесла мне переживание Небес. Как преданно она со мной разговаривала! Она спустилась вниз и привела мужа, потому что знала, что муж испытывает ко мне огромное восхищение.

Небеса сосуществуют с адом. Они всегда рядом друг с другом.

19 мая 2005 года
Дома у Шри Чинмоя
Джамайка, Нью-Йорк

Ни за что не уходите на пенсию!

Я умоляю всех учеников: ни за что не уходите на пенсию, ни за что! Уход на покой противодействует просветлению. Если вы уйдете, то ваша жизненная энергия, ваша ментальная сила — все исчезнет, если вы не будете очень, очень активным. Уход на покой — это противоположность просветления. Ни за что не уходите на пенсию! Работайте, пока можете! Я советую вам ни за что, ни за что не уходить на пенсию по собственному желанию. Но если в организации установлен пенсионный возраст, ничего не поделаешь.

Я буду очень, очень рад, если те из вас, кто работает в ООН, будут продолжать работать, пока это возможно. Да, ООН не совершенна. Да есть ли такое место, которое совершенно? Хоть кто-то в Творении Бога совершенен? По сравнению с прочими местами ООН и так Небеса. Какое-то начальство или коллеги могут быть небожественными, но душа и сердце ООН всегда будут целью целей человечества. Жизнь непроста, ум сложен. Для преобразования ума и жизни ООН нужна духовность.

Повторюсь, я так благодарен моим духовным детям, приходящим медитировать в ООН в мое отсутствие. Те, кто приходят медитировать, когда меня там нет, заслуживают от меня безграничной любви, нежности и восхищения. Я могу сказать, что те, кто приходят на пятнадцать минут помолиться и помедитировать в мое физическое отсутствие, мои настоящие, настоящие ученики. Они ценят мое внутреннее бытие, они ценят мое осознание Бога, они ценят меня.

19 мая 2005 года
Дома у Шри Чинмоя
Джамайка, Нью-Йорк

Те, кто остаются до самого конца

Некоторые ученики у нас на Площадке Устремления такие замечательные. Они остаются до самого-самого конца фанкшенов. А еще, к моей величайшей радости, есть ученики, готовые с радостью оставаться там бесконечно долго. Если бы я проводил там по три-четыре часа, они бы оставались.

Кто-то, может быть, скажет, что это фанатичные ученики или что им больше нечем заняться. Я не согласен с этими критиками. Эти ученики более чем готовы, более чем рады, более чем жаждут побыть на Площадке Устремления столько времени, сколько там провожу я, благодаря своей любви ко мне, благодаря своему единству с моей душой, моим сердцем и моей жизнью. Есть такие сверх-первоклассные ученики. Те, кто остаются со мной, даже когда я шучу, понимают смысл понятия satsang: собрание духовных людей.

Может быть, вы читали рассказ Шри Ауробиндо «Идеал прощения». Вишвамитра пришел убить мудреца Вашиштху. Он провел в присутствии Вашиштхи всего несколько минут. Увидев способность Вашиштхи прощать, он склонился и коснулся его стоп.

Потом, когда Вишвамитра хотел получить инициацию, Вашиштха отправил его в другое место. Там Ананта Дев ему сказал, что Вишвамитра должен удержать мир и только тогда Ананта Дев его инициирует. Увы, весь мир обрушился на Вишвамитру.

Вишвамитра взмолился Ананте Деву о спасении. Ананта Дев сказал Вишвамитре:

— Скажи-ка мне, ты хоть когда-нибудь находился в обществе духовного человека?

Вишвамитра ответил:

— О, я несколько минут провел с Вашиштхой.

— Ну, тогда думай о нем, думай о вашей встрече.

Вишвамитра подумал о Вашиштхе, и во всем мире сразу установились покой и тишина.

Ищущие в Индии придают огромную важность обществу религиозных и духовных людей. Я ваш духовный Учитель. Я, быть может, на шаг опережаю обычных духовных людей.

Есть много-много ищущих и учеников, не считающих, что чем ближе знаешь, тем меньше почитаешь. Такое представление не из их философии. Они чувствуют, что чем дольше они пробудут с Учителем, тем больше воспримут. Даже когда он шутит, когда он полностью един с ними и радуется бесшабашному смеху, они чувствуют, что их душа насыщается, их сердце насыщается, их жизнь насыщается. У меня есть немало таких учеников. Однако есть и такие ученики, которые больше ценят свой комфорт, чем общество Учителя. Им достаточно часа медитации.

Все записывается, записывается во внутренней истории: кому я интересен, кто меня любит. Некоторые ученики остаются на пути по другим причинам. Но те, кто остаются по любви сердца и любви души, мои настоящие ученики.

На этом я, разумеется, заканчиваю. Больше я не могу сказать ничего.

19 мая 2005 года
Дома у Шри Чинмоя
Джамайка, Нью-Йорк

Победа ждет тех, кто умеет терпеть

Вы написали мне о сложностях с начальством. Вам нужно терпеть, терпеть, терпеть этого начальника. Этот начальник через несколько месяцев уйдет на пенсию и исчезнет, так что не надо волноваться.

Каждый раз, когда начальник несправедливо с вами обходится, просто вспоминайте о моей нежности, любви, благодарности и гордости. Сразу же представляйте себе меня. Другие тоже ведь проходили подобный опыт. Они его пережили, вот и вы переживете. Вы непременно переживете. Переживете, переживете, переживете!

Победа ждет тех, кто умеет терпеть. Разве я в своей жизни не пример этому? Те, кто сопротивляются духовности, возможно, невыносимые люди, но есть закон кармы. Сейчас мы пока не видим их кармы, но с Небес мы непременно увидим, что они пожнут результаты своих действий или в этой инкарнации, или в будущих. Если мы подчинимся Воле Бога, Бог непременно наделит нас способностью видеть опыты, которые Он собирается им дать.

Время — великий фактор; время, время. К сожалению, мы выбрали время по-своему. Но Бог выбирает время на Свой Лад. Когда речь идет о нашем, человеческом времени, ускользнуть может каждый. Но когда бьет Час Бога, не ускользнет никто, ни один. Терпение, терпение, терпение!

31 мая 2005 года
Дома у Шри Чинмоя
Джамайка, Нью-Йорк

Калифорния духовно пробуждена

На мой взгляд, Калифорния — духовный штат один из самых древних. Кое-кто из моих предшественников-индийцев находили себе прибежище в Калифорнии или несли Калифорнии свет, так что Калифорния, как и Нью-Йорк, — это штат, который может гордиться индийской духовностью. Калифорния была пробуждена духовно задолго до многих других штатов и задолго до моего приезда.

Некий духовный Учитель сказал, что Сан-Диего — это ум духовности. Его Гуру с Гималаев сказал ему, что Сан-Диего — это ум-духовность. Он приехал сюда, потому что его Гуру с Гималаев попросил его открыть ум-духовность и распространить свет его Гуру.

Мои дети из Калифорнии, я приехал сюда любить и вдохновлять вас, вдохновлять, вдохновлять. Я приехал вдохновить вас, мои ученики-калифорнийцы, с надеждой, что вы вдохновите свой прекрасный, сильный штат. Я буду вдохновлять вас, а вы тоже будете вдохновлять других. С такой вот надеждой я приехал — не только в Калифорнию, но и в другие штаты и другие страны, — лишь вдохновлять учеников. Я приезжаю повидать моих учеников в их Центрах с надеждой, что они будут вдохновлять других вокруг себя.

Всем нам требуется вдохновение, вдохновение, вдохновение! Без вдохновения, без энтузиазма нам никогда не стать сильными ищущими. Если мы действительно хотим быть сильными ищущими и любящими Бога людьми, то нам нужно по максимуму развивать у себя вдохновение и устремление.

3 июня 2005 года
Ресторан «Ананда-Фуара»
Сан-Франциско, Калифорния

Те, кто ценят меня

Я всегда буду говорить, что тех, кто ценит меня, я тоже ценю. И более того: те, кто ценят меня внутренне, внешне, с любовью и самоотдачей, — это мои истинные, истинные, истинные ученики. Я могу сказать слово «истинные» миллион раз. Это наша взаимная признательность, взаимное принятие. Есть много, много, много учеников, тут и там — повсюду, — кто по-настоящему ценит меня. Они отдают нашей духовности свое сердце. Чем больше мы будем усиливать свой внутренний голод, тем больше сможем получить Свыше.

Позвольте мне сказать еще одно. Недавно, когда я ездил в Италию и Францию, туда приехало много-много учеников. Они также регулярно приезжают в Нью-Йорк, дважды в год, в апреле и августе. Некоторые из них приезжают и по четыре-пять раз в год. Они приезжают, как только у них появляются нужные средства. И те же самые люди приехали повидать меня в Италию и Францию. Если уж это не духовный голод, то что же еще?

