Шри Чинмой отвечает на вопросы, часть 12

Вернуться к содержанию

Часть I

26 мая 1997 года Шри Чинмой ответил на следующие вопросы о послушании.

Вопрос: Непослушание возникает у нас из-за отсутствия единства с Всевышним в вас?

Шри Чинмой: Да, это совершенно верно! Если вы живете умом разобщения, вы не будете едиными с Волей Всевышнего во мне. Если вы хотите быть едиными с Волей Всевышнего, не прибегайте к помощи ума. Когда Всевышний во мне просит вас что-то сделать, вы должны сказать: «У меня нет ума. Единственное, что есть у меня внутри тела, — это мое сердце. Да у меня и тела нет, мое тело — это сплошь сердце». Иначе послушание будет в сердце, а в уме, витале и теле — нет. Если же все в вас — сердце, то ваше существо уподобляется дереву. Потрясешь ствол дерева — и трясутся все ветви, листья и цветы. Если дерево трясти, увидишь, что оно трясется целиком, от верхушки до корней.

С внешней точки зрения разные части тела называются по-разному. Но с духовной точки зрения у них должно быть только одно название — послушание. По нашей индийской традиции это и есть духовность. Прикоснешься к руке — и чувствуешь, что она существует только ради того, чтобы слушаться Всевышнего во мне, того же Всевышнего, который есть и в вас. Прикоснешься к глазам — и чувствуешь, что они существуют только ради того, чтобы слушаться Всевышнего. Коснешься головы, волос, даже ногтя на пальце ноги — и чувствуешь, что касаешься своего божественного послушания, и ничего иного. Каждую часть тела, каждую клеточку тела, каждую каплю крови надо чувствовать неотъемлемой частью своего божественного послушания. Если все чувствовать именно так, то непослушание никогда, никогда не появится в вашей жизни.

Вопрос: Гуру, если мы сами или другие ваши ученики проявляют непослушание, будет ли ошибкой не сообщать вам об этом внешне?

Шри Чинмой: Смотря что это за непослушание. Допустим, я прошу тебя как можно скорее прийти ко мне из «Агни Пресс», но ты по пути встречаешь другого ученика и останавливаешься попросить его о чем-то. Хотя в какой-то степени ты не был послушен полностью, сообщать мне о таком непослушании необязательно. Когда я прошу моего «лучшего ученика» прийти ко мне домой, он непременно встречает хозяйку своего дома, и она его спрашивает, почему он до сих пор не заплатил за квартиру. И они говорят, говорят! У него доброе сердце. Если я прошу его куда-нибудь меня отвезти, он будет возить меня часами. Но если нужно послушаться мгновенно, это не для него. Если я говорю: «Пожалуйста, сделай то-то и то-то сейчас же!» — он будет останавливаться и болтать на каждом шагу, прежде чем сделает то, о чем я его попросил. Такое поведение — это, несомненно, непослушание, и оно ослабляет полное единство ученика со мной. Но оно не разрушает его духовной жизни.

С другой стороны, если кто-то из моих учеников совершает серьезный проступок, а вы об этом знаете, вы должны сказать мне об этом немедленно. Американский подход таков: «Не мое дело». А вот духовный подход: «Раз все мы плывем к Золотому Берегу в одной лодке, мое дело — это твое дело, а твое дело — это мое дело». Иначе, если один из ваших братьев или сестер совершает серьезный проступок, а вы держите это в тайне, произойдет настоящая катастрофа. Если вы знаете, что, к примеру, кто-то попал в эмоциональный мир, надо сообщить мне об этом немедленно. Иначе дело начнется с головной боли, а кончится раком. И потом будет слишком поздно.

Поскольку ты мой ученик, к тебе относится то же самое, когда ты поступаешь неправильно. Непослушание похоже на спуск с холма кувырком. Однажды вы оступаетесь, и это всего лишь маленькая ошибка. Но вы все продолжаете и продолжаете, а непослушание все растет и растет. И однажды вы вдруг замечаете, что очень быстро катитесь все ниже, ниже и ниже! Когда падение становится неуправляемым, для меня это становится серьезной проблемой. Но если бы вы сказали мне в самом начале, справиться с проблемой было бы намного легче.

Когда у какой-нибудь ученицы обнаруживается серьезное женское заболевание, они иногда боятся мне об этом сказать. Они ведут себя так, будто сделали что-то нехорошее или совершили преступление. Они говорят мне о нем только через полгода-год, когда заболевание осложнилось и, как им кажется, стало смертельным. Это настоящее непослушание! Когда в теле происходит что-то серьезное, разве они не должны сообщить мне об этом немедленно? Но они говорят мне только тогда, когда ситуация становится критической.

Я не говорю, что врачи не могут помочь. Я обращаюсь к очень многим докторам по поводу своего колена! Они могут терпеть неудачу за неудачей, но я знаю, что Бог наделил этих врачей особыми способностями, и они исцелили так много людей. Но, раз уж все вы приняли меня своим духовным Учителем, вы должны чувствовать, что я тоже ваш доктор, только действую не так, как обычные врачи.

Так что никогда не бойтесь рассказывать мне о своих проблемах. Если ученик боится Учителя, он никогда не сможет к нему приблизиться. Ученик станет Учителю ближе самого близкого, лишь если он будет рассказывать Учителю о своих слабостях и позволит Учителю стать с ними единым. И тогда Учитель сможет броситься на помощь ученику, как рычащий лев.

Когда люди говорят мне лично или пишут письма о своих неудачах или слабостях, я никогда их не ругаю. Я — само сочувствие, само сострадание, сама забота, сама нежность. Если человека мучает какая-то ментальная проблема, витальная проблема, эмоциональная проблема или любая другая проблема, я принимаю его слабость как свою собственную и немедленно его прощаю. И я не только прощаю этого человека — я тут же начинаю действовать. Я действую внутренне, а иногда и внешне я говорю этому человеку, что ему нужно делать. Если человек по-настоящему хочет исцеления, то я полностью на его стороне. Но я полностью на его стороне только при одном условии: что он готов изменить свою жизнь.

По прошествии нескольких дней, месяцев или лет непослушания у некоторых учеников складывается привычка к регулярному непослушанию. Почему? Потому что им кажется, что это допускается! А раз это кажется им допустимым, непослушание становится для них послушанием. Как бы ни был непослушен ученик, в большинстве случаев я не верю в справедливость. Справедливость наступает только тогда, когда я понимаю, что нет другого способа дать ученику осознать серьезность его неправильного поведения. Когда я вижу, что ситуация становится просто невозможной, у меня нет другого выбора, кроме как быть строгим. Я прихожу с палкой, только когда больше ничего не помогает и я абсолютно беспомощен, беспомощен даже больше, чем тот, кто поступает неправильно. Но я редко достигаю успеха, когда прихожу с палкой. Когда я грожусь выгнать кого-то с пути, если тот не перестанет плохо себя вести, этот человек может изменить жизнь через месяц или год. Если же нет, то возникают только протест, враждебность и страх.

Бог не может нас завоевать, вызывая страх. Да, Он может забрать нашу жизнь, может нас убить, если мы поступаем неправильно. Если Бог на нас рассердится, Он, несомненно, может заставить нас страдать. Но подобным наказанием нас не завоевать. С последним вдохом мы скажем: «Бог жесток! Бог небожественен!» Нас можно завоевать только любовью. Учитель должен покорить сердце ученика любовью, и ученик должен завоевать сердце Учителя любовью. Все остальное не приведет к успеху. Америка сильная страна и может угрожать мне атомной бомбой. Я беспомощен, так что я сдамся, но в моей капитуляции нет любви. Но если Америка придет со своим состраданием и другими своими достоинствами, она покорит мое сердце.

Есть некоторые ученики, которые много-много лет подряд ведут себя неправильно. И вдруг они замечают, что сердце их Учителя разбито. Когда они видят мое кровоточащее сердце, их сердце тоже начинает кровоточить, и они говорят: «Что я наделал? Что же я наделал?» В этот момент у них пробуждается сердце. Они боятся не меня, а лишь того, что они натворили, разбив мне сердце. Они говорят: «Если я действительно люблю своего Учителя, как же я могу вот так разбивать ему сердце?» И они опять становятся золотыми. Их проблема разрешается, стоит им увидеть слезы Учителя. Если вы видите слезы не только у меня на глазах, но и в моем сердце, и если у вас есть хоть капля любви ко мне, то благодаря этой любви вы сможете победить свои слабости.

Вопрос: Как почувствовать, что послушание спонтанное и радостное, а не вынужденное?

