Вопрос: Я знаю, что вы жили в ашраме Шри Ауробиндо. На меня произвело огромное впечатление, что все члены ашрама не вступают в брак ни в каком возрасте. Даже будучи женатыми, они практикуют брахмачарью, или воздержание. Я заметил, что у многих ваших преданных нет детей. Мне хотелось бы узнать, как вы наставляете или вдохновляете их или разговариваете на тему брахмачарьи в браке.

Шри Чинмой: Это основывается на моем личном опыте во внутреннем мире, который вырос из моей молитвы и медитации. Каждый духовный Учитель полностью зависит от адеш, или божественного приказа. Когда мне было тридцать два года, я получил от моего Господа Всевышнего приказ приехать в Америку, чтобы служить тут ищущим. Большинство моих учеников неженаты. Я их спрашиваю, чего они на самом деле хотят от жизни: радости или удовольствия. Между тем и другим существует огромная разница. За жизнью удовольствия всегда следует разочарование, а за разочарованием идет разрушение. Когда мы переживаем настоящее разочарование, за ним неминуемо следует наше разрушение. Но если мы получим хоть каплю блаженства от молитвы и медитации, наше внутреннее существо сразу же погрузится в море света и восторга. Если мы во время медитации хоть на пять секунд получаем переживание божественного света, мы весь день летаем в небе Бесконечности и плаваем в море Восторга.

Я говорю своим ученикам: «Я не падал перед вами ниц и не умолял приходить на наш путь. Нет, вы увидели и почувствовали нечто во мне, и я тоже увидел и почувствовал нечто в вас. Это не было чем-то односторонним — нет, нет, нет! Я ощутил в вас настоящий внутренний голод, а вы почувствовали во мне настоящего старшего брата, который проявит к вам максимум любви и сострадания. Когда-то вы барахтались в удовольствиях невежества, но теперь вы устремляетесь и сознательно взываете о свете.

Поэтому единственное, что по-настоящему принесет вам удовлетворение и даст осуществление, — это внутренняя радость, которую вы получите от своей молитвы и медитации». Пятнадцать-двадцать лет тому назад, до того, как прийти на наш путь, некоторые из моих учеников принимали наркотики. Увидев меня на лекции, когда я выступал, отвечал на вопросы или медитировал с ними, они бросили их принимать, потому что осознали, что это больше не сможет утолять их голод. Они хотели чего-то другого.

Ребенок, когда ему один-два годика, считает грязь и землю едой. Он тащит в рот все, что увидит. Мама его ругает и учит есть то, что нужно. Затем, когда ребенок подрастет, он захочет есть только хорошую пищу. Точно так же, вступив в духовную жизнь, мы прекращаем есть грязь и глину жизни удовольствия и пьем только внутренний нектар божественной радости.

Каждую секунду мы можем подниматься или опускаться, в зависимости от того, что мы видим, что делаем и во что погружаемся. Я хожу во многие индийские рестораны и ем острую пищу; наверное, это нравится человеческому во мне. Но сегодняшняя пища необычайно порадовала божественное во мне, потому что была совершенно саттвической. От сегодняшней пищи я получил настоящее, божественное питание, и не только потому, что пища была такой чистой, но и потому, что я нахожусь здесь с Гурудева и его дорогими преданными. В других индийских ресторанах нет ведических песнопений; вместо этого слышишь рок-н-ролл и другую небожественную музыку. Я стараюсь есть, но силы низшего витала и плохие вибрации в тех местах пытаются стащить меня вниз, поэтому я все время сижу как на иголках. Но здесь мне не о чем беспокоиться, ибо кто кого собирается стащить вниз? Напротив, мы здесь стараемся друг друга только поднять.

Редактор: То есть, вы имеете в виду, что, как вы чувствуете, брахмачарья важна в духовности?

