Величие и добродетель

Мне хотелось бы прочитать совсем короткую лекцию о величии и добродетели. Мы сейчас находимся в Оксфорде. Оксфорд представляет собой место величия и добродетели. Оксфорд, я склоняюсь перед твоим величием, я склоняюсь перед твоей добродетелью! Твое величие полно божественного смысла, а твоя добродетель полна высшего одухотворения. Все, что в Англии есть великого, в миниатюре можно найти здесь. Сплав величия и добродетели — вот что такое Оксфорд.

Со всего света ради достижения величия сюда приезжают студенты, желающие совершенствовать ментальные знания высшего уровня. Затем они разъезжаются по своим странам и там отдают свет знаний, полученных здесь. Свет знаний, которые они распространяют, и есть добродетель.

Обладать величием — значит обладать верой в себя: в свое физическое, в свой витал, в свой ум и в свое сердце. Если у человека крепкое тело, то он верит в свою физическую силу. Если у человека динамичный витал, то он слепо верит в свой витал. Если человек одарен блестящим умом, он верит в свой ум. А если он одарен чистым и незапятнанным сердцем, то он безгранично верит в свое сердце.

Добродетель — это вера только в Бога, в Истину, в Свет. Становясь неотъемлемой частью Истины, человек принимает сторону Истины и Света. А когда он постоянно для Бога, это означает одну лишь добродетель, и больше ничего. Добродетель всегда обладает верой в Бога, Истину и Свет.

Величие — общепризнанное явление. Добродетель тоже общепризнанное явление. Но в ней есть еще кое-что. Она реальность, которая любима всеми. Величие мы наблюдаем во внешней жизни. Добродетель — во внутренней жизни. Физическими глазами мы видим, что вокруг нас, по всему миру существует величие.

Своим божественным сердцем мы чувствуем добродетель внутри себя и внутри других.

Бог велик, потому что Он сотворил этот мир. Это реальность, которой учили нас родители, друзья, весь мир. Бог также и добродетелен, добр, сострадателен. Он Источник внутри нас, Он для нас, вечно для нас. Он хочет дать нам освобождение, Он хочет дать нам просветление, Он хочет даровать нам осознание, удовлетворение и осуществление. Он Творец всего благого. Это Бог-Добродетель. Бог-Творец — это Величие, а Бог, любящий Свое творение, — это Добродетель. Мы любим Бога не потому, что Он невероятно велик, а потому, что Он добродетелен в проявленном и непроявленном. Величие нас изумляет. Добродетель нас просветляет и освобождает от оков рабства.

Величие можно выразить на животном уровне — в ссорах, сражениях и попытках уничтожить друг друга. Когда мы живем вместе, семьей, и любим друг друга, величие выражается на человеческом уровне. Когда мы стараемся поднять друг друга и помочь друг другу в достижении высших высот, тогда величие выражается на божественном уровне. Наконец величие выражается на высшем уровне, когда мы говорим миру, что Бог — Вечная Реальность — также вечно добродетелен, Он Источник. Он ждет, чтобы мы порадовали Его так, как Он того хочет. И тогда благодаря своему осознанному и постоянному отречению перед Волей Бога мы достигаем величия, высшего величия.

Обычно человеческий ум жаждет величия, а вот божественное сердце стремится к добродетели. Иногда мы видим зияющую пропасть между умом и сердцем, между целью, которой хочет достичь ум, и целью, которой хочет добиться сердце. Ум старается видеть цель, отделяя одну реальность от другой. Он все хочет видеть крошечными кусочками, а сердце хочет видеть цель, реальность как нечто целое, единое и неразделимое. Ум и сердце подходят к реальности по-разному, но разделение между ними не может существовать всегда. Им придется соединиться, чтобы достичь высшей истины. Ум бывает двух видов: физический ум и просветленный ум. Физический ум скован физическим миром. Ему хочется возвышаться над миром. Ему хочется хоть на немного подняться выше других, чтобы ими управлять. Сознательно или неосознанно, волей или неволей, но он испытывает огромную радость от чувства разобщения.

