Часть 7. Поэзия — стихотворение — поэт

Музыкальная Академия\\ Стокгольм, Швеция

Поэзия — стихотворение — поэт

Музыкальная Академия
Стокгольм, Швеция
16 октября 1990 года

Прозу можете писать вы. Прозу может писать он. Прозу могу писать даже я. Но Бог пишет поэзию через вас, через него и даже через меня.
Поэзия — это кратчайший путь достижения утончённой, но ощутимой Цели целей — Восторга бесконечного. Стихотворение берёт начало в струящихся слезах и завершается в парящих улыбках.

Поэт зовёт зарю завтрашней мечты, а затем преобразует зарю завтрашней мечты в реальность сегодняшнего дня.

Мы совершаем прискорбную ошибку, когда пытаемся понять поэзию. Поэзию не нужно понимать. Поэзию нужно чувствовать. Поэзию нужно любить. Пытаться понять стихотворение — это всё равно, что прикасаться к розе с многочисленными шипами. Пытаться почувствовать стихотворение — значит с любовью держать розу без единого шипа. А любить стихотворение — значит мгновенно превращаться в красоту и аромат самой розы.

Душа поэта созидает. Сердце поэта порождает. Глаза поэта посвящают.

Внутри каждого человека пребывает поэт. Этот поэт может приносить на землю величественные высоты истины, и в то же время он способен изо всех сил скрывать самую чёрную ложь, если того потребует необходимость.

Поэзия шепчет: «О, мои друзья, о, мои почитатели, ценители и любители, стихотворные размеры и метрические танцевальные движения: ямб, хорей, анапест, спондей и другие — это дети любви моей. Они могут исчислить неизмеримые высоты, промерить глубочайшие глубины и охватить необозримые просторы. Давайте же отправимся в плавание по Вечности с моими детьми, детьми любви моей».

Когда мы, сочиняя или читая стихотворение, отдаём себя, мы переживаем мгновения тихого общения с Богом-Красотой, Богом-Состраданием и Богом-Удовлетворением.

Я — поэт. Я начал писать стихи прямо с младенчества. Прежде чем написать одухотворённое, яркое и значительное стихотворение, я концентрируюсь своим взглядом-видением, медитирую своим сердцем-освобождением и созерцаю своей душой-осознанием. Затем я помещаю в фокусе объектива своей жизни трансцендентальную Божественность Бога и универсальную Красоту Бога.

После того, как я одухотворённо и преданно завершаю стихотворение, к моему величайшему удивлению, Всевышний — Абсолютный Поэт говорит мне, что Он уже оплатил мой билет к высочайшим вершинам безграничного экстаза.

Когда я читаю стихотворение в абсолютном безмолвии, душа стихотворения говорит мне: «Входи же, входи. Ах, ты пришел, чтобы увидеть реальное во мне».

Бывают разные поэты — заурядные поэты, великие поэты. Кроме того, есть поэты-провидцы. Поэты-провидцы — это поэты высочайших высот. Провидец — это тот, кто видит прошлое, настоящее и будущее одновременно.

Огромное различие между музыкой и поэзией таково: музыка — это универсальный язык. Мне не нужно учить какой-то конкретный язык, чтобы оценить мелодию, душевность и полноту музыки. Именно благодаря тому, что музыка обладает способностью трогать душу любого человека, я могу ценить, любить музыку и восхищаться ею. Но поэзия, притягательная для всех, — это творение поэта-провидца. «Провидец» на санскрите — это _drashta_: тот, кто имеет свободный доступ к прошлому, настоящему и будущему и обладает редкой способностью божественно расти и всевышне сиять.

Говорят, что поэтами рождаются, а не становятся. К сожалению, я не разделяю и не смогу разделить такой точки зрения. В своей жизни я встречал многих, многих поэтов, которые поэтами не родились, но благодаря растущему зову своего сердца и целеустремлённости, посвящению своей жизни стали превосходными поэтами. Поэтому, как верно то, что поэтами рождаются, так же верно и то, что поэтом можно стать. Я уверен, что здесь, в зале, присутствуют те, кто не являются поэтами, но, в то же время, испытывают искреннее желание стать поэтами. Им я хотел бы предложить несколько скромных и душевных советов.

Вы хотите быть поэтом. Вы можете быть поэтом. Вы непременно станете поэтом. Не позволяйте сомнению поймать себя в сети. Самокритике — нет, нет, нет; энтузиазму — да, да, да. Попытайтесь на несколько минут освободить свой ум от сумятицы мыслей. Лишь на несколько минут попытайтесь сохранить свой ум безмолвным. Я не говорю о нескольких часах — совсем нет. Просто на четыре-пять минут удержите свой ум безмолвным. А затем поместите свой безмолвный ум на прекрасный, просветляющий и исполняющий трон, созданный для вас вашим сердцем.

Написав стихотворение, вы можете читать его снова и снова — столько, сколько захотите. Каждый раз, читая его, вы можете попытаться увеличить радость своего сердца силой своего воображения. Воображение — это самостоятельный мир. Творец создал Своё творение. Он наблюдает за Своим творением и наслаждается Своим творением. Точно так же вы можете создавать стихотворение, наблюдать за ним и наслаждаться им. Вы создатель, наблюдатель и наслаждающийся.

Критики есть повсюду. Вы не должны обращать внимания на хор несносных критиков. Критики, как говорят, — наихудшие неудачники. В этом есть немало истины. Наша цель — совершенство. Нас может совершенствовать именно энтузиазм, а не критика. Самокритика — неверный путь. Внутренний зов — вот что нам постоянно нужно. Именно через поиски себя и просветление себя мы можем достичь совершенства. Энтузиазм в безграничной мере, а не критика окружающих или даже самокритика, — вот что нужно нам в каждое мгновение.

Поэзия — это зов-устремление человечества, и поэзия — это плод-удовлетворение Божественности. Есть много-много планов сознания, с которых могут приходить стихи. Кроме того, поэт тоже может взмывать, подобно птице, — высоко, выше, ещё выше, — и входить в эти планы сознания и приносить оттуда величественную истину, свет и восторг.

Поэт может написать стихотворение из собственно ума. Он может написать стихотворение из интуитивного ума. Он может написать стихотворение из высшего ума. Он может написать стихотворение из сверх-разума или даже из супер-разума. Но когда поэт входит в Сат-Чит-Ананду — Существование-Сознание-Блаженство, — которое выше, чем все планы, о которых я упомянул, поэт чувствует, что преодолел исключительно большое расстояние. Это похоже на междугородний телефонный звонок. Но когда он достигает этого высочайшего плана сознания, Абсолютный Господь Поэт Всевышний говорит ему: «Моё дитя-поэт, ты ошибаешься, полностью ошибаешься. Когда ты достигаешь Высочайшего, когда ты становишься единым с Высочайшим, начало твоего путешествия и Высочайшее находятся не в разных местах. Они в одном и том же месте. Так что это не междугородний телефонный разговор. Можно сказать, что это местный звонок. Благодаря безмерному зову своего сердца ты как поэт достиг высочайшей высоты. Когда ты достигаешь высочайшей высоты, начало путешествия и конец путешествия становятся неразделимо едины.
Моё дитя-поэт, Я хочу, чтобы ты спел со Мной:

Бессильны изменить Меня и время, и дела.
Завершена Моя Вселенская Игра.
Трансцендентальным Единством Я был.
Универсальным Множеством Я стал.
Я — Цветок-Душа
Моей Вечности.
Я — Аромат-Сердце
Моей Бесконечности».