Шри Чинмой: Абсолютно, но я не могу ожидать, что у некоторых это произойдет сразу же. Если человек учится в школе, я не могу ожидать, что он вдруг возьмет и получит научную степень. Кроме того, сейчас на дворе двадцатый век, и я стараюсь быть реалистом в отношениях со своими учениками. Женатым я говорю: «Не пытайтесь научиться воздержанию мгновенно. Медленно, но верно сокращайте свой физический, земной голод».

С другой стороны, есть такие люди, которые готовы бежать в своей духовной жизни очень быстро. Возможно, они родились в духовной семье, и их родители и старшие братья и сестры уже следуют духовной жизни, поэтому у них есть необходимая основа. Те, кто уже пробудились, более чем готовы соблюдать строгую дисциплину жизни воздержания. Я говорю им: «От вас зависит, насколько быстро вы захотите бежать по Дороге Вечности. Если вы стремитесь бежать быстрее всего, если вы жаждете света, то вам надо делать то, что абсолютно необходимо для увеличения скорости».

Редактор: Что же это?

Шри Чинмой: Наша философия такова:

Asato ma sad gamaya
Tamaso ma jyotir gamaya
Mrityor ma amritam gamaya

Веди меня от нереального к Реальному.
Веди меня от тьмы к Свету.
Веди меня от смерти к Бессмертию.

Как личность я знаю, что сковывает меня, вы знаете, что сковывает вас, он знает, что сковывает его. Мы можем назвать это искушением, невежеством или чем-то другим, но оно проявляется разными способами. То, что мешает одному человеку совершать прогресс, отличается от того, что мешает совершать прогресс кому-то другому. Один человек страдает от зависти; другой страдает от неуверенности или нечистоты. Но какова бы ни была наша проблема, мы всегда можем найти решение, отдав проблему Богу, нашему Внутреннему Кормчему.

Скажем, кто-то страдает от нечистоты. Я говорю этому человеку: «Думай о себе как о ребенке лет шести-семи. Ты вышел погулять, играл в грязи, и теперь ты с головы до ног вымазался грязью и глиной. Но ты знаешь, что есть человек, который может сразу же снова сделать тебя чистым, — твоя мама. Так что беги к маме, и она тебя отмоет». Ребенок бежит к маме без всякого стыда и смущения. Он просто идет к ней и тут же становится чистым.

Точно так же, сколько бы нечистых или небожественных поступков мы ни совершили, всегда есть Тот, к кому можно прийти за очищением, — и это Бог, наш Возлюбленный Всевышний. Он всегда готов нам помочь, ибо это Его прямая Обязанность. Бог никак не может быть удовлетворен, если Его ребенок, Его избранный ребенок, весь в грязи. Поэтому, если я в чем-то поступил неправильно, то я пойду за спасением прямо к Нему, и Бог сразу же меня очистит. Если мать видит, что ее сын сделал что-то не так, она тут же потихоньку это исправляет, потому что хочет, чтобы соседи говорили: «О, он такой хороший мальчик!»

Мы стараемся спрятаться от Бога, но как спрятаться от Того, кто вездесущ? Бог так нежен и сострадателен, но Он пытается это скрыть. Так Он играет в Свою Космическую Игру. Но надо понимать, что Бог стремится совершенствовать нас каждый миг. Такова задача, которую Он на Себя взял. Мы никогда, никогда не будем достойны Сострадания Бога, но Он принял вызов. Мы Богу вызова не бросали; Бог Сам его Себе бросил. Наша задача — лишь иметь в Него несгибаемую веру, а еще благодарность и отречение.

Все мы молимся — и вы, и я, и каждый человек. Может ли быть молитва более высокая, более просветляющая или более осуществляющая, чем «Да будет Воля Твоя»? Эта молитва достигает высочайших высот. Покой начинается, когда заканчивается ожидание. Если я делаю вам одолжение, я сразу же жду одолжения в ответ. А если вы не оправдываете моих надежд, я начинаю выискивать в вас недостатки. Но когда мы молимся Богу, в молитве не должно быть корысти. Это бескорыстное чувство — вот что нас спасет. Я говорю своим ученикам, что их святая обязанность — молиться и медитировать рано утром, но потом они должны предоставить Богу делать то, что Он считает наилучшим, ибо Он знает, что нам необходимо для совершения самого быстрого прогресса.

