Oneness - Единство

Oneness has to become fulness. Oneness has to become complete and perfect, and that perfection comes only from expansion, expansion, expansion. The imagination of the mind will try to get joy by saying, “I am one with the whole world.” But the mind’s oneness is all theoretical. The heart will say, “Am I one with my own body, first of all? Have I established my oneness with my big toe, with my defective knee, with my back pain?” I have to know if my oneness with my whole body is perfect. If any part of my body is dislocated or defective, have I established my oneness with that part? Many times, if something is bothering us, we do not establish our oneness with that thing. We establish our oneness only with goodness. It is so easy for me to appreciate my biceps and triceps. When I look at some other part of my body, I do not get that same joy. But I must also get joy from the places where I am weak. If I see a very strong person, I get joy. Again, if I notice somebody who is weaker than the weakest, I may not get joy. But oneness has to be universal, because God created both the strong man and the weak man. I have to be one with the strength of the strongest man, and again, I have to be one with the man who is weaker than the weakest.

Oneness has to spread. We have to have oneness with the little flower and with the big tree. As soon as we see a flower or fruit, it is so easy for us to have the feeling of oneness, but we may totally ignore the huge tree. We look at the flower or fruit and we are satisfied; we do not pay any attention to the tree. But who produced this little flower and fruit? It was the tree. Again, who produced the tree? It was God Himself. Some human beings have achieved so many things. But who created those human beings? Again, it was God. By expanding our feeling of oneness with the creation, we can reach God.

Единство должно стать полнотой. Единство должно стать завершенным и совершенным, а это совершенство приходит только из расширения, расширения, расширения. Воображение ума будет стараться получить радость, говоря: «Я един со всем миром». Но единство ума — только теория. Сердце скажет: «Прежде всего, едино ли я с собственным телом? Установилось ли у меня единство с большим пальцем ноги, с моим больным коленом, с болью в спине?» Нужно понимать, совершенно ли мое единство со всем телом. Если какая-то часть моего тела не в порядке, если она повреждена, установил ли я единство с этой частью?

Часто бывает так, что нас что-то беспокоит, а мы не устанавливаем с этим единства. Мы устанавливаем единство только с хорошим. Мне так легко любоваться своими бицепсами и трицепсами. Когда же я смотрю на какую-то другую часть своего тела, я не чувствую такой же радости. Но я должен также получать радость от тех частей тела, в которых я слаб. Если я вижу очень сильного человека, я испытываю радость. Если я при этом замечаю кого-то, кто слабее самого слабого, я могу не испытывать радости. Но единство должно быть всеобъемлющим, ведь Бог создал и сильного человека, и слабого. Мне нужно быть единым с силой самого сильного человека, однако мне нужно быть единым и с человеком, который слабее самого слабого. Единство должно распространяться. Надо чувствовать единство с маленьким цветочком и с большим деревом. Нам так легко почувствовать единство, когда мы видим цветок или плод, но мы можем совершенно не обратить внимания на огромное дерево. Мы смотрим на цветок или на плод, и мы довольны, а дереву мы никакого внимания не уделяем. Но кто создал этот цветочек и плод? Это сделало дерево. А кто создал дерево? Сам Бог. Некоторые люди достигли столь многого. Но кто создал этих людей? Опять-таки, Бог. Мы можем достичь Бога, расширяя чувство единства с творением.

Шри Чинмой, Цветы радуги, часть 3, Центр Шри Чинмоя, Москва, 2011