Просветленный ум совершенно иной. Он стремится к безбрежности внутри и вовне. Он ничего не желает, кроме безбрежности, а в безбрежности он хочет расти и сиять.

Человеческое сердце, которое расположено совсем рядом с витальным центром, часто испытывает неуверенность. Оно не хочет впускать внутрь себя других. Оно чувствует, что, когда другие захотят найти в нем прибежище, сосуд может не выдержать. Оно кажется себе таким маленьким. Поэтому человеческое сердце зачастую бывает неуверенным, робким. И из-за того, что оно находится очень близко к виталу, то, сознательно или нет, оно как магнитом притягивает нечистоту из недисциплинированного витала. Но есть еще и духовное сердце. Это сердце всегда в союзе с душой, оно установило с душой единство. Душа, прямой представитель Господа Всевышнего, обладает безграничным светом. А духовное сердце свободно входит в душу. Поэтому ему легко принести свет души в себя.

Единство духовного сердца и безграничность просветленного ума должны соединиться. Можно установить единство с другим человеком или с какой-либо крошечной вещью. Но если вместе с единством у нас будет безграничность, если мы сможем добиться единства с безбрежным творением Бога, мы станем совершенными. Подобно этому, в безграничности без единства толку нет. Творение Бога огромно, но если нам не удастся добиться единства с этим простором, он останется бесплодной пустыней. Чтобы стать совершенными, нужно создать внутри себя безграничность и единство и постепенно превратиться и в безграничность, и в единство.

Существует два мира. Один — мир желания, другой — мир устремления. Когда мы пребываем в мире-желании, рождается величие. А когда мы пребываем в мире-устремлении, рождается добродетель. Благодаря тому, что мы ищущие, мы сознательно стараемся выйти из сферы мира-желания и обосноваться в мире-устремлении.

Желание познать мир и желание познать себя — совершенно разные вещи. Когда мы хотим познать окружающий нас мир, не заботясь о единстве с ним, мы неосознанно стремимся к величию. А величие, несомненно, разобщит нас с миром. Но когда мы хотим полностью познать себя, мы приходим к осознанию того, что мы неотъемлемая часть целого, всеобъемлющей реальности. Не беда, даже если мы начинаем с мира-желания. Это намного лучше, чем остаться в мире вялости и дремоты. Ведь настанет время, когда мы увидим, что наше величие не принесло нам ни капли удовлетворения, потому что внутри величия мы увидим разочарование. Настанет время, когда нашему величию будет брошен вызов. Человеку кажется, что он великий певец. Но раньше или позже его гордость разобьется, когда он увидит, что другой певец лучше него. Как он тогда поступает? Он прибегает к добродетели.

Добродетель не соревнуется с окружающим миром, она лишь несет послание самопревосхождения. Если уж нам всем так нужно сравнивать, пусть сравнение будет с самим собой. Если уж всем нам так надо соревноваться, давайте соревноваться со своими собственными прошлыми способностями. Другого мира просто нет. Есть только наш мир постоянного и непрерывного прогресса. Мы стремимся лишь превосходить себя. В мире-желании есть и сравнение, и соревнование. А в мире-устремлении нам не хочется заставлять других чувствовать наше превосходство. Нет. Когда нам кажется, что у нас есть капля света, мы стремимся обрести изобильный свет, бесконечный Свет. Лишь благодаря постоянному устремлению мы превосходим собственные способности. Мы чувствуем, что, чем больше у нас растут способности и чем больше мы их используем для того, чтобы порадовать Внутреннего Кормчего так, как Он Сам того хочет, тем скорее мы станем Его совершенными инструментами.

Оксфордский университет
Оксфорд, Англия
19 июня 1976 года

Шри Чинмой, Лепестки моей розы, тома 1-7, Центр Шри Чинмоя, Москва, 2012