Есть ли какое-либо духовное качество, которое я могу призывать во время пробега на 3100 миль в этом году, или что-то новое, что я могу делать, чтобы по-настоящему радовать Всевышнего? Внешне я знаю, что цель — закончить пробег, превзойти своё лучшее время и так далее, но есть ли что-то, что я могу делать внутренне, чтобы радовать Всевышнего?

Шри Чинмой: Нет никакого «внутреннего» и «внешнего». Если мы чувствуем, что между внутренней жизнью и внешней жизнью есть какое-то различие, то мы всегда будем неудачниками. Не должно быть никакой разницы между внутренней и внешней жизнью — ни капли. Если к нам в голову придёт хорошая мысль, то эту хорошую мысль нам надо проявить во внешней жизни. Внутреннее и внешнее надо принимать как лицевую и оборотную стороны одной монеты. У монеты две стороны, но на какую бы сторону ты ни посмотрела, это будет монета всё того же достоинства. Обе стороны равно важны. То, что есть у тебя внутри, хорошая это мысль или плохая, автоматически получает выражение.

Теперь вопрос в том, какие качества тебе надо вынести из своей внутренней жизни во внешнюю в то время, когда ты бежишь? Первое — энтузиазм. Кто воплощает энтузиазм? Маленький ребёнок. У кого может быть больше энтузиазма, чем у ребёнка? Он заходит в сад и бегает туда-сюда, туда-сюда, любуясь всем, что видит. Затем, в дополнение к энтузиазму, тебе нужно рвение. Опять же, у кого рвения больше, чем у маленького ребёнка? Если он играет с какой-нибудь игрушкой, он весь просто поглощён этим, игрушка — весь его мир.

Каждый день, когда ты бежишь, ты должна чувствовать, что это золотая возможность проявить признательность Тому, кто вдохновляет тебя. Тебе всегда надо чувствовать, что Всевышний вдохновляет тебя бежать эту дистанцию, которая длиннее самого длинного. Некто умоляет тебя, побуждает тебя поступать правильно. И когда ты соглашаешься и говоришь: «Да, я это сделаю», этот Некто Сам бежит в тебе и через тебя. Сначала Бог приходит и молит нас: «Будь хорошим человеком, будь хорошим человеком». Затем, когда мы решаем, что должны стать хорошим человеком, когда мы говорим: «Да, Господь мой, я решил стать хорошим человеком», Бог Сам становится этим хорошим человеком. Точно так же, когда ты бежишь, если ты повторяешь молитву: «Боже, сделай меня, пожалуйста, хорошей бегуньей. Я хочу на сей раз совершить прогресс в своём беге», то это хорошая молитва. В это время Бог Сам станет хорошим бегуном внутри тебя.

Далее, во время пробега на 3100 миль тебе придётся бороться с усталостью — когда ты утомляешься, изнемогаешь, теряешь силы. Пока ты в уме, ты всегда будешь чувствовать себя усталой, выбившейся из сил, слабой и тому подобное. Но в тот самый момент, когда ты входишь в сердце, усталости нет. Постоянный поток энергии — вот что ты обнаруживаешь.

Когда ты делаешь что-то для Всевышнего и находишься в сердце, ты можешь работать часами, день и ночь. Именно так это всегда и происходит, когда мы что-то или кого-то любим. Вчерашний день тому пример. Несмотря на усталость, твоя лучшая подруга так прекрасно всё украсила на твой день рождения. Её усталость исчезла благодаря её любви. Но если бы она находилась в уме, она поработала бы короткое время, а потом бы бросила работу. Тогда она не сделала бы таких прекрасных вещей.

Если ты находишься в сердце, энергия и сладостность текут к тебе постоянным потоком. Нам всем надо развивать чувство сладостности. Сладостность — ни мужское, ни женское качество. Говорят, что только у девушек, а не у мужчин, может быть сладостность, но сладостность — ни мужское, ни женское качество. Сладостность — это реальность, постоянно дающая нам новизну и свежесть.

Если рано утром, когда ты просыпаешься, ты испытываешь сладостное чувство внутри, то всё бывает прекрасным. Если внутри есть сладостность, прекрасен весь мир. Но если у тебя внутри горечь, то, что бы ты ни увидела, даже если ты посмотришь на мой Трансцендентальный портрет, ты не почувствуешь никакой радости. Но внутренняя сладостность видит мир прекрасным.

