Г-жа Ирина Маликова: У меня не вопрос. Я просто хотела поблагодарить вас за все, что вы сделали. Моя операция прошла очень успешно. Вообще-то, я должна была бы бояться, ведь это была серьезная операция, но, к своему удивлению и к удивлению окружающих, я была совершенно уверена во всем и не волновалась. Врачи говорили, что никогда не видели пациента, который бы так мало тревожился о своем здоровье. Дело было не в моей победе. Просто я физически ощущала ваше присутствие в операционной, и это мне очень сильно помогло.

Шри Чинмой: Я же вам сказал, чтобы вы не беспокоились. Я сказал, что не будет абсолютно никаких проблем, и я вам обещал, что буду присутствовать на вашей операции. Если бы сознание и вибрации комнаты были немного выше, вы бы меня увидели. Но, конечно же, я был там; я там был!

Иногда, когда я знаю дату операции, мне даже не нужно знать точный час. Если это близкий мне человек, даже если он известит меня за месяц вперед, я могу обещать, что позабочусь о том, чтобы все было хорошо. И мое обещание непременно будет исполнено. Во время операции мой физический ум может даже не осознавать того, что она идет, но у меня есть много-много внутренних представителей, которые будут действовать от моего имени. Одна из моих внутренних сущностей сдержит мое обещание за меня.

Но в вашем случае все было совершенно иначе. Я не полагался на свои внутренние сущности, я на сто процентов непосредственно принимал участие. Я звонил вам накануне операции, и я звонил вам утром в день операции.

Перед вашей операцией я занимался проблемой, которая возникла у отца одной из моих учениц. Вся ее семья: мать, отец и брат — тоже мои ученики, и они очень мне преданны. Ее мать так меня любит. И она так верила в то, что я сделаю для ее мужа все, хотя полностью была готова к тому, что он отправится в мир иной. В то время доктора говорили, что ему осталось жить две недели, но он до сих пор в этом мире! Неделю назад он сам приехал в больницу на машине. Доктора сказали: «Что?! Как вы можете вести машину?». Но он действительно ее вел. Затем, два дня назад, он даже пришел в больницу пешком (это неподалеку). Всего несколько недель назад ему было совсем плохо. Но Бог был к нему добр, по-настоящему добр.

Необходима вера. И если человек, в которого вы верите, обладает силой, то все возможно. Шри Ауробиндо говорил: «Если вы во что-то верите, оно сработает». Какой бы серьезной ни была проблема, некоторые духовные Учителя просто скажут своим ученикам: «Выпей глоточек горчичного масла». В горчичном масле нет ничего волшебного. Учитель просто смотрит, насколько сильна ваша вера в него. Если вы преданно пьете горчичное масло и чувствуете, что оно вас вылечит, оно и вылечит. Учитель не отделяет себя от своих слов. Он внутри этого горчичного масла, и с его помощью он вас исцелит. Но иногда он может велеть вам пойти к врачу.

А я всегда говорю: «Пейте кокосовое молоко». При любой болезни я говорю: «Пейте кокосовое молоко». Доктора уж не преминут надо мной посмеяться! Они скажут, что с научной точки зрения кокосовое молоко не имеет никакого отношения к той или иной болезни. Но я знаю, что кокосовое молоко — это мое лекарство, и, если пациент поверит в мое кокосовое молоко, оно сотворит чудеса. Это вопрос веры. Раз вы верите, вы вылечитесь.

