Мольба и улыбка

Мне хотелось бы немного поговорить о мольбе и улыбке: внешней мольбе и внутренней мольбе, внешней улыбке и внутренней улыбке. Внешняя мольба просит об известности и славе. Внутренняя мольба просит об Истине и Свете.

Когда мы идем по пути известности и славы, то наступает время — и у нас в друзьях оказывается разочарование. Этот друг-разочарование ведет нас к разрушению, а там и странствию конец.

Когда мы идем по дороге Истины и Света, нашим другом становится совершенство, и совершенство ведет нас к удовлетворению. Но там наше странствие не заканчивается; напротив, начинается новое, небывалое странствие. Ведь это удовлетворение не что иное, как вечно превосходящая себя Реальность.

Каждый раз, когда мы добиваемся удовлетворения, новая реальность вдохновляет нас превосходить себя.

Внешняя мольба живет во внешнем мире. Внешняя мольба просит о возможности овладеть миром, поставить его под свою власть, вершить правосудие на свой лад. Нам хочется владеть миром именно потому, что внешний мир не у нас внутри. Все, что не внутри нас, мы не считаем своим.

Внутренняя мольба живет в мире устремления. Устремление в конечном счете приносит нам осознание. Осознание означает единство с Бесконечным. Каждый из нас как ищущий становится неразделимо единым с Бесконечным, когда осознает свое трансцендентальное «Я». Внутри своей трансцендентальной Реальности мы видим весь мир с его мольбами и улыбками.

Внешняя улыбка — это улыбка на лице. Зачастую внешняя улыбка нас утешает, хотя и не всегда бывает воодушевляющей и просветляющей. Мы временами замечаем, что за внешней улыбкой кроется какой-то мотив. Внешняя улыбка временами хочет взаимности; мы улыбаемся и хотим, чтобы мир улыбался нам в ответ.

Внутренняя улыбка — это улыбка сердца. Такая улыбка вдохновляет ищущего и возвышает его сознание. Когда внутренняя улыбка проявляется во внешней улыбке, она напоминает ищущему о его обещании Абсолютному Всевышнему. Обещание это — осознать Бога, раскрыть Бога миру и проявить Бога здесь, на земле. Когда внешняя улыбка проявляется через улыбку внутреннюю, это заверение, которое внешняя жизнь дает жизни внутренней. Внешняя жизнь говорит внутренней жизни: «Прости, что я так долго к тебе не приходила. Но отныне я стану неразделимо единой с тобой. Я стану всячески тебе помогать, и не только; я буду тебя радовать и осуществлять так, как ты этого хочешь. Я буду осуществлять тебя так, как ты хочешь, потому что знаю, что ты хочешь абсолютно того же, чего хочет Бог».

Человеческая жизнь сама по себе — это мольба от начала и до конца. Как только рождается ребенок, он обращает свой крик к Матери-Земле. И снова, когда он на пороге ухода за завесу Вечности, он обращает свою мольбу к Матери-Земле. С внешней точки зрения ребенок кричит, потому что мир ему чужой. Мир чужой для новорожденного младенца, вот он и кричит. И тот же человек, когда он на пороге смерти, страшится другого мира. Поэтому он и кричит. Таково человеческое, внешнее объяснение реальности, которую мы видим.

Но есть и внутреннее объяснение, эзотерическое объяснение мольбы. Когда душа в человеческом теле вступает в мир проявления, она своим криком выражает благодарность Матери-Земле. Душа вступает на мировую арену и приносит благодарность Матери-Земле за то, что она ее приняла. И в конце своего путешествия та же душа благодарит физическим криком Мать-Землю за то, что она дала физическому телу возможность осознавать, раскрывать и проявлять на земле Истину и Свет.

Дитя человеческое кричит, прося у матери молока. Но это дитя человеческое благодаря своему устремлению становится божественным ребенком. Став божественным ребенком, он молит Вселенскую Мать, Абсолютного Всевышнего даровать ему Нектар, Восторг, Бессмертие. Своим человеческим существом он молит о молоке, питающем человеческое существо. Своим божественным существом он взывает о чем-то божественном и бессмертном.

Человеческая мольба и божественная улыбка временами встречаются. Человеческая мольба в физическом мире и божественная улыбка в витальном мире временами встречаются. Когда у нас умирает близкий, мы плачем. Когда мы плачем, душа, которая пребывает близко к нам в витальном мире, улыбается. В витальном мире души, у которых есть привязанность к нам, у которых еще сохранилась тесная связь с миром, испытывают сильную радость, когда мы плачем по ним, и свою радость они выражают улыбкой. Но если эти души находятся во внутренних мирах намного выше витального мира, в интуитивном мире или в мире души, они просто наблюдают за прогрессом людей на земле. Если они видят, что их близкие на земле перед тем, как оставить тело, проявили все, что им было положено, они счастливы. Если нет, они грустят и чувствуют себя несчастными из-за близких.

