Две противоположности: деньги и свет

Жил однажды великий духовный Учитель, и у него было всего человек двадцать учеников. То ли он не желал больше, то ли больше ему любезно не давал Бог. Как бы то ни было, своими двадцатью учениками он был очень доволен. Как и у всех духовных Учителей, у него было три-четыре очень близких ученика, а среди них одна ученица, которую звали Изабелла. У нее был духовный брат по имени Квентин. По ее простоте и искренности этот духовный брат казался ей очень хорошим. Может быть, он показался бы ей другим, если бы она смотрела светом и мудростью души. Когда-нибудь я расскажу историю про Изабеллу. Сегодня же я хотел бы рассказать о ее духовном брате Квентине, который никак не был близким учеником Учителя.

Квентин регулярно приходил в ашрам, и всегда одним из первых. Самым первым приходил другой блестящий ученик, которого звали Квинси, и он был не слишком дружелюбен с Квентином. В то время Учителю требовалась помощь нескольких учеников в составлении картотеки. Квентин вкладывал в работу все старание. Учитель даже теперь, взглянув на его почерк, благословляет его душу. Из всех его учеников Квентин был беднее, ну абсолютно беднее всех. Он жил в Бруклине, но денег на метро у него не было, и бедному Гуру приходилось их ему давать. Иногда у Гуру у самого было в банке долларов семь или, если ему везло, аж целых двадцать пять, но Гуру был индийский плут с индийским сердцем, поэтому он всегда давал Квентину деньги на проезд. При этом Квентин имел обыкновение являться в ашрам в грязных, нечищеных ботинках (хотя, возможно, ботинки у него были чище, чем ноги). Иногда Учитель обнаруживал в этих ботинках дыры, проеденные крысами, и давал парню деньги на новые ботинки. Учитель был категорически против длинных волос и, когда Квентин обрастал до неопрятности, давал ему деньги на стрижку. Так оно и продолжалось. Квентин знал, что Учитель беден, но его дела явно были еще хуже.

Несколько раз, когда Учитель был в шутливом настроении, он спрашивал Квентина, знает ли тот Изабеллу. Ответом всегда было:

– Нет, вовсе не знаю.

– Ты с ней о чем-нибудь говорил?

– Никогда, никогда, – был неизменный ответ.

Однажды, когда медитация закончилась и Изабелла ушла, Учитель был в шутливом настроении. Всегда, когда Учитель видел, что его ученики пребывают в другом мире, он становился настоящим проказником. Бедный Квентин отчаянно пытался улизнуть, не нагрубив, но Учитель все говорил с ним и говорил. В конце концов он пожалел Квентина и отпустил его. Тут Учитель посмотрел в окно и увидел, что Изабелла переходит улицу на зеленый свет. Когда она перешла и загорелся желтый, а потом красный свет, Учитель увидел, что на красный свет через улицу несется Квентин, догоняя ее. Учитель в тот самый день спрашивал Квентина, знает ли тот Изабеллу, и получил в ответ:

– Нет, я не знаю, кто это.

Да уж, Квентин был у Учителя не самым искренним учеником.

Несмотря на все это, Учитель помогал Квентину деньгами, ведь тот был беднее всех его учеников. По крайней мере, Учитель мог бы сказать, что он богаче одного ученика. Года полтора Квентин ходил в ашрам Учителя. И вот однажды он позвонил Учителю по телефону и сказал:

– Учитель, мне надо с тобой поговорить.

В те дни у Учителя была горстка учеников, и телефонный звонок был редким явлением. Поэтому он сказал:

– Да, приходи.

Когда Квентин открыл дверь, он разразился рыданиями и упал к стопам Учителя. Учитель не мог понять почему.

– Что с тобой случилось, Квентин? – спросил он.

– Ничего не случилось. Прости меня, прости, – сквозь слезы последовал ответ.

Учитель сказал:

– Что ты натворил такого, что мне надо тебя прощать?

– Чего я только не натворил! Если ты меня не простишь, мне не будет места даже в аду.

Учитель успокоил Квентина, сказав:

– Не волнуйся. Ты прекрасно, просто прекрасно устроишься на Небесах.