Когда ты бежишь эту длинную дистанцию, ты видишь, как мимо проезжают сотни машин и множество людей создаёт шум. Но тебе надо чувствовать, что ты бежишь не вокруг большого квартала; ты просто бежишь внутри своего сада-сердца, где есть прекрасные цветы, разные растения и деревья. Если ты сможешь не только видеть, но и чувствовать, что каждый раз, когда ты пробегаешь круг, ты бежишь лишь внутри своего прекрасного сада-сердца, то ты сможешь внести сладостность абсолютно в каждый шаг, который ты делаешь.

Покрытие, по которому ты бежишь, — твёрдый бетон. Я не могу на нём даже заниматься ходьбой. Когда ты делаешь круги, через час-два или через несколько дней этот твёрдый материал, от которого ты отталкиваешься, начинает наносить удары по твоему уму. Ты начинаешь думать: «Это просто ужасно. Каждый день мне надо пробегать шестьдесят миль» и тому подобное. Но кто подсчитывает мили? Ум. Ум говорит: «О Боже мой, сегодня мне надо пробежать шестьдесят миль, а я не пробежала и двадцати!» Тут-то ты и пропала! Ум, твой злейший враг, является мучить тебя.

Но сердце не считает миль. Сердце просто бежит, бежит, бежит. Потом, через какое-то время, сердце скажет: «Ну, посмотрим, сколько миль пройдено». К этому моменту ты, возможно, уже пробежишь сорок миль. Сердце не высчитывает. Ум высчитывает от одного к двум, от двух к трём, от трёх к четырём и так далее. Ум старается добраться до цели, отрезая, отрезая, отрезая. Но сердце старается увидеть и почувствовать исходную точку и конец одновременно. Для сердца цель находится не где-то в другом месте. Только для ума цель — где-то там.

Сердце просто скажет: «Пожалуйста, отведи меня к моей цели». Вчера в молитве, которую я дал перед тем, как поднять 1300 фунтов, я сказал Всевышнему: «Отведи меня к моей цели. Это очень долгое путешествие». Когда я давал молитву, говорило моё сердце. Как одухотворённо я её произносил! Так что внутри сердца и стартовая черта, и финишная прямая существуют вместе.

Если ты сможешь чувствовать, что ты пяти- или шестилетний ребёнок, усталость в твой ум не войдёт. Ребёнок не знает, что такое усталость. Он знает только, что такое энтузиазм и рвение. Никогда не думай о шестидесяти милях или 3100 милях. Никогда не относись к расстоянию таким образом, никогда! Беги лишь ради радости бега. Когда ты бежишь ради радости, даже пока ты бежишь, ты иногда думаешь обо мне или о чём-то очень божественном и сладостном. Тогда к тому времени, когда ты обычным образом пробежала бы девятнадцать миль, ты уже пробежишь двадцать три. Ты спросишь: «Как же я так быстро пробежала?» Это потому, что твоё сердце наслаждалось божественностью, когда ты думала обо мне или о своей душе. Когда сердце начинает действовать в ногах или в теле и через них, то пройденное расстояние всегда оказывается намного больше. Иначе ты пробежишь пять миль и сойдёшь с дистанции. Когда бежит сердце, ты пробежишь целых двадцать миль, а потом скажешь: «Как же я смогла так далеко убежать?» Ответ таков: потому что в это время ты была в другом мире. Божественность другого мира постоянно помогала тебе и поддерживала тебя.

Когда ты бежишь, никогда не думай, что тебе сорок три или сорок четыре года. Думай, что тебе всего шесть или семь лет. Если тебе всего шесть-семь лет, то чего тебе бояться? Когда я поднимаю тяжёлый вес, разве я говорю в это время: «О Боже мой, мне шестьдесят девять, почти семьдесят лет. Как же я это подниму?» Тогда мне бы пришёл конец! Я бы просто пошёл туда и сказал: «О Боже мой, это же может свалиться мне на голову! Я умру, или мне придётся провести в больнице всю оставшуюся жизнь». Вот такие мысли подбрасывает мне ум.