Души, которые пребывают в мире душ, всегда следуют Воле Всевышнего. Иногда Воля Всевышнего терпимо относится к определенным вещам, иногда их одобряет, а иногда целиком вовлекается в то, что происходит на земле. Когда душа соединяется с виталом, особенно с низшим виталом, она теряет на время свою изначальную чистоту и не всегда следует Воле Всевышнего. Но она никогда не утрачивает своей сокровенной божественности, которая вечно бессмертна. Души, теряющие частицу своей универсальной Реальности, частицу своей божественности, становятся едиными с невежеством и превращаются в жалобный плач. С другой стороны, души, которые не смешиваются с низшим виталом и всегда обитают выше витального мира, здесь и повсюду, всегда пребывают в полном покое и блаженстве. Эти души постоянно улыбаются Небесам и земле. Взывают и улыбаются не только обычные люди, но и духовные Учителя высшего уровня, которые предлагают свои мольбы и улыбки человечеству.

Здесь, на Западе, Спаситель — это Христос. Христос молил о спасении человечества от греха. А грех не что иное, как ограниченное сознание, которое, к несчастью, мы считаем своим. И Христос по своей бесконечной Щедрости улыбнулся нам своей самой сияющей Улыбкой, когда сказал: «Воля Твоя да исполнится». Когда человеческое начало в Христе стало единым с нашей мольбой, он сказал: «Отче, почему я? На кого Ты меня покинул?» Однако, когда Христос стал единым со своей божественностью, своей собственной трансцендентальной Реальностью, он предложил всему миру свою высшую мудрость, свою улыбку: «Я и Отец — одно».

Мы на Востоке вспоминаем человеческую мольбу Будды о маленькой птичке еще до того, как он получил просветление. Его сердце буквально истекало кровью в мольбе о спасении жизни птицы, и он на самом деле ее спас. И в более поздние годы Господь Будда опять молил о просветлении человечества. Он добился просветления для себя, но его сердце молило о даровании его всему миру. Он открыл человечеству две возвышенные истины. Во-первых, он сказал: «Этот мир преходящ. Если ожидать здесь прочного удовлетворения, разочарования не избежать». Его второе послание всему миру было таким: «Найди Свет внутри. Будь Светом самому себе».

Христос учил нас освобождаться от сознания греха. Будда учил нас освобождаться от невежества и сознания рабства. По своему бесконечному Состраданию Христос учил нас посланию спасения, а Будда по своему бесконечному Состраданию учил нас посланию освобождения. Когда мы достигаем спасения, то все внутри нас, что уровнем ниже высшей Реальности, становится с этой высшей Реальностью единым. Когда мы достигаем освобождения, то все внутри нас, что ограниченно, все, что ставит нам пределы или связывает нас, становится совершенно свободным, просветленным, достигает совершенства и осуществления.

Устремление — это внутренняя мольба; с другой стороны, устремление — это внутренняя улыбка. Когда мы устремляемся к высшей Высоте, мы воплощаем внутреннюю мольбу. Когда мы спускаемся с высоты, чтобы служить Богу в каждом человеке, мы воплощаем внутреннюю улыбку. Каждая человеческая жизнь состоит из мольбы и улыбки. Мольба придает сил, улыбка ускоряет. Поэтому очень важны и мольба, и улыбка.

Видение Бога — это внутренняя Мольба о проявлении Его бесконечной Божественности. Реальность Бога — это внутренняя Улыбка, которая ширится и сияет в устремленном сознании человечества. Пока существуют человек и Бог, человек будет молить Бога об осуществлении на свой, человеческий лад, а Бог будет молить об осуществлении в человеке и через человека Своим, божественным Образом. Человек будет молить Бога о том, чтобы Бог даровал ему способность связывать мир; Бог будет молить человека о том, чтобы он освободил себя и других. Если кто-то оказывается желающим человеком, настанет время, когда он становится устремленным человеком. Тогда он говорит Богу: «О Господь Всевышний, я буду доволен только тогда, когда я смогу радовать Тебя так, как этого захочешь Ты». Бог и ищущий улыбаются одновременно. Земное сознание принимает божественное Сознание, а божественное Сознание принимает земное сознание ради трансцендентального Удовлетворения Реальности.

Американская церковь
Париж, Франция
15 июня 1976 года

Шри Чинмой, Лепестки моей розы, тома 1-7, Центр Шри Чинмоя, Москва, 2012