3 июня 2005 года
Ресторан «Ананда-Фуара»
Сан-Франциско, Калифорния

Подлинный смысл моих книг

Хочу добавить кое-что к моей недавней беседе о Боге-Вершителе, которую только что зачитал нам ученик.

Когда мы говорим: «Это не я вершитель, Вершитель — Бог», это утверждение должно прийти к нам из наших собственных внутренних, высших опытов. Когда человек говорит, что некий поступок совершает не он, а Сам Бог, это уместно, лишь если этот человек — очень искренний ищущий, если он в какой-то степени развит духовно. Небожественный человек может кого-то убить и заявить: «Это не я сделал, это сделал Бог». По такому человеку, понятно, плачет тюрьма.

Когда мы говорим, что совершаем дела не мы, это утверждение должно прийти из глубин нашего сердца-преданности. Мы сделаем для Бога что-то значительное, очень значительное в своей жизни. Тут нам нужно со всем смирением и преданностью, со всей искренностью сказать: «Не я это сделал, это сделал Бог во мне и через меня». Тогда Бог будет очень горд нами и увеличит наши внутренние возможности, чтобы мы осуществляли и радовали Его более значительными способами.

Увы, мы весьма часто склонны совершать неправильные поступки, небожественные, нелепые поступки, а потом говорить: «Это сделал не я, а Бог во мне и через меня». Вот вершина нашей глупости!

Один ученик, который провел с нами лет пятнадцать, написал мне, что в последние два года плохие силы беспокоят его ум и сердце. Временами он уступает этим враждебным силам. Теперь этот ученик в серьезном смятении. В уме у него возникло оправдание: «Гуру в своих книгах написал, что вершители не мы, Вершитель — это Бог».

А когда этот ученик пребывает в сердце, его терзает совесть. И он хочет узнать от меня, что правильно: возникшее в уме оправдание, что Вершитель Бог, а не ученик, или совесть сердца. Ученика немного утешает мое постоянное заверение, что Вершитель — Бог. А в редких случаях ученик возлагает ответственность на собственные плечи и чувствует, что винить надо себя самого.

Если вы поступаете неправильно, нечего винить бедного Бога. А когда вы поступаете верно, не надо говорить: «Я вершитель», «Это сделал я», «Все я да я, я да я». Если вы идете по нашему пути, уж настолько-то у вас должна быть развита совесть и внутренняя божественность.

Давайте уж не обманывать себя самих. Давайте говорить: «Если я не могу поступить правильно, я хотя бы не буду совершать плохих поступков». Да, поступить правильно очень-очень трудно. Но ведь есть и срединный путь. Если вы не можете поступить правильно, не поступайте плохо. Оставайтесь хотя бы в бездействии.

Я всегда говорю: если на вас нападают плохие силы, сосчитайте, сколько плохих сил терзают вас сегодня. Запишите число! Завтра сосчитайте снова. А в это время молитесь Богу: «Пожалуйста, забери у меня все эти плохие силы». Если вы будете молиться Всевышнему, нашему Богу, и делать это с искренностью, вы непременно увидите, что число плохих сил сократилось. А завтра снова молитесь Всевышнему со всей искренностью. Вы обязательно увидите, что послезавтра и в каждый последующий день плохие силы, нападавшие на вас, значительно сократятся. Но так произойдет, только если у вас будет внутренний зов, если у вас в сердце будут искренние слезы.

Если мы захотим спастись, если захотим порадовать Бога, всегда есть возможность. Бог не ждет от нас совершенства мгновенно — никогда, никогда! Этого Он никак не ждет. Он ждет только прогресса, немножко прогресса. Когда мы совершаем небольшой прогресс, он приносит Богу огромное Удовлетворение.

Если мы в своей жизни совершаем хотя бы еле заметный прогресс, Бог начинает нами очень, очень, очень гордиться. Но если мы погрязаем в глупости, если продолжаем поступать неправильно, если становимся терпимыми к неправильным силам и стремимся убедить себя в том, что Вершитель — Бог, получается такой прискорбный самообман.

Дорогие мои, всегда старайтесь поступать правильно. Если вы совершаете или уже совершили несколько небожественных поступков, сосчитайте их. Ведь это легко. Вы же не творите плохие дела сотнями за день. Может быть, вы делаете за день три-четыре или даже, скажем, пять плохих дел. Тогда помолитесь Богу с высшей, максимальной искренностью о том, чтобы Он забрал те плохие силы, которые вас беспокоят. Уверяю вас, Бог для нас — само Сострадание, сама Нежность, сама Сладостность и сама Любовь. Если молиться Богу со слезами в сердце, завтра же мы несомненно, несомненно, несомненно увидим, что несколько плохих сил уже нас оставили или им запрещено на нас дальше нападать.

За один-единственный день совершенным не станешь. Но за один-единственный день можно избавиться от многих нездоровых, небожественных, недуховных сил, освободив от них себя и свою духовную жизнь. Можно отбросить много, много плохих сил.

Пожалуйста, будьте добросовестны, цитируя мои книги. Когда я что-то говорю, старайтесь погрузиться глубоко внутрь и понять истинный смысл моих книг. Если вы будете позволять хитрому уму подсовывать вам оправдания своим неправильным действиям, эти оправдания принесут вам болезненные опыты.

3 июня 2005 года
Отель «Рамада-Инн»
Сан-Франциско, Калифорния

Лишь одно качество — рвение

Это относится ко всем моим ученикам без исключения. Если вы захотите доказать, что вы хороший ученик, настоящий ученик Шри Чинмоя, развивайте в себе лишь одно — не два! — качество: рвение, рвение, рвение. Чтобы порадовать меня, вам не понадобится двух качеств. Нужно только одно: рвение, рвение, рвение.

Там, где есть рвение, можно преодолеть все препятствия на пути. А если рвения нет, это хуже самой смерти.

4 июня 2005 года
Ресторан «Ананда-Фуара»
Сан-Франциско, Калифорния

Мое тонкое тело посещает учеников

Мое тонкое тело за многие годы посетило моих учеников по всему миру многие тысячи раз. Чтобы пользоваться тонким телом, незачем умирать! Легко можно пользоваться тонким телом, и пока вы в стране живых, в любое время, в любой конкретный час. Тонкое тело можно вывести из физического тела, и, хотите верьте, хотите нет, оно может путешествовать в любую часть света. Я проделывал это многие тысячи раз и могу поведать вам множество весьма интересных историй. К вашему великому изумлению либо великому неверию, я могу вывести свое тонкое тело и отправить его в любое место даже тогда, когда мне делают массаж мои доктора. Я просто отправляю его, как мальчика-посыльного.

Это могут делать Аватары, это могут делать духовные личности. Только потому, что мы сами не умеем что-то делать, мы не должны говорить, что этого сделать нельзя, сделать нельзя. Так думать — верх глупости. Я же не стану говорить, что Южная Африка не существует, только потому что не вижу Южную Африку собственными глазами. Какой-нибудь деревенский бедняк, по бедности не имеющий телефона, вдруг заявит, что Южной Африки или какой-то другой страны нет на свете. Для этого крестьянина мир — только его непосредственное окружение, те несколько деревушек, находящихся рядом. Вот эти места для него реальны, а про остальной мир он тут же скажет: «Нет-нет-нет, он не существует».

Мы многого, многого не умеем делать, и не сосчитать чего. Но есть и исключительные люди. Они люди, но Бог благословил их духовной силой, оккультной силой и интуитивными способностями. Они умеют делать многое.

Мои дорогие дети, не впадайте в неверие только потому, что не можете что-то делать сами. Если вы скажете: «Увидеть — значит поверить», я скажу, что на свете много такого, чего мы не видели, но во что верим. Мама говорит: «Вот твой папа», и ребенок ей верит. Выдающиеся ученые умеют наблюдать и считать звезды. Из-за того что мы не обладаем их возможностями и способностями, мы можем не оценить по достоинству их открытий. В каждой сфере жизни есть много такого, во что можно верить или не верить. Но если мы верим, мы испытываем огромное удовлетворение. И, когда речь заходит о тонком теле, пожалуйста, относитесь к этому именно так.

Даже прямо здесь есть немало учеников, которых я за многие годы посещал в тонком теле. Кое-кто из вас в это время, вероятно, крепко спал. А некоторые и не поверят в это, потому что в тот самый день находились в невысоком сознании. Когда Бог хочет проявить Свое Сострадание, Ему незачем ждать вашего высшего сознания. Да, Он может к нам прийти, когда мы пребываем в высочайшем сознании. Но тот же Бог может прийти, когда мы в своем абсолютно низшем сознании.

Мы не можем сковывать Бога, не можем говорить: «О, Бог придет, только если у нас будет чистота. Если чистоты не будет, зачем же Ему приходить?» Это давно сложившаяся точка зрения. Но я хочу сказать, что, если Бог хочет нас посетить, Он не обращает внимания на наш духовный, или внутренний, уровень. Он это просто делает, и Он получает Радость. Он делает все по-Своему, и всё у Него в Распоряжении.

