Духовность как искусство

Уважаемые ищущие, дорогие сестры и братья, я хочу поговорить о духовности как искусстве. Духовность не просто искусство; это божественное, просветляющее и несущее осуществление искусство. Труд художника-человека очень часто выражает его индивидуальность, личность и его земное сознание.

Труд божественного художника выражает Бога-Красоту, Бога-Божественность и Бога-Реальность. Художник-человек либо сдается на милость судьбы, либо восстает против нее. Божественный художник принимает судьбу и в конечном счете ее преобразует.

Искусство — это творчество, творчество — это искусство. Человеческое искусство зачастую создается под принуждением. Тело, витал, ум и сердце — всех их в обычном человеческом искусстве часто понуждают делать попытки создать нечто прекрасное, вечное и бессмертное. Но в духовном искусстве ничего не делается насильно. В духовном искусстве на передний план выходит психическое существо и старается предложить внутреннее искусство, которое уже бессмертно. Психическое существо вдохновляет тело, витал, ум и сердце на участие и сотрудничество в создании произведения искусства.

Великий американский философ Эмерсон высказал очень важную мысль об искусстве. Он сказал, что в искусстве рука никогда не создаст ничего выше того, на что может вдохновить сердце. К духовному искусству применимо то же правило. Но тут нужно еще сказать, что сердце никогда не создаст ничего выше того, на что может вдохновить душа. В обычном человеческом искусстве мы часто видим зияющую пропасть между самым возвышенным вдохновением сердца и ограниченной способностью руки. Но в духовном искусстве между способностью души и восприимчивостью сердца зияющей пропасти нет. Сердце становится сознательным инструментом способности души, и способность души действует в восприимчивости сердца и через нее. Устремленная восприимчивость сердца и просветляющая способность души дополняют друг друга.

В каждом художнике живет художник-человек и божественный художник. Божественный художник и художник-человек в своем творчестве играют в прятки. Когда в художнике проявляется человек, он выставляет свое искусство с надеждой на признание и восхищение. Ему хочется, чтобы критики и любители искусства превознесли его до небес. А когда в нем проявляется божественный художник, ему не нужно признания, он его не хочет; своим божественным искусством он хочет только возвышать земное сознание, вливать в земное сознание энергию и нести ему бессмертие.

Предмет и духовного, и обычного человеческого искусства — красота. Художнику-человеку нужно почувствовать и понять, что красота в его искусстве поверхностна. Но божественный художник делает совершенно иное открытие. Он открыл, что глубина красоты — это глубина души. К человеку, открывшему искусство глубокое, как душа, приходит вдохновение погружаться глубже. Погрузившись глубже, он обнаруживает Бога-Искусство. Бог-Искусство — это и раскрытие, и проявление вечно превосходящего себя сознания Вечного Сейчас. Искусство глубокое, как душа, постоянно ведет и направляет земное сознание к вечно превосходящей себя Реальности.

Духовное искусство — это божественное открытие. Оно осознает, что высшее открытие можно сделать только в духовности и через духовность. Высшее открытие — это осознание Бога. Конечная цель духовного искусства — осознание Бога. К осознанию Бога можно прийти лишь тяжким трудом. Ничто вечное не достигается мгновенно. Прежде чем человек увидит Бога лицом к лицу или сольется с бесконечным Покоем, Светом и Блаженством, может пройти много инкарнаций, много веков. Мы в обычном человеческом мире знаем, как упорно трудились Хиллари и Тенсинг ради восхождения на гору Эверест. Духовное искусство, божественное открытие тоже означает восхождение на высочайшую вершину. У вашего университета очень серьезный девиз: «Упорным трудом — к вершинам». Такой девиз — всеобъемлющее послание, учение всего духовного искусства.

