Благословенные приглашения от Мира-Университета

Вернуться к содержанию

1. Часть 1: Поэт и поэзия

_Университет Вашингтона_

20 февраля 1998 года

Уважаемый Шри Чинмой!

Я очень рад возможности пригласить Вас выступить 2 апреля 1998 года в Университете Вашингтона. Ваш Концерт Мира состоится в аудитории Рётке в Кейн Холле (в центре университетского городка) в 19 часов 30 минут. В данное время мы оборудуем помещение для выставки Вашей поэзии и живописи. Наш Университет был домом для многих известных писателей, включая Теодора Рётке, в честь которого был назван зал, где Вы будете выступать.

По поручению отделения английского языка профессор Чарльз Джонсон и я будем иметь честь вручить Вам награду «Свет Азии» за то, что Вы делитесь своей мудростью с людьми во всём мире. Мы с большим нетерпением ждём Вашего Концерта Мира и выставки Вашей поэзии и живописи. Ваш приезд — большая честь для наших студентов, нашего профессорско-преподавательского состава и всех сотрудников, и мы гордимся, что отделение английского языка получило возможность выступить организатором Вашего визита в наш Университет.

Искренне Ваш,

Шон Вонг, руководитель Отделения английского языка

Профессор Чарльз Джонсон
Сьюзан Вильямс, директор
Джейни Смит, координатор программ

18 марта 1998 года

Уважаемый Шри Чинмой!

От лица штата Вашингтон и от себя лично как губернатора я рад вновь приветствовать Вас в Сиэтле и Университете Вашингтона по случаю Вашего грандиозного Концерта Мира для жителей северо-западного Побережья Тихого океана.

Этот Концерт Мира — праздник нашей жизни и обещание того, что день завтрашний принесёт нашему миру. Ваше прошлое, настоящее и будущее наполнены мечтой о мире. Пусть Ваша бесконечная вера и энтузиазм по-прежнему ведут Вас к дню исполнения Вашей мечты.

Благодарим Вас за Вашу вдохновенную музыку и слова, с которыми Вы обратились к жителям нашего штата. Вы не только добились многого как музыкант и поэт; Вы являетесь основателем всемирной эстафеты «Бег Мира», проходившей по территории нашего штата в 1997 году с целью распространения среди нашей общественности послания мира. Принимать участников всемирной эстафеты «Бег Мира» было честью для нас, и я желаю Вам постоянного успеха в Вашем труде, способствующем наступлению покоя и гармонии во всём мире в ХХI веке. Новое тысячелетие даёт надежду и обещание внести обновлённую уверенность и энтузиазм в дело объединения мира и улучшения взаимопонимания.

С наилучшими пожеланиями на будущее!

Искренне Ваш,
Гэри Лок,
Губернатор штата Вашингтон

2 апреля 1998 года

Дорогие друзья!

Как мэру Сиэтла мне доставляет огромную радость приветствовать в нашем городе Шри Чинмоя. Быть местом проведения ещё одного грандиозного Концерта Мира 2 апреля 1998 года, организованного отделением английского языка Университета Вашингтона, — большая честь для граждан Сиэтла. В 1993 году Сиэтл был провозглашён Городом Мира Шри Чинмоя, и теперь он снова проводит это великое празднество гармонии и любви.

Отделение английского языка Университета Вашингтона отмечает Шри Чинмоя наградой «Свет Азии» в честь завершения им антологии «Двадцать семь тысяч ростков устремления».

Шри Чинмой — не только превосходный музыкант, поэт, писатель, художник и спортсмен. Он является также основателем всемирного Бега Мира, самой протяжённой в истории эстафеты, с 1987 года вошедшей в жизнь миллионов людей более чем в 70 странах. Неделя Бега Мира в Сиэтле пройдёт с 29 апреля по 6 мая 1998 года.

Добро пожаловать, Шри Чинмой! Провозглашение Сиэтла Городом Мира — честь для нашего города, и мы, как и все остальные люди на земле, славим мир вместе с вами.

Искренне Ваш,
Пол Шелл, мэр городв Сиэтл

Церемония представления и вручения награды

_Кейн Холл_
_Университет Вашингтона_
_Сиэтл_
_2 апреля 1998 года_

МИССИС ПЭМ ШЕЛЛ (Первая Леди Сиэтла): Я очень рада возможности присутствовать здесь и принимать участие в этом событии, и просто находиться на одной сцене со Шри Чинмоем. Я передам это прекрасное чувство моему супругу, чтобы он смог поделиться им с людьми, с которыми встречается ежедневно. Он встречается с тысячами людей по разным поводам или выступает по каналу 28. Мы так рады, что бывший мэр, мэр Райс, сделал Сиэтл Городом Мира, и мы продолжим эту традицию, распространяя эту идею среди всех наших жителей.

_Она зачитывает письмо от своего супруга, мэра Пола Шелла._

ПРОФЕССОР ШОН ВОНГ (руководитель отделения английского языка): Я испытываю огромную радость, приветствуя всех вас здесь сегодня. Представлять вам Шри Чинмоя, настоящего человека мира и признанного духовного лидера, — исключительная честь и счастье для меня. Мы благодарны, что он принял наше приглашение — приглашение отделения английского языка и всего Университета Вашингтона — приехать в наш Университет и выступить со своей поэзией.

Шри Чинмой родился в небольшой деревушке Восточной Бенгалии в Индии, получил образование в известной духовной общине на юге Индии и с 1964 года живёт в Америке. Он неустанно посвящает свою жизнь делу мира в мире и даёт вдохновение миллионам людей всех сфер жизни. На протяжении долгого времени он является настоящим другом и поддержкой многим уважаемым лидерам нашего века, среди которых Мать Тереза, Президент Михаил Горбачёв, и Нельсон Мандела, и принцесса Диана. И в самом деле, Мать Тереза и Шри Чинмой в последний раз разговаривали в прошлом году 27 августа, в их общий день рождения. Всего за десять дней до смерти она сказала ему: «Всё, что Вы делаете для мира, — во Славу Божию и на благо людям! Молитесь за меня. Я буду молиться за Вас и за множество всех Ваших проектов на благо мира в мире».

Мы особенно рады, что этот всесторонний человек мира находится здесь, с нами, в Университете Вашингтона. Он является примером необыкновенного творческого потенциала, которым обладаем мы все, но к которому очень редко получаем доступ. Выставка рисунков прекрасных птиц мира и возвышенной поэзии, которую вы видели при входе в Кейн Холл, — это часть обширного собрания более 9 миллионов рисунков птиц мира и более 62.000 стихотворений, созданных Шри Чинмоем. Его перу принадлежат также более 1.200 опубликованных книг и более 14.000 песен. Когда его просят поделиться секретом своего плодотворного труда, он отвечает: «Моя цель — преодоление себя… Каждый день я молюсь и медитирую, чтобы стать лучше как человек, чтобы лучше служить человечеству».

В своём вдохновенном жизненном труде Шри Чинмой является живым воплощением мудрости, которую предложили нам наши великие лидеры нравственности и духовности…

Махатма Ганди, сказавший: «Я верю в то, что, если один человек обретёт духовность, с ним вместе выиграет целый мир».

Мартин Лютер Кинг, сказавший нам в своей проповеди «Инстинкт старшего полкового барабанщика»: «Я хочу, чтобы вы были первыми в любви. Я хочу, чтобы вы были первыми в нравственном совершенстве. Я хочу, чтобы вы были первыми в щедрости».

Его близкий друг Мать Тереза, процитировавшая преображающую Молитву Св. Франциска во время межконфессиональной программы при ООН в 1975 году, которую Шри Чинмой открыл медитацией в безмолвии:

"Ибо отдавая, мы обретаем;
  Прощая, получаем прощение;
  В смерти себялюбия родимся мы к вечной жизни."

Шри Чинмой отдаёт себя, служа всем тем, кто хочет вести духовную жизнь. Для него Всевышний не является монополией какой-либо конкретной духовной веры, а все сложившиеся веры мира подобны множеству рек, текущих в одно и то же море любви и бескорыстного служения. Он стал блестящим примером девиза нашего Университета: «Lux Sit» — «Да будет Свет».

Поэтому с величайшей радостью я хотел бы вручить Шри Чинмою награду _Свет Азии_.

ПРИМЕЧАНИЕ: На табличке награды помещён следующий текст: «Награда "Свет Азии" вручена Шри Чинмою 2 апреля 1998 года Университетом Вашингтона, отделением английского языка, в знак поддержки его усилий по распространению вдохновения, творчества и мудрости среди миллионов людей по всему миру. Освещая древнее восточное послание о единстве человечества, своими книгами, живописью, музыкой, призывом покоя в безмолвии и программами мира глобального значения он показал нам, что совершенствование человечества начинается с сердца каждого без исключения человека».

Поэт и поэзия

У поэта есть три совершенно особых имени: вчерашний ищущий восторга, сегодняшний провидец восторга и завтрашний предвестник восторга.

Существует три типа поэтов: обычные поэты, великие поэты и поэты-провидцы. Обычные поэты растут, как грибы, в огромном количестве. Великие поэты редки. Про них говорят: они родились поэтами. Поэты-провидцы достигают величайших высот. Провидец — это тот, кто видит настоящее, прошлое и будущее одновременно.

У поэзии есть три совершенно особых имени: ум-вдохновение, сердце-устремление и жизнь-красота.