Бог по Своему бесконечному Состраданию хочет давать духовным Учителям маленькие-маленькие конфетки, чтобы те делились ими с ищущими. Иногда духовный Учитель угощает ищущего конфетой, когда тот крепко спит. Тогда ищущий встает рано утром и говорит: «Боже мой, отчего же мир сегодня так прекрасен, так чист, так живителен! Что произошло?» Почему это так бывает? Потому что рано утром приходил Бог и одарил ищущего Своей Нежностью и Состраданием, будто конфетами. Тогда мир ищущего полностью меняется — он наполняется радостью, наполняется любовью, наполняется удовлетворением.

Бог приходит к нам либо Сам, либо посылает душу Учителя. В полной тайне Бог может приносить нам радость многими способами.

5 июня 2005 года
Отель «Рамада Инн»
Сан-Франциско, Калифорния

Шани приносит отречение от мира

Все мы молим Космических Богов: «Пожалуйста, приходи нас благословить, приходи». Но Шани, или Сатурну, мы говорим: «Пожалуйста, пожалуйста, держись от нас подальше, подальше!» Он тоже бог, но мы молим его держаться от нас подальше. Почему? Потому что Шани приносит отречение от мира.

В Индии люди не делают ничего священного по субботам, потому что боятся, что на них бросит взгляд Шани. Они считают, что лучше всего молиться другим богам: «Пожалуйста, приходи нас благословить». А Шани они молят: «Пожалуйста, пожалуйста, держись от нас подальше!»

Шани — это сын Сурьи, и его еще зовут Сурьяпутра.

10 июня 2005 года
Дома у Шри Чинмоя
Джамайка, Нью-Йорк

Истина и сила

На днях один ученик дал мне посмотреть видеопленку. Я смотрел две ночи подряд. Так увлекательно! Я увидел столько нового про силу, и, на мой взгляд, все это верно.

Я думаю, сила не верит в истину. Истина старается поверить в силу, потому что хочет пребывать в каждом без исключения человеке, в каждом аспекте бытия на земле, во всех творениях. Во всех творениях истина хочет жить в покое и с самоотдачей. Но сила лишь уродует истину. Истины не остается — все сплошь сила. Когда воцаряется сила, бедная истина трепещет.

Но существует Бог, и мы верим в Его существование. Отделить Бога от Истины невозможно. Истина и Бог — словно орел и решка одной монеты. Уверен, настанет время, когда Истина и Бог добьются успеха. А до тех пор нами может помыкать рукотворная сила, порожденная человеком сила.

11 июня 2005 года
Площадка Устремления
Джамайка, Нью-Йорк

Моя двоюродная сестра Пушпита

На свете есть множество людей, не верящих в душу. Пусть остаются со своим неверием в ее существование. Мы же верим в существование души, и мы испытываем радость. Только сегодня утром я рассказывал любопытную историю о душе ученика.

Два-три дня тому назад ко мне приходила душа моей двоюродной сестры. Ее звали Пушпита. Она была дочкой сестры моей мамы и по большей части жила с нами. Она вступила в ашрам Шри Ауробиндо вместе с моими сестрами Арпитой и Лили.

Очень рано утром два-три дня тому назад душа Пушпиты пришла навестить меня, и она выглядела очень красивой. Я тут же понял, что она оставила тело и сразу пришла повидать меня. Для душ навещать близких сразу после ухода из тела в Индии дело обычное. Так мы, индийцы, полагаем. Если у нас есть близкие, мы сначала навещаем их. Она пришла со всей нежностью и благословила меня. Она мне говорила, что я любил похвастать в семье перед сестрами и братьями, но только не о моей духовности. Она мне сказала: «Ты никогда не хвастался своей духовностью. Теперь я вижу, что ты такой великий духовный человек».

Я ей ответил: «Ты первая ощутила на себе мою оккультную силу».

Она сказала: «Как это?» Она совершенно все забыла! Я рассказывал эту историю много-много раз. Ей захотелось в шутку меня стукнуть, а я спросил, как она это сделает. Она показала: подняла одну ногу, а потом не смогла ее опустить. По счастью, она держалась за трубу на стене.

Нежность Пушпиты ко мне не знала границ. Наш астролог предсказывал, что я умру в юном возрасте, утону. Мама была в ужасе. Пушпита посадила меня себе на спину и отнесла к пруду. Там она поймала крошечную живую рыбку и сказала: «Если съешь эту рыбку, то сумеешь быстро научиться плавать». Я ей поверил. Эта маленькая рыбка проскользнула ко мне в живот, а потом Пушпита минут пятнадцать учила меня плавать брасом — лягушачим стилем. Она так сильно радовалась и очень осчастливила мою маму.

Увы, два-три года спустя астрологическое предсказание чуть не сбылось. Эту историю я рассказывал много раз — про мой опыт на речке Карнафули. Когда я встречался с Пушпитой в последний раз, я провел с ней полчаса. Она меня не узнала. Как я только не старался ей помочь узнать меня, но она так и не смогла. Через несколько недель ей захотелось узнать, почему я не прислал ей ее фотографии, которые тогда сделал! Я фотографировал, но в тот момент она меня совсем не узнала.

Пушпита очень любила Манту, а Манту умер в феврале. Теперь эта двоюродная сестра тоже умерла. Она была нам любимой сестрой. Ее мать умерла года три-четыре тому назад в возрасте ста четырех лет.

11 июня 2005 года
Площадка Устремления
Джамайка, Нью-Йорк

Примечание

Об этих опытах Шри Чинмой рассказал после вручения награды «Поднимая мир сердцем единства» д-ру Марсии Кейз, президенту Йорк-колледжа на Джамайке в Нью-Йорке. Д-р Кейз — уроженка Ямайки в Вест-Индии.

Мои опыты на Ямайке в Вест-Индии

С вашего любезного разрешения я хотел бы рассказать несколько историй о Ямайке в Вест-Индии. Это мои личные опыты. Я раз пять-шесть побывал на Ямайке, в Кингстоне.

Когда я приехал на Ямайку впервые, там уже провели всестороннюю подготовку к моей лекции в Церкви Единства. Пришло около девятисот человек. Я сам ищущий и останусь им навечно. Кое-кто считает меня также духовным Учителем. На тот момент в Кингстоне у нас был открыт небольшой Центр. Женщина, которая была вице-президентом Церкви Единства, стала моей ученицей, а главный священник стал моим большим почитателем.

После лекции из девятисот присутствовавших более восьмисот захотели стать моими учениками! Все они прошли мимо меня, и мне надо было выбрать. Те, кого я принял, встали слева от меня, а те, кого я не смог принять, справа. Из выразивших желание следовать нашим путем я выбрал около восьмидесяти человек.

На следующий день они должны были прийти на встречу со мной, чтобы поговорить о пути. Из восьмидесяти пришли сорок. Я очень-очень коротко поговорил с каждым.

Произошло неожиданное событие. Передо мной сел молодой человек, и я, как обычно, спросил его, кем он работает. Он сказал:

— Я полицейский.

Его звали Джозеф. Я сказал:

— А, Джозеф! Ну, если я вдруг что-нибудь похищу, вот вы как раз и арестуете меня.

Он мне ответил:

— Я не смогу вас арестовать, даже если вы что-то похитите.

— Почему же не сможете?

— Потому что вы уже похитили мое сердце. Вы уже похитили мое сердце, так как же я вас арестую?

Такой был у меня первый опыт!

Теперь второй опыт. Один мой ученик, который был тогда лидером нашего Центра, захотел, чтобы я прочитал лекцию о Махатме Ганди, отце индийского народа, в университете Кингстона. Ученик сказал:

— Ведь будет столетие со дня рождения Ганди!

У него был прекрасный контакт с одним из преподавателей этого университета, а преподаватель оказался индийцем. Преподаватель тоже настаивал на моем визите. Я прочитал о Махатме Ганди очень-очень хорошую лекцию, и всем понравилось.

А вот мой третий опыт. В то время в Кингстоне оказался другой духовный Учитель. В Индии говорят, что духовные Учителя растут как грибы. Так же, как повсюду распространяются грибы, так и духовные Учителя разъезжают из Индии по всему свету! У этого другого Учителя тоже было несколько учеников.

Духовный Учитель покуривал индийский кальян-хуку с длинной трубкой. Во время беседы с кем-либо он общался нормально, а потом вдруг начинал мыть себе лицо и протирать трубку, потому что чувствовал, что собеседник его осквернил. Он говорил, что стал нечистым, потому что с кем-то поговорил, и ему надо вернуть свою чистоту.