Но сердце воспринимает вес совсем не так. Сердце воспринимает вес как большую игрушку. Когда ребёнок получает игрушку или мой пёс Чела получает игрушку, она может оказаться такой большой, что он не может её даже с места сдвинуть, но он так счастлив, что ему досталась такая большая игрушка. Если говорить о себе, то я отношусь к весу как к игрушке. И ты тоже, когда думаешь о длинной дистанции, старайся представлять себе, что с ней можно поиграть. Не думай о расстоянии как о чём-то, что нужно преодолевать. Не думай о том, что ты утомишься, измучаешься или до смерти устанешь. Тебе надо относиться к бегу как к игре, в которую ты любишь играть. Любая игра, которая тебе нравится, — чувствуй, что ты в неё играешь. Не думай о том, что ты бежишь такую длинную дистанцию, что каждый день ты устаёшь. Нет! С усталостью появляется печаль, а потом ты расстраиваешься — и всё!

Ребёнок каждый день играет в новые игрушки. Сегодняшняя новая игрушка может оказаться даже хуже вчерашних игрушек. Но именно от того, что она новая, ребёнок и получает огромную радость. У моей собачки Челы так много хороших игрушек. Но если ему принести новую, даже если это будет точно такая же, какая у него есть, он придёт в такой восторг! Точно так же, каждый день, выходя бегать, ты должна видеть новизну, новизну, новизну. Всегда думай о саде сердца. Когда ты гуляешь или бегаешь в саду, ты не устаёшь благодаря прекрасным цветам и аромату. Всё чарует, всё вдохновляет. Когда ты думаешь об улице, то там только рычащие львы и оглушительный шум. Но когда ты бежишь в своём саду-сердце, ты испытываешь такое сладостное чувство. Это твой сад; ты сама в нём хозяйка.

Когда очень мощно работает твой ум, ты себе уже не хозяйка. Тобой распоряжаются сомнение в себе, самокритика, страх, тревога и беспокойство. Ты постоянно думаешь: «Смогу ли я завершить пробег?» Эти враждебные силы начинают распоряжаться тобой. Но когда ты бежишь внутри своего сердца, тогда тобою распоряжается твоя любовь к Богу; тобою распоряжается твоё отречение перед Волей Бога. Если ты сможешь сохранить это чувство в своей внешней жизни, пока бежишь, то проблем не будет. Всегда думай, что это сад, а не улица и не большой квартал.

Не беги в уме. Даже если ты одурачишь ум сегодня, он вернётся завтра и с удвоенной хитростью сделает твою жизнь несчастной. Ты должна сказать уму: «Держи свои хитрости при себе. Я хочу играть со своей игрушкой-сердцем, а не с тобой. Ты считаешь свои игрушки прекрасными, но я не согласна. Раньше я была глупа; я наслаждалась тобой. Но сейчас я мудра. Я хочу наслаждаться своей игрушкой-сердцем. Игрушка-сердце всегда приносит мне счастье и новизну, новизну и счастье».

Если во время бега ты можешь заставить себя чувствовать, что Некто бежит внутри твоего сердца, или что бежит твоё сердце, или что ты бежишь в своём сердце, то усталость исчезает, сила расстояния исчезает. Появляется лишь сила единства, единства, единства с Волей Бога.

Все свои благословения, всю свою любовь, всю свою благодарность, всю свою гордость и гордость и гордость я отдаю тебе за то, что ты бежишь эту длинную, невообразимо длинную дистанцию.

Шупрабха Бекйорд является одной из самых активных в мире бегуний на супердлинные дистанции. В 90-е годы она за четырнадцать многодневных пробегов преодолела 20108 миль. Она является единственной женщиной, трижды успешно завершавшей 3100-мильный Пробег Шри Чинмоя, и одной из двух спортсменов, когда-либо трижды финишировавших в этом пробеге. Она является обладательницей американского рекорда в беге на 700, 1000 и 1300 миль. Она была первой женщиной, принявшей участие в 2700-мильном Пробеге Шри Чинмоя в 1996 году и установившей новые рекорды в беге на дистанции, превышающие 1300 и 2700 миль. Ранее в своей беговой карьере она пять раз выигрывала 7-дневный Пробег Шри Чинмоя, а также установила лучший в мире результат в беге на 1000 миль. Её лучший результат в 459 миль в 6-дневном пробеге считается шестым у женщин за всё время проведения этих соревнований.