Тогда Квентин достал из кармана свою банковскую книжку и показал ее Учителю. Она была на семь тысяч девятьсот долларов! Учитель закрыл лицо руками и стал обдумывать, что же наделал его ученик.

– Что я могу поделать? – спросил он сам себя.

Как бы в ответ на вопрос Учителя Квентин сказал:

– Я тебе лгал. Теперь ты должен простить меня и взять все это.

– После того как ты мне так лгал? Невозможно!

– Тогда я не уйду из твоего ашрама. Только если ты возьмешь эти деньги, это будет означать, что я прощен тобой и Богом.

– Невозможно! – сказал Учитель.

И так оно продолжалось: Квентин рыдал и настаивал, чтобы Учитель взял у него деньги, а Учитель отказывался. Квентин все плакал и плакал и даже угрожал покончить жизнь самоубийством, если Учитель не примет деньги. Он сказал Учителю, что в дополнение к этим его сбережениям у него есть еще две тысячи долларов на текущем счете. Так что, если Учитель возьмет все его сбережения, он все равно легко справится с расходами благодаря текущему счету. Учитель сильно протестовал, но в конце концов пожалел Квентина и согласился, что на свой день рождения, до которого оставалось около четырех месяцев, он примет тысячу долларов. В конечном счете Квентин удовольствовался таким компромиссом.

Недели три спустя до Учителя через других учеников стали доходить слухи о том, что будто бы он сказал Квентину, что вышвырнет его из ашрама, если Квентин не даст ему семь тысяч девятьсот долларов. Один, второй, третий ученик приносил Учителю все ту же новость. Учитель защищался:

– Как бы я узнал о его сбережениях, если бы он не показал мне свою сберкнижку и не предложил бы эти деньги мне? Он так и сделал, но я не хотел брать ни гроша.

В конце следующей медитации Учитель сказал Квентину:

– Разве с твоей стороны порядочно говорить, что я угрожал выгнать тебя из ашрама, если ты не отдашь мне все твои сбережения? Сколько часов я протестовал, не желая взять хотя бы цент! Оставайся со мной, если хочешь. Я забочусь о твоей душе, так что можешь остаться. Но я никогда не приму от тебя никаких денег.

Несколько дней спустя Учитель услышал, что теперь Квентин говорит людям, будто Учитель определил крайний срок: если Квентин не отдаст ему деньги со своего сберегательного и текущего счетов до своего дня рождения, то он выгонит его из ашрама. На этот раз Учитель почувствовал к Квентину отвращение и, когда тот в следующий раз пришел в ашрам, конечно же рано, сказал:

– Уходи из ашрама. Видеть тебя больше не могу.

За те полтора года, что Квентин приходил в ашрам к Учителю, он подарил Учителю две вещи: маленькую статуэтку богини Сарасвати и книгу, написанную Парамахансой Йоганандой, под названием «Шепот из Вечности». Когда Учитель попросил его больше не приходить в его ашрам, Квентин сказал:

– Верни мне мою статуэтку.

Учитель немедленно отдал ее.

– Теперь верни мне мою книгу! – сказал Квентин.

– У меня на полке семьдесят или восемьдесят книг, и я не знаю, которая твоя. Я найду ее позже и отправлю тебе. Скоро на медитацию придут ученики, так что сейчас, пожалуйста, уходи, а я вышлю ее тебе по почте.

Но Квентин ответил:

– Нет, не уйду! С места не сдвинусь, пока ты не отдашь мне книгу.

Учителю пришлось прибегнуть к оккультной силе, чтобы быстро найти книгу. Он отдал ее Квентину и сказал:

– Теперь уходи.

– Нет, я вызову полицию и скажу, что ты меня выгоняешь, хотя я не сделал ничего плохого. Я подам на тебя жалобу.

Тут Учитель по-настоящему разгневался. К счастью, в этот момент по лестнице поднимался самый сильный член ашрама. Учитель попросил его:

– Грегори, я попросил Квентина уйти, а он отказывается. Пожалуйста, помоги ему спуститься по лестнице.

Грегори только поиграл мускулами, и Квентин понял: окажи он сопротивление, его часы будут сочтены. И он очень мирно ушел.