Бог хотел иметь Свой собственный, совершенно уникальный сад. Он попросил Своего сына-поэта стать садовником. Он также попросил садовника сделать сад как можно красивее и в то же время как можно меньше.

Поэт-садовник преданно спросил Бога, есть ли какой-нибудь тайный смысл в том, чтобы сад был меньше наименьшего и в то же время прекраснее прекрасного.

Бог сказал Своему только что назначенному поэту-садовнику: «Что такое поэзия, если не Моя истинная Красота? Разве ты не помнишь бессмертного высказывания Китса, Моего английского сына-поэта: «Прекрасное есть Радость навсегда»? Прекрасное и Бесконечность неразделимы. Бесконечность, которой Я являюсь, Я хочу раскрыть через конечное, которым Я также являюсь. Поэтому Я прошу тебя создать для Меня сад непостижимой и непревзойдённой красоты».

«Сын Мой, — продолжил Бог, — Как только ты, к Моему Удовлетворению, выполнишь свою задачу, Я поручу тебе новую работу. Ты станешь единственным флейтистом в Моём саду. Почитатели Бесконечной Красоты со всех сторон света будут приходить и упиваться красотой нашего сада».

Разница между поэтом и прозаиком в следующем:

Прозаик — это пешеход. Он идёт и идёт по Дороге Вечности, чтобы достичь Цели Бесконечности.

Поэт — это певец. Он поёт и поёт на Дороге Вечности, чтобы достичь Цели Бесконечности.

У писателя-прозаика есть ноги-гром.
У поэта есть стопы-молния.
Достигнув цели, писатель-прозаик провозглашает: "Я стал".
Достигнув той же самой цели, поэт шепчет: "Я вечно есть".

Я пишу прозу и поэзию более полувека. Я чрезвычайно счастлив и горд плыть в одной лодке с Колриджем:

"Мне бы хотелось, чтобы наши талантливые поэты помнили: Проза" — это слова, расположенные в наилучшем порядке. Поэзия — это наилучшие слова,
  расположенные в наилучшем порядке.

Кроме того, очень просветляет замечание Рабиндраната Тагора, индийского мастера поэтического слова, получившего в 1913 году Нобелевскую Премию. Он писал:
"Меня удивляет, почему написание множества страниц прозы не приносит ничего похожего на ту радость, которая приходит при завершении одного
  стихотворения. В стихотворении эмоции человека облекаются в такую совершенную форму, что их можно, так сказать, приподнять пальцами. А проза
  похожа на груду сыпучего вещества, которую не знаешь как поднять."

Поэзию я читаю, чтобы внести свет в свой ум и озарить своё сердце.

Поэзию я читаю, чтобы смягчить свой ожесточившийся ум.

Поэзию я читаю, чтобы заменить печали своего сердца экстазом своей души.

Поэзию я читаю, чтобы преобразовать джунгли своего человеческого ума в божественный сад своего сердца.

Поэзию я читаю, чтобы измерить глубину своих собственных внутренних миров и определить масштабность своих собственных высших миров.

Поэзию я читаю, чтобы увидеть и почувствовать Красоту Божественности внутри сердца человечества.

Поэзию я читаю, чтобы смотреть, как играют в прятки горючие слёзы моего сердца и цветущие улыбки моей души.

Поэзия в бесконечно большей степени учит моё сердце, чем поучает мой ум.

Поэзия древности жаждала внутренней свободы. Современная поэзия испытывает голод по внешней свободе.

Поскольку, по мнению большинства, я — современный поэт, я не знаю, удастся ли мне не подпасть под неопровержимое высказывание Гёте о современных поэтах: «Современные поэты очень сильно разбавляют чернила водой».

Поэзия древности уделяла больше внимания Непознаваемому, чем познаваемому. Современная поэзия придаёт огромное значение познаваемому и позволяет Непознаваемому оставаться незнакомцем, совершенным незнакомцем.

Лодка-поэзия древности очень часто была перегружена пассажирами-читателями. В современной лодке-поэзии очень часто нет ни одного пассажира-читателя.

А как насчёт тех, кто не то что не любит, но даже не читает поэзии? Их ни в малейшей степени не интересует ни древняя, ни современная поэзия. Дорогие слушатели, с вашего душевного разрешения, я снова повторю высказывание Энтони Хоупа Хокинса:

"«Вам бы хоть иногда почитывать поэзию. Ваше невежество не позволяет мне вести с вами достойную беседу»."

Поэзия древности любила плавать в море слёз. Современная поэзия любит скользить по океану смеха.

Поэзия говорит миру: «О мир, я цветок. Если хочешь, восхищайся моей красотой. Если хочешь, наслаждайся моим ароматом. Но не жди от меня чего-то большего, чем красота и аромат. Если ты ждёшь чего-то ещё, ты будешь обречён на разочарование».

Поэзия говорит миру: «О мир, я могу научить тебя улыбаться, даже когда ты плачешь».

Что касается меня, то у меня есть собственная древняя поэзия и собственная современная поэзия. Моя поэзия древности воплощает в себе мой внутренний зов:

О, Свет, Блаженство и Покой,
Дороги к вам мне нет.
Смятенье ночи грозовой
Беснуется во мне.

Моя современная поэзия открывает мою внутреннюю улыбку:

Я летаю и летаю
На Крыльях Бессмертия
В Небе Бесконечности.

Когда я начал своё путешествие-поэзию, мои внутренние переживания и осознания спонтанно выразились через аспект силы:

Ни разума, ни формы — просто существую;
Желания и мысли растворились;
Настал конец кружению Природы,
И оказалось, нужен мне — лишь я.

*** Все-все высоты в духе я познал,
Безмолвен, в самом сердце Солнца я.
Бессильны изменить меня и время, и дела,
Завершена моя вселенская игра.

По мере продолжения моего путешествия-поэзии, мои внутренние переживания и осознания спонтанно выразились через аспект смирения и преданности:

Господь мой,
Твоя Любовь пленила мои глаза,
Моё сердце, мою жизнь и меня всего.
Позволишь ли Ты мне стать обладателем
Святой пыли Твоих Стоп?

Пока длилось моё путешествие-поэзия, на моём дереве-поэзии выросли различные ветви: философия, молитва, религия, духовность, любовь к красоте Природы, любовь к словообразованию, возможности которого милостиво позволяет мне исследовать английский язык, и неизменная любовь, надежда и забота об этом нашем мире.

Когда чувство национальной гордости захватывает мой ум, я душевно пою:

Я нежно люблю мою Индию
И её вековой покой-безмолвие.

Когда интернационализм охватывает моё сердце, я предлагаю свою бессонную и неустанную песню-молитву Богу:

Мой Господь, даруй мне способность
Утереть каждую слезу
Каждого сердца.

Куда бы я ни пошёл, красота Природы входит в меня и наполняет меня бесконечным богатством вдохновения:

Манит меня и синь небес,
И бриз, что гонит облака,
Луны и звёзд далёкий блеск,
И леса шёпот, и река.

Рассвет, закат, полудня зной,
Фонтана танец, звон ручья,
И песнь, что слышится порой,
Зовут меня, зовут меня.

Хор голосов несётся вслед,
«Идем со мной!» — меня зовёт.
Мечтал я другом быть для всех.
Но Времени Ладья не ждёт.

Именно Гораций дал нам следующее просветляющее определение поэтов: «Поэты — первые наставники человечества».

Позвольте мне добавить:

Поэты — первые ценители Красоты Бога
В сотворённой Богом Природе.

Поэзия — это не то, что нужно понимать.
Поэзия — это даже не то, что нужно чувствовать.

Поэзия — это то, что раскрывает
Универсальную Реальность человека.

Поэзия — это то, что снимает покров
С трансцендентальной Божественности человека.

Для меня огромная честь выступать перед вами в этом величественном зале, носящем имя Теодора Рётке, почитаемого американского поэта, который был любимым профессором и поэтом, проживавшим при этом Университете. По моему скромному мнению, Теодор Рётке поистине любил Красоту Бога в Боге-творении. Я хотел бы закончить нашу сегодняшнюю беседу, обратившись к его озарённой душе: «Свет становится ярче», что отмечает одновременное наступление Весны и в природе, и в разуме:

"...И вскоре ветвь, часть скрытого пейзажа,
Листвой покрытый ум, который долго туго свёрнут был,
В росток свою таинственную сущность превратит,
И молодые побеги покроют наш внутренний мир».

Глубокоуважаемый председатель Шон Вонг, высокочтимый профессор Чарльз Джонсон, ваш Университет уникален своим девизом: «Lux Sit», «Да будет Свет». Ваша любовь к свету, к свету души и к свету ума, не имеет себе равных. Сегодня вы любезно, сострадательно и благословенно удостоили меня награды «Свет Азии». В безмолвии сокровенного экстаза я сею семена слёз благодарности и улыбок благодарности моего сердца в саду неповторимой красоты вашего сердца.

22 апреля 1998 года

_Университет Вашингтона_

_Отделение английского языка_

Уважаемый Шри Чинмой!

Позвольте на мгновение отвлечь Вас, чтобы поблагодарить за вдохновляющий вечер музыки, медитации, живописи, поэзии и бесед, проведённый Вами здесь, в Университете Вашингтона. То, что Вы представляете собой, гораздо больше, чем предусматривается нашей наградой «Свет Азии»; Вы, стараясь распространить мир и согласие на земле, являетесь светом мира и нашего сознания. Я рад, что наше отделение смогло организовать этот вечер и принять Вас. Для многих студентов вечер был волнующим и принёс им вдохновение. Пожалуйста, продолжайте свой добрый труд и снова приезжайте к нам с визитом.