Мои ученики сказали, что этот Учитель хочет встретиться со мной и готов ко мне прийти. Я сказал, что поговорю с ним по телефону, и он согласился. С ним находился один из моих учеников. Мой ученик сказал, что, поговорив со мной по телефону, этот Учитель не стал умываться и мыть свой кальян. Учитель упрашивал меня, чтобы я его навестил. Он просил, и я действительно его навестил. Увы, увы — ему хотелось, чтобы я стал партнером в его бизнесе! Он занимался производством мелассы и хотел, чтобы я стал его деловым партнером в Нью-Йорке. Он сказал, что будет импортировать и экспортировать товары.

У меня было много-много опытов. Сейчас я расскажу вам четвертый. Это был досадный опыт. В то время лидером нашего Центра на Ямайке в Вест-Индии была Бетти. Я дал ей индийское имя, духовное имя. Она была высокого роста и очень-очень добрая. Когда мне было пора улетать, она отвезла меня в аэропорт и в последний момент подарила мне красивую розу с маленькими-маленькими листочками. Она как раз поместилась у меня в кармане.

Когда я вернулся в аэропорт Кеннеди в Нью-Йорке, я вызвал подозрения у сотрудника иммиграционной службы. Он отвел меня в крошечную комнатку с красной лампочкой. Эта красная лампочка означала, что человек совершил что-то преступное. Он велел мне нести мой чемодан. Проблем с этим не было — в то время я был физически силен. Я был отличным спортсменом, и мне было не тяжело, так что я понес чемодан в эту крошечную комнатку. Он открыл молнию. Там не было ничего, кроме моей одежды. Он пожал плечами. Тут он заметил, что у меня из кармана в чемодан упали несколько сухих листочков. Он сказал:

— Вот видите? Это марихуана.

Я сказал:

— А что это такое, что это?

Я ничего не знал про наркотики! Тогда он завопил:

— Вас арестуют!

Я как закричу изо всех сил:

— Полиция, полиция, полиция!

И что он тут сделал? Закрыл мой чемодан и ушел. Тогда я смог выбраться из этой крошечной комнатки.

Вот такой у меня был опыт в аэропорту Кеннеди в последний приезд сюда с Ямайки в Вест-Индии. У меня была всего лишь роза, красивая роза.

Это некоторые из моих ямайских опытов! На Ямайке у меня было много-много опытов, забавных и серьезных. У меня там было несколько учеников-китайцев. Они готовили китайскую еду. Здесь, в Нью-Йорке, я бывал во многих китайских ресторанах, но даже сейчас мне хочется сказать, что мои ученики готовили намного лучше! Те мои ученики были родом из Китая.

Многие мои ученики с Ямайки в Вест-Индии сейчас живут в Майами. Мое сердце полно благодарности Ямайке. У меня там было много-много друзей, много учеников, много доброжелателей. Все они любили меня, а я их.

Расскажу еще две забавные истории про Ямайку.

В Нью-Йорк приехал юноша. Его дядя стал моим учеником и рассказал обо мне племяннику. Племянник приезжал в Нью-Йорк повидаться со мной, наверное, года тридцать четыре тому назад. Этот юноша был практически слеп, у него было очень слабое зрение. Он приехал с двумя фотографиями, и это были фото его девушек. Одна девушка была чернокожая, а вторая белая. Что касается внешней красоты, то белая была красивее, но меня всегда интересует внутренняя красота. Чернокожая девушка внешне красивой не была, но у нее было прекрасное сердце. Я дал ей духовное имя, означающее «внутренняя красота». Отца звали Энтони, и я дал ему духовное имя, означающее «свет души».

В те дни я был, вероятно, не столь мудр. С течением лет Бог вложил в меня немного мудрости. Если сейчас люди предлагают мне сделать выбор, я хитрю. Я говорю: «Какой бы выбор ты ни сделал, я на сто процентов за него. Ты выбирай, а я буду целиком за тебя. Я помолюсь Богу и сделаю все тебе в помощь, но выбор должен сделать ты». В те дни такой мудростью я не обладал, так что я выбрал для того парня девушку, внешне непривлекательную. Можете себе представить, какие у меня начались неприятности от второй девушки, когда парень сообщил ей, что я выбрал не ее!

Они действительно поженились.

Когда мне много лет тому назад понадобились водительские права, я сдал экзамен с первого раза. Несколько лет тому назад мне снова понадобились права. На этот раз я делал три попытки, но проваливался. Это оказалась долгая, долгая история. К счастью, я, наконец, получил свои права. Поскольку этот парень, муж той девушки, был почти слеп и не мог водить машину, ей пришлось сдавать на права шесть раз. Она каждый раз проваливалась и чувствовала себя ужасно. Я сказал: «На седьмой раз Бог услышит мою молитву. На этот раз ты сдашь. Я со всей искренностью помолюсь за тебя». Когда я занимаюсь делами своих учеников, я применяю силу воли, оккультную силу и духовную силу. Но в этом случае я еще приложил мудрость: я передал дело Богу. Я сказал: «Я горячо помолюсь Богу. Уверен, что ты сдашь». К моей великой радости и удовлетворению, она и в самом деле сдала и очень-очень радовалась.

Эта пара захотела от меня совета по поводу того, какой бизнес им завести. Я сказал: «Откройте ресторан». Сейчас я советую всем своим ученикам, желающим открыть ресторан, делать его вегетарианским. Поскольку на Ямайке в Вест-Индии все едят мясо, я сказал, что они могут подавать мясо и рыбу. Несколько лет спустя Бог благословил эту пару ребенком, девочкой. Когда малышке было два-три месяца от роду, я поехал к ним в Кингстон. В те времена я был готов ходить к ученикам домой, где бы они ни жили, но теперь я такого не делаю. В те же дни я куда только не ходил. Я шел, когда меня приглашали.

Отец ребенка сказал мне, что накануне ночью к нему приходил Шри Рамакришна, великий духовный Учитель высшего порядка, и сказал ему, что он возродился в теле этой маленькой девочки. Отец хотел от меня только подтверждения.

Я сказал себе: «О Боже!» Шри Рамакришну я знаю. У меня есть с ним внутренний контакт, и я чувствую к нему огромное благоговение и преданность. Я не мог согласиться с отцом. Я сказал: «Уж точно нет!» Прежде всего, пол ребенка. В мировой истории пол менялся всего раз пять-шесть, и десяти раз не наберется. Если душа принимает мужскую форму, она будет всегда воплощаться в мужском теле. А если душа принимает женскую форму, она будет продолжать рождения в женском теле. Я внутренне знаю всего о пяти-шести случаях, когда душа меняла форму. Внешне мы знаем только, что такое произошло один раз в Индии во времена Махабхараты.

Я вызвал большое неудовольствие мужа и жены. Они оставили наш путь, потому что я не хотел сказать, что в тело их дочери низошел Шри Рамакришна. Однако это был тот самый парень, наш первый ученик на Ямайке в Вест-Индии, который так горячо просил меня прочитать лекцию о Махатме Ганди в университете Кингстона.

Забавным историям нет конца! Я ничего не знал об этой паре с той поры, как они оставили наш путь. Мы не поддерживали контакт. Потом, лет десять-пятнадцать тому назад, я отправился в Торонто, в Канаду, давать Концерт Мира. Собралось несколько тысяч человек. В конце концерта один из учеников сказал мне:

— Здесь бывший лидер вашего Центра на Ямайке в Вест-Индии. Он очень хочет повидаться с вами.

Я знал, кто это такой, и сказал:

— Конечно, пригласи его.

Парень привез свою дочку, а жена не приехала. Дочь теперь подросла. Ей было лет десять- двенадцать, и она была крепенькая. Я внутренне благословил его и сказал, что очень рад его видеть. Потом я посмотрел на девочку, которую не видел с тех времен, когда ей было два-три месяца. После того как я даю подобный духовный концерт, ум у меня не работает сразу так, как обычно, мне нужно немного времени, чтобы вернуться к обыденной жизни. Я спросил:

— Кто эта девочка?

Парень ответил:

— А вы не узнаете?

Я сказал:

— Нет, не узнаю.

— Это же Шри Рамакришна.

Я наклонил голову, а потом попросил своих помощников:

— Пожалуйста, пожалуйста, пригласите следующего ищущего.

Вот так заканчивается эта история!

11 июня 2005 года
Площадка Устремления
Джамайка, Нью-Йорк

Мир успеха и мир прогресса

Сегодня я хочу дать особый прасад, потому что я сегодня поднял сто фунтов десять раз. Вес размещался у меня за спиной, и я так его и поднимал.

Как вы знаете, я сторонник прогресса. Я не знаю, что такое успех! Скажем, мне хочется быть очень высоким, в этом моя цель. Может быть, мне кажется, что я очень высокий. Тут я оглядываюсь по сторонам и вижу кого-то ростом в два с половиной метра. В тот самый миг, когда я превозношу себя до небес за свой успех, стоит мне лишь оглянуться, и Бог дает мне переживание унижения. Это мир успеха. Как только мы начинаем гордиться собой, у нас прямо перед носом появляется кто-то другой и превосходит нас.