Через несколько дней снова поползли старые сплетни. Квентин говорил ученикам, что Учитель выгнал его из ашрама, потому что он не отдал ему все свои сбережения. А однажды Учитель получил от Квентина письмо, в котором говорилось:

– У меня есть пистолет, а моя мама говорит, что я душевнобольной, так что я могу делать с собственной жизнью и с жизнью других все, что мне заблагорассудится, и отвечать не буду. Хочу сказать, что пущу пистолет в дело против тебя.

Учитель на письмо не ответил. Через несколько дней от Квентина пришло другое письмо. На этот раз история изменилась. Квентин заявлял, что он готов покончить с собой, если Учитель не примет его снова.

Учитель погрузился глубоко внутрь, но не получил никакого ответа. Он пошел еще глубже, пытаясь понять, есть ли божественная Воля на то, чтобы принять Квентина снова. Во время медитации Учитель внутренне увидел, что Квентин не покончит с собой и что принимать его снова не надо. Позже он почувствовал вдохновение написать для других своих учеников кое-что о деньгах. Вот что он написал:

– Традиционно деньги считают корнем зла. Но если деньги изначально используют для божественной цели, то они не проклятье. Если у вас есть деньги, а вы хотите ввести Учителя в заблуждение, что у вас якобы большие проблемы с финансами, однажды ваш обман откроется. Если у вас есть деньги, не беда. Можно иметь миллионы долларов, если вам хочется, и Учитель никогда не будет ожидать от вас ни цента. У него будут только благие намерения и забота о вашем материальном и духовном богатстве. Но если вы говорите Учителю, что у вас нет денег, и просите его о финансовой помощи, придет день, когда ваш Внутренний Кормчий – не Учитель! – накажет вас. В конечном счете вас заставят быть искренними. Если в тот момент ваша искренность будет глубокой и убедительной, вы получите прощение. Но если вашу искренность затрут мирские мысли, жадность и сильная неискренность, тут ваша духовная жизнь начнет умирать. Деньги, потраченные правильно, – благословение. Деньги, потраченные небожественно или сознательно скрытые от Учителя, рано или поздно станут проклятьем.

Учитель увидел, что неискренность и духовность вместе не уживаются. Никогда! Как только в ученика проникает неискренность, он пропал. Если ученика чувствует покой ума, любовь или заботу о других, но из ложной скромности он говорит: «У меня нет покоя, нет любви, нет радости», то эта ложная скромность является проклятьем. Она так же скверна, как зависть, страх и сомнение. Подлинная скромность эксплуатируется ложной скромностью. Когда Учитель хвалит ученика, скромность хороша, но ее не надо доводить до крайности. В самых глубинах сердца вы знаете, что слова Учителя – это правда, но, когда он вас хвалит, вам кажется, что ему будет приятно, если вы продемонстрируете скромность, и вы доводите ложную скромность до того, что вообще отказываетесь принять признательность Учителя. Это неправильно. Признательность Учителя надо принимать с глубокой и искренней благодарностью. В духовной жизни нужно быть очень осторожными в том, как мы используем то, что имеем, будь это духовное богатство или материальное. Любое богатство должно использоваться божественно, иначе все мы однажды поведем себя как Квентин. Если у вас что-то есть, прекрасно. Вы не обязаны делиться с остальными своим богатством, внутренним или внешним. Но если вы говорите, что у вас нет средств, и просите других, имеющих намного меньше, чем вы, поделиться с вами, вы поступаете очень скверно. У вас нет права эксплуатировать других, заставляя их чувствовать, что они гораздо состоятельнее вас. Это непорядочно. Если у вас есть деньги или Покой, Свет и Радость, не говорите: «У меня ничего нет». Ваш Учитель или ваш Внутренний Кормчий почувствуют к вам отвращение и могут лишить вас даже той крохи Радости, Любви и Покоя, которой вы обладаете. Бог дал нам всем определенное внутреннее богатство – устремление. Если Он при этом дал нам еще и внешнее богатство, давайте не будем жертвовать своим внутренним богатством – а оно бесконечно ценнее – в попытках утаить свое внешнее богатство.

Шри Чинмой, Взлет и падение учеников, Центр Шри Чинмоя, Москва,