Искренне Ваш,

Шон Вонг,
Профессор и руководитель отделения

Часть 2. Индийская философия: краткий обзор (Международный Университет Флориды)

21 апреля 1998 года

_Международный Университет Флориды_

Уважаемый Шри Чинмой!

С большой радостью я приглашаю Вас выступить с лекцией по философии в Международном Университете в Вертхаймском Центре Исполнительских Искусств 26 мая 1998 года.

Я уже имел честь встречаться с Вами ранее, и я уверен, что слушатели в Международном Университете Флориды с удовольствием будут слушать Вашу лекцию, Вашу музыку и проведут время с Вами. Отделение религиозных исследований сотрудничает с местным Центром Шри Чинмоя во всех мероприятиях, и мы с нетерпением ждём встречи с Вами в Майами в будущем месяце и вручения Вам таблички, удостаивающей Вас звания «Индийское Древо Служения Миру» в честь этого большого события.

Искренне Ваш,

Натан Катц,
Профессор и руководитель отделения
Вертхаймский Центр Исполнительских Искусств
Международный Университет Флориды

Майами 26 мая 1998 года

Представление и вручение награды

Д-Р НАТАН КАТЦ (руководитель отделения религиозных исследований): Здравствуйте, и добро пожаловать на эту поистине чудесную встречу. Прежде всего, я приветствую вас от имени Международного Университета Флориды, одного из самых динамичных и солидных университетов в мире. Недавно Международный Университет Флориды вошёл в сто лучших общественных университетов в Америке, и, отметив только что своё двадцатипятилетие, мы стали самым молодым университетом в этом списке.

Я также хотел бы приветствовать вас от имени отделения религиозных исследований, которое, просуществовав всего три года, предоставляет возможность получения степени бакалавра и магистра гуманитарных наук. Наши восемь факультетов обучают ежегодно около 1.800 студентов и дают знания по религиям Индии, Японии, Африки, стран Карибского бассейна и Америки; по этике, по западному Писанию, по исследованиям проблем окружающей среды, по иудаизму. Мы просим вас задавать вопросы. Мы надеемся, что это будет не последняя ваша встреча с нашим отделением.
Наше отделение ежегодно представляет также курс лекций, часто смелых, но на таких вечерах, как сегодняшний, я полагаю, вдохновляющих. Будучи общественным Университетом, мы считаем, что обязаны давать образование более широкое, сверх обычной программы. Поэтому мы регулярно включаем в этот курс лекции ведущих учёных по вопросам религий, а также ведущих религиозных лидеров, несущих, по нашему мнению, важные и своевременные знания. В этой последней категории к нам были приглашены такие люди, как Имам Варит Дин Мохаммед, Президент Американской Мусульманской Миссии, и хасидский раввин и психиатр Рабби Абрахам Тверски. Через год мы будем принимать Его Святейшество Далай-ламу. В прошлом в этом Университете выступал Папа Римский. А сегодня вечером мы имеем честь и удовольствие встретиться с Шри Чинмоем.

Гуру-джи, сотрудничество с членами местного Центра Шри Чинмоя принесло нам радость. Работая с ними, я испытываю чувство безграничной энергии, облачённой в спокойствие. Исходя из того, что я знаю о Вашей работе, я полагаю, что это характерно для Вашего учения. Я горжусь тем, что Вы здесь, с нами. Я присутствовал на одном из Ваших Концертов Мира, которых было у Вас более 500. На том концерте меня поразило многое, но за одной вещью я попрошу вас, присутствующие здесь зрители, понаблюдать в особенности. Меня поразила очень глубокая медитация, из которой рождалась музыка. Итак, сегодня я приглашаю вас очень внимательно смотреть на Шри Чинмоя. Смотрите на него мысленным взглядом, и, возможно, вы увидите то, что, как мне кажется, увидел я.

Шри Чинмой — признанный во всём мире учитель медитации и борец за мир, и мы вручим ему награду именно за его миротворческую деятельность. В рамках своей работы по распространению мира во всём мире он выступил инициатором программы по присвоению ряду местностей звания «Цветение Мира». Я был очень рад узнать, что наш штат Флорида был благословлён этим званием «Цветение Мира». Да будет так!

Чтобы вдохновить людей достигать того покоя, который начинается только в сердце и в уме, Шри Чинмой вручил награду Мира имени У Тана целому ряду мировых руководителей, среди которых Мать Тереза, Нельсон Мандела, Михаил Горбачёв и Папа Римский. Шри Чинмой и Генеральный Секретарь У Тан были, по-видимому, близкими друзьями, разделявшими любовь к медитации и надежду на мир во всём мире. Я полагаю, это важное совпадение, что У Тан более чем на 25 лет раньше Шри Чинмоя побывал в Международном Университете Флориды. Так, У Тан присутствовал здесь во время церемонии закладки в 1971 году.

Теперь, уважаемый Гуру-джи, если позволите, я должен вручить Вам три вещи, в возрастающем порядке по важности. Первая, для того, чтобы Вы знали кое-что о наших программах по религиозным исследованиям: наш информационный бюллетень. Мы также издаём здесь академический журнал, «Журнал исследований по индо-иудаизму», который просто уникален в мире. И я рад вручить Вам эту табличку.

/Текст на табличке: «Награда "Индийское Древо Служения Миру" вручается Шри Чинмою в знак признания его неустанных усилий, направленных на то, чтобы вечная мудрость Индии служила делу мира в мире»./

ШРИ ЧИНМОЙ: Я склоняюсь и склоняюсь и склоняюсь перед вечно озаряющей душой и вечно цветущим сердцем Международного Университета Флориды.
Мой глубокоуважаемый Брат и Друг, профессор Натан Катц, я хотел бы предложить Вам благодарность из самых сокровенных уголков моего сердца за то, что Вы так любезно и сочувственно пригласили меня посетить Ваш замечательный Университет. Профессор Катц, Вы благословили меня званием «Индийское Древо Служения Миру». Я очень молитвенно и очень одухотворённо буду ценить эту благословенную награду. Я постараюсь быть достойным Вашей благосклонной награды «Индийское Древо Служения Миру». Да превратится моя жизнь в истинное древо служения миру, чтобы я смог молитвенно и одухотворённо служить человечеству.

Профессор Катц и другие члены коллектива Международного Университета Флориды, каждый человек служит Богу своим, уникальным образом. Каждый человек — это избранный инструмент Бога, чтобы любить Его, служить Ему и осуществлять Его План. Я прибыл сюда, чтобы служить Всевышнему во всех вас, и да будет моё служение с любовью и любезностью принято вами всеми.
Я хотел бы прочитать небольшую лекцию по философии: «Индийская философия: краткий обзор».

Индийская философия: краткий обзор

Философия ума говорит:
«Возможно, Бог чем-то обладает».
Философия сердца говорит:
«Несомненно, Бог существует».
Философия жизни говорит:
«Бог одновременно и ищущий,
И Искомое».

Когда я выхожу за пределы философии ума, я провозглашаю:

Ни разума, ни формы, просто существую;
Желания и мысли растворились;
Настал конец кружению Природы,
И оказалось, нужен мне — лишь я.

...

Все-все высоты в духе я познал,
Безмолвен, в самом сердце Солнца я.
Бессильны изменить меня и время, и дела,
Завершена моя вселенская игра.

Когда я выхожу за пределы философии сердца, я шепчу:

Сладостен мой Господь.
Его я осознал как Вечную Истину.
Сладостнее мой Господь.
Его я осознал как единственного Деятеля.
Самый сладостный мой Господь.
Его я осознал как Наслаждающегося Всевышнего.

Когда я выхожу за пределы философии жизни, я обещаю:

Не встретятся больше мне:
Вчерашний мой лик,
Падения миг
Не встретятся больше мне.

Не встретятся больше мне:
Смерти захват,
Дьявола взгляд
Не встретятся больше мне.

Не встретится больше мне:
Неудачник Чинмой,
Невежда простой,
Не встретится больше мне.

Суровые критики философии говорят, что философия — переливание из пустого в порожнее. Те же критики говорят, что философия — это долговечность абсурда. Они также осмеливаются заявить, что во всём есть победитель, но когда спорят два философа, нет ни победителя, ни проигравшего. В связи с этим мне хотелось бы привести противоположные точки зрения двух человек, ставших классиками в различных областях. Бетховен, которого по праву считают высшим авторитетом в мире музыки, говорит:

"«Музыка" — это более высокое откровение, чем философия».

К счастью, есть Мильтон, бессмертный эпический поэт, который отрицает такое очернение философии:
"«Как чарует божественная философия!
  Не резкая и заумная,
  Как полагают унылые глупцы,
  Но музыкальная, как лютня Аполлона»."

В споре между этими людьми я вынужден отдать свой голос Мильтону и поставить философию на один уровень с музыкой в её возможности раскрывать и проявлять Божественное здесь, на земле.
Для меня философия — это ясность ума. Философия — это уверенность сердца. Философия — это жизнь преодоления.

Философия моего ума говорит: «Я сомневаюсь».
Философия моего сердца говорит: «Я надеюсь».
Философия моей жизни говорит: «Я пропал».
Философия моей души говорит: «Я обещаю».
Философия моего Господа говорит: «Всё уже сделано».