Мир прогресса совершенно другой. Это мое личное дело. В мире прогресса я сам измеряю свой прогресс. Если я какое-то время чем-то занимался и добился успеха, я чувствую огромную радость. В мире прогресса мы работаем с собственным внутренним «я», с собственной внутренней жизнью. Тут нет состязания, а есть лишь большая радость, когда мы справляемся чуть лучше. Если удается совершить небольшой прогресс, то мы ни с кем не соперничаем, поэтому и не страдаем от разочарования.

В мире успеха же мы обречены чувствовать себя совершенно несчастными. Зато в мире прогресса все происходит между мной и моей внутренней жизнью, моим внутренним бытием, моим внутренним миром, так что мне незачем с кем-то состязаться.

К нам приходит старость, но если Милость Бога придет быстрее старости, то мы совершим многое.

11 июня 2005 года
Площадка Устремления
Джамайка, Нью-Йорк

Радостно и охотно

В жизни всегда приходится подчиняться Воле Бога, радостно или грустно, охотно или неохотно. Если вы не будете делать это охотно, Бог заставит вас делать это неохотно, потому что для вас в Плане Бога прописано конкретное дело. К тому же, если вы подчиняетесь неохотно, вы будете страдать и у вас будут трудности.

Я поднял 7500 человек — всех до единого. А еще я поднял тысячу овечек и сотню коров. Делал ли я это охотно? Если бы я делал это неохотно, руки у меня уже развалились бы на кусочки. Я делаю все охотно, а кроме того, радостно. Радостно и охотно я делаю это. Я не могу делать это неохотно, потому что мое безусловное отречение стало совершенным много, много, много, много, много лет тому назад.

Мы можем получить результат, даже делая что-то неохотно, но мы никогда не получим полного удовлетворения. Сколько можно сделать с неохотой? Разве я смог бы поднять 7500 человек, относясь к поднятиям с неохотой? Нет! Мне пришлось делать это охотно, охотно, охотно, охотно, охотно! Я поднимал многих президентов, премьер-министров и прочих важных людей. Однако я поднимал и не столь важных людей, среди них много детей. Дети — это будущее мира. Кто известен, кто неизвестен? В Сердце Бога все мы единое целое.

Надо все всегда делать охотно, охотно, охотно, охотно и, к тому же, с самоотдачей. Тогда проблем не будет. Будет одна радость, одна радость, одна радость.

11 июня 2005 года
Площадка Устремления
Джамайка, Нью-Йорк

Если Бог захочет, чтобы вы были первым

В ашраме я бегал стометровку за 11,7 сек. Один ученик защищает меня, как адвокат, — он говорит, что я мог бы бегать быстрее, просто я бегал босиком по гаревой дорожке.

Когда я стал чемпионом в десятиборье во второй раз, ашрам благословил меня шиповками для прыжков в длину. Кто-то подарил их ашраму для того, кто станет чемпионом. Раз я стал чемпионом, я и получил эту пару шиповок для прыжков в длину. Но я не смог их носить! Мне было слишком непривычно.

Когда я становился чемпионом в первый и второй раз, я получал настоящую золотую медаль — сплошь золотую. На ней было выпуклое изображение черепахи. Черепаха означает Бессмертие. По нашим индийским меркам, я кое-что представлял собой в мире спорта.

Из Шантиникетана, где жил Тагор, в ашрам приехал бегун-спринтер. На стометровке у нас оказалось одинаковое время — 11,7 сек. Но судьи решили, что его позиция на финише была лучше моей, и он занял первое место. Время мы показали одинаковое, но наклон верхней части корпуса у него был больше, и он получил приз, хотя моя нога вышла вперед. Там была куча правил и нормативов. Смотрели на верхнюю часть корпуса, на грудь. Потом в забеге на 200м я победил этого бегуна. Он отстал от меня метра на два.

Перед забегом на 200м у нас было не меньше трех-четырех часов отдыха. В это время я очень искренне поздравил его. Он мне сказал:

— Ты геометрию изучал?

Я сказал:

— Немножко.

— Нет, не изучал ты геометрии!

— Почему это ты говоришь, что я ее не изучал?

— Когда ты бежишь, — сказал он, — ты двигаешься не прямо. Пальцы ног у тебя слегка направлены вправо. Если бы у тебя ноги смотрели прямо и пальцы ног были направлены прямо, ты бы легко меня победил. Это все из-за того, что ты не изучал геометрии!

Когда я разминался, он видел, как я бегаю, и он был совершенно прав. Мне многие говорили то же самое. Ноги у меня смотрят не прямо, они немного повернуты вправо. Этот парень сказал, что мне надо исправить постановку ног, но было уже поздно, я не мог переучиться. Он был замечательный парень. Мои пальцы ног не были направлены прямо, поэтому я ему и проиграл, сказал он. Но, несмотря на сложности с пальцами ног, на двухстах метрах я его обошел.

Когда я впервые пробежал четыреста метров, мое время было минута ровно. Потом оно уменьшилось примерно до 55,2, а после до 54 сек. На этой отметке оно оставалось много лет. Лучший результат был 53,6 сек. Не знаю времени моих учеников, но думаю, трое из наших ребят меня победили. Но 53,6 на четырехстах метрах совсем неплохо! А начал я с минуты ровно.

На 800м я отставал на 50-60м или даже больше. Дистанцию в 1500м я бегал раз в году. Существовало глупое мнение, что, когда бегаешь на такую дистанцию с пятки, а не с носка, от этого страдает спринтерский бег. Вот какие замечательные у нас были взгляды! Сейчас я умираю от смеха над такими невежественными теориями.

У меня были хорошие результаты во всем. На стометровке и на 400м они были отличными. Худшие результаты были на дистанции в 1500м, а перед ними — бег с препятствиями. Все знаменитые барьеристы делают три шага. Увы, мои шаги были такими короткими, что мне приходилось делать пять вместо трех. Но я был самым быстрым спринтером, поэтому благодаря скорости как-то умудрялся получать неплохие очки, хотя мой стиль меня не удовлетворял.

Я очень хорошо прыгал в длину, и я отлично толкал ядро. Диск я метал тоже неплохо, но когда я думаю о результатах в метании диска кое-кого из моих учеников, я просто низко, как только могу, склоняю голову!

Если хочешь быть очень добрым человеком, то стараешься сопереживать другим людям, их страданиям. Но даже если намерение совершенно искреннее и чистое, а Бог не хочет исполнить твое искреннее желание, что поделаешь? Это будет последней историей на сегодня о моей спортивной жизни в ашраме. В 1959 году у меня возникло очень сильное желание стать в забеге последним. Я столько лет занимал первое место, но при виде людей, пришедших вторыми, третьими и четвертыми, чувствовал себя несчастным, хотя все мы выросли в одном месте. Я сказал: «Мне надо получить опыт, который они переживают каждый год. Я хочу быть последним». И что же я сделал? К тому времени у меня были способности или, можно сказать, магические силы повышать свою температуру. Я весьма удачно нагнал себе очень высокую температуру. Я даже толком видеть не мог!

Тогда я отправился на спортплощадку — мы называли ее игровой площадкой. Нужно было размяться, чтобы не возникло судорог. Я подумал: «Вот золотой шанс. Если не разминаться, у меня, конечно же, начнутся судороги, и я упаду. Люди мне посочувствуют, и я знаю, что буду последним».

Обычно я делал разминку минут двадцать пять-тридцать или больше. В тот день я вообще не разминался. Все спрашивали: «Что ты делаешь? Почему не разминаешься?»

Я отвечал: «Нет-нет-нет, сегодня мне разминаться не надо». Наверное, они подумали, что я зазнался и возгордился. Я-то знал, какой результат бывает без разминки. Я ожидал, что метров через тридцать-сорок у меня начнутся судороги и я упаду. Я был к этому совершенно готов.

Стартер крикнул: «На старт, внимание, марш!» Увы, не знаю как, но что-то вышло во мне вперед, и я помчался быстрее быстрого! Второй бегун отстал от меня метров на шесть-семь. Никаких судорог и в помине не было! Что я мог поделать? Я хотел стать великим святым, пережив страдания второго, третьего и четвертого бегунов. Я вообще не разминался, и у меня была высокая температура.

Я подумал: «Ты хочешь стать великим святым. Ты хочешь пережить страдание всех. Все продумано заранее. Ты абсолютно уверен, что упадешь прямо на дорожке и будешь последним». Все это мелькало у меня в голове. Я думал, что произведу настоящую сенсацию. Но ничего не вышло! Я оказался первым. Никогда не забуду этого переживания.

