Вопрос: На чем построены ваши отношения с учениками?

Шри Чинмой: Мои отношения с учениками построены на любви, заботе и сострадании. Такие же отношения с учениками поддерживает каждый духовный Учитель. Нет такого духовного Учителя, который бы не заботился о своих духовных детях. Он как отец. Отец иногда бывает строгим, иногда нет. Некоторым родителям кажется, что их дети совершат прогресс быстро именно благодаря строгости. Другие родители могут посчитать, что их дети совершат хороший прогресс благодаря любви. Как духовный отец я осознал, что самая могучая сила, вне всяких сомнений, — это любовь, но любовь нужно сочетать с божественной властью.

Существует огромная разница между божественной властью и человеческой властью. Человеческая власть — это деспотизм и диктат. Божественная же власть зиждется на неразделимом единстве с учениками. Так как Учитель взял на себя ответственность за то, чтобы привести ученика к Богу, он знает, что для ученика лучше всего. Обычный диктатор или деспот получает огромнейшее удовольствие, помыкая другими. Но духовный Учитель не получает никакого удовольствия от своей божественной власти. И он действует на благо ученика только из величайшей заботы. Если он велит ученику что-то сделать, он знает, что это ради прогресса ученика. Он говорит: «Я стану единым с тобой в твоем невежестве, чтобы доставить тебя к Цели». Затем божественная власть Учителя увещевает ученика не испытывать терпения своей души или терпения Всевышнего, которого представляет Учитель.

Поэтому у меня с учениками отношения постоянной заботы и любви, а также божественной власти. Если вы по-настоящему следуете моему пути, вы поступите так, как я вам скажу. Если вам не нравится мой путь, вы вольны сегодня же его покинуть. Я не буду заставлять вас оставаться со мной. Но если вы следуете моему пути и хотите совершать прогресс, тогда наряду с любовью и заботой я воспользуюсь также своей божественной властью. Если я увижу, что вы запутались в сетях невежества, я применю божественную власть, чтобы заставить вас выбраться из невежества или же покинуть мой путь.

Моя строгость — это ведь и форма моей божественной заботы. Когда я с кем-то строг, это не наказание. Я только пытаюсь вывести изнутри ученика на передний план рычащего льва, чтобы уничтожить его невежество. Такое проявляется во многих формах, поэтому обычные люди могут это неправильно понять; но мои ученики, мои искренние и преданные ученики знают, что, когда я пользуюсь божественной властью, это не диктат — это мое неразделимое единство с ними.

Переводы этой страницы: Portuguese
Эта страница может быть процитирована с помощью cite-key gmc 7