В мае 1882 года великий немецкий учёный Макс Мюллер прочитал в Кембриджском Университете цикл лекций. Первая лекция называлась: «Чему нас может научить Индия?» Профессор Мюллер очень сильно и кратко выразил своё мнение, сказав:

"«Если бы меня спросили, под каким небом человеческий ум наиболее полно развил некоторые из своих избранных даров, наиболее глубоко размышлял над
  величайшими проблемами жизни и на некоторые из них нашёл такие ответы, которые заслуживают даже внимания людей, изучавших Платона и Канта," — я бы
  указал на Индию.
  И если бы я спросил самого себя, из какой литературы мы здесь, в Европе, воспитанные почти исключительно на идеях греческих и римских мыслителей
  и одного семитского народа, евреев, можем получить такой корректив, который просто необходим, чтобы сделать нашу внутреннюю жизнь более
  совершенной, более полной, более универсальной, фактически, более человеческой, не только на эту жизнь, но на преображённую и вечную жизнь, — я
  снова указал бы на Индию».

Когда Мюллер отважился изучать древние индийские писания, Веды, на языке оригинала, санскрите, он поистине открыл богатство смысла, скрытого в словах Гамлета: «Есть многое на свете, друг Горацио, что и не снилось вашим мудрецам».

С вашего разрешения, мне бы хотелось взять страницу из книги-жизни профессора Мюллера и задать вопрос: «Чему нас может научить индийская философия?»

Индийская философия не поддерживает философии спасения от греха. Индийская философия поддерживает философию освобождения от ночи-невежества. Она предлагает человечеству непревзойдённую молитву:

"Веди меня от нереального к Реальному.
  Веди меня от мрака к Свету.
  Веди меня от смерти к Бессмертию."

Такой тип философии — не теоретические размышления о Боге, а одухотворённое обращение к Богу, основанное на интуитивной уверенности в существовании Бога. Следовательно, мы никогда не сможем применить к ней критическое высказывание Китса: «Философия подрежет крылья и ангелу». На самом деле, индийская философия чрезвычайно близко связана с древнегреческой. Именно Сократ сказал: «Нет смысла жить, не изучая жизнь». Платон сказал: «Истинные философы любят видение Истины».

Для того, чтобы понять индийскую философию, мы должны сначала осознать, что она основана на понятиях Духа и Материи. Дух играет роль инволюции. Материя играет роль эволюции. Дух — это погружение внутрь. Материя — это полёт ввысь.

У Бога есть привычка повторять Себя так, что никто не останется в неведении относительно Его Философии. В Индии эту божественную философию воплощают в себе и выражают из века в век её духовные Учителя и Аватары, то есть прямые представители Бога.

Философия первого индийского Аватара Шри Рамачандры:
Послушание и жертвенность.

Философия Шри Кришны:
Откажись от всех религий.
«Найди убежище во Мне».
«Я освобожу тебя».
«Будь просто инструментом».
«Ты имеешь право на действие, но не на плоды его».

Философия Господа Будды:
Сострадание и прощение.

Философия Шри Чайтаньи:
Безусловная любовь.
Каждый вправе быть достойным любви.

Философия непревзойденного индийского философа Шри Шанкарачарьи:
Neti, neti. Не то, не то.
Мир — это иллюзия.

Философия Шри Рамакришны:
Синтез всех религий.
Будь сердцем-ребёнком; Бог тут же станет твоим всецело.

Философия Свами Вивекананды:
Будь отважным.
Имей несокрушимую силу воли.
«Слабый не может завоевать душу».

Философия Шри Ауробиндо:
Принятие жизни.
Интегральная йога.
«Судьба может быть изменена неизменной Волей».
«Мы — сыновья Бога и должны быть подобны Ему».

Философия Раманы Махариши:
«Кто я? Кто я?»

Так как я сын Матери Индии, у меня тоже есть собственная философия. Моя философия такова:

Любовь, преданность и отречение.
Люби Всевышнего в человечестве.
Будь преданным Всевышнему в человечестве.
Отрекись перед Всевышним в человечестве.

Каждый философ-мудрец высшего порядка осознаёт Истину по-своему. Каждый создаёт путь, которым могут следовать другие, чтобы достичь Цели — Золотого Берега Запредельного. Но сама Истина не меняется. Вот почему мы говорим, что у индийской философии, индийской религии и индийской духовности — один и тот же источник.

_Satyameva jayate_

Одна лишь Истина торжествует.

Часть 3.Поэзия-победитель

Университет Британской Колумбии

7 апреля 1998 года

Университет Британской Колумбии
Институт Азиатских Исследований
Ванкувер, Канада

Уважаемый Шри Чинмой!

От имени Группы по изучению сравнительной литературы и культуры стран при Институте Азиатских исследований я очень рада пригласить Вас в Университет Британской Колумбии с лекцией о Вашей поэзии. Как руководитель и координатор Группы, которая стремится свести воедино сокровища литературы Азии для коллектива Университета, я приветствую возможность передать наше приглашение поэту, художнику и музыканту в Вашем лице. Ваш Концерт Мира состоится в Центре Чан 2 июня во время Вашего пребывания в Ванкувере. Мы также будем рады организовать выставку Вашей живописи.

Мы с большой радостью готовы вручить Вам награду «Мечтатель о Мире» в знак признания Вашего стремления приносить Мир в Мир. Вы затронули сердца многих людей по всему миру, и я счастлива, что могу организовать Ваш визит в наш Университет.

С искренними пожеланиями,

Мандакранта Бош

Руководитель и координатор
Группы по изучению сравнительной литературы
и культуры стран Азии
Институт Азиатских Исследований
Университет Британской Колумбии

Июнь 1998 года

Город Ванкувер
Мэрия
Филип В. Оуэн
Мэр

Приветствие

Мы рады поздравить Шри Чинмоя по случаю получения им награды «Мечтатель о Мире» от Университета Британской Колумбии.

Ваша приверженность делу мира и неустанный труд на благо мира вдохновляют всех нас работать ради достижения мира, каждого по-своему.

Марафонская команда Шри Чинмоя г. Ванкувера ежегодно проводит ряд спортивных соревнований, посвящённых растущему осознанию потребности человека в личном покое и мире на земле. Многие жители Ванкувера участвуют в них, и мы с чувством радости провозгласили «День Бега Мира Шри Чинмоя» в последних шести забегах.

Я одобряю Ваши усилия зажечь своей мечтой о мире всех граждан мира.

Добро пожаловать в Ванкувер, и примите наилучшие пожелания во всех Ваших будущих начинаниях.

Искренне Ваш,
Филип В. Оуэн,
Мэр

Представление и вручение награды

Центр Чан
Университет Британской Колумбии
Ванкувер
2 июня 1998 года

ПРОФЕССОР МАНДАКРАНТА БОШ (руководитель и координатор Группы по изучению сравнительной литературы и культуры стран Азии): Добрый вечер, дамы и господа. Приветствовать Шри Чинмоя в Университете Британской Колумбии — большая радость и удовольствие.

(Зачитывает текст награды «Мечтатель о Мире») «Шри Чинмой — человек, горячо и неустанно мечтающий об осуществлении самой дорогой мечты человечества, мечты о мире между всеми народами мировой семьи. Именно этому благородному видению Шри Чинмой неустанно и стойко посвящает свою жизнь. Его служение миру включает огромное число творческих начинаний, поднимающих и облагораживающих человеческий дух. Сюда входят поэзия, пьесы, эссе, живопись, рисунки и музыкальные произведения. Благодаря его творчеству, а также серии его Концертов Мира, международной программе Цветений Мира и Бегу Мира «Дом-Единство», проводимому по его инициативе, бесчисленное количество людей во всём мире обрело вдохновение служить делу мира. Распространяя своё видение мира мириадами путей, Шри Чинмой щедро раскрыл миру мудрость и красоту жизни, посвящённой высшим идеалам. Пусть его мечта о мире и служение миру превратятся в прочную и всеобъемлющую реальность для всего человечества».

В знак высокой оценки, от имени программы изучения связей между культурами Азии при Институте Азиатских исследований, я имею честь вручить Шри Чинмою эту награду.

ШРИ ЧИНМОЙ: От всего сердца я хотел бы поблагодарить уважаемого профессора Мандакранту Бош за то, что она с такой любовью и сочувствием пригласила меня в этот замечательный Университет и благословенно оказывает мне честь, вручая эту почётную награду, «Мечтатель о Мире».

Профессор Бош, я глубоко тронут Вашей личной заботой и огромной решимостью в организации всего моего визита. Мой восхищённый ум рукоплещет и рукоплещет Вам за то, что Вы столь достойно несёте ответственность за множество важных официальных задач, возложенных на Вас. Моё устремлённое сердце с уверенностью и гордостью чувствует изобилие божественных качеств — качеств вдохновения, устремления и самоотдачи, — которыми Вы обладаете и которыми от своего бенгальского сердца так щедро делитесь с любовью и без остатка, со всеми, ближними и далёкими.

Поэзия-победитель

Поэт видит то, чего не можем видеть мы, — высочайший золотой венец Красоты, глубочайший золотой трон Красоты.

Поэт чувствует то, чего не можем чувствовать мы, — единство с печалями Вечности, единство с радостью Бесконечности.