Отречение, отречение! Наша философия в том, чтобы отрекаться перед Волей Бога. Если Бог захочет, чтобы ты был первым, прекрасно. Если Он захочет, чтобы ты был последним, прекрасно. Если ты хочешь быть добрым и беззаветно служить человечеству, хорошо. С духовной точки зрения это очень хорошо. Но если Бог не захочет, чтобы ты получал опыт неудачи, то, как бы ты ни старался, ты этого опыта не получишь. С другой стороны, если тебя разрывает желание получить опыт успеха, ты делаешь для этого абсолютно все и пребываешь в уверенности, что станешь первым, но на это не будет Воли Бога, то ты будешь последним, последним.

Расскажу вам о забавном случае. Один мой очень-очень близкий друг из России приехал меня навестить. Мне тогда было за шестьдесят, ему — сорок два. Он предложил мне пробежать кто быстрее, и я принял вызов! Это было все по-дружески. Я вспомнил свои золотые деньки, когда мне было лет шестнадцать-семнадцать или двадцать. Я призвал те дни, чтобы у меня появилось вдохновение бежать быстро. Он посмеивался, потому что ему-то было всего сорок два. Тогда я его спросил, бегает ли он на короткие дистанции. Он очень ласково сказал: «Нет, не бегаю, но обогнать вас так просто. Вы же в возрасте».

Я засмеялся и сказал: «Ладно, я старик».

Я снова вспомнил мои золотые дни бега, канувшие в лету. Раз этот мой друг не был спринтером, я был уверен, что обгоню его, хотя я был старше на много лет.

Увы, Бог сокрушил мою гордость! Мой друг финишировал, метра на два обогнав меня! Я-то думал, что приду первым, но Бог сказал: «Теперь тебе пора быть смиренным», и мой друг благополучно меня обогнал.

Когда вступаешь в духовную жизнь, не можешь принимать решения за себя. Когда отречение становится совершенным, а у тебя появляется глупое желание проявить сострадание на свой лад или порисоваться, ничего не получится, ничего!

Пока мы не вступили в духовную жизнь, честолюбие оказывает большую помощь. Но когда мы в нее вступили, оно становится огромным препятствием. Шри Ауробиндо говорил, что поначалу честолюбие — это помощь, а потом это помеха. Честолюбие должно подчиниться устремлению. Теперь, когда мы всем сердцем стремимся стать хорошими гражданами мира, жизнь-желание и жизнь-честолюбие каждый миг отравляют нам существование.

Наша жизнь-устремление — она вся наша, там нет никого другого. Она между нами и Богом. Если устремляться искренне, Он благословит нас Своим внутренним Светом, Покоем и Блаженством. Но если, вступив в духовную жизнь, все время проводить в мире-желании, будешь обречен чувствовать себя несчастным.

11 июня 2005 года
Площадка Устремления
Джамайка, Нью-Йорк

Возраст не имеет значения, если…

Сегодня Гарима дала мне почитать одну книжку. Она называется «Возраст не имеет значения, если только вы не сыр» — супер-отличное заглавие! Я прочел два-три мудрых высказывания, и ко мне сразу же пришло вдохновение написать книгу с подобным заглавием.

Вот заглавие моей книги: «Возраст не имеет значения». Я зачитаю несколько страниц. Вот первая страница:

Возраст не имеет значения,
Если только вы ему
Не подчинитесь.

Во время недели празднований моего дня рождения мы эту книгу опубликуем.

15 июня 2005 года
Площадка Устремления
Джамайка, Нью-Йорк

Видеть своего Учителя в сердце каждого

Если уж говорить о неустанном бескорыстном служении, то у меня есть ученик, которому все равно, день сейчас или ночь. Как только мне что-то понадобится, он наготове. И самое невероятное в том, что он выполняет такое служение не только для меня, но и для всех без исключения. Если кому-то нужна его помощь, он всегда готов. Он не оценивает, кто просит: ученик первого класса, второго класса или третьего класса. Как только кому-то понадобилась его помощь, он готов, готов. Мне интересно, сколько же у меня таких учеников. Стоит попросить некоторых учеников помогать столь многим, и они начнут ворчать, мяться и запинаться.

А этому ученику мне хочется сказать: «Продолжай, продолжай! В сердце каждого старайся видеть меня, видеть меня. Старайся видеть своего Учителя в сердце каждого. Тогда ты сможешь постоянно поддерживать свой уровень образцового служения».

19 июня 2005 года
Площадка Устремления
Джамайка, Нью-Йорк

Примечание

Шри Чинмой выразил благодарность ученикам, которые с энтузиазмом пели его песни во время поездки на автобусе в Буффало, Нью-Йорк, вместе со своим Учителем.

Мои деньги-сердце из моего банка-души

Всех вас я благодарю, благодарю,
Благодарю и благодарю,
И для этого
Я снимаю все свои деньги-сердце
Из моего банка-души.

25 июня 2005 года
Автобусная поездка в Буффало, Нью-Йорк

Примечание

Шри Чинмой сделал следующие замечания во время планирования серии концертов в каждом из пяти районов города Нью-Йорка, в том числе в Бронксе.

Бронкс: два дорогих сердцу случая

Расскажу вам два дорогих моему сердцу случая о Бронксе.

Когда я работал в консульстве Индии, туда несколько раз приходила очень-очень полная дама из Бронкса. Она сразу стала мне прямо как бабушка! Она пригласила меня к себе в гости и хорошо угостила. Она стала для меня настоящей бабушкой. Это был мой первый опыт в Бронксе.

В те ранние дни у меня была одна очень-очень преданная ученица из Бронкса. Я дал ей духовное имя Баллабха. Она приезжала ко мне в Манхэттен медитировать. В те дни у меня было пятнадцать-двадцать учеников. Обычно я вставал перед каждым без исключения учеником и дарил ему розу. Сначала я вручал розу, а потом смотрел на этого человека и медитировал. Я стоял, а они сидели. Это было так замечательно.

Однажды эта дама пригласила меня с еще одним учеником к себе в гости в Бронкс. Представляете — она сохранила все эти розы, уже высохшие, в вазе! Она так замечательно украсила вазу. Она сохранила лепестки всех роз, которые я ей дарил. Я был так сильно, так сильно тронут.

Тут она начала рассказывать про своего брата. Она снова и снова повторяла слово «забияка, забияка». Возможно, я слышал это слово и раньше, но оно не вызывало отклика. Она все говорила: «Мой брат забияка, забияка!» Это слово — забияка — я выучил от нее.

26 июня 2005 года
Площадка Устремления
Джамайка, Нью-Йорк

Мой путь и мои песни неразделимы

По-настоящему хорошие певцы, мне хочется, чтобы вы внимательно относились к моему творчеству. С течением лет у нас набралось много любимых песен. Каждый год я сочиняю не меньше тридцати песен, очень одухотворенных, красивых и сильных. Эти песни я считаю частью своей медитации, и вы тоже, пожалуйста, считайте мои песни моей медитацией. Если вы относитесь к моему пути серьезно, вы должны придавать огромную важность моему миру музыки, моему миру песен. Некоторые из вас — отличные певцы. Если вы относитесь к моему пути всерьез, то уделяйте внимание моим песням. Мой путь и мои песни неразделимы. Моя музыка, мои песни приходят прямо из моего сердца и из моей души. Пожалуйста, уделяйте внимание своей духовной жизни во всех ее аспектах!

Пение, пение, пение! Есть такие ищущие и любящие Бога, которые не поклоняются Тагору, но как одухотворенно они поют и поют песни Тагора! Вы точно так же можете ежедневно уделять полчаса пению моих песен.

Я очень прошу тех, кто наделен способностями, больше внимания уделять моему миру музыки. Есть много таких, которые ни одной ноты правильно не споют, так их я не прошу.

Никакой лени! Пожалуйста, относитесь ко всему серьезно.

29 июня 2005 года
Площадка Устремления
Джамайка, Нью-Йорк

Такая отзывчивая стюардесса

2 июля я давал концерт в Гватемале. Пришло больше трех тысяч человек. А сколько учеников работали над организацией концерта? Всего шестеро! Шестеро учеников так усердно трудились, чтобы привести три тысячи человек.

Хочу рассказать вам об одном интересном опыте.

Я сел в самолет в Нью-Йорке. Несколько минут спустя ко мне подошла стюардесса и спросила:

— Вам требуется помощь при выходе из самолета? Вы хотели бы, чтобы вам помогли?

Я сказал:

— Нет, не нужно.

— Вам не нужна помощь?

— Нет, не нужна. Я справлюсь.

— Пожалуйста, скажите мне, если что-нибудь понадобится. Я все для вас организую.

Я ее поблагодарил и сказал:

— Нет, ничего не нужно.

Она была очень, очень добра.

Вегетарианской еды не было, и я ничего не поел. Она меня спросила:

— А что бы вы хотели?

— Я не ем мясного, — сказал я. — Я вегетарианец.

