Д-р Дэвис: Можно я поделюсь с вами тем, что я использовала в качестве мантры? Ничего, если я ее вам скажу?

Шри Чинмой: Если вы скажете ее мне в присутствии других, это может повлиять на вас. Мантру, которой вы пользуетесь, другие слышать не должны. Ничего страшного, если вы скажете это наедине духовному Учителю, мне, например, потому что я всегда могу почувствовать с вами единство; но другие не могут. В Индии говорят, что, если поделиться своей мантрой с другими, уходит ее внутренняя сила. Мантра, которую вы повторяете, — это как дыхание вашей жизни. Вы произносите ее миллионы и миллиарды раз. Это неотъемлемая часть вашей божественной реальности. Это самое сокровенное, что у вас есть. Она представляет само ваше существование на земле; этим делиться нельзя. Ее следует знать только вам, Богу и тому, кто благословил вас этой мантрой.

Д-р Дэвис: Но если я взяла мантру из книги, это все равно к ней относится?

Шри Чинмой: Это одно и то же. Даже если вы взяли ее из книги, эта мантра для вас священна. Вы относитесь к ней в жизни очень серьезно, и это само по себе делает ее священной. Все, к чему мы относимся серьезно, в конечном счете становится в нашей жизни священным. Серьезность и святость связаны неразрывно. Есть много такого, что вы прочитали и что не отложилось у вас в памяти, чего вы не повторяли потом вновь и вновь. Но эту мантру вы выбрали. Она дает вам неизмеримую радость и чувство удовлетворения и осуществления. Так что эту мантру нужно свято хранить в сердце; иначе она потеряет свою силу.

Как только вы делитесь чем-либо с другим человеком, как бы дружелюбно он к вам ни относился, тут же может возникнуть зависть и другие негативные силы. Если человек, с которым вы делитесь, того не заслуживает, он или она разрушит то, чем вы обладали. Это все равно что иметь дело с обезьяной. Скажем, вам дали очень красивый цветок, и вы наслаждаетесь его красотой и ароматом. Если вы покажете этот цветок обезьяне, она просто оборвет все лепестки, потому что такова ее натура. Точно так же, если вы откроете свою мантру людям, которые не молятся и не медитируют, людям, полным беспокойства и сомнений в себе, они разрушат ее святость для вас. Стоит им к ней прикоснуться, как тут же улетучатся ее чистота и божественность.

Д-р Дэвис: Я этого не осознавала. Я думала, что должно быть как раз наоборот, что, делясь, мы растем.

Шри Чинмой: Есть вещи, которыми можно делиться, и есть то, чем делиться нельзя. Если внутри вы обрели постоянный источник Любви, Нежности, Сострадания и Милости Бога, если у вас есть свободный доступ к этому божественному богатству, тогда вы можете и должны делиться этим с близкими людьми в меру их потребности. Вы можете предлагать им внутренне свою самую чистую любовь и радость. Но вам не следует внешне рассказывать им о том тайном способе, которым вы получаете эти вещи. Это должно быть чем-то совершенно секретным и совершенно священным; это их не касается. То, что вы им даете, им нужно. Но о том, как вы стали мультимиллионером во внутреннем мире, знать им совсем не обязательно.

С другой стороны, нужно понимать, у кого какая восприимчивость. Пятилетний ребенок в состоянии разумно потратить только один доллар. Если дать ему пятьдесят или сто долларов, он не будет знать, что с ними делать, и может просто выбросить эти деньги на ветер. Духовный уровень ваших студентов может быть пока весьма ограниченным. Если вы поделитесь с ними своим безграничным светом-мудростью прямо сейчас, они могут оказаться не готовы, потому что могут быть недостаточно зрелыми. Тому, кто ходит в детский сад, невозможно преподавать университетский курс. Нет, сначала его нужно научить алфавиту, азбуке. Иначе вы нисколько ему не поможете, а только окончательно запутаете.

Переводы этой страницы: Italian , Czech
Эта страница может быть процитирована с помощью cite-key sca 127