Говорят, что поэтами рождаются, а не становятся. Неправда, неправда, неправда. Я очевидец. Многие величайшие поэты в начале своего путешествия в поэзию не вызывали ничего, кроме жалости.

Кроме того, существует много поэтов, поздно проявивших свой талант. Мы не знаем, как и когда на них нисходит Взгляд-Сострадание Бога.

Верно, что поэзия и бедность — большие друзья, но в бедности есть собственная радость. Чтобы почувствовать эту радость, наше сердце обязательно должно биться по-другому. Только поэту может быть дано такое сердце. Временами внешняя бедность может быть просветляющим выражением внутренней чистоты.

Поэзия и неприметность — близкие друзья.
Поэзия и неприметность хорошо умеют
выражать восхищение.
Поэзия и неприметность прекрасно летают,
погружаются вглубь и бегут в сердце-единстве.

Когда поэт сидит в глубоком созерцании, кто может сказать, в какое царство летят его мысли? Лорд Байрон шутит: «Поэзии следует быть лишь занятием праздных». Но праздные моменты его собственной жизни не расточались понапрасну. Даже из праздности может излиться вдохновляющее обещание динамизма. Например, в «Дон Жуане» Байрон писал:

"Вершины, головы склоня, глядят на Марафон" —
  На живописном берегу расположился он.
  А я в вечерней тишине, рукой глаза прикрыв,
  Часами представлял себе триумф побед былых.

Когда ум настоящего входит в лоно прошлого, мы склонны приукрашивать прошлое, но когда настоящее с нами, мы обращаемся с ним либо насмешливо, либо пренебрежительно:
"Поэт в истории" — это божественно, но поэт в соседней комнате — это смешно».
  — Макс Истман.

На самом деле, поэт живёт внутри каждого человека. Я полностью согласен с Жубером:
"Вы нигде не найдёте поэзии, если не принесёте её с собой»."

У нас должно быть своё собственное тонкое поэтическое восприятие для того, чтобы ценить поэзию и восхищаться ею.

Поэзия и истина связаны неразрывными узами. На санскрите «поэт» — это «kavi». Kavi означает «тот, кто предвидит». Что он предвидит? Он предвидит истину, когда она ещё в форме семени. Мне бы хотелось ещё раз обратиться к Жуберу. Его великое осознание таково:

"Вы приходите к истине через поэзию;
  я прихожу к поэзии через истину."

Я был поэтом всю свою жизнь и вдобавок мечтал об истине. В глубине своего сердца я чувствую, что эти два игрока — поэт и мечтатель — взаимозаменяемы и вместе с тем неразделимы. Вот почему много лет назад на заре своего путешествия в поэзию я написал:

Вставай, проснись, о друг моей мечты.
Вставай, проснись, о дыхание моей жизни.
Вставай, проснись, о свет моих очей.
О поэт-провидец во мне,
Прояви себя во мне
И через меня.

Что такое моя поэзия, и чего я на самом деле ожидаю от своей поэзии?

О моя поэзия,
Ты лотос сердца моего.
Ты приносишь в моё сердце
Свет-Нектар с Небес.
Когда моя жизнь течёт
Рекой печали
С её бесчисленными волнами,
Пусть твоё волшебное прикосновение
Скроет меня в водах моря-освобождения.

Сейчас мне хотелось бы процитировать слова некоего поэта. История не сохранила его имени, но этот покров анонимности только помогает подчеркнуть значение неприметности, присущей истинному поэту. Не мы, но Бог пишет поэзию в нас и через нас.

"Когда ты срываешь цветок полевой,
  Подснежник находишь ранней весной,
  Ласкаешь ствол дерева, чувствуя мох,
  «Всё это Я»," — говорит тебе Бог.

Мне бы хотелось поделиться с вами тем, что оказало огромное влияние на мою жизнь. Я не могу не воспроизвести несколько важных слов из поэмы великого индийского поэта Рабиндраната Тагора «Сбор урожая»:
"Ты даровал птицам песни,
  И птицы в ответ пели песни Тебе.
  Мне же Ты дал только голос,
  Но о большем меня попросил" —
  И вот я пою.

Будучи писателем, пишущим и прозу от ума, и поэзию от сердца, я совершил высочайшее открытие в своей жизни: каждый раз, когда мой ум-проза и моё сердце-поэзия наперегонки бегут к Золотому Дворцу Бога, сердце-поэзия неизменно побеждает. Как и почему? Потому что, в отличие от ума-прозы, моё сердце-поэзия видит жизнь реального существования невидимого.

Часть 4. Творчество: сплав печалей и радостей

Университет Виктории

27 апреля 1998 года

Университет Виктории

Деканат факультета изящных искусств

Уважаемый Шри Чинмой!

От имени факультета изящных искусств и Центра изучения проблем религии и общества мы очень рады пригласить Вас 3 июня 1998 года в Университет Виктории выступить с лекцией, посвящённой живописи. Мы приглашаем Вас также в качестве поэта, художника и музыканта высокого уровня.

Ваш Концерт Мира состоится в аудитории Дэвида Лэма 3 июня в 19 часов 30 минут, и в фойе будет организована выставка Вашей поэзии и рисунков Птиц Мира.

Мы будем иметь честь вручить Вам памятную табличку с надписью «Шри Чинмой, Приверженец Мира» за то, что Вы делитесь своей мудростью с миллионами людей по всей земле. Ваш труд — это пример невероятного творческого потенциала, которым мы все обладаем, но к которому редко получаем доступ.

Мы очень рады иметь возможность организовать Ваш визит в наш Университет.

С искренними пожеланиями,

Линда Гэммон
И.о. декана факультета изящных искусств

Д-р Гарольд Ковард
Директор Центра изучения проблем религии и общества

Аудитория Дэвида Лэма
Университет Виктории

3 июня 1998 года

Представление и вручение награды

Д-Р ГАРОЛЬД КОВАРД (Директор Центра изучения проблем религии и общества): Благодарю вас. Я очень рад быть сегодня здесь. Шри Чинмой родился в 1931 году в небольшой деревушке в Восточной Бенгалии в Индии. Большую часть своей юности он провёл в духовной общине на юге Индии, впитывая древнюю восточную и западную мудрость и развивая своё внутреннее видение и посвящение миру. Там он интенсивно медитировал. Он занимался писательским трудом и активно участвовал в спортивной деятельности, добившись особых успехов в спринте и десятиборье.

Затем, следуя своему внутреннему руководству, он в 1964 году отправился на Запад и поселился в Нью-Йорке, где живёт до сих пор. Более чем три десятилетия Шри Чинмой неустанно посвящает свою жизнь достижению мира во всём мире и осуществлению потенциала человеческого духа. Его простое послание заключается в том, что мир в мире начинается с каждого человека и что именно с помощью наших общих молитв, медитаций и посвящённого служения мы сможем создать мир покоя, исполняющий наше предназначение.

От нашего организатора вы слышали, как он посвятил свою жизнь этому аспекту деятельности. И для меня, представителя Университета Виктории и конкретно факультета изящных искусств и Центра изучения проблем религии и общества, большая честь вручить награду Шри Чинмою в знак признания его усилий.

/Текст награды гласит: «Шри Чинмой, Приверженец Мира. — Красота, благородство и гармония широкого потока живописного, литературного и музыкального творчества Шри Чинмоя вдохновили миллионы людей во всём мире. Его труды воплощают древнюю мудрость и вечные идеалы самоотдачи, сострадания и единства. Университет Виктории гордится оказанной ему честью признать Шри Чинмоя, родившегося и выросшего на Востоке и неустанно осуществляющего своё служение на Западе, деятелем литературы, искусства и возвышенного человеческого духа»./

ШРИ ЧИНМОЙ: Я очень рад и благодарен за возможность присутствовать здесь, в Университете Виктории, в качестве деятеля искусств, а также за почётную награду, вручённую мне сегодня вечером. Каждый день я молю моего Возлюбленного Господа Всевышнего только об одном: сделать меня более совершенным и более восприимчивым Его учеником, чтобы больше служить устремлённому человечеству.

Я очень благодарен и д-ру Энтони Вэлчу, декану факультета изящных искусств, и Линде Гэммон, заместителю декана. Линда, приглашение от Вас и д-ра Коварда глубоко тронуло моё сердце устремления.

Я хотел бы также выразить своё искреннее восхищение д-ру Коварду, директору Центра изучения проблем религии и общества. Ваш просветлённый ум и самоотверженное сердце безмерно служат бесчисленным ищущим истины во всём мире через Ваш уважаемый «Индо-христианский бюллетень». Я буду хранить Вашу почётную награду как сокровище.

Я благодарю всех своих братьев и сестёр Университета Виктории от всего сердца. У Вашего Университета тут есть два очень значительных девиза: «Да будет Свет» и «Множество мудрых — это здоровье мира». Когда этот мир наполнится бесконечным Светом Мудрости нашего Отца Господа, то бесконечный покой и счастье зародятся в наших преданных сердцах и в нашей жизни.

Творчество: сплав печалей и радостей

Ум — это творчество. Такова же и мысль.
Ум говорит мысли: «Ты есть у меня».
Мысль говорит уму: «Я — это ты».

Сердце — это творчество. Такова же и любовь.
Сердце говорит любви: «Ты есть у меня».
Любовь говорит сердцу: «Я — это ты».

Душа — это творчество. Такова же и жизнь.
Душа говорит жизни: «Ты есть у меня».
Жизнь говорит душе: «Я — это ты».