Шри Чинмой: Вынужденное послушание никогда не принесет нам радости. Когда-то в Америке чернокожих рабов заставляли служить белым хозяевам. Были они счастливы? В Индии все еще есть кули. Думаете, они получают спонтанную радость от послушания? Спонтанную радость мы получаем, только когда отождествляемся с тем, кого слушаемся. Когда мы отождествляемся с собственным умом и делаем то, что он нам велит, мы сразу испытываем радость или счастье. Скажем, ум нам говорит, что сейчас было бы хорошо побегать, потому что погода очень прохладная. Мы отождествились с умом, и поэтому радостно идем бегать. Но предположим, что в этот момент сердце говорит: «Нет, так как сейчас прохладно, а мой ум спокоен, сейчас было бы хорошо почитать книги Гуру или спеть несколько духовных песен». Если в этот момент мы отождествимся с сердцем, то получим спонтанную радость от чтения духовных книг или пения духовных песен.

Хотя мы и испытываем своеобразное счастье, когда отождествляемся с умом и делаем то, что велит ум, такое счастье — это не настоящая радость. Когда ум просит нас что-то сделать, он зачастую порождает в нас миллионы сомнений. Он то велит нам делать одно, то колеблется и велит делать что-то другое. То он велит нам верить в духовную жизнь, и мы счастливы этой верой. То он порождает в нас сомнения, и мы испытываем счастье от сомнений в духовной жизни. Отождествляясь с хитрым умом, можно так по-разному испытывать спонтанное счастье: то от сомнений в Боге, то от веры в Него, — но это никогда не принесет нам настоящей радости.

Значит, надо проявить мудрость и понять, с чем же нам стоит отождествляться и кого считать своим настоящим руководителем: ум или сердце. Руководитель-ум то велит нам что-нибудь сделать, то приходит к нам с сомнением и неуверенностью. А пока мы сомневаемся и колеблемся, ум перескакивает куда-то еще и оттуда наслаждается нашим сомнением и колебанием. Он вовсе не дает нам решимости и вовсе нам не помогает. А вот сердце не только велит нам поступать правильно, но и помогает нам это делать, помогает делать то, что ускорит наше духовное путешествие и приблизит Час Бога. Поэтому, отождествляясь с сердцем и слушая сердце, мы можем получить настоящую спонтанную радость.

Сердце велит нам молиться и медитировать, и радость, которую мы получаем от наших молитв и медитаций, — настоящая радость. Да, мы не можем молиться и медитировать круглые сутки, потому что работаем и занимаемся разными делами. Но в течение дня мы можем вспоминать о радости, которую получили от утренней медитации. Утром мы какое-то время провели внутри своего сердца-сада. Затем, скажем, мы вошли в джунгли ума. Но даже в джунглях ума можно помнить красоту и аромат, которые мы ощутили раньше в этот день в саду своего сердца, и это принесет нам огромную радость.

Вопрос: Что происходит во внутреннем, а также во внешнем мире, когда мы не слушаемся Всевышнего в вас?

Шри Чинмой: Непослушание замедляет ваше путешествие. Если вы должны прибыть к какой-то определенной цели за определенное время — скажем, за четыре часа, — то из-за внешнего непослушания путешествие может продлиться двадцать или сорок часов. Но если вы не слушаетесь Всевышнего во мне во внутреннем мире, может понадобиться сорок лет. Если на внутреннем плане вы ведете себя неправильно и внутреннее непослушание не прекращается, то для завершения этого путешествия вам может понадобиться даже вся жизнь. Внешнее непослушание задержит ваш прогресс на несколько дней, недель или месяцев. Но внутреннее непослушание может задержать его неизвестно на сколько. Если вы не слушаетесь внутренне Всевышнего во мне, знайте, что в вашей природе что-то серьезно нарушено. Тогда вы ничего не добьетесь даже на смертном одре, сколько бы вы ни взывали. Так что внутреннее непослушание бесконечно, бесконечно хуже непослушания внешнего.

Непослушание бывает очень разным. Если я прошу моего «лучшего ученика» прийти в определенное время, а он опаздывает, такое непослушание не очень серьезно. Когда случается внешнее непослушание, Бог более снисходителен и быстро прощает. Но когда случается внутреннее непослушание, Бог прощает не так скоро. Ему зачастую приходится прибегать к Своей Силе Справедливости, потому что внутреннее непослушание — это почти неизлечимая болезнь. Но ведь эту болезнь надо в конце концов вылечить!

О вашем внутреннем непослушании знаем только вы и я, знают только ваша душа и моя душа. Я иногда вижу, как люди намеренно открывают враждебным силам дверь еще до нападения этих сил. Зная, что надвигается буря, я могу оставить дверь открытой и радоваться буре. Тогда от моего дома камня на камне не останется. В духовной жизни я тоже иногда знаю, что люди собираются совершить неправильный поступок, еще до того, как они его совершат, потому что вижу, как на них нападают силы. Иногда я наблюдаю, позволят ли они этим силам напасть или будут с ними сражаться. Я слежу, позволят ли они этим обезьянам прибежать и покусать их или пригрозят им, чтобы те не кусались.

Вопрос: Иногда, когда вы просите меня что-то сделать, я это делаю, но мне явно не хватает энтузиазма. Как развить послушание, полное энтузиазма?

Шри Чинмой: Послушание, полное энтузиазма, появится, когда вы себе представите, что я вам очень нежно и очень широко улыбаюсь. Вспомните, как я вам улыбаюсь и говорю что-то хорошее, когда вы спонтанно и мгновенно делаете то, о чем я вас прошу! На самом-то деле, вам даже нет необходимости видеть мое лицо. Вам будет достаточно смотреть в зеркало на собственное лицо, когда вы будете делать что-то радостно и когда будете делать что-то без радости. Каждый раз ваше лицо будет зеркальным отражением моего лица. Когда вы будете делать что-то с радостью, ваше улыбающееся лицо будет совершенным отражением моего улыбающегося лица. А когда вы будете делать что-то нехотя, без желания, очень нерешительно и медленно, вы обязательно почувствуете, что ваше мрачное лицо — это отражение моего несчастного лица. Глядя в зеркало, вы сразу же сможете определить, счастлив ваш Гуру или нет, по тому, насколько красиво или уродливо ваше лицо.

С другой стороны, себя можно и обманывать. Если я прошу вас что-то сделать, вы можете сказать: «Ты просил меня что-то сделать, и я это сделал». Даже если вы могли бы это сделать гораздо раньше, будь у вас больше энтузиазма, можно легко оправдаться и сказать: «Я же это сделал, так чего мне беспокоиться?» Да, вы это сделали, но не получили от дела настоящей радости, и ваш Гуру тоже не получил настоящей радости. Мы с вами получим настоящую радость, мгновенную радость, безграничную радость, только если вы сделаете то, что я прошу, с радостью и сразу же. Если вы сделаете что-то мгновенно и радостно, вы поплывете в море восторга, и ваш Гуру тоже.

Вопрос: Послушание всегда начинается в уме?

Шри Чинмой: Нет, послушание всегда начинается в сердце. В уме обычно начинается непослушание. Душа всегда слушается Бога, поскольку она с Ним давно едина. Так что душа всегда будет все видеть, чувствовать или делать исключительно так, как того захочет Бог. Сердце пытается установить единство с Богом и Волей Бога. И, хотя сердце временами терпит неудачу, оно, по крайней мере, начинает с попытки слушаться Бога. Но ум даже не начинает с послушания. От ума не получишь спонтанного послушания. Именно поэтому его всегда необходимо держать под контролем.

В большинстве случаев послушание сначала приходит в сердце, а потом в ум. И только после того, как оно придет в ум, оно попадает в витал и тело. Но иногда физическое и витальное сознание бывает гораздо восприимчивее ума. Хотя физическое может быть вялым, а витал небожественным, они иногда неосознанно пытаются прислушиваться к душе. Это потому, что они оба знают: душа и даже сердце выше них. Ум выше витала и тела, но он такой высокомерный! Он считает себя мудрее души и сомневается в ее мудрости. И он всегда думает, что сердце слабое, потому что оно действует только с помощью любви, сострадания, заботы и тому подобных качеств. Ум заявит, что это женские качества. Но этими женскими качествами обладает даже Бог; Он испытывает по отношению к нам такую любовь, мягкость, нежность и доброту! Весь мир скажет, что сердце лучше ума, но уму кажется почти невозможным принять эту истину. Только когда в ум через сердце проникает свет души, появляется надежда, что ум изменится.

Вопрос: У меня есть плохая привычка всегда и везде опаздывать. Мне кажется, я способен приходить вовремя, но почему-то не уделяю этому достаточного внимания. Как можно заставить себя почувствовать, что приходить вовремя — это важно?

Шри Чинмой: На вашем счету много-много мировых рекордов. Вы знаете, что, когда вы хотите поставить новый мировой рекорд, у вас часто появляется внутреннее побуждение сразу пойти потренироваться. Если у вас нет каких-то других срочных дел, вы и на десять минут не задержитесь. Вы не скажете: «Ну, выйду через десять минут или через два часа, ничего не случится, ведь будет еще светло». Нет! Когда вам что-то важно, вы хотите сделать это немедленно. Именно поэтому вы и счастливы.

