Вопрос: Гуру, вы говорили нам, что, когда вы рисуете, вы создаете птицы-души. А каковы качества души ваших абстрактных картин, тех, что вы рисовали до того, как начали рисовать птицы-души? Это вселенные, или же это души, отдельные души?

Шри Чинмой: Каждая птица поет песнь свободы. Вселенная очень велика; вселенское небо очень просторно. У каждой птицы есть своя задача: летать и летать, а, летая, приносить на землю послание Бессмертия. Мои же абстрактные картины — как некое постоянное место. Они не двигаются, но у них есть собственная красота. Они — как вершина Гималаев. Гималаи не двигаются, поскольку они стоят на месте, но они так прекрасны! Точно так же в природе есть множество постоянных мест, которые не движутся: холмы, горы, леса или сады. Мои абстрактные картины тоже застыли на одном месте. Они — души, которые не хотят двигаться. В мире душ есть много-много душ, которые не динамичны, не активны. А некоторые души активны и динамичны, как человеческие души. Им хочется проявления.

Хотя мои абстрактные картины статичны, пребывают на одном месте, они проявляют Свет Бога одним способом. Птицы проявляют Свет Бога совершенно иным способом.

Свобода сама по себе — это свет, но то, что не двигается, также имеет внутренний свет. В нашей философии что-то движется, а что-то другое не движется. Даже то, что не движется, по-своему динамично, но, чтобы это увидеть, требуется иное видение.

Птицы летают; мы можем видеть их движение, полет. А Гималаи не движутся. Мы считаем, что они неподвижны. Но это не так! Если вы захотите посмотреть третьим глазом, вы легко увидите, что летящие птицы не двигаются, а статичные Гималаи движутся. Вы можете сказать: «Как это может быть?» Человеческий глаз видит, что что-то неподвижно, а что-то другое движется.

Я вижу стаю птиц в полете. Вы тоже ее видите; ее видят все. Это правда. При этом мы видим, что горы неподвижны. Но, используя третий глаз, мы можем видеть все совершенно по-другому. Возможности человеческих глаз ограниченны. Человеческие глаза будут видеть, что что-то движется, а третий глаз может видеть как раз наоборот. Такова сила третьего глаза. Третий глаз не обманывает нас. Третий глаз хорошо видит движение, и он может видеть движение в чем-то статичном. А если что-то двигается, а третий глаз захочет видеть это по-другому, он будет видеть, что это не движется. Даже если что-то не двигалось тысячи лет, третий глаз может увидеть в этом движение.

Таким же образом можно остановить время. Вчера я дал молитву: «Что мне нужно? Останавливающая время медитация». Есть такая медитация, в которой определенно можно видеть время — час, два часа, три часа, но, когда вы медитируете, вы выходите за пределы времени. Тогда с часа до двух-трех или четырех часов время не движется; такая медитация вне времени. Когда вы сможете остановить силу времени своей медитацией, все можно видеть по-другому. Возвращаясь к вашему вопросу: мои абстрактные картины обладают душами. Они постоянны, они довольны. Они не ленивы — нет! Гималаи дают столько вдохновения миллионам и миллионам людей, даже тем людям, которые не совершают восхождений на Гималаи. Когда мы слышим о Гималаях, сознание поднимается у нас так высоко. Как только мы думаем о Гималаях, мы испытываем такую радость. Мы ощущаем такой покой. Точно так же происходит и с моей живописью. Статичные картины приносят нам радость. И, когда летят птицы, мы тоже получаем огромную радость.

Можно чувствовать радость от противоположных вещей, даже от противоречий. Вы можете спросить: «Как это может быть?» А радость всегда такая! Мы ощущаем огромную радость, когда океан тих и спокоен. Однако, глядя на огромные волны, мы тоже получаем радость. Это тот же самый океан. Мы радуемся, когда он спокоен. Мы говорим: «О, он тих и спокоен!» И мы также радуемся, когда он очень бурный и мятежный.