Обещание Ратула и обещание его Учителя1

Ратул очень преданно прослужил Учителю десять лет. Учитель был им очень доволен и сильно его любил, так что он был очень близким учеником.

Однажды рано утром Учитель сидел в своей комнате для медитаций в высоком сознании, когда в комнату влетел Ратул и коснулся его стоп со словами:

— Учитель, я пришел к тебе за последним благословением.

— Что? — воскликнул Учитель. — Что ты хочешь сказать — «за последним благословением»?

— Учитель, сегодня ты можешь благословить мою жизнь последний раз, потому что я сегодня же ухожу от тебя навсегда.

Учитель был просто поражен.

— Ратул, — сказал он, — да что с тобой? Что это еще за ерунда? Еще вчера ты был в очень одухотворенном сознании, как и всегда. Тебя кто-нибудь обидел?

— Нет, Учитель, меня никто не обижал. Никому и в голову не придет меня обижать, ведь все знают, что, посмей они это сделать, у них будут серьезные неприятности и ты их не простишь. Твое потакание мне временами граничит с безумием. Хотя люди не осмеливаются высказывать это внешне, но внутренне, я уверен, они именно так и думают.

— Да мне все равно, что они обо мне думают! Пока ты очень преданно любишь меня, а я очень сострадательно и с гордостью люблю тебя, какая разница, как другие оценивают мои божественные действия?

— Ты прав, Учитель, но сегодня я пришел к тебе не за утешением и не за просветлением, а для того, чтобы получить силу исполнить свое обещание.

— Что за обещание, сын мой? Пожалуйста, расскажи откровенно.

— Учитель, когда я пришел к тебе десять лет тому назад, я торжественно дал самому себе обещание, что никогда не буду в тебе сомневаться или тебя обманывать. Я поклялся, что, как только я почувствую сомнение в тебе или обману тебя, я тут же от тебя уйду. Увы, вчера настал тот момент, когда мне придется сдержать обещание. Я в тебе сомневался, и я тебя обманул.

— В чем же ты сомневался и как обманул меня, сын мой?

— Учитель, я расскажу тебе всю эту историю. Вчера вечером, когда я ложился спать, мне в голову стали приходить сотни мыслей — божественных и небожественных, прогрессивных и разрушительных, и в конце концов настал момент, когда я засомневался в тебе.

— Но почему? С чего началось сомнение?

— Учитель, это все ты виноват. Ты недавно мне сказал, что я в этой инкарнации осознаю Бога. Но я уже пробыл с тобой десять лет и вижу, что осознание Бога все еще далекая мечта. Я прекрасно знаю, что вся моя жизнь полна ограничений, несовершенств и слабостей. Я убежден, что мне нечего надеяться на осознание Бога — не только в этой инкарнации, но и во многих будущих инкарнациях. Учитель, ты просто все это время вдохновлял меня, чтобы я принял твой путь и шел с тобой. Так или иначе, вчера вечером я очень искренне и сильно сомневался в тебе. И теперь я больше не хочу оставаться с тобой, потому что хочу сдержать обещание своей души себе самому.

Теперь о моем обмане, который стал второй причиной моего решения уйти от тебя. Вчера в одиннадцать часов вечера мне позвонил Видхан. Он был ужасно расстроен, потому что потерял всю свою веру в тебя. Ему кажется, что жизнь потеряла смысл. За те семь лет, что он провел в твоем ашраме, он отдал тебе все свое устремление и все свое материальное богатство, а взамен, как ему кажется, ты не дал ему ничего, абсолютно ничего. Он был расстроен и зол и хотел немедленно уйти из твоего ашрама. Знаешь, Учитель, что я ему сказал по телефону? Я надавал ему всяческих просветляющих советов. Я рассказал ему все о твоей любви и сострадании и напомнил обо всех тех случаях, когда ты проявлял к нему особую любовь, особую заботу, особое сострадание, особую радость и гордость. А еще я ему сказал, что благодаря твоей бескорыстной любви и состраданию ко всем нам мы совершили в духовной жизни огромный прогресс. Я даже сказал, что Цель от нас совсем недалеко, особенно что касается его и меня.

Так что, Учитель, видишь, какой я мошенник? Вчера вечером я так сильно сомневался в тебе и тем же вечером обманул своего самого близкого друга лживыми заверениями. Обмануть его — значит обмануть тебя, потому что ты и он едины, так же как с тобой едины все мы.

Учитель с огромным состраданием возложил руки на голову Ратула и сказал:

— Какое противоречие! Какая ирония судьбы! Только что ты дал мне почувствовать, что полностью понял мою высшую философию, а всего минуту назад заставил меня подумать, что ты не усвоил даже основ моей философии. Сколько раз я тебе говорил, что сомнение, по моей философии, яд, сомнение — это разрушение? Почему же ты уделяешь сегодня столько внимания сомнению, а не внутренней вере, которую ты так одухотворенно и с такой силой предложил Видхану, когда он в этом отчаянно нуждался?

