Сострадательное сердце мамы

После того как отец оставил пост главного инспектора железной дороги Ассам-Бенгалия, он открыл свой банк. Назывался банк «Гриха Лакшми», что означает «Дом Лакшми».

Однажды наш банк ограбил мой двоюродный брат, сын моей тетки со стороны матери. Родители его умерли, и мой отец принял на себя ответственность за племянника и его жену. Они стали жить с нами. Если бы мне когда-нибудь довелось написать роман о жизни моего двоюродного брата, уверен, что получил бы за него Нобелевскую премию!

Был день празднования — Дурга Пуджа. Отмечать его к нам в деревню съехались все наши родственники. Отец доверил моему двоюродному брату охрану банка, а тот воспользовался возможностью и украл большую сумму денег, очень дорогие вещи и исчез. Так он охранял банк!

В те дни мне ужасно нравился суд Читтагонга. Мне было интересно смотреть на арестантов и на судей. Здание суда стояло на вершине холма, и этот холм я очень любил. Через два года мать разрешила мне поехать в город вместе со слугой, чтобы посмотреть на суд. Я собирался провести там целый день и вернуться домой вечером. В суде я смотрел, как проходили процессы над неисправимыми мошенниками и ворами.

Неожиданно появился этот двоюродный брат, который был лет на пятнадцать-двадцать старше меня, и схватил меня за руку. Для меня было сильнейшим потрясением снова его увидеть. Он так любил меня и всю нашу семью.

— Пожалуйста, скажи своей матери: я сознаюсь в краже, но уже растратил все деньги. Я сейчас живу на одной картошке, а моя жена все еще живет с вами,— сказал он.

Как ужасно чувствовала себя его жена, когда он ограбил банк! Она горько плакала, а мои родители и сестры дружно старались ее утешить. Все хотели, чтобы отец подал на него в суд. Но отец сказал:

— Он мне как сын. Он поступил плохо, это правда. Но если бы плохо поступил мой родной сын, неужели я стал бы подавать на него в суд?

Когда я сказал маме, что мой двоюродный брат питается одной картошкой, она очень рассердилась и строго спросила:

— Зачем ты с ним разговаривал?

— Он подошел ко мне, схватил и стал говорить, как ему тяжело, — ответил я.

Мама сказала:

— Он украл так много денег. — Ей было трудно поверить, что все деньги уже растрачены. Потом она сказала:

— Он, наверное, все промотал.

И через секунду принялась плакать, жалея его:

— У сына моей сестры нет денег. Он живет на одной картошке.

Вот какое сострадательное сердце было у моей мамы!

Переводы этой страницы: Czech
Эта страница может быть процитирована с помощью cite-key stm 22