158.

Right now, the soul is a stranger to me, and the body is my friend. But when I realise the Truth, the soul becomes a real friend of mine—like the body. At that time, the body does not become a stranger. The body becomes my capacity’s willing slave. The body desires to please me in my own way. Before my realisation, the body is a friend, but a fair-weather friend. When it is a question of satisfying its own need, it tries to help me; but when I actually need help from the body, the body does not help me. But when I realise the soul as my best friend, my only friend, at that time the body tries to help me in my own way.

Пока что душа для меня — посторонний, а друг мне — тело. Но когда я осознаю Истину, душа становится для меня таким же настоящим другом, как и тело. В это время тело для меня не посторонний. Тело становится усердным рабом моей способности. Тело старается порадовать меня так, как я того хочу. До наступления осознания тело — это друг, но друг ненадежный. Удовлетворив собственные нужды, оно старается мне помочь; но когда мне действительно нужна помощь от тела, оно мне не помогает. Но когда я осознаю, что душа — это мой лучший друг, мой единственный друг, тогда тело старается помочь мне так, как я пожелаю.

Шри Чинмой, Философия и фортуна, Центр Шри Чинмоя, Москва, 2007