Это вопрос того, насколько вы цените счастье вашего Гуру. Вы говорите: «Мой Гуру счастлив, когда я делаю для него то и это». Это верно, но наша философия — самопревосхождение. Вы довольны тем, что радуете меня, исполняя то, о чем я вас прошу. Но если вы сделаете это быстрее, то сможете порадовать меня больше. Если вы способны сделать что-то в мгновение ока, к чему откладывать?

Мы верим в радость, но радость бывает разного уровня. Вы говорите: «Если я сделаю это, Гуру будет счастлив. Если я сделаю что-либо еще, он будет счастливее. Если я сделаю что-то совсем другое, он будет счастливее всего». Так что же вам делать? То, что сделает меня счастливее всего! Вам нужно чувствовать точно так же: «Если я сделаю что-то в семь часов, Гуру будет счастлив. Если я сделаю это в шесть тридцать, это порадует Гуру больше. Если я сделаю это в шесть часов, он обрадуется больше всего». Тут важна именно степень. Так что, если вы цените мою счастливую улыбку или мою высочайшую гордость за вас, вы непременно будете делать то, о чем я вас прошу, как можно быстрее. Иначе вы можете сказать: «Раз он мною гордится, я доволен». Но если вам захочется сравнить, как я бываю счастлив или как я вами горжусь, когда вы делаете что-то быстро, а не медленно, знайте, что это не идет ни в какое сравнение.

В Индии студенты говорят: «Если получишь тридцать три балла из ста, экзамен сдан». Получив этот глупый проходной балл, они счастливы. Другие будут плакать, если не получат сто из ста; даже девяносто девять им мало. Но если вас устраивает проходной балл, что я могу поделать? С другой стороны, если вы все готовы отдать за высшую оценку, абсолютные сто баллов из ста, что может вам помешать? Только недостаток личного рвения. Когда вы получите сто из ста, не только ваш Учитель будет гордиться вами — вы сами будете гордиться собой. Нужно понимать, какой уровень вы хотите поддерживать. Некоторым ученикам более чем достаточно просто оставаться в лодке. Если они спят и похрапывают, не беда! Другие же ученики вдохновляют лодочника и помогают лодке плыть быстрее быстрого.

Часть II

23 мая 1997 года Шри Чинмой по-дружески поговорил со своими учениками о страхе.

Не бойтесь меня, а отождествляйтесь с моими страданиями

Время от времени я всех вас ругаю, но я знаю, что прибегать к этому можно лишь изредка. Это как попасть в реанимацию. Сколько людей выздоравливает в реанимации? Во время операции умирает столько людей! Сколько же неудач ожидает нас в реанимационной палате! Но иногда что-то может и получиться. Как правило, обычное лечение заключается в приеме лекарств, уколах и тому подобном. При этом у вас есть какая-то уверенность. А сколько людей отправляется к Богу во время процедур в реанимационной палате!

Если вы действительно хотите сделать своего Учителя счастливым в духовной жизни, не надо его бояться — нет, нет и нет! Учитель пришел в мир не для того, чтобы наносить людям удары. Такое делали Юлий Цезарь, Александр Македонский и все эти завоеватели. Но иногда, в качестве последнего средства, я вас ругаю. В «Бхагавад-Гите» описывается, как перед битвой на Курукшетре Шри Кришна долго умолял Кауравов отдать Пандавам всего лишь пять деревень! Кауравы владели всем царством, но не могли расстаться с пятью деревнями. Шри Кришна три-четыре раза приезжал во дворец к Кауравам, но они его и слушать не стали. Они говорили: «Без боя не отдадим Пандавам даже столько земли или, песка сколько может пройти через игольное ушко». Игла длинная, а ушко у нее крохотное. Сколько земли может пройти через такую крохотную дырочку? Тогда Шри Кришна понял, что ситуация безнадежна, и сказал: «Придется воевать». Война была последним средством.

И я, как к последнему средству, прибегаю к нагоняям. Обычно же я умоляю вас, умоляю ваше сердце, ваш ум, ваш витал, ваше физическое. Я всем моим ученикам говорю: не бойтесь меня, а отождествляйтесь с моими страданиями. Бояться меня — глупый и бесполезный подход. Отождествляться с моим огорчением, с моими слезами — вот абсолютно правильный подход.

Давайте не будем руководствоваться страхом! Давайте руководствоваться любовью! Если в нас будет страх, мы будем скрывать все свои болезни. Некоторые люди так боятся своих недугов, будто они совершили ограбление. У них такое чувство, что они сделали что-то ужасное, и это нужно скрывать. Ну, не вершина ли глупости? Если с их физическим что-то неладно, надо обратиться к врачу. В них растет страх, однако они даже не молятся. Страх пожирает их день и ночь, а у них нет времени молиться Всевышнему. Мы видим в них только страх, страх, страх. У них такое чувство, что все про них узнают. Какая глупость! Ведь можно молиться Богу, чтобы Он их исцелил, если уж они не хотят идти к врачу. Ведь это Бог дал людям небольшие способности, чтобы они стали врачами. Можно молиться Богу, настоящему Доктору. Но им некогда молиться — они только умирают от страха. А здесь Всевышний прислал представителя в облике духовного Учителя. Ученики должны сказать: «Пойдемте к нему. Он сможет нас исцелить».

Часть III

25 мая 1997 года в ресторане «Аннам-Брама» на Джамайке, Нью-Йорк, Шри Чинмой предложил госпоже Даршанике Гуруге, супруге посла Ананды Гуруге, и госпоже Ирине Маликовой из Фонда Горбачева, Москва, задать ему вопросы.

Г-жа Даршаника Гуруге: Я привезла с собой учебник, который мой муж использует для лекций об индуизме, и у меня есть некоторые вопросы по этой книге.

Шри Чинмой: Я не специалист по учебникам. Я специалист в области любви, преданности и отречения. Наша философия гласит, что любовь, преданность и отречение — это три ступени, которые ведут к осознанию Бога. Хотя эти три ступени проще простого, многие из нас не шагнули даже на первую ступень. Как только мы видим первую ступень, мы пугаемся. Мы чувствуем: «О Боже, Боже, мы будем страдать, будем страдать!» Бог знает когда мы шагнем на первую ступень как должно, без какого-либо страха.

Г-жа Гуруге: У меня вопрос о карме. Как она сочетается с адвайтой Веданты? Они не верят в карму.

Шри Чинмой: Есть ли хоть кто-нибудь, кто не верит в закон кармы? Все знают поговорку: «Что посеешь, то пожнешь». Но, с другой стороны, возможно божественное вмешательство. Если нисходят Милость Бога, Сострадание Бога и Прощение Бога, то закон кармы может быть отменен. Бог может аннулировать карму. Если озорной мальчишка самым безжалостным образом бьет соседского мальчика, отец потерпевшего приходит наказать виновника. Но тут вмешивается отец озорника. Он так любит своего сына, что не разрешит тому отцу ударить своего ребенка. Он говорит: «Да, мой сын это натворил. Я знаю, что это нехорошо, и он больше не будет этого делать. Но я не позволю вам бить моего сына». Поскольку отец виновника очень силен, отец жертвы уступает.

Точно так же нас может защитить Бог. Мы очень многое делаем неправильно, но иногда наш Возлюбленный Отец Всевышний нарушает Свой собственный Космический Закон и спасает нас. В этих случаях наш Отец хочет сыграть роль Бога-Прощения, либо потому что мы сделали для Него что-то хорошее, либо потому, что Он надеется, что мы, в конце концов, станем Его хорошими детьми. Он говорит: «Сейчас они совершили что-то нехорошее, что-то ужасное, но в будущем они больше так не поступят». Или Он может сказать: «Долгие годы они много-много раз молились о Моей Победе или приносили Мне счастье своими делами. Поэтому Я проявлю Свое Прощение». Но с другой стороны, если Он увидит, что никакой надежды нет, что мы в самом деле плохие люди и будем продолжать поступать плохо, тогда Он скажет: «Нет, вам придется подчиниться Космическому Закону. Вы поступили плохо, поэтому вам придется понести наказание».

Иногда бесконечное Сострадание и Прощение проявляет не только Всевышний — духовные Учителя, Его представители, делают то же самое. Это верно, что Всевышний — это океан, а духовный Учитель — только крошечная капелька. Но крошечная капелька полностью отождествляется с бесконечным океаном и знает о своем единстве с ним. И этой крошечной капельке самим океаном уготовано помогать тем, кто, к сожалению, еще даже не стали каплями. Так что закон кармы очень сложен, и в нем нет раз и навсегда установленных правил. В соответствии со строгим законом кармы, если мы поступаем плохо, мы будем наказаны. С другой стороны, закон кармы гласит, что, если мы делаем что-то очень хорошее, мы будем вознаграждены. К сожалению, мы ожидаем результатов во мгновение ока. Но мы забываем обо всех плохих делах, которые мы совершили вдобавок к этому одному хорошему. Возможно, прежде чем сделать одно очень хорошее дело, прежде чем совершить то, что мы считаем наивысшей жертвой, мы сделали много плохого. Вот почему мы не получаем плодов нашего божественного действия. Бог использует одно наше хорошее действие, чтобы аннулировать все то ужасное, то, хуже чего не придумаешь, что мы совершали годами. Мы говорим: «У Бога нет глаз, у Бога нет ушей». Но на самом деле Бог проявляет к нам безграничное Сострадание, компенсируя одним нашим хорошим поступком все плохие. Так Он спасает нас от очень многих кармических страданий.