Скажем, ребенок находит на дороге монетку и мчится к отцу, чтобы ее отдать. Эта монетка — его единственное достояние, но он с радостью отдает ее отцу. Как же тогда поступит отец? Отец знает, что на эту монету ребенок мог бы что-нибудь купить или, как жадина, просто спрятать ее. Но он радостно и весело отдал ее отцу, потому что он очень любит отца и очень ему верит. Отец так доволен ребенком, что даст ему десять долларов. Так как ребенок пришел к нужному человеку, он получил намного больше, чем мог бы получить в ином случае.

Когда мы возносим молитву одухотворенно, с любовью и не ставя условий, мы получаем бесконечно больше, чем можем даже себе представить. Но молитва должна быть бескорыстной. Мы будем поступать правильно, но без всяких ожиданий. Я говорю своим ученикам: «Зачем чего-то ожидать? Разве вы нищие? Если вы знаете, что ваш Отец — целиком для вас, и если вы считаете Отца своим, совсем родным, как же у вас не будет веры в то, что Он даст вам все, что вам нужно?» Малое дитя только и умеет что плакать. Если ребенок проголодался, он плачет, и мама прибегает к нему, где бы она ни находилась. Ребенок не говорит слова «молоко»; он не просит ни о чем конкретном. Его дело — плакать. Тогда прибегает мама и приносит молоко, потому что она знает, что ему нужно.

Точно так же нам надо лишь взывать к Богу о том, чтобы Он сделал нас Своим хорошим инструментом. Мы помолимся: «Я у Твоих Стоп. Просто сделай меня хорошим инструментом». Чтобы сделать меня хорошим инструментом, Бог, несомненно, сделает меня простым, искренним, чистым и самоотверженным. Как же мне стать Его хорошим инструментом, если у меня нет этих качеств? Но эти хорошие качества мне не надо специально перечислять — вовсе нет! Я буду только взывать о том, чтобы стать Его хорошим инструментом, и Бог, несомненно, даст мне все, что нужно, чтобы сделать меня хорошим инструментом.

С другой стороны, нам надо понимать, что все происходит в избранный Богом Час. Мы сеем семя и тут же ожидаем появления дерева, но ведь на это требуется время. Надо дать возможность семени прорасти. Сначала оно должно превратиться в крошечный росток, прежде чем стать огромным баньяном. Духовные ищущие часто совершают ошибку, ожидая результата немедленно. Но надо понимать, что на все требуется время. Это все равно что включать горелку на газовой плите. Можно поворачивать ручку, но огня не будет, пока не довернешь ручку до определенного положения. Поэтому я говорю своим ученикам, что надо ждать избранного Богом Часа. Этот Час наступит, только когда Бог даст нам способность. Я буду молиться, но Он осуществит Себя во мне и через меня только в избранный Им Час.

Всем нам нужна свобода, все мы хотим свободы. Это не свобода Цезаря или Наполеона, желавших покорить мир, а свобода Иисуса Христа или Господа Кришны, или Господа Будды, которые хотели только любить мир и служить ему. Свободу-единство — вот что мы стараемся обрести. Нам надо чувствовать, что весь мир принадлежит нам, что мы неотъемлемая часть мира и нам предназначено ему служить. Если мы будем это чувствовать, если мы одухотворенно и бескорыстно будем молиться Богу, то мы, несомненно, превратимся в хорошие и совершенные Его инструменты.

Переводы этой страницы: Italian , Czech
Эта страница может быть процитирована с помощью cite-key sca 35