Эйнштейн и индусы

Ученый-мудрец искренне любил Индию. Он также непомерно восторгался лидерами, формировавшими судьбу Индии, такими как Ганди и Неру. Эйнштейн глубоко ценил и одухотворенно восхищался принципами ненасилия Ганди. В своем рабочем кабинете он бережно хранил рисунок Ганди, поразительно напоминавший о том, что сила души бесконечно превосходит военную силу. Он читал вслух своей семье автобиографию Ганди. Сила души, которая является внутренней свободой, в конце концов, приносит также внешнюю свободу. Сердце и ум Эйнштейна были полностью убеждены в этой высшей истине.

Индия — вестник внутреннего покоя. Индия — пионер внутреннего единства внутреннего сердца. Ученый чувствовал это в самой глубине своего сердца. Он сам был стойким сторонником мира. Он заботился о мире больше, чем обо всем остальном, как в жизни своего народа, так и в международной жизни. Дверь его сердца и дверь его дома были широко открыты для индусов. Этот исключительный жест не предназначался для людей других национальностей.

Однажды между Эйнштейном и послом Индии в США Гаганвихари Мехтой состоялась беседа. В самом начале посол сказал ученому: «Я пришел пригласить вас посетить научную конференцию в Индии в качестве почетного гостя нашей страны».

Незамедлительный ответ Эйнштейна был печальным и, в то же время, одухотворенным: «Из-за своего здоровья, и из-за возраста я вынужден отказаться, но с сожалением, поскольку питаю глубокое уважение к людям Индии и премьер-министру Неру».

В какой-то момент их беседы посол Индии задел ноту о сходстве между Ганди и Эйнштейном. Мягко, скромно, не колеблясь ученый благоразумно попросил: «Пожалуйста, не сравнивайте меня с Ганди. Он так много сделал для человечества. А что сделал я? В открытии нескольких научных формул нет ничего необычного».