Так что, если мы следуем духовной жизни, мы никогда не можем сказать, как Бог отреагирует на наши действия. В обычной человеческой жизни, как правило, действует закон причины и следствия. Но в духовной жизни мы весьма часто видим вмешательство божественной Милости. Это потому, что в духовной жизни мы все время молимся Богу. Даже если мы просим у Бога лишь хороший завтрак, по крайней мере, мы произносим «Бог» и «Всевышний». И Бог говорит: «Во всяком случае, он произносит Мое Имя». Но человек, который не ведет духовной жизни, не просит Бога ни о чем.

Г-жа Ирина Маликова: У меня не вопрос. Я просто хотела поблагодарить вас за все, что вы сделали. Моя операция прошла очень успешно. Вообще-то, я должна была бы бояться, ведь это была серьезная операция, но, к своему удивлению и к удивлению окружающих, я была совершенно уверена во всем и не волновалась. Врачи говорили, что никогда не видели пациента, который бы так мало тревожился о своем здоровье. Дело было не в моей победе. Просто я физически ощущала ваше присутствие в операционной, и это мне очень сильно помогло.

Шри Чинмой: Я же вам сказал, чтобы вы не беспокоились. Я сказал, что не будет абсолютно никаких проблем, и я вам обещал, что буду присутствовать на вашей операции. Если бы сознание и вибрации комнаты были немного выше, вы бы меня увидели. Но, конечно же, я был там; я там был!

Иногда, когда я знаю дату операции, мне даже не нужно знать точный час. Если это близкий мне человек, даже если он известит меня за месяц вперед, я могу обещать, что позабочусь о том, чтобы все было хорошо. И мое обещание непременно будет исполнено. Во время операции мой физический ум может даже не осознавать того, что она идет, но у меня есть много-много внутренних представителей, которые будут действовать от моего имени. Одна из моих внутренних сущностей сдержит мое обещание за меня.

Но в вашем случае все было совершенно иначе. Я не полагался на свои внутренние сущности, я на сто процентов непосредственно принимал участие. Я звонил вам накануне операции, и я звонил вам утром в день операции.

Перед вашей операцией я занимался проблемой, которая возникла у отца одной из моих учениц. Вся ее семья: мать, отец и брат — тоже мои ученики, и они очень мне преданны. Ее мать так меня любит. И она так верила в то, что я сделаю для ее мужа все, хотя полностью была готова к тому, что он отправится в мир иной. В то время доктора говорили, что ему осталось жить две недели, но он до сих пор в этом мире! Неделю назад он сам приехал в больницу на машине. Доктора сказали: «Что?! Как вы можете вести машину?». Но он действительно ее вел. Затем, два дня назад, он даже пришел в больницу пешком (это неподалеку). Всего несколько недель назад ему было совсем плохо. Но Бог был к нему добр, по-настоящему добр.

Необходима вера. И если человек, в которого вы верите, обладает силой, то все возможно. Шри Ауробиндо говорил: «Если вы во что-то верите, оно сработает». Какой бы серьезной ни была проблема, некоторые духовные Учителя просто скажут своим ученикам: «Выпей глоточек горчичного масла». В горчичном масле нет ничего волшебного. Учитель просто смотрит, насколько сильна ваша вера в него. Если вы преданно пьете горчичное масло и чувствуете, что оно вас вылечит, оно и вылечит. Учитель не отделяет себя от своих слов. Он внутри этого горчичного масла, и с его помощью он вас исцелит. Но иногда он может велеть вам пойти к врачу.

А я всегда говорю: «Пейте кокосовое молоко». При любой болезни я говорю: «Пейте кокосовое молоко». Доктора уж не преминут надо мной посмеяться! Они скажут, что с научной точки зрения кокосовое молоко не имеет никакого отношения к той или иной болезни. Но я знаю, что кокосовое молоко — это мое лекарство, и, если пациент поверит в мое кокосовое молоко, оно сотворит чудеса. Это вопрос веры. Раз вы верите, вы вылечитесь.

Однако бывает, что и Учитель обладает способностью вылечить болезнь ученика, и у ученика есть безоговорочная вера в способность Учителя, но существует и третья сторона. Всевышний может сказать: «Нет, по разным причинам Я не хочу, чтобы этот человек жил». Духовный Учитель все время безоговорочно един с Волей Бога, но, поскольку он находится в физическом, которое наполнено страданиями, он иногда отождествляется с Землей. Если тот, кому суждено умереть, очень мне предан, я расскажу Всевышнему обо всем хорошем, что этот человек сделал для меня и для Него за многие годы. А затем, в последнюю минуту, я буду умолять: «Нельзя ли ему остаться на Земле еще несколько месяцев или еще несколько лет?» В таком случае Бог может согласиться на маленькую отсрочку — пять-десять лет. Но может и не согласиться. Но если я увижу, что Всевышний окончательно решил, что человек должен отправиться в мир иной, я буду последним человеком, который станет Его упрашивать: «Не мог бы Ты дать отсрочку?» Нет-нет, я никогда не осмелюсь сказать что-либо подобное! Я не смогу этого сделать. Если дорогой и близкий мне человек окажется на грани смерти, а я увижу, что своими слезами и жалобами доставлю Всевышнему беспокойство, я буду последним, кто попросит об отсрочке.

Находясь здесь, на Земле, духовные Учителя иногда ведут себя, как обычные люди. Мы с моим песиком Кану были так нежно привязаны друг к другу. В последний год жизни он хотел быть только со мной. Он даже спать хотел со мной. Если я брал его и клал близко к сердцу, он перебирался спать у меня в ногах. Он всегда был у моих стоп. Много раз я понимал, что он ушел, совсем ушел, но когда я приносил его вниз, он опять открывал глаза. О Боже! Всевышний очень мудр. Он не хотел, чтобы я видел, как уйдет мой Кану. Поэтому Всевышний забрал Кану в другой мир спустя двенадцать или тринадцать дней после того, как я отправился из Нью-Йорка в рождественское путешествие. Когда Кану умер, я плакал целыми днями, проливая горькие слезы. С одной стороны, Всевышний смеялся. С другой стороны, Он так сильно меня утешал.

Если в обычных обстоятельствах Всевышний видит, что по-человечески я очень нежно привязан к кому-либо или к чему-либо, Он не только прощает мою глупую нежность или привязанность, но даже этим наслаждается. Но если что-то идет вразрез с моими человеческими надеждами или желаниями, я мгновенно становлюсь единым с Волей Всевышнего. И хотя человеческое во мне плачет, божественное во мне остается непривязанным и счастливым. Таковы все духовные Учителя. Когда умирал кто-нибудь из преданных Шри Рамакришны, даже если он не был настоящим учеником, Шри Рамакришна очень сильно страдал. Но когда он видел, что душа этого человека птицей радостно возносится ввысь, он начинал хлопать в ладоши. Перед этим он терял рассудок от горя. Но когда он видел, как счастлива душа, он тоже становился очень счастливым.

Так что между Шри Рамакришной и обычным человеком большая разница. Обычный человек может годами плакать и винить Бога. Но Шри Рамакришна полностью отождествлялся с Волей Бога. Иногда Шри Рамакришна за кого-то сражался. Хотя он понимал, что в конце концов радостно примет Волю Всевышнего, вначале он позволял проявиться человеческому в себе, потому что хотел быть единым с Землей. Если бы не это, он мог бы просто остаться в Гималайских пещерах и сказать: «Я осознал Бога. Кому нужен этот мир!» Я тоже осознал Бога и мог бы сделать то же самое. Но Бог просит меня жить в этом мире и служить Ему здесь, на Западе; и вот я здесь.

Старая индийская традиция велит жить в одном месте и просто повторять Имя Бога. Но сейчас у духовного Учителя другая роль. Индия и Америка, Восток и Запад могут кое-что дать миру. Индия несет послание покоя, а Запад несет послание науки. Если бы Запад не принес Востоку послания науки, Индия осталась бы первобытной. А если бы Индия не принесла капельку света Западу, Запад остался бы непросветленным. Индия и Америка должны с радостью давать друг другу все, чем владеют. Они как два брата в одной семье. Если один брат — доктор, он может выписать лекарство. А если другой — электрик, он может выполнить работы по части электричества. Как может доктор выполнять работу электрика, и наоборот? Точно так же, Запад должен с радостью принять то, что может предложить миру Индия; а Индия должна принять то, что может дать Запад. Лишь в этом случае Восток и Запад смогут стать целостными.