Однако бывает, что и Учитель обладает способностью вылечить болезнь ученика, и у ученика есть безоговорочная вера в способность Учителя, но существует и третья сторона. Всевышний может сказать: «Нет, по разным причинам Я не хочу, чтобы этот человек жил». Духовный Учитель все время безоговорочно един с Волей Бога, но, поскольку он находится в физическом, которое наполнено страданиями, он иногда отождествляется с Землей. Если тот, кому суждено умереть, очень мне предан, я расскажу Всевышнему обо всем хорошем, что этот человек сделал для меня и для Него за многие годы. А затем, в последнюю минуту, я буду умолять: «Нельзя ли ему остаться на Земле еще несколько месяцев или еще несколько лет?» В таком случае Бог может согласиться на маленькую отсрочку — пять-десять лет. Но может и не согласиться. Но если я увижу, что Всевышний окончательно решил, что человек должен отправиться в мир иной, я буду последним человеком, который станет Его упрашивать: «Не мог бы Ты дать отсрочку?» Нет-нет, я никогда не осмелюсь сказать что-либо подобное! Я не смогу этого сделать. Если дорогой и близкий мне человек окажется на грани смерти, а я увижу, что своими слезами и жалобами доставлю Всевышнему беспокойство, я буду последним, кто попросит об отсрочке.

Находясь здесь, на Земле, духовные Учителя иногда ведут себя, как обычные люди. Мы с моим песиком Кану были так нежно привязаны друг к другу. В последний год жизни он хотел быть только со мной. Он даже спать хотел со мной. Если я брал его и клал близко к сердцу, он перебирался спать у меня в ногах. Он всегда был у моих стоп. Много раз я понимал, что он ушел, совсем ушел, но когда я приносил его вниз, он опять открывал глаза. О Боже! Всевышний очень мудр. Он не хотел, чтобы я видел, как уйдет мой Кану. Поэтому Всевышний забрал Кану в другой мир спустя двенадцать или тринадцать дней после того, как я отправился из Нью-Йорка в рождественское путешествие. Когда Кану умер, я плакал целыми днями, проливая горькие слезы. С одной стороны, Всевышний смеялся. С другой стороны, Он так сильно меня утешал.

Если в обычных обстоятельствах Всевышний видит, что по-человечески я очень нежно привязан к кому-либо или к чему-либо, Он не только прощает мою глупую нежность или привязанность, но даже этим наслаждается. Но если что-то идет вразрез с моими человеческими надеждами или желаниями, я мгновенно становлюсь единым с Волей Всевышнего. И хотя человеческое во мне плачет, божественное во мне остается непривязанным и счастливым. Таковы все духовные Учителя. Когда умирал кто-нибудь из преданных Шри Рамакришны, даже если он не был настоящим учеником, Шри Рамакришна очень сильно страдал. Но когда он видел, что душа этого человека птицей радостно возносится ввысь, он начинал хлопать в ладоши. Перед этим он терял рассудок от горя. Но когда он видел, как счастлива душа, он тоже становился очень счастливым.

Так что между Шри Рамакришной и обычным человеком большая разница. Обычный человек может годами плакать и винить Бога. Но Шри Рамакришна полностью отождествлялся с Волей Бога. Иногда Шри Рамакришна за кого-то сражался. Хотя он понимал, что в конце концов радостно примет Волю Всевышнего, вначале он позволял проявиться человеческому в себе, потому что хотел быть единым с Землей. Если бы не это, он мог бы просто остаться в Гималайских пещерах и сказать: «Я осознал Бога. Кому нужен этот мир!» Я тоже осознал Бога и мог бы сделать то же самое. Но Бог просит меня жить в этом мире и служить Ему здесь, на Западе; и вот я здесь.

Старая индийская традиция велит жить в одном месте и просто повторять Имя Бога. Но сейчас у духовного Учителя другая роль. Индия и Америка, Восток и Запад могут кое-что дать миру. Индия несет послание покоя, а Запад несет послание науки. Если бы Запад не принес Востоку послания науки, Индия осталась бы первобытной. А если бы Индия не принесла капельку света Западу, Запад остался бы непросветленным. Индия и Америка должны с радостью давать друг другу все, чем владеют. Они как два брата в одной семье. Если один брат — доктор, он может выписать лекарство. А если другой — электрик, он может выполнить работы по части электричества. Как может доктор выполнять работу электрика, и наоборот? Точно так же, Запад должен с радостью принять то, что может предложить миру Индия; а Индия должна принять то, что может дать Запад. Лишь в этом случае Восток и Запад смогут стать целостными.

Переводы этой страницы: Italian , Czech
Эта страница может быть процитирована с помощью cite-key sca 446