— Ох, как жаль! Вегетарианского ничего нет. А вы можете съесть бублик?

Я сказал:

— О Боже мой, их я как раз не люблю! Зубы не позволяют.

Она принесла мне очень мягкую кукурузную булочку и несколько кусочков фруктов и извинилась, что больше ничего нет. Я ее поблагодарил и сказал:

— Мне больше ничего не нужно.

Тогда она ушла.

Через несколько минут она вернулась с иммиграционной карточкой и дала ее мне. Через десять минут она пришла снова и спросила:

— Вы заполнили карточку?

Я сказал:

— Еще нет.

— Хотите, я заполню ее для вас?

— Нет, спасибо. Я сам заполню.

Спустя двадцать минут она снова спросила:

— Может, мне попросить кого-то из вашего сопровождения заполнить ее? Или давайте это сделаю я.

— Нет, — сказал я, — я справлюсь.

В это время я писал «Деревья служения». Я написал на тот момент около сорока стихотворений. В Нью-Йорк я вернулся, написав, кажется, восемьдесят два стихотворения из серии «Деревья служения».

Стюардесса ни за что не желала дать мне спокойно писать мои стихи! Она приходила снова и спрашивала:

— Вы уже все сделали? Вы заполнили карточку?

— Я заполнил, — сказал я, — заполнил!

Потом я ей сказал:

— Вы очень-очень отзывчивая стюардесса.

Она пришла в такой восторг! Она положила обе руки мне на правое плечо и довольно сильно нажала, сказав:

— Вы очень-очень хороший человек.

Я назвал ее отзывчивой, а она сказала, что я очень хороший!

Когда она проявляла такую нежную заботу обо мне, я почувствовал вдохновение сказать:

— Я музыкант.

— Вы музыкант?

— Да, и завтра я буду выступать в Гватемале. Если вы будете не заняты, приходите.

— А где будет концерт?

— Название зала знают мои ученики. Тут, в самолете, их довольно много.

Она могла бы запросто забыть об этом, но она отправилась искать кого-нибудь из них в другом салоне и узнала название зала.

Вечно у меня нет с собой буклетов или книжки с фотографиями моих встреч с важными людьми, а ведь некоторые из них писали, что я святой! Я попросил одного ученика:

— Пожалуйста, принеси мне что-нибудь о моих достижениях, я хочу показать стюардессе.

Увы, ни у кого из учеников ничего не оказалось с собой! Нашлось только что-то про мою двенадцатитысячную песню на бенгальском. Ну, что я расскажу этой женщине о моей двенадцатитысячной песне? Какое разочарование!

Когда мы прибыли в Гватемалу, иммиграционная служба располагалась довольно далеко, метров за 150-200. Путь шел не прямо, а зигзагом, змейкой. Перед нами было много-много народу. Думаю, чуть раньше прибыл еще какой-нибудь рейс. Один из наших мальчиков все время был со мной, сопровождал меня сзади. В эту зону по какой-то причине пришла наша стюардесса и с улыбкой попрощалась с нами.

Минут десять-пятнадцать спустя она вернулась с пакетом из Аннам Брамы! В нем лежала моя еда. Она вернулась в самолет и взяла пакет с моего места. Да есть ли еще такая стюардесса, способная пошевелиться и побежать за моим пакетом?

Сопровождавший меня ученик сказал ей, что этот пакет должен был нести другой ученик. Так она взяла пакет назад и стала разыскивать того ученика. И откуда берутся такие отзывчивые женщины?

Я поручил одной ученице разыскать эту стюардессу. Ученица очень-очень старалась, и вечером, и на следующее утро ей пришлось сделать звонков, наверное, с полсотни. Поведение некоторых людей в офисе авиакомпании с американской стороны, увы, было отвратительнее некуда. А в офисе гватемальской авиакомпании люди оказались очень-очень добрыми, но не могли нам помочь. В наличии была доброта — и больше ничего.

Наша ученица отправилась в офис авиакомпании. Наконец она отыскала посочувствовавшую нам женщину, которая оказалась диспетчером. Когда эта женщина увидела, что наша ученица взывает к ее доброте, она позвонила стюардессе. К сожалению, стюардесса не взяла с собой мобильного телефона. Она ушла на занятия, и ей не дозвонились. Тогда диспетчер позвонила матери стюардессы! Мать сказала, что у нее уже есть билет на концерт, — и это оказался наш концерт, — но она его потеряла! Она хотела прийти на концерт, но был нужен бесплатный билет. Билеты можно было получить в двух-трех местах, и людям надо было прийти туда, чтобы их забрать. В общем, все запуталось, и тучи путаницы все сгущались!

Тогда диспетчер принесла фотографию Папы Римского, того, что недавно умер, вместе с этой стюардессой. Диспетчер принесла ее с такой радостью и гордостью, потому что одна из ее сотрудниц смогла сфотографироваться с Папой.

Наконец диспетчер сумела связаться со стюардессой и узнала, что стюардесса обязательно, обязательно придет на концерт.

Ну, тут путаница только усилилась! Стюардесса захотела поехать в аэропорт и получить билет на концерт. Она сказала, что билета у нее нет, и думала, что получит его в аэропорту, — какая нелепость!

В конечном счете все уладилось. Я пригласил стюардессу прийти на наш концерт без четверти семь. В семь уже должен был начаться концерт. Стюардесса с мамой пришли задолго до назначенного времени. Мама подошла ко мне за автографом. Дочь сказала, что они не смогут повидаться со мной позже. Когда концерт закончится, они не смогут подойти и повидаться.

Они вели себя словно члены моей семьи! Стюардесса привела с собой еще и свою дочку. Ту звали Наталия. Она стояла с мамой и бабушкой, и настроение у нее было неважное. Я дал автограф бабушке и написал ее имя — ее звали Лупе, и она немножко говорила по-английски. Я написал несколько добрых слов, а потом, как обычно, нарисовал три-четыре птички. Она пришла в такой восторг! Потом я дал бабушке маленький медальончик, чтобы она надела его внучке. Когда бабушка надела медальон на шею маленькой девочки, та мгновенно вознеслась от восторга на седьмое небо! У нее появился медальон, и она была в восторге, в полном восторге! Тогда я попросил бабушку надеть медальон побольше на шею ее дочери. Она это сделала, и дочка тоже надела медальон на шею матери. Все они были очень-очень рады.

Я изрисовал птицами около сотни страниц. На каждой странице было не меньше пяти, а то и десять-двадцать птичек. Они были красивые! Блокнот был у меня с собой. Я быстро пролистал страницы, чтобы выбрать самую лучшую. Одна страница оказалась многокрасочной — на ней было четыре или пять цветов, да еще много-много птиц, наверное, не меньше двухсот-трехсот. Я вырвал страничку и надписал имя внучки, имя стюардессы — Мария — и имя бабушки. Пока я надписывал имена, как они радовались! Они сказали: «Мы поместим это в рамку! Мы поместим в рамку!» Я еще не дал им рисунка, а они уже говорили: «Мы повесим это в рамке! Мы сразу же повесим его в рамке!»

Потом я отправился в свою маленькую комнату, чтобы порепетировать перед концертом.

После репетиции я сказал, что мне нужен экземпляр той фотографии, где я с Папой. Я сказал: «Как бы мне хотелось показать этой женщине, что я встречался с Папой так много раз! У меня же есть много, много фотографий». Один из наших мальчиков каким-то образом узнал, что у стюардессы есть фото, где она с Папой. Потом этот ученик появился с двумя фотографиями. На одной мы с Папой держим Факел Мира, а на другой, самой первой, он положил руку мне на плечо. Он проявлял ко мне такую нежность! Вот это я называю удачей. Я был в полном восторге!

Потом я попросил ученика пойти и привести ко мне только стюардессу, без ее мамы и дочки. Она была так рада, мои фотографии так ее восхитили, и я подписал их для нее. Тогда она села прямо передо мной. Она смотрела на меня с такой нежностью и любовью, со всеми божественными качествами — ну, как моя самая преданная, самая искренняя ученица. Она была так счастлива, так счастлива!

Они поняли, в чем суть нашего концерта, и он им очень понравился. Пока шло видео о моей деятельности, мне сказали, что бабушка беспрерывно болтала, и дочери пришлось ее прервать и сказать: «Да посмотри, посмотри же на это! Это важный человек!» Она хотела, чтобы мать увидела меня на экране со всеми важными людьми.

После концерта я попросил одного из учеников принести прасад стюардессе, ее матери и дочке. Они пошли домой очень-очень довольные.

И на этом история еще не кончается! Вчера наш самолет должен был вылетать в Нью-Йорк в пять часов, и я отправился в аэропорт примерно в полчетвертого или без четверти четыре. Ученики были там уже с двух или с половины третьего, потому что у меня было очень много музыкальных инструментов. Они любезно брали эти инструменты со своим багажом.

