Земная помпезность

Эйнштейн, бессмертная душа, находил трудным восхищаться земной помпезностью. Человек безмолвия, он дорожил жизнью-безмолвием бесконечно больше, чем жизнью-звуком, которую обрушивало на него человечество. Когда его спросили, кто предположительно будет присутствовать на банкете по случаю пополнения фонда университета, проводимом в честь его 74-летия, он заметил: «Сотня выдающихся гостей и, я думаю, будет приглашен посол с Марса».