— Не знаю, Учитель. Прошу тебя, скажи, что мне теперь делать. С одной стороны, я и в самом деле хочу тебя покинуть, потому что не хотел бы нарушать своего обещания. Но, с другой стороны, я чувствую, что, если уйду от тебя, то не найду себе на земле места. И, пожалуйста, скажи мне, Учитель, как я смог сомневаться в тебе? Как же я мог сомневаться в тебе и в то же время убеждать другого в твоей любви, сострадании, свете и силе? Ненавижу себя за то, что обманул Видхана, а он был вчера вечером так искренен со мной. Я ведь мог бы сказать ему, что тоже плыву в той же лодке сомнения.

— Ратул, я все тебе объясню. Ты поступил правильно. И ты, и Видхан плыли в море тьмы, путаницы и разрушения, но ты выбрался из этого моря раньше него. — Учитель, я не понимаю. Как же я смог выбраться из моря невежества раньше него? Он-то, по крайней мере, был искренен. Он все мне рассказал о своем плачевном состоянии и о своем решении оставить тебя. Я-то принял такое же решение, но во время разговора ни разу не упомянул о своем плане! Напротив, я так высоко, так преданно отзывался о тебе! По-настоящему, это я виноват. Учитель, скажи мне, разве с твоей стороны или со стороны Бога было справедливо вытаскивать меня из моря невежества раньше, чем Видхана?

— Сын мой, когда двое вот-вот утонут, один должен пытаться выбраться на берег первым, чтобы потом протянуть руку и спасти другого. Ты можешь спросить, как вышло, что ты стал спасителем? Ты стал спасителем, потому что, несмотря на твои сомнения, несмотря на твой обман, в тебе было то, что заставило тебя внутренне увидеть, на что будет похоже твое будущее без меня. Если бы ты от меня ушел, твоя жизнь была бы сломана, а осознание Бога, уж конечно, никак не состоялось бы в этой инкарнации. Один Бог знает, сколько инкарнаций тебе понадобилось бы, чтобы осознать Бога. Все это ты почувствовал вчера вечером.

Ты говоришь, что сомневался во мне и обманул меня. Но я хочу сказать, что сомневался во мне и обманул меня твой ум, Ратул. А твое сердце всегда было неразделимо единым со светом моей Мудрости. Настоящий свет Мудрости никого не запугивает, он лишь просветляет темную часть, неосуществленную реальность в людях. Но временами, когда Бог чувствует, что при самых печальных обстоятельствах для человека нет иного лекарства, Он просит Учителя применить свет своей Мудрости устрашающим образом. Это Его лекарство для ищущего, который всегда бывает хорошим, устремленным и преданным, но в редких случаях становится жертвой сомнения и обмана. Так что тебя спас твой страх перед неизвестным будущим, страх перед неосуществленной жизнью. Но Видхан позволил себе стать бесчеловечно враждебным ко мне и к Богу. Его вовсе не беспокоило его будущее. Его просто захлестнул его заносчивый витал. Да, в духовной жизни самое важное — это любовь. Но я хочу тебе сказать, что иногда, когда бескорыстной любви не удается справиться с каким-то недостатком дорогого Учителю ученика, Учитель имеет полное право применить божественную Силу, которая представляет собой не что иное, как иную форму подлинной любви к его дорогому ученику. Эта Сила оказала воздействие сначала на тебя, поэтому ты смог добраться до берега раньше Видхана, а потом помочь добраться до берега и ему.

Ну что, сын мой, тебе понятна моя философия?

— Да, Учитель, то, что ты сказал про обман, мне вполне понятно. Но почему я засомневался в тебе с самого начала?

— Ратул, справиться с сомнением непросто. Сомнение долго преследует ищущего на пути к Цели. Временами может даже случиться так, что сомнение постарается поглотить ищущего, когда до цели ему буквально рукой подать. Сомнение покоряется, лишь когда человек достигает Цели. Есть люди, которые с рождения не испытывают совсем никакого сомнения, они рождаются с безусловной верой. А есть люди, у которых небольшое сомнение и много веры. Ты один из них. Твоя вера намного больше твоего сомнения.

Я хочу тебе сказать, что ты проделал уже половину своего духовного путешествия. Ты обязательно достигнешь своей Цели, сколько бы ты ни сомневался во мне или в своей собственной духовности. Как ты дал себе внутреннее обещание, когда принимал меня, так и я торжественно дал обещание и Богу, и твоей душе. Мое обещание заключалось в том, что я помогу тебе осознать Бога в этой инкарнации. Я не говорил твоей душе или Богу, что помогу тебе осознать Бога при условии, что ты для меня сделаешь или скажешь то или это. Мое обещание твоей душе и Богу не зависит ни от каких условий. Так что уверяю тебя — для тебя осознание Бога предопределено, что бы ты ни делал и что бы ни говорил. Твое осознание Бога так же неизбежно, как превращение дня сегодняшнего в день завтрашний.

Ратул упал перед Учителем и поцеловал его стопы, и любовь и благодарность переполняли его.

— Учитель, я знал! Я все время знал, что ты велик, очень велик, исключительно велик. Но сегодня ты мне открыл другой свой божественный аспект. Сегодня ты мне показал, что ты добр, очень добр, исключительно добр. Меня всегда восхищало и привлекало твое величие. Отныне же меня вечно будет просветлять и осуществлять твоя доброта.


  1. WM 4-ru. 25 января 1974 года

Шри Чинмой, Почему Учителя не общаются, Центр Шри Чинмоя, Москва, 2008