Часть IV

Шри Чинмой ответил на этот вопрос 9 сентября 1997 года.

Вопрос: Если люди не молятся и не медитируют сознательно, но всем сердцем любят человечество таким, какое оно есть, могут ли они тоже получать внутренние послания?

Шри Чинмой: Что такое медитация? Расширение сердца. Медитировать означает погружаться глубоко внутрь и принимать весь мир как что-то совершенно свое. В чем цель молитвы? Стать хорошим человеком. Настоящая молитва такова: «Сделай меня хорошим человеком, чтобы я мог быть Тебе полезен». Какова высшая молитва? Может ли быть что-нибудь выше, чем «Да будет Воля Твоя»? Разве у медитации не та же цель? Послание Иисуса Христа «Да будет Воля Твоя» — высочайшее послание. Это называется безусловным отречением.

Если человек совершает безусловное отречение, значит, он на пути к осознанию Бога. Пусть он достигнет безусловного отречения — и он обязательно осознает Бога. «Да будет Воля Твоя!» — вот высшая степень безусловного отречения. Это наивысшая высота и медитации, и молитвы. Они ведут к одной и той же цели. Если у человека хорошая медитация, разве он скажет: «Да будет моя воля»? Нет! Именно потому что он погрузился глубоко внутрь, он скажет: «Боже, скажи, что мне делать, и я это сделаю». Молитва тоже взывает со сложенными руками: «Боже, скажи, что мне делать». Одна погружается глубоко внутрь и говорит: «Боже, скажи мне, что мне делать». Другая смотрит вверх и говорит: «Пожалуйста, пожалуйста, скажи мне, что от меня требуется». И медитация, и молитва говорят одно и то же. Одна погружается глубоко внутрь, другая смотрит ввысь. Одна поднимается на дерево, а другая находится у подножия и смотрит вверх.

Молитва и медитация — это две дороги. Когда я медитирую, я приношу Бога вниз. Когда я молюсь, я поднимаюсь к Богу. Это одно и то же. Если я иду одним путем, я говорю: «Пожалуйста, спустись вниз и скажи мне, что мне делать». Когда я иду другим путем, я говорю: «Я поднимаюсь. Пожалуйста, скажи, что мне надо сделать». При этом в своей молитве я говорю: «Ниспошли мне покой, ниспошли мне любовь, ниспошли мне свет, чтобы я мог радовать Тебя». А в своей медитации я говорю: «Пожалуйста, скажи, что мне нужно, и, пожалуйста, пожалуйста, дай мне это». Оба пути ведут к одной и той же цели.

Часть V

Шри Чинмой ответил на следующие вопросы 25 октября 1997 года во время путешествия на автобусе в Кингстон (Канада).

Вопрос: Когда избранные инструменты терпят неудачу, выбор падает на новых?

Шри Чинмой: Когда избранные инструменты терпят неудачу, в одних случаях Всевышний хочет, чтобы я неопределенное время ждал, пока они снова не достигнут своего высшего уровня. В других случаях Он хочет, чтобы я подождал несколько лет и посмотрел, а потом принял окончательное решение. В некоторых случаях Он хочет, чтобы я совсем оставил их. Иногда Он просит меня заменить их другими.

Вопрос: Во внутреннем мире все знают, кто вы?

Шри Чинмой: Да, во внутреннем мире все без исключения очень хорошо меня знают. И не только знают, но и ценят меня бесконечно, бесконечно больше, чем мои первоклассные ученики. Здесь, во внешнем мире, я бегаю за своими учениками, чтобы им угодить. Во внутреннем мире они бегают за мной, чтобы сделать меня счастливым, чтобы я всегда был счастливым, чтобы радовать меня так, как я того желаю, поскольку они чувствуют, что их удовлетворение и исполнение заключаются единственно в моем счастье. Чем выше вы подниметесь, тем скорее вы познаете Божественное во мне, тем легче для вас будет его увидеть и наконец увидеть меня как Само Божественное.

Вопрос: Как выглядит восторг?

Шри Чинмой: Восторг нельзя увидеть. Его нужно почувствовать, в него нужно превратиться, им нужно стать. Но если вы хотите рассматривать восторг как земное достижение или земной материальный предмет, или если вы хотите описать его земным способом, то попытайтесь себе представить, что вы вдруг сразу стали высотой с высочайшую гору. Вы стали высочайшей горой, прекраснейшей луной, могущественнейшим солнцем, огромнейшим океаном. Если вы сможете себе представить, что вы стали всем тем, что, как вам кажется, больше наибольшего, выше наивысшего, а также прекраснее прекрасного и сильнее сильного, то это переживание и есть восторг. Но такой восторг не является настоящим или чистым восторгом. Настоящий восторг внутри, он глубоко внутри. Когда мы становимся неразделимо едиными с Богом, мы пьем, мы вдыхаем и выдыхаем Волю Бога.

Вопрос: Будет ли когда-либо любовь ученика к Учителю равноценна любви Учителя к ученику?

Шри Чинмой: Любовь Учителя к ученику почти всегда будет намного превосходить любовь ученика к Учителю. И все-таки в очень редких случаях некоторые ученики превосходили своих Учителей. Естественно, в этом случае тот, кто раньше был таким учеником, будет иметь больше любви, чем его Учитель. Такое случалось несколько раз, когда ученики намного превосходили своих Учителей.

Пока ученик не осознает Бога так, как это сделал его Учитель, ученик всегда будет испытывать меньше любви к своему Учителю, чем Учитель к нему. И даже когда ученик осознает Бога, Учитель не будет спать. Учитель тоже будет совершать прогресс, как и ученик, так что у Учителя опять-таки будет больше любви к ученику, чем у ученика к нему. С другой стороны, как я сказал, если ученик намного превосходит Учителя, что бывало в некоторых случаях, тогда, естественно, любовь ученика будет больше, чем любовь Учителя.

Вопрос: Как лучше всего вносить новую жизнь в каждый новый день?

Шри Чинмой: Лучший способ вносить новую жизнь в каждый новый день — рано утром предлагать бесконечную благодарность Богу-Творцу и Богу-творению. Когда наше благодарное сердце расцветает, оно мгновенно охватывает весь мир от края и до края. Красота и аромат сердца благодарности всегда будут непревзойденными среди всех божественных качеств ищущего. Так что ответ — благодарность, благодарность, благодарность!

Вопрос: Надо ли нам ожидать, что те слабости, о преодолении которых мы молимся, на нас нападут?

Шри Чинмой: Нет, не надо ожидать, что слабости, о преодолении которых мы молимся, на нас нападут. Если вы молите Бога защитить вас от чего-либо, от болезни или от каких-то неприятностей, то нельзя даже на мгновение допускать возможности их прихода. Это совершенно неправильно. Вы должны отшвырнуть их раз и навсегда, а не ждать их нападения. Если вы будете о них думать, ваша молитва будет неэффективной.

Когда вы молитесь Богу, не держите эти слабости в уме и не ожидайте, что они через пару секунд появятся. Чувствуйте, что их не существует. Когда вы молитесь о том, чтобы их удалить, чтобы их больше не было, нельзя ожидать их появления. Если вы будете их ожидать, то будете страдать Бог знает сколько времени. Ожидание станет вашим неосознанным приглашением плохим силам. Никогда не ожидайте, никогда даже не думайте о них. Только молитесь Богу, чтобы Он спас вас от всего, что вредит вашей духовной жизни.

Вопрос: Откуда берется ваша самая сладостная сладостность?

Шри Чинмой: Раз вы мне льстите, то и я могу польстить самому себе. Ваша лесть — ничто по сравнению с моей лестью самому себе! Я льщу себе так, что вам такого и в голову не придет, и никаких фантазий не хватит!

Моя сладостность исходит из красоты моего универсального сердца и аромата моей трансцендентальной души.

Как раз вчера в школе №86 я стал своим универсальным сердцем и трансцендентальной душой. Я не просто видел, я не просто чувствовал — я стал. Надеюсь, некоторые люди заметили что-то необычное. Для некоторых увидеть мою трансцендентальную высоту и универсальную величину — невозможная задача. Видеть и чувствовать подлинную реальность — невозможная задача. Но увидеть или почувствовать что-то необычное, в привычном смысле, вполне возможно. Я надеюсь, что вчера в школе №86 кто-нибудь почувствовал что-то необычное и увидел что-то необычное.

Вопрос: Признает ли вас Америка, пока вы здесь, на земле, даст ли она вам осуществить свое предназначение?

Шри Чинмой: Ответ на ваш вопрос может дать либо Сам Бог, либо такие же, как вы, ученики, которые очень искренне и преданно пытаются проявить свет моей божественности на земле. Это зависит от учеников, которые неустанно стараются. С другой стороны, можно неустанно пытаться, но если при этом отсутствуют энтузиазм, горячее стремление и искренность, то все упорные старания ни к чему не приведут. Можно работать часами, но если нет искренности, стремления или энтузиазма, то не произойдет ничего, что помогло бы утверждению моего света.