Говорят, можно упростить все, все можно делать простым способом. Если бы высшее искусство, искусство осознания Бога можно было сделать очень простым силой денег или какой-либо иной силой, то тысячи, миллионы людей могли бы ежедневно осознавать Бога — всевышнего Художника. Но ведь все не так. В искусстве осознания Бога требуется устремление. Устремление в конечном счете постучит в Дверь Бога, и Бог откроет Дверь устремлению каждого божественного художника. Если мы хотим обнаружить высшее искусство или всевышнего Художника, нам нужно укреплять дружбу с двумя своими божественными друзьями: устремлением и терпением. С устремлением и терпением мы в конце концов достигнем Трансцендентальной Высоты Бога.

Вот передо мной гармоника. Если бы я попытался разрисовать, раскрасить эту гармонику, если бы я постарался проявить весь свой художественный талант и показать миру суть этой гармоники, то божественность, которую я подарил бы миру, оказалась бы весьма ограниченной и незначительной. Но если бы я положил перед собой изображение Спасителя Христа и попытался бы нарисовать его, если бы я со всем своим внутренним устремлением применил свои художественные таланты и способности на то, чтобы раскрыть суть Сознания Христа, то, передай я хоть каплю этого Сознания, мое достижение стало бы неповторимым сокровищем Матери-Земли. Если наш рисунок раскрывает потенциал души и облегчает нам усвоение этого потенциала, значит, нам удалось вынести вперед суть всеохватной божественности.

Есть распространенная максима, в которой говорится: «Искусство ради искусства». Мне же хочется сказать, что духовное искусство не может быть просто ради искусства. Духовное искусство может быть только ради Бога. Когда может состояться всеобъемлющее проявление Бога, духовное искусство сознательно, одухотворенно и преданно исполняет свою роль. В человеческом искусстве есть творческий мотив и конечный продукт. За причиной идет следствие. В духовном же искусстве нет мотива, или причины; все происходит спонтанно. Результат, который уже существует, лишь ожидает проявления в избранный Час Бога. В духовном искусстве художник целиком зависит от пробуждения своей души, внутренней растущей мольбы своего сердца, осознанного и постоянного поиска высшей Истины своим умом, динамичного движения своего витала к высшей Реальности и бескорыстного служения своего тела высотам Божественности.

В обычном искусстве внутри художника зачастую живет критик. Каждый должен играть свою роль, иначе художник всегда будет считать, что его искусство лучше всех, что оно выше всякой критики. Если каждый раз, когда художник что-то создает, хорошо играет свою роль и критик в нем, то художник может достичь неплохого уровня. С другой стороны, если критик играет свою роль непрерывно и безжалостно, художник может и не выжить — он просто умрет от самокритики.

Когда же в области искусства начинает трудиться духовный ищущий, он не критикует своего искусства. Критик в нем не играет роли; в нем играет роль только сознательный, неустанный, пробужденный и бескорыстный инструмент его Внутреннего Кормчего, всевышнего Художника. Все это делает не он — он всего лишь сознательный инструмент творца у него внутри. Он чувствует, что всевышний Художник внутри него высшим образом вдохновляет, раскрывает, освобождает и осуществляет то божественное Сознание, которое будет проявлено в его искусстве.

Здесь все мы ищущие, все мы — духовные художники. Давайте погрузимся глубоко внутрь и откроем в себе всевышнего Художника, который постоянно одаривает нас бесконечным вдохновением и устремлением ради того, чтобы мы своим духовным искусством раскрывали высший Свет, Восторг и Совершенство.

Наше духовное искусство — в самораскрытии. Самораскрытие и раскрытие Бога — это одно и то же. Сегодня наша Цель — самораскрытие. Завтра нашей Целью станет проявление Бога. Давайте сегодня мы будем глубоко погружаться ради осознания Бога. Завтра же мы погрузимся глубже ради проявления Бога — высшего, постоянно превосходящего себя вечного Искусства.

Бирмингемский Университет
Бирмингем, Англия
25 июня 1974 года

Шри Чинмой, Лепестки моей розы, тома 1-7, Центр Шри Чинмоя, Москва, 2012