Я, как обычно, начал обходить аэропорт и рассматривать товары. Я зашел в магазинчик, где продавали, главным образом, одежду. Я выбрал что-то очень симпатичное в подарок и платил на кассе. Я заметил, что кто-то стоит справа от меня. Один ученик сказал: «Гуру, посмотрите, кто там стоит». Рядом с собой я увидел ту стюардессу! Я так обрадовался. Она смотрела на меня с очень нежной любовью.

В это время я захотел дать прасад. У нас было два наименования. Я попросил одного из учеников пригласить стюардессу. Она подошла и взяла у меня прасад для себя, для матери и для дочки.

Потом случилось что-то невообразимое! Я собирался войти в последний зал ожидания, где люди сидят перед тем, как пройти на посадку. Я подходил к этому залу, и кого же я там увидел? Стюардессу со всем ее экипажем! Все пятеро стояли со сложенными руками. Я не мог в это поверить!

Она сказала: «Вот мой экипаж, весь мой экипаж!»

Она стояла так, что почти загораживала мне дорогу, со сложенными руками. Они все стояли передо мной со сложенными руками. Невероятно! Я сфотографировался с ними. Они были так рады, и все улыбались, улыбались с глубоким уважением.

Ну, разве это не самое лучшее переживание, которое принесла мне стюардесса?

Она частенько бывает в Нью-Йорке. Она прилетает в одиннадцать вечера, а в пять утра ей надо успеть на обратный рейс. Она решилась навестить нас здесь, в Нью-Йорке, так что на днях появится.

Ее зовут Мария, а дочку — Наталия. Имя матери — Лупе. Они уже стали дорогими членами нашей семьи. Никакая другая стюардесса не обращалась со мной с такой искренней нежностью.

4 июля 2005 года
Площадка Устремления
Джамайка, Нью-Йорк

Тюльпаны: мгновенная радость!

Год-два тому назад мы получили из Шотландии розу, названную розой Шри Чинмоя. А сейчас из Голландии мы получили тюльпан, который назвали тюльпаном Шри Чинмоя.

К тюльпанам я чувствую очень-очень-очень особую любовь, нежность и симпатию. Само слово «тюльпан» вызывает у меня такую радость! Услышав это слово, я мгновенно чувствую радость, просто мгновенно. И я видел место, где выращивают тюльпаны миллионами.

Унмукта предложил мне на выбор несколько сортов тюльпанов, и я выбрал именно этот, чтобы ему дали мое имя.

6 июля 2005 года
Площадка Устремления
Джамайка, Нью-Йорк

Примечание

Посмотрев подборку видео, освещающих Всемирный Бег Гармонии, Шри Чинмой сказал следующее.

Дух самоотдачи, облетающий весь мир

У меня была мечта, и эта мечта была — Бег Мира. Бег Мира, который мы теперь называем Всемирным Бегом Гармонии, — это мечта, вечно цветущая мечта нашего Источника. Эту нашу мечту бесконечно выше оценят в ближайшем будущем, а в отдаленном будущем и подавно.

Мы спели песню о Покое Бога. Сейчас мы бежим в сердце, в душе и в жизни бегунов. Мы бежим в них и через них. Каждый бегун по праву заслуживает от меня самой большой благодарности. Своей поддержкой нам очень помогают президенты, мэры и другие официальные лица разных государств и стран. Все они — миролюбивые дети Бога. Мы стараемся служить Богу особым образом, и эти миролюбивые души, поддерживающие нас от всего сердца, заслуживают от меня вечно цветущей благодарности.

Наши физические тела не могли и не смогут обойти весь мир из края в край, это верно. Но дух, живущий у нас глубоко внутри, и дух, который мы реально представляем собой, уже много-много раз облетел весь мир. Во время высшей медитации я много-много раз ясно видел, что дух нашей самоотдачи во всей его красоте и благоухании охватил весь мир из края в край. И не только это, а кое-что еще: не счесть душ, еще не увидевших света дня, но когда они придут в мир, они почувствуют, они непременно почувствуют этот дух самоотдачи, все летающий и летающий вокруг всего мира. Красота, благоухание, свет и восторг этого духа зажжет пламя устремления во вновь пришедших на землю. Они будут петь ту же песню о мире, вселенском покое.

Сегодняшний мир хаоса не сможет оставаться таким вечно. Мировая гармония, мир во всем мире не просто слова — это реальности, божественные реальности и высшие реальности. Для всех нас, кто стремится стать добрыми гражданами мира, наш Бег Всемирной Гармонии — это исключительно важная вдохновенная идея.

6 июля 2005 года
Площадка Устремления
Джамайка, Нью-Йорк

Примечание

6 августа 1977 года Шри Чинмой спросил своих учеников о том, что, по их мнению, представляет собой высшая реальность, которую может дать этот мир. Многие высказывали предположения, но все они и близко не напоминали ответ Шри Чинмоя.

Единственная абсолютная уверенность

Судя по моему опыту, высшая реальность, которую дает этот мир, — это неопределенность. Мой личный опыт показывает, что в этом мире все неопределенно, абсолютно все. Вот какую высшую реальность может предложить этот мир. Что бы мир нам ни давал, в этом всегда есть неопределенность. Достижение мира совершенно неопределенно. В этом мире можно получить высшее осознание Бога, но, что бы вы ни получили от этого мира, у вас нет уверенности, абсолютно никакой уверенности. Судя по моему личному опыту, неопределенность — это кульминация всего, что может предложить этот мир. Если вы как человек отождествляетесь с сознанием мира, вы можете подумать: «Я уверен в том, что будет происходить», но в следующий же миг вы погружаетесь в полную неопределенность. Вы не можете сказать, что случится даже секунду спустя. Сегодня вы уверены, что не станете что-то делать, что-то говорить, но в следующий миг вы можете сделать нечто диаметрально противоположное. Вы обещаете, что никогда никому не позавидуете, ну никогда. Но что у вас за уверенность? По своим многократным опытам вы уже знаете, что все неопределенно. Вы обещаете быть хорошим человеком, но что говорит ваш опыт? Ваше обещание самому себе зыбко и долго не живет. Хорошо, когда удается сдержать подобное обещание, но внутри этого обещания — неопределенность.

Определенность — дело веры, веры в себя. Если вы верите в себя, то вы знаете, что сделаете это, скажете это, станете этим. У вас есть определенность: вы уверены, что сделаете это, скажете это, станете этим. Но если у вас в жизни нет определенности, рождается неверие. Если вы не верите в себя, если не верите в свое обещание, то вы его не сдержите. И, с другой стороны, стоит вам не сдержать обещания, как вы будете верить в себя? Тогда вам придется начинать все с начала. Все вытекает из неопределенности. У вас имеется решимость, но даже внутри решимости нет определенности.

Сейчас я говорю о том, что вы получаете от этого мира. Но если вы захотите получить что-либо действительно ценное в этом мире, то вы можете получить осознание Бога, можете получить бесконечный Покой, Любовь и Блаженство. Но всего этого вы не получаете от этого мира.

Если вы отождествляетесь с этим миром, то даете опыт неопределенности не только себе, но и другим. Но если же вы отождествляетесь с некоей внутренней силой, со своим Учителем или с Богом, все становится определенным, все случается. Оно может случиться позже, может сдвинуться во времени, но оно случится непременно. Вы непременно станете совершенным инструментом, это абсолютно верно. Если вы отождествитесь со мной, это событие станет лишь вопросом времени. Оно может произойти завтра, а может в отдаленном будущем. Но если вы не отождествляетесь со мной, все становится абсолютно неопределенным. Отождествление со мной — это единственное, что даст вам определенность. Как только вы потеряете это отождествление, мир внесет неопределенность в ваше тело, витал, ум и сердце, даже в вашу душу. Сама душа будет страдать от неопределенности. Душа скажет: «Действительно ли это случится?»

Быть единым целым со мной в уме всегда трудно, ведь человеческий ум всегда полон сомнений; но даже в уме у вас появится определенность, если вы отождествитесь со мной. Если тело вялое, а витал агрессивен, мы можем потащить на себе дохлого слона, мы можем попытаться управлять бешеным слоном. Но если в уме зарождается рак-сомнение, это очень опасно. Когда рак-сомнение разрастается, это духовная смерть. Однако можно победить даже рак-сомнение, если стать единым с Волей Всевышнего во мне.

Если вы едины с моей волей, то все определенно, определенно. Но как только вы утрачиваете единство с моей волей, делу конец; от неопределенности может страдать даже ваша душа. В это время душа может быть целиком закрыта волей тела, волей витала и волей ума. Если единства нет, все сплошь неопределенность.

Если отождествляться с миром, всегда будешь неуверен, не сможешь сказать, что нечто точно произойдет. Абсолютную определенность приносит только постоянное единство с Волей Бога.

6 августа 1977 года
Джамайка, Нью-Йорк