На ваш вопрос надлежащим образом может ответить только Сам Бог или ученики, которые стараются проявлять меня во всем мире. Я последний, кто мог бы ответить на этот вопрос.

Вопрос: Что дают миру ваши многодневные соревнования?

Шри Чинмой: Любые мероприятия, которые мы проводим во внешнем мире, будь то бег на длинную или короткую дистанцию, прыжки или метания, любые незаурядные соревнования, — это свидетельство того, что нужные способности существуют во внутреннем мире. Надо только их использовать. Способности, которые мы ценим, перед которыми преклоняемся и которыми восхищаемся, во внутреннем мире мире можно увидеть и почувствовать бесконечно лучше; там ими можно овладеть в бесконечно большей степени.

Вдохновение, которое мы приносим себе или миру своими необыкновенными способностями, рождается в растущем устремлении внутреннего мира. Наши достижения — ради того, чтобы проявилась божественность, усилилась восприимчивость внешнего мира, чтобы в конечном счете внешний мир подготовился и принял внутреннюю способность бесконечно любить, чувствовать покой и блаженство.

Вопрос: Как быстро восстановить внешние и внутренние силы после многодневного пробега?

Шри Чинмой: Побольше ешьте и не беспокойтесь о весе! Сколько бы вы ни весили, вы не растолстеете. Ешьте, ешьте, ешьте! И, когда вы едите, будьте счастливы, счастливы, счастливы. Вы едите земную, материальную пищу, но чувствуйте в ней божественную радость. Затем внутри своего сердца почувствуйте также благодарность за то, что Бог избрал вас совершить этот великий подвиг. Ваша радостная благодарность укрепит ваше тело так, как вы и представить себе не можете.

Вопрос: Как, будучи руководителем, все же сохранять сердце, как у ребенка?

Шри Чинмой: Во-первых, нужно знать свойства детского сердца. Сердцу ребенка свойственны сочувствие, искренность, чистота, сладостность и счастье. Будучи руководителем, вы думаете, что должны все время поддерживать чувство превосходства, чувство собственного достоинства и так далее. Но божественный начальник, божественный руководитель чувствует, что настоящим руководителем является Сам Всевышний. Так что старайтесь использовать всевозможные божественные качества, а не выставляйте напоказ качества земные, человеческие, свойственные руководителю. Когда говорит гордыня, она ничего не получает. Когда говорит нежность, она получает все.

Каждый миг дарите улыбку, дарите сострадание, дарите единство, дарите мудрость. Нет ничего мудрее нежной улыбки. Эта нежная улыбка — спонтанное выражение детского сердца. Начальник легко может сохранить детское сердце и добиться удовлетворительной работы.

Вопрос: Как оставаться благодарными даже тогда, когда мы устаем?

Шри Чинмой: Можно оставаться благодарными, даже когда мы очень-очень устали, даже когда валимся с ног и изнемогаем. Просто сделайте глубокий вдох и представьте себе течение реки. Река прямо перед вами, она с нежнейшей улыбкой быстро, очень быстро бежит к своей цели — бескрайнему океану. Вдыхая, безмолвно произносите слово «благодарность». Во время выдоха почувствуйте, что ваша благодарность течет из сокровенных глубин вашего сердца, как река, неся вашу благодарность к цели. Она подобна Ганге, впадающей в огромный океан. Имя вашей души — еще одно название Ганги. Так что почувствуйте, как Ганга течет к своей цели и в то же время несет дыхание вашей благодарности к источнику, к Гималаям.

Вопрос: Что вас радует больше: когда мы вас призываем или когда мы в вас погружаемся, или и то, и другое?

Шри Чинмой: Когда вы в обычном сознании, надо стремиться к более высокому сознанию — призывать меня, взывать о моем присутствии, о моих благословениях, о моей любви, моей заботе, моем сострадании и моей радости. Но если вы уже в высоком сознании, то надо очень осознанно, со всей серьезностью и одухотворенностью войти в бесконечную заботу, любовь, нежность и блаженство моей божественности.

Когда вы взываете, вы смотрите вверх. Когда вы хотите в меня войти, вы погружаетесь глубоко внутрь во внутреннем мире. Когда вы меня призываете, то возникает ощущение того, что вы пытаетесь свести на нет чувство разобщения, то есть, чувство, что я бесконечно выше, а вы бесконечно ниже. Человеческое пытается принести свыше божественность. Когда мы хотим установить единство, внутреннее единство, неразделимое единство, то мы знаем, что уже представляем собой единое целое. Но временами мы забываем, что капля и океан неразделимы. Тогда мы изо всех сил стараемся почувствовать, что капля и океан — то есть, человеческое и божественное — неразделимо едины.

Вопрос: Учитывает ли Бог добрые намерения, даже если они не осуществляются?

Шри Чинмой: Несомненно, добрые намерения учитываются, даже если они не осуществляются. Но если эти добрые намерения еще и осуществятся, значит, вы достигли успеха. Благодаря просто добрым намерениям вы получаете 20-30 баллов из 100. Но если добрые намерения осуществляются, вы получаете 100 из 100.

Если у вас нет добрых намерений, вы получаете ноль. Если намерения у вас дурные, вы получаете то, что бесконечно хуже нуля. Само по себе возникновение добрых намерений — уже огромный шаг к далекой цели.

Вопрос: Вам когда-нибудь бывает скучно?

Шри Чинмой: Человеческое во мне скучает каждый миг. Божественное во мне никогда не скучает. Человеческое во мне ни в чем не видит вдохновения, изменения, энтузиазма, прогресса. Поэтому человеческое во мне скучает. Но божественное во мне никогда не скучает, потому что оно во всем, в каждом человеке, каждый миг видит не только новую возможность надежды, но и обещание, и это обещание приходит из божественного Источника: нашего Господа Возлюбленного Всевышнего.

Вопрос: Каким должно быть повседневное общение с разными людьми?

Шри Чинмой: Повседневное общение с разными людьми будет разным, но главным его свойством должно стать сострадание и умение прощать. Право проявлять сострадание или прощение по отношению к нижестоящим работникам имеют не только директор или начальники в офисе. Нет, нет и нет! Абсолютно каждый работник имеет божественное право или высшую потребность прощать других и проявлять к другим сострадание как внешне, так и внутренне. Проявляя и предлагая сострадание и прощение, мы разовьем в себе гораздо, гораздо больше божественных качеств. Каждое божественное качество — это прекрасный, светлый и плодотворный дар, который мы получаем от нашего Господа Возлюбленного Всевышнего.

Вопрос: Не могли бы вы пояснить, какая происходит божественная игра в то время, когда мы молимся?

Шри Чинмой: Все творение — это Космическая Игра Бога. Но и молитва сама по себе — это игра. Игра означает счастье. Если мы будем молиться с радостью, Бог обязательно исполнит наши молитвы. Когда Богу молятся обычные люди, они зачастую молятся с тревогой, беспокойством, сомнением в себе и так далее. Когда же молятся искренние ищущие, то у них нет тревог, беспокойств или нечистых мыслей. Все позитивно. Им в радость сама игра. Во внешней жизни мы не считаем игру радостью. Смысл игры заключается лишь в результатах. Мы радуемся, только если побеждаем. Это совершенно ошибочное мнение. Когда мы молимся, надо чувствовать, что молитва сама по себе радость. Ведь мы молимся Самому Богу. Мы должны быть благодарны Богу за то, что Он дал нам способность молиться Ему. Бог нам говорит: «Я хочу поиграть с тобой, дитя Мое. Но Я хочу, чтобы ты играл с радостью и самоотдачей».

Так что и сама молитва — это игра счастья, радости и наполненности.

Вопрос: Как мне стать вашей навечно?

Шри Чинмой: Милая моя дочь, ты уже стала вечной ученицей моей души. Тебе не о чем беспокоиться. Твоя душа и сердце установили вечное единство с моей душой и с моей божественностью, и я очень-очень горжусь твоим бескорыстным устремлением и посвящением.

Часть VI

3 июля 1997 года Шри Чинмой дал интервью репортеру нью-йоркской газеты «Newsday». Репортер следила за пробегом на 3100 миль, проходившим на Джамайке в Нью-Йорке.

Репортер: Шри Чинмой, бегуны, ваши ученики, много рассказывали о медитации, о вашей философии и о том, как это помогает им в беге. Что же вы такое говорите, что помогает им найти силы день за днем бежать по шестнадцать часов в сутки?

Шри Чинмой: Наша философия очень проста. Мы любим Бога и хотели бы Ему служить. Есть много-много способов радовать Бога. Пока мы не можем радовать Его всеми возможными способами. Но когда мы молимся и медитируем, мы чувствуем, что придет время, и мы сможем радовать Бога во всем. Почему у нас есть такое чувство? Просто потому, что эту способность даст нам Он. Так что пока мы молим Бога о способности радовать Его так, как Он того желает.

Делая следующий шаг, мы говорим Богу: «Мы хотим радовать Тебя с радостью, с готовностью и без условий». Если сейчас Он захочет, чтобы я с Ним поговорил, я буду делать это весело, с радостью и гордостью. Если Он в следующий миг попросит меня поиграть в теннис, я с радостью буду играть в теннис. Если Он потом попросит меня о чем-нибудь еще, я с радостью и гордостью сделаю и это. Прежде всего, мы хотели бы делать все для Бога без всяких условий. Мы не будем ставить никаких условий наподобие: «Господь, если Ты дашь мне это, то я сделаю для Тебя то». Наша философия не в этом.

Мы говорим Богу: «Мы будем отдавать Тебе радостно и охотно все, чего Ты от нас захочешь. Мы пришли в этот мир, чтобы радовать Тебя так, как Ты того желаешь». Такова наша философия.

В нашей философии есть еще кое-что, и это самопревосхождение. Наши прошлые и настоящие достижения не удовлетворяют нас полностью. Мы должны идти вперед, мы должны подниматься вверх, и мы должны погружаться внутрь.

Репортер: Любопытно, а что происходит на повседневном уровне?

Шри Чинмой: Огромное значение имеет самодисциплина. Самопревосхождение возможно только на основе самодисциплины и медитации. В повседневной жизни мы любим чувствовать себя счастливыми от того, что мы делаем и что собой представляем. Здесь, несмотря на то, что эти четыре бегуна внешне очень устали и выдохлись, они чувствуют, что для них это — новое средство, чтобы чувствовать себя счастливыми и гордиться собственной жизнью.

Мы придаем огромную важность счастью, счастью, счастью! В счастье пребывает покой, и наоборот. Бегуны бегут, и в то же время они счастливы, а их ум пребывает в покое.

Репортер: Помнится, в тот единственный раз, когда я бежала самый длинный в моей жизни забег на десять миль, по ощущениям это было слегка похоже на американские горки. Мили через три я подумала: «Вот здорово! Я смогу пробежать и двадцать шесть миль. Я могу пробежать марафон!» А через шесть миль я уже думала: «Боже, у меня будут болеть колени, а стопы уже болят. Я совсем выдохлась!» У меня был то подъем, то упадок сил. Что бы вы сказали своим ученикам, чтобы помочь им преодолеть упадок?

Шри Чинмой: Своим ученикам я говорю, что нужно каждый миг подходить ко всему с мудростью. Иногда мы устаем физически. Иногда мы устаем ментально. Иногда мы устаем эмоционально. Иногда мы устаем без всякой на то причины. Зачастую это леность ума заставляет нас чувствовать, что мы не сумеем завершить забег, а если и завершим, то в этом ничего особенного нет. Ум с его непостоянством может убедить нас в том, что продолжать бесполезно, да и незачем. Ум заставляет нас почувствовать: «Я просто напрасно себя гублю».

Если нас мучает леность ума или нежелание, нельзя уступать этим плохим силам. Наш девиз — «Никогда не сдаваться!» Мы можем уступить, только отдав все, что есть в нас, все, что мы собой представляем, и только если это крайне необходимо. Иначе мы совершим прискорбнейшую ошибку. В большинстве случаев достичь цели вполне возможно. И как только мы ее достигнем, мы будем самым счастливым и самым гордым человеком.

Репортер: Что для вас делает спорт и атлетику такой важной частью духовности?

Шри Чинмой: Как я уже говорил раньше, каждый человек должен чувствовать себя счастливым от того, что он делает, и от того, что он собой представляет. Если я физически не в форме, я не смогу вставать рано утром. Допустим, мне надо встать в шесть часов утра, но из-за физических недомоганий я вынужден пролежать в постели до девяти, десяти или одиннадцати часов. Потом я погружаюсь в суету жизни. Из-за того что я не смог сделать зарядку, у меня снова появляются недомогания. Высшая необходимость поддерживать хорошую физическую форму заключается в том, чтобы помочь нам стать избранными инструментами Бога. Я же не говорю, что мы должны стать величайшими в мире спортсменами. Совсем нет! Мне незачем становиться самым сильным в мире борцом или боксером. Моя цель только в том, чтобы поддерживать тело в хорошей физической форме, чтобы рано утром молиться, медитировать, бегать или заниматься теми божественными делами, которыми мне хочется заниматься.

Тело, витал и ум играют в нашей жизни свою особую роль. Если витал не динамичен, мы будем вялыми. В витале нам нужно быть динамичными, а не агрессивными. Кроме того, у нас должна быть чистота в уме. В уме должны быть чистые и светлые мысли, и нам нельзя потакать сомнениям. Иначе я сначала заявлю, что вы очень плохая, а потом скажу себе: «Какое я имею право так говорить? Она очень хорошая». Так что сначала вы будете очень-очень хорошей, а потом, еще до того как вы отсюда уйдете, мой ум может сказать, что вы очень плохая. Смотрите-ка! Да кто я такой? Имею ли я право судить о том, хорошая вы или плохая? Нет! Но я могу предложить вам хорошие мысли, добрые мысли.

Вы так добры ко мне, и я тоже стараюсь быть добрым к вам, предлагая вам хорошие мысли, просветляющие мысли, исполняющие мысли. Ум должен выработать позитивное отношение и сказать, что вы очень хороший человек. Что я выигрываю, думая, что вы плохая? Я только напрасно трачу свое драгоценное время. Но если я думаю и чувствую, что вы хороший человек, то я просветляю и очищаю свой ум. А если у меня будет ясный, чистый ум, я смогу достичь в своей жизни очень-очень много воодушевляющего и вдохновляющего.

Часть VII

8 июля 1997 года на неформальной встрече Шри Чинмой ответил на следующие вопросы.

Вопрос: Гуру, приняли ли новое воплощение все те люди, которые в прошлых жизнях медитировали часами?

Шри Чинмой: Большинство из них приняли. Им пришлось это сделать!

Вопрос: Они сейчас медитируют сознательно или же больше погрузились в современную жизнь?

Шри Чинмой: Некоторые из них не обратились к современной жизни. Они все еще в Индии и других восточных странах, где молятся и медитируют. С другой стороны, некоторые из них захотели расширить опыты и в своей духовной жизни продвигаются медленно. Поэтому они сейчас в Америке или в других западных странах. Другие посчитали, что того, что они уже получили, более чем достаточно, так что сейчас они могут принять инкарнацию на Западе. А некоторые, даже достигнув частичного осознания Бога, решили, что наука лучше духовности! Они объясняют это тем, что, если наука сделает нечто великое, миллионы людей тут же получат пользу. Они не понимают того, что добрая воля духовного Учителя в один миг может повлиять на тысячи, миллионы людей.

Я вот здесь с вами шучу, а ведь я могу в одну секунду послать своей оккультной и духовной силой немного доброй воли, и она мгновенно распространится. Наука этого сделать не может. Вот почему Свами Вивекананда и другие говорили: «Если духовный Учитель будет с вершины Гималаев посылать добрую волю всего несколько секунд, она заполнит весь мир от края и до края». Наука может сбросить атомную бомбу, разрушив при этом один-два города. Мир такой огромный. Сколько атомных бомб нужно, чтобы разрушить весь мир? А добрая воля во внутреннем мире тут же, за мгновения войдет в души миллионов и миллионов людей.

Это правда на все сто процентов, но вам, чтобы это увидеть и почувствовать, нужно достичь определенного уровня. Много, много чего мы не можем доказать другим до тех пор, пока они не поднимутся на такой уровень. Возможности врача знает медсестра, а что о медицине знаю я? Духовные Учителя достигли определенной высоты. Когда с этой высоты они посылают добрую волю, она распространяется повсюду. Шри Рамана Махарши сказал, что он посылал добрую волю одну секунду, и она распространилась на весь мир. Он это не придумал и себя не дурачил.

Я знаю, что, если я, даже отдыхая с учениками, пошлю добрую волю, она за несколько секунд достигнет каждого, сколько бы душ ни было на Земле. А если вы находитесь на другом уровне и захотите послать добрую волю другому миру, то она сразу достигнет и другого мира.

Как раз вчера в газете была напечатана фотография поверхности Марса. Я просто просматривал газету, когда ее увидел. Пока я с минуту смотрел на фотографию, я увидел так много сущностей, и это не бред! Человек там еще не был, но фотография уже сделана. Эта планета — такое красивое место, там есть зелень, как на поверхности Земли. Когда я концентрировался, сидя на веранде, поверьте, так много существ жадно поглощали мой свет! «Жадно» — точное слово в данном случае.

Все это я себе вообразил? Шри Рамакришна сказал бы, что нет, это не воображение, это абсолютная правда. Шри Ауробиндо сказал бы, что это абсолютная правда. Но спросите кого-нибудь еще, обычного человека, и он скажет, что это бред, что это даже не воображение. Кому верить? Когда я на чем-то концентрируюсь, я вижу это так же, как вижу здесь вас. А если кто-то другой скажет: «Да ничего он не видел», что я могу поделать? Пусть себе говорит, что я ничего не видел.

В конце концов, манго ел я. Если я ел манго и наслаждался его великолепным вкусом, а вы говорите: «Нет, он не ел манго», я возражать не стану. Сейчас я ем блинчик, а вы, поскольку уж все вы оказались здесь, мне верите. Но если взять других людей, которых сейчас здесь нет, то кто-то из них мне поверит, а кто-то может и не поверить. Разве у меня пропадет вкус того, что я съел, только из-за того, что такой-то мне не верит? Нет!

Вопрос: А те сущности на Марсе сознательно устремляются?

Шри Чинмой: Некоторые из них сознательно устремляются, а некоторые нет. Но много таких, которые устремляются. Если семья из пяти человек живет в одной комнате, то, когда трое из них встают и начинают шуметь, остальные тоже просыпаются. Первые встают охотно, чтобы молиться и медитировать, а остальные двое встают, потому что пришлось. Они говорят: «Что обо мне подумают другие, если я не встану? Те трое встали, и сейчас они молятся». Так что эти встают неохотно, но первые трое встали искренне. А вторая группа — негодники!

Но ведь может получиться и так, что первые трое, вставшие искренне, устанут. К ним могут прийти посторонние мысли, тогда как вторые, начинавшие со слов: «Что они подумают обо мне, если я не встану?» — теперь хотят стать очень хорошими ищущими. Они могут изо всех сил стараться искренне устремляться и иногда намного превосходят тех, кто рано утром встали первыми. Первые могут устать и сказать: «Ох, мы молились и медитировали, и все без толку». Они молятся механически. Проведя в молитвах месяцы и не получив ответа ни на одну, они сдаются. Но те, кто были во второй группе и начали из чистого любопытства, беспокоясь о том, что подумает о них первая группа, могут стать настолько искренними, что в конце концов обгонят проснувшихся первыми. Опять-таки, могут быть и такие, кто пробудились рано утром и постепенно, постепенно продолжают совершать прогресс.

Вопрос: Что же это за существа? Они существуют только на внутреннем плане? Есть ли у них физическое тело?

Шри Чинмой: Они намного ниже нас ростом. У них есть тонкое тело. И хотя они небольшие, они могут прийти и помочь нам.

Вопрос: Они могут просто прилететь на землю?

Шри Чинмой: Конечно! Они могут прийти и помогать нам. Они могут дать нам столько нежности и любви. Разве мой песик Кану пришел не из другого мира? Кану пришел и покорил меня своей нежностью!

Вопрос: Вы говорили, что место, где души могут совершать прогресс, — это земля. Так как же этим существам на других планетах помогают молитвы?

Шри Чинмой: Молитва им помогает, но, чтобы осознать Бога, нужна планета Земля. Другие планеты не дают осознания. Прогресс, необходимый для осознания, может дать только планета Земля. На других планетах существа могут совершать прогресс, но он не ведет к осознанию Бога. Они получают свет, больше света, изобильный свет. Но чтобы осознать Бога, они должны прийти сюда. Они могут получать свет на всех планах. Но для преобразования своей природы, или осознания Бога, нужно прийти сюда. Для осознания Бога Бог выбрал только эту планету. В других местах можно копить да копить, но тратить богатство нужно только здесь.

Вопрос: Чем занимаются эти существа? Есть ли у них определенная продолжительность жизни? У нас вот есть срок физической жизни. А они бессмертны? Они живут вечно?

Шри Чинмой: Они могут жить столько, сколько захотят. Мы не можем жить столько, сколько нам захочется. Если на это будет Воля Бога, нам, может быть, придется завтра умереть, даже если мы этого не хотим. Они же могут жить неопределенно долго. С другой стороны, если им все прискучит, если все надоест, если жизнь затянулась, то они могут и умереть.

Вопрос: Потревожило ли приземление космического корабля эти существа?

Шри Чинмой: Нет, космический корабль коснулся планеты на другом уровне. Он их не потревожил. Простое фотографирование им не мешает, но если люди будут там жить, это будет им мешать. Простое фотографирование им не мешает, потому что на фотографии их невозможно запечатлеть. Но если люди отправятся туда и колонизируют планету, эти существа, безусловно, почувствуют, что мы им мешаем. Тогда у нас будут неприятности.

Вопрос: Это произойдет в будущем? Придет ли в конце концов туда человек?

Шри Чинмой: Человек отправится туда, или они придут сюда. Это как русские и американцы. Раньше русские не могли попасть в Америку, а американцы не могли попасть в Россию. А сейчас они путешествуют в обоих направлениях. Но когда эти существа придут сюда, им придется принимать человеческое рождение. При этом, отправившись туда, человек не сможет жить там в физическом. Человек сможет жить там только в осязаемом тонком теле. У людей тоже есть тонкие тела.

Вопрос: Так что, люди не будут там жить физически?

Шри Чинмой: Думаю, они не смогут жить там физически, потому что этот план не предназначен для физического. Люди смогут отправиться туда только в тонком теле. Однако, опять-таки, кто знает будущее? Но пока наше физическое не готово. Если мы поднимемся над землей хоть чуть-чуть, мы умрем от холода.

Часть VIII

21 сентября 1997 года Шри Чинмой ответил на следующий вопрос одного из своих учеников-альпинистов.

Вопрос: Занятия альпинизмом требуют очень много времени, усилий и денег. Всегда ли эта трата времени, усилий и денег оправдана, или же можно найти лучшее применение своим возможностям?

Шри Чинмой: Надо менять отношение. Когда человек забирается на гору или переплывает Ла-Манш, это можно называть пустым занятием, но я воспринимаю это как часть нашей манифестации. В мире проявления существует внешняя история и внутренняя история. Одна находится в уме, а другая в сердце. Историю ума мы забудем на следующий же день, а историю сердца будем помнить вечно. Мы всегда будем помнить, что кто-то неразделимо слился с волей своего Гуру и достиг чего-то значительного.

Недавно одна из наших швейцарских учениц, переплыв Ла-Манш, участвовала еще в велосипедной гонке, а потом бежала до самого Парижа. По ее внешнему виду никогда не скажешь, что она это сделала.

Сейчас у нас добрых три тысячи учеников. Из трех тысяч таким аспектом манифестации, как альпинизм, занимаются только пятеро-шестеро. Меня это огорчает; если бы у меня были деньги, я первым дал бы тебе денег на расходы. На все нужны деньги. Есть много, много учеников, у которых денег достаточно. Но где они? У них есть деньги, но у них нет готовности, нет желания, нет самоотдачи, а у тебя есть. Сколько людей решается на восхождения? Как известно, многие боятся даже подниматься по лестнице. Для них это слишком. Если в доме восемь этажей, они будут ждать лифта восемь часов!

Вопрос: Я не думаю, что проблема только в деньгах. Просто иногда я чувствую себя несчастным из-за того, что не могу участвовать в других проектах. Поскольку я концентрируюсь на восхождении, я не могу заниматься другими делами.

Шри Чинмой: Действительно, существует много других дел. Но восхождение — это то, что не дано другим. Сколько человек могут хотя бы представить себе восхождение на Гималаи? Рискнет ли мой «лучший ученик», даже если я дам ему денег?

«Лучший ученик»: Гуру, я не люблю холода.

Шри Чинмой: Он не любит холода, а кто-то другой не любит чего-то еще!

«Лучший ученик»: А еще я боюсь высоты.

Шри Чинмой: Надо понимать, сколько людей способны на это. Плавание, альпинизм, бег — в жизни все это как для отдельного человека, так и для коллектива имеет такое значение! Смотри, какую прекрасную работу выполнил наш Бег Мира! Благодаря ему о нас узнали тысячи и миллионы человек! Вы можете пригласить участвовать в Беге Мира тысячи людей, и каждый из них станет воплощением единства-энтузиазма. Это один из способов, коллективный, и это колоссальная манифестация. Но для манифестации в чем-то другом людям приходится работать в одиночку. Что касается восхождения в горы, то, даже будь у некоторых людей единство, отважатся ли они сделать попытку? Все, чего мы достигаем, записывается у нас в уме и сердце.

Если люди боятся, если им кажется, что они погибнут, то я ни за что не попрошу их заниматься альпинизмом. Я молюсь Богу, чтобы у вас, принимающих вызов, все прошло гладко. Восхождение на Гималаи — чрезвычайно трудное дело и большое приключение. Если во время приключения вы не достигнете успеха сразу, надо чувствовать, что у вас все получится в конечном итоге. Идея переплыть Ла-Манш поначалу казалась невозможной. А сейчас это делают несколько наших учениц, и один пожилой мужчина бросает вызов возрасту и преодолевает Ла-Манш. Поэтому, даже если неудачу потерпят другие, вы сдаваться не должны. Либо это сделаете вы, либо придет другой и добьется успеха.

Переводы этой страницы: Italian , Czech
Эта серия книг может быть процитирована с помощью cite-key sca-12