Искусственное продление жизни

Когда наступает последний час, никто не может отвергнуть его зова. Сердце-единство Эйнштейна, плывшее с Всевышним Кормчим, знало это. Поэтому, он был категорически против любых искусственных средств продления своей жизни. Он был простым, он был естественным, он был спонтанным. Любой вид искусственности был всегда чужд ему. Он был чистосердечной, открывающей жизнь реальностью и исполняющей истину божественностью, которая наполняла собой весь мир. Когда Эйнштейну сказали, что хирургическое вмешательство, возможно, избавит его от заболевания, он ответил просто: «Я не верю в искусственное продление жизни».