Обучение ума — это творчество, расширяющее творчество.
Ощущение сердца — это творчество, углубляющее творчество.
Становление жизни — это творчество, проявляющее творчество.

Искусство — это зов Вечности.
Искусство — это улыбка Бесконечности.
Искусство — это восторг Бессмертия.

Музыка — это не шум творчества ума.
Музыка — это голос творчества сердца.

Поэзия — это не химерический туман
творчества земли.
Поэзия — это прекрасный рассвет
творчества Небес.

Искусство и Бог постоянно говорят друг с другом.
Музыка и Бог неустанно ощущают друг друга.
Поэзия и Бог непрерывно глядят друг на друга.

Моя жизнь — это творение Бога.
Мои цветущие улыбки — это творения моей души.
Мои струящиеся слёзы — это творения моего сердца.

Внутреннее творение — это источник.
Внешнее творение — это путь.

Внутреннее творение необходимо.
Внешнее творение необоримо.

Внутреннее творение моего сердца-устремления — это восторг-исследование Бога.
Внешнее творение моей жизни-посвящения — это свет-проявление Бога.

Творчество — в познании. Творчество также и в забывании познанного. Творчество — в проявлении-действии. Творчество также и в покое-бездействии — только нам надо знать, как построить свою жизнь так, чтобы осуществился её смысл.

Моя жизнь снова и снова взывает к китайской мудрости: «Будь первым в сражении, последним на ложе».

Лодка моего творчества курсирует между моими слезами земных желаний и моими улыбками устремления к Небесам.

Если пошутить, то, вероятно, только английский дирижёр осмелится заявить: «Англичане могут не любить музыку, но им абсолютно точно нравится шум, который она производит!»

Будучи индийцем, я чувствую, что у меня есть законное право заявить: «Древняя индийская музыка трогает, просветляет и наполняет всё моё земное существование. Современная, с налётом ультра-современности, индийская музыка загоняет меня в недра пустоты!»

С духовной точки зрения, творчество — это красота раскрытия Бога и аромат проявления Бога.

Творчество — это цветение многообразия в расцвете единства.

Во внешнем мире творчество — это свет индивидуальности.

Во внутреннем мире творчество — это восторг многогранности.

Каким бы возвышенным ни был творческий потенциал, его носитель не является незаменимым. Только осознав это, он обретёт покой ума и неизменное удовлетворение.

В заключение я хочу процитировать слова самого прославленного древнегреческого математика — Архимеда. «Эврика! Я нашёл!» — был его возглас-открытие.

О устремлённый мир, Его я нашел, моего Господа Всевышнего, в красоте-устремлении и аромате-посвящении моей живописи, музыки и поэзии.

Часть 5. Мир на земле

Техасский Университет в Остине

20 мая 1998 года

Отделение социологии
Техасский Университет в Остине

Уважаемый Шри Чинмой!

От имени отделения социологии и Специального комитета по проблемам мира и конфликтов я рад пригласить Вас в Техасский Университет в Остине 25 июня 1998 года. Мы с нетерпением ожидаем возможности познакомиться с Вашим взглядом на мир в мире. Во время Вашего визита состоится вручение Вам награды «Учитель Мира» в знак признания Вашего вклада.

Вместе с Комитетом Выдающихся Ораторов подготовкой Вашего визита будет заниматься Элиза Эсквивел-Эймин, которая свяжется с Вами, чтобы обсудить детали. Я хочу заверить Вас, что многие студенты и преподавательский состав Техасского Университета с нетерпением ждут встречи с Вами.

Искренне Ваши,

Лестер Курц
Профессор социологии и азиатских исследований

Роналд Эйнджел, профессор
Отделение социологии

27 мая 1998 года

Офис старшего Вице-Президента
Техасский Университет в Остине

Шри Чинмою

Уважаемый Шри Чинмой!

Мне сообщили, что Вы приняли приглашение Техасского Университета в Остине выступить в июне перед студенческой аудиторией и рассказать о своём творчестве и своей деятельности на благо мира в мире. Позвольте сказать, что многие из нас с нетерпением ждут возможности встретиться с Вами и услышать Ваше выступление. Студенты пригласили меня представить Вас на этой встрече, и я с радостью сделаю это.

Одной из серьёзных задач нашего времени является расширение связей через национальные и культурные границы и сближение различных сфер общества в общей заботе о мире и прогрессе. Поэтому я с большим удовольствием присоединяюсь к студенческим организациям и профессорско-преподавательскому составу в их желании принять Вас в нашем Университете. Общение и визиты именно таких людей, как Вы, обогащает опыт наших студентов и придаёт особое очарование и оживление жизни в большом Университете.

Я готов оказать Вам самый тёплый приём и с нетерпением жду встречи с Вами 25 июня.

Искренне Ваш,

Вильям С. Ливингстон

Представление и вручение награды

Техасский Университет в Остине
25 июня 1998 года

Д-Р ВИЛЬЯМ ЛИВИНГСТОН (Старший Вице-Президент Техасского Университета в Остине): Дамы и господа, мне очень, очень повезло: меня попросили представить сегодня вечером нашего лектора, и я выполняю это с гордостью и удовольствием.

Уже долгое время Шри Чинмой посвящает свою жизнь делу мира в мире и исполнению предназначения человеческого духа. Ради достижения этих целей он трудится в различных областях. Он является поэтом, писателем, эссеистом, лектором, музыкантом, художником и, в не меньшей степени, спортсменом. Сейчас он трудится в Нью-Йорке, но его интересы и поездки часто ведут его в разные части света. Своей деятельностью и примером собственной жизни он вдохновляет и воодушевляет людей по всему миру.

Премии, награды и благодарственные письма, которые он получает, совершенно очевидно показывают, что он оказывает влияние на множество людей в различных местах.

Техас широко известен не только своей индивидуальностью, но и своим гостеприимством — суровая и динамичная культура, где мужчины и женщины готовы действовать в одиночку, но где они также готовы протянуть руку соседу. Я полагаю, Вы найдёте созвучную Вам аудиторию, готовую выслушать Вас с большим интересом.

Этой весной Университет принял новый девиз, или лозунг: «Мы — Техас». Целью этого было укрепление нашего чувства принадлежности к Техасу и создание примера культуры этой части страны. Но, как Вы видите, для студенчества этого учебного заведения характерно значительное разнообразие, как по составу, так и по интересам и перспективам. Мы старались воплотить этот лозунг в программе нашего актового дня в мае, воспроизведя этот принятый лозунг на как можно большем числе языков. И вот таким образом он был представлен всем гостям этого актового дня. Нашим намерением было воспроизвести его на всех языках, представленных студентами. Могу вам сказать, что было непросто воспроизвести его, скажем, на кириллице или перевести на бенгали. Вот только у нас кончилось место в программке раньше, чем языки, на которых мы хотели его выразить. Так что, Шри Чинмой, если Вы надеетесь обратиться к множеству людей разных культур, то, уверяю Вас, это подходящее место для того, чтобы выразить своё послание.
Одной из серьёзных задач нашего времени является, конечно, расширение связей через национальные и культурные границы и сближение различных сфер общества в общей заботе о мире и прогрессе. Поэтому я с большим удовольствием присоединяюсь к студенческим организациям и профессорско-преподавательскому составу в их желании принять Вас в Техасском Университете. Общение и визиты именно таких людей, как Вы, обогащает опыт наших студентов и добавляет изюминку и вкус жизни в большом университете.

Я приветствую Вас, сэр, в этом Университете, в этой аудитории, и я очень рад представить сегодняшней аудитории человека c богатым опытом, человека, глубоко преданного цели, к которой могли бы присоединиться мы все. Шри Чинмой называет себя «человеком, мечтающем о мире во всём мире», но, изучая его биографию и размышляя над его посланием, я должен сказать, что он посвящает себя не только мечтам, но и действиям, и усилиям. Сегодня он здесь, чтобы поделиться с нами своей мечтой и привлечь к этим усилиям и нас. Дамы и господа, я представляю вам Шри Чинмоя Кумар Гоша.

Д-Р ЛЕСТЕР КУРЦ (профессор социологии и азиатских исследований, по поручению отделения социологии и Специального Комитета по проблемам мира и конфликтов): На сегодняшний концерт собралась такая чудесная аудитория, что я поистине испытываю искушение прочитать лекцию, но подозреваю, что вы здесь не для того, чтобы слушать меня. Так что позвольте мне просто сказать, что мне очень приятно присутствовать здесь, чтобы оказать приём Шри Чинмою и приветствовать всех вас. Разрешите мне просто зачитать текст памятной таблички, которую я вручаю Шри Чинмою.

Текст памятной таблички: «Отделение социологии и Специальный Комитет по проблемам мира и конфликтов при Техасском Университете в Остине выражают радость по поводу вручения Шри Чинмою награды «Учитель Мира» по случаю его визита в Техасский Университет в Остине как выдающегося лектора и в знак признания его неустанного преданного служения делу мира в мире. Шри Чинмой стал учителем мира в мире для миллионов людей по всей земле благодаря своим книгам, живописи и музыкальным произведениям, а также благодаря Бегу Мира «Дом-Единство», проводимому по его инициативе; международной семье Цветений Мира и его программе Концертов Мира по всему миру. Красноречивыми словами и поступками Шри Чинмой стремится способствовать достижению человечеством цели целей: мира во всём мире. Остин, Техас, 25 июня 1998 года».
Благодарю вас.

ШРИ ЧИНМОЙ: Я хотел бы от всей души поблагодарить профессорско-преподавательский состав, сотрудников и студентов, которые столь усердно поработали ради успеха программы этого вечера. Глубокоуважаемый Старший Вице-Президент Ливингстон, я очень благодарен Вам за Вашу любезную и милостивую презентацию, а также за благословенное приветственное письмо, которое Вы написали мне в прошлом месяце. Вся Ваша жизнь посвящена вдохновению и воодушевлению Ваших коллег профессоров и студентов в Техасском Университете и во всём мире. Поэтому я испытываю особую честь и молитвенно тронут Вашими душевными словами.

Я хотел бы выразить глубочайшую признательность профессору Лестеру Курцу, профессору социологии и азиатских исследований и первооткрывателю-энтузиасту в изучении проблем мира в Специальном Комитете по проблемам мира и конфликтов. Ваше неустанное видение мира ненасилия и покоя увлекает Вас в поездки во все стороны света, включая мою родину, Индию, и в моём сердце — огромная благодарность Вам за любезное приглашение в Ваш замечательный Университет. Я буду высоко ценить награду «Учитель Мира», которую Вы только что пожаловали мне, одарив мою преданную голову и устремлённое сердце.

Позвольте мне также поблагодарить моих друзей, студентов из Комитета Выдающихся Ораторов, за их искренний энтузиазм и горячую поддержку моего сегодняшнего визита.

Моя жизнь обучения покою

Покой я нахожу, когда растворяюсь
во Взгляде-Сострадании Бога.
Покоем я становлюсь, когда теряю себя
в Стопах-Прощении Бога.

Джунгли ума, полностью лишённые покоя, —
вот что есть во мне.
Сад сердца, залитый покоем, —
вот что есть во мне.

Божественное в нас заключает в себе покой.
Человеческое в нас жаждет покоя.
Животное в нас разрушает покой.

Президент Горбачёв, человек нашего столетия, мечтающий о мире, приносящий мир и служащий миру, вновь и вновь повторял:
"То, что нам нужно," — это Звёздный Покой, а не Звёздные Войны.

Я вздыхаю, когда мой ум становится жертвой ожесточённых конфликтов.
Я становлюсь певчей птицей, когда моя жизнь становится дыханием покоя.
В красоте любви к Богу моего сердца есть покой.
Аромат отречения моей жизни перед Богом является покоем.

Мечтательно и трогательно звучат слова доктора Мартина Лютера Кинга:
"Я всё ещё верю, что однажды человечество склонится пред алтарём Бога и триумфально покончит с войной и кровопролитием."

Преданно я воспеваю Имя моего Возлюбленного Господа Всевышнего.
Щедро мой Возлюбленный Господь Всевышний наполняет мою жизнь очарованием.
Улыбки покоя моей души и слёзы покоя моего сердца вместе беспрепятственно оставляют позади бесконечные мили.

Бесконечность — это Источник улыбок покоя
моей души.

Вечность — это Источник слёз покоя
моего сердца.

Покой бесконечно больше, чем не имеющие рождения и смерти обещания моего ума.

Покой — в вечноцветущих надеждах моего сердца.

Мне бы хотелось процитировать важное высказывание У Тана, третьего Генерального Секретаря Организации Объединенных Наций, который пользовался большим уважением за свою врожденную духовность и глубокую мудрость. Он говорил:
"Сегодня в мире нет покоя, потому что нет покоя в умах людей."

Бог приходит ко мне сострадательно и безусловно и дарит мне Покой.
Человек приходит ко мне внезапно и безжалостно и забирает весь мой покой.

Приходит Бог, и приходит человек.
Когда приходит Бог, я плаваю в океане бесконечного Восторга.
Когда приходит человек, само моё земное существование терзается неутолимой жаждой и ненасытным голодом печали.

Но любить человечество я должен, потому что человечество, несомненно, является продолжением реальности моего собственного существования. Высокое осознание Матери Терезы, женщины, посвятившей себя служению истекающему кровью человечеству ХХ века, снова и снова раздаётся в сокровенных глубинах моего сердца: «Деяния любви — это деяния покоя».

Я спрашиваю Бога:

«Мой Господь, есть ли какой-нибудь способ воплощать и ценить Твой Покой во веки веков?»

Бог говорит:

«Дитя Моё, есть такой способ.
Просто просветляй свой ум больше,
бесконечно больше.
Питай своё сердце больше, бесконечно больше.
Наполняй энергией свою жизнь больше,
бесконечно больше.
И, о чудо — в тебе Покой Моей Бесконечности
нашёл свою Вечную Обитель».

Покой — это сегодняшний мир-семя души.
Покой — это завтрашний мир-древо жизни.

Но покой завтрашнего дня должен быть построен на твёрдом фундаменте дня сегодняшнего. Что это за фундамент? По этому поводу Президент Вудро Вильсон, борец за идеалы Лиги Наций, выступил с очень важным посланием мировому сообществу. Он наставляет нас, что прочный мир никак не может быть результатом войны, в которой одна сторона наносит поражение другой. «Это должен быть мир без победы», — заявляет он.

О мир, ты не будешь счастлив и удовлетворён, если ты придёшь навестить Голову всемогущей Силы Бога, но ты будешь совершенно счастлив и в высшей степени удовлетворён, если ты придёшь навестить Стопы вездесущего Покоя Бога.

Человек думает, что любовь его ума к мировой власти и любовь его сердца к мировому покою могут сосуществовать. На самом деле, это вершина человеческой глупости.

До сих пор Бог умолял человеческий ум следовать курсом на мир во всём мире. Но сейчас Бог заставляет человеческий ум следовать курсом на мир во всём мире.

В тот момент, когда ум-разделение пожелает жить в сердце всемирного покоя-единства, Бог сразу же провозгласит Свою всевышнюю Победу на земле.

Одна минута всемирного покоя — это десять часов с Богом.

Часть 6. Пламя поэзии моего устремлённого сердца

Организация Объединённых Наций

Представление и вручение награды

Аудитория Дага Хаммаршельда
Штаб-квартира ООН
Нью-Йорк
30 марта 1993 года

30 марта 1993 года Обществом Писателей при Совете по организации досуга работников ООН была проведена программа в честь Шри Чинмоя в связи с публикацией его 900-й книги и присуждением ему степени доктора гуманитарных наук (Honoris Causa) Университетом Южных Филиппин в январе того же года.

Г-Н ХАНС ЯНИЧЕК (Президент Общества Писателей): Я не поэт, а писатель, но я многому научился у поэзии. Творчество Шри Чинмоя глубоко трогает моё сердце. Девять тысяч стихотворений или только одно — это прекрасно, это чудесно, это согревает сердце и даёт вдохновение, поднимает и побуждает к движению. Самые великие поэты тоже были движущей силой. Они изменяли мир, меняя ум и сердце людей.

Мы собрались здесь, в этом здании, где пишутся миллиарды слов, которых никто не читает, которые не оказывают воздействия, которые никому не нужны, потому что количество бессмысленно, если в нём нет истинного смысла или духа.

Вчера, во время вручения премий Оскара, были процитированы слова Федерико Феллини, другого великого поэта: «Мечтатели — вот истинные реалисты». Шри Чинмой, Вы — мечтатель высшего порядка, и то, что Вы говорите, то, что Вы пишете, реально — реально для каждого из нас как личности, реально для ООН как организации.

Все эти десятилетия я вижу, как Вы скромно ходите по залам ООН. Я слышал, как Вы играете на музыкальных инструментах. Но более всего я ощущал Ваше присутствие. А это поэзия высшего порядка, потому что поэзия занимается именно тем, что передаёт чувства. К тому же, Федерико Феллини сказал: «Послание — это чувство». Послание сложно описать, не прибегая к чувствам, и именно поэтому присутствие великого человека, святого человека в обществе многих меняет картину. В Вашем присутствии всё изменяется. В Вашем присутствии мы чувствуем нечто, чего не почувствовали бы в других обстоятельствах, и, покидая Вас, мы уносим что-то с собой. Иногда это роза; иногда, если повезёт, плитка вкусного шоколада. Но превыше всего — это ощущение вечности, доброты, тепла, любви.

Поэтому я особенно рад вручить Вам сегодня награду, которую мы вручали прежде другим интересным людям. Один из них постоянно приходит на ум благодаря особенной связи, существующей между вами, и это, конечно, М. С. Горбачёв. Я знаю, Вы встречались с ним, когда он был у власти, и я видел фотографию, где Вы вместе с ним вскоре после его падения. Вы были с ним, и он приглашал Вас к себе в момент славы и в момент поражения, потому что, я полагаю, Ваш дух играл при этом свою роль. И он это знал. Человек, который был самым могущественным в мире в смысле материальной власти, отказался от всего по причине веры в дух человека и в человеческое достоинство.

Мы вручали эту награду Ванессе Редгрэйв; мы вручали эту награду Джейсон Робардс; мы вручали её Карлу Бернстайну; мы вручали её Норману Мэйлеру, Артуру Миллеру. Я мог бы продолжать и продолжать. Сегодня мы вручаем её Вам. Ничто не доставляет мне большего удовольствия, чем вручение Вам этого прекрасного произведения искусства с тремя чудесными словами, всего лишь тремя словами на ней: «Ex mente orbis» — «Из ума рождается мир». Ничто не сможет охарактеризовать Вас лучше, чем эти три слова на латыни.

Пламя поэзии моего устремлённого сердца

Не знаю, достоин ли я этой благословенной чести. Я известен как человек, ищущий истину и любящий Бога. Но сегодня я также стал и поэтом.
Вы позволите мне прочесть вам самое первое стихотворение, написанное мною на английском?

Золотая флейта

Моря Покоя, Радости и Света —
За гранью тех миров, что я постиг.
Ночь бурная рыданиями ветра
Во мне рождает свой мятежный лик.

Беспомощный, взываю я напрасно...
Черства, глуха к моим мольбам земля.
Кто боль мою разделит в духе властном? —
Лишь жала смерти всюду вижу я.

В морях Времён я — утлый плот забытый.
Прочь смыты вёсла в волны многих бед.
Найду ли край, так безнадёжно скрытый,
Где мрака нет и вечен Бога Свет?

Но вот я Флейту золотую слышу...
И дивный звук летит со всех концов.
Ты спас меня, Ты спас меня, Всевышний,
Прочь, смерть, прочь, ночи мёртвое лицо!

Вот такой была моя самая первая попытка — более сорока лет тому назад. А тому стихотворению, которое я прочту сейчас, всего три часа. Вы увидите разницу. Вы можете назвать это или самой прискорбной моей деградацией и сказать, что я «скатился», или можете сказать, что я совершил прогресс в каком-то другом направлении.

Было время,
Когда поэт во мне
Желал молитвенно бродить и бродить
В саду моего сердца.

Теперь поэт во мне неустанно взывает о том,
Чтобы охватить красоту
Сада моего сердца.

А вскоре поэт во мне
Медитативно превратится
В восторг аромата-нектара
Сада моего сердца.

Я живу в Америке последние двадцать девять лет, и поэтому в своей поэзии я наслаждаюсь американской свободой. Когда много лет тому назад началась моя карьера поэта, я был вынужден по внутренним и внешним причинам хорошо изучить английский стихотворный размер. Мне пришлось познакомиться с ямбом, дактилем, хореем, анапестом — бесконечным английским размером, а также с рифмой. Но теперь я наслаждаюсь полной свободой: мне не нужен размер; мне не нужна рифма — ничего, ничего! Это поток. Сочиняя стихи в те дни, я чувствовал, что играю на флейте. Сейчас, когда я пишу стихи, я, вероятно, бью в гонг или играю на синтезаторе. Но я чувствую, что свет и сила неразделимы. Они — лицевая и оборотная сторона одной и той же универсальной реальности.

У меня в семье писали стихи почти все. Мой отец написал около тридцати стихотворений; два моих старших брата — до сотни; а самый старший брат — две-три тысячи. Я — самый младший и, вероятно, самый жадный. У меня на счету более 50.000 стихов. Мои критики справедливо критикуют меня за то, что я написал так много стихов. Они говорят, что я верю только в количество, а не в качество. Они абсолютно правы по-своему, в меру своего суждения. Но я чувствую, что количество необходимо так же, как и качество. Я довольно часто хожу в супермаркет. Там много разнообразных продуктов, и я могу выбрать то, что мне нужно или чего мне хочется. Если бы в супермаркете было только что-то одно, я бы разочаровался вместе с сотнями других покупателей. Так что качество и количество должны существовать вместе.

Очень трудно быть настоящим судьёй качества. Я — художник. Я создал более 140.000 картин. Некоторые из моих картин, как я чувствую, вовсе нехороши. Но, к моему огромному удивлению, некоторым людям очень нравятся именно эти картины, и я чувствую, что в своих суждениях и оценках они искренни.

Дерево даёт прекрасные цветы и множество листьев. Если мы наслаждаемся только красотой и благоуханием цветов, а листьям не уделяем никакого внимания, мы совершаем прискорбную ошибку, величайшую ошибку, ибо листья тоже прекрасны — по-своему. Дерево прекрасно и плодоносно, только когда мы охватываем его взглядом прямо от подножия до самой верхней ветки. Только глядя на дерево целиком и стараясь любоваться тем, что в нём есть, и тем, чем оно является, мы сможем отдать должное его красоте, его состраданию и совершенству.

Я чрезвычайно благодарен вашему уважаемому Обществу Писателей за оказание мне такой выдающейся чести в тот период моей жизни, когда в мире поэзии я известен не так широко, как в мире людей, ищущих истину и служащих миру. Люди знают меня как человека, изучающего проблемы мира в мире, как человека, ищущего истину, любящего Бога и служащего миру. Но мои друзья и коллеги здесь обнаружили в некоторых из устремлённых ввысь поэтических огоньков, созданных мною, целое солнце. И за это я им чрезвычайно, чрезвычайно благодарен.

Уже много раз происходило так, что мир был способен оценить человека, только когда тот уже обретал известность в какой-либо области. Мир всё ждёт, пока он не обретёт славу, и только тогда начинает ценить его. Я хочу рассказать вам об очень печальном случае из жизни величайшего индийского поэта Рабиндраната Тагора, лауреата Нобелевской премии. Всего за две недели до того, как ему была присуждена Нобелевская премия в области литературы в 1913 году, редактор большого и популярного в Бенгалии журнала напечатал одно из стихотворений Тагора и безжалостно раскритиковал его с первой до последней строчки. Бенгальский редактор не нашёл в стихах ничего прекрасного, ничего одухотворённого, ничего плодотворного. Потом, после того, как Тагор получил Нобелевскую премию, то же стихотворение было напечатано в том же журнале. Но на сей раз редактор превозносил это стихотворение до небес. Не только каждая строчка, но каждое слово низошли прямо с Небес — так он с гордостью прокомментировал его! Так что нам понятно, что может сделать Нобелевская премия. Редактор тут же изменил своё мнение, потому что Тагор был признан великими авторитетами литературы.

В этом году исполняется сто лет со дня проведения Всемирного Парламента Религий. Свами Вивекананда был великим другом Тагора. Как вам известно, Свами Вивекананда сказал нечто очень значительное, когда обратился к мировому собранию в Чикаго. До своего выступления на Парламенте Религий он был в Индии ничто, абсолютное ничто. Но после того, как он стал мгновенно известен в Америке, Бенгалия и вся Индия тут же приняли его.
К сожалению, обычные люди могут оценить человека, только когда внешний мир или какой-либо признанный авторитет начнёт его восхвалять или справедливо признает его заслуги. Хотя я неизвестен как поэт, всё же вы признаёте поэта во мне. За это я глубоко благодарен вам. Кто знает, может быть, в будущем судьба распорядится так, что я стану признанным поэтом. Тогда я буду чувствовать, что вы увидели во мне что-то задолго до того, как другие смогли увидеть это.

Я уже высказывался относительно качества и количества. Вот эта книга — «Любовь, Сострадание, Прощение» — как раз моя 900-я книга. Я посвятил эту книгу моему любимому Президенту Горбачёву. Примерно две недели тому назад я получил от него письмо с благодарностью за посвящение книги ему. Он также сказал, что хочет в скором будущем поздравить меня лично.

Зачитывает текст посвящения книги: «С любовью, нежностью и благодарностью я посвящаю эту книгу Президенту Горбачёву, высочайшему Мечтателю о Мире».
Я хочу сказать несколько слов о Президенте Горбачёве. По моему мнению, он — всеобъемлющий человек. По моему мнению, он — высшее воплощение мира в мире. Он — величайший мечтатель о мире во всём мире и человек, приносящий мир в мир. Если современный мир совершил значительный прогресс, или вообще совершил какой-либо прогресс, то Горбачёв заслуживает высшей благодарности от сердца современного мира. Он — чемпион чемпионов по несомненному исправлению мировой ситуации.

В Индии говорят, что настоящему брамину не надо показывать свой священный шнур людям, чтобы доказать, что он настоящий брамин. Точно так же, я чувствую, что Президенту Горбачёву не надо предъявлять миру свои документы, чтобы доказать, кто он такой. Его любит, перед ним склоняется устремление во всём мире. Ему не нужна никакая особая корона или конкретный трон, чтобы доказать всему миру, что он и в самом деле король. Президент Горбачёв живёт в устремлённом сердце человечества. Я чувствую, что Горбачёв — всемирный король, живущий в благодарном сердце мечтающей о мире земли. Ему, без сомнения, не нужна внешняя корона, внешний трон, чтобы с любовью и состраданием направлять эволюцию человечества. Его внутренние достижения столь велики, что прекрасно смогут повести нас к нашей высшей цели, Золотому Берегу. Для него мир — не просто слово из словаря. Мир в нём — живая реальность, непреходящая и всеозаряющая реальность, которая с любовью и самоотдачей вдохновляет ум и питает сердце человечества.

Часть 7. Поэзия — стихотворение — поэт

Музыкальная Академия\\ Стокгольм, Швеция

Поэзия — стихотворение — поэт

Музыкальная Академия
Стокгольм, Швеция
16 октября 1990 года

Прозу можете писать вы. Прозу может писать он. Прозу могу писать даже я. Но Бог пишет поэзию через вас, через него и даже через меня.
Поэзия — это кратчайший путь достижения утончённой, но ощутимой Цели целей — Восторга бесконечного. Стихотворение берёт начало в струящихся слезах и завершается в парящих улыбках.

Поэт зовёт зарю завтрашней мечты, а затем преобразует зарю завтрашней мечты в реальность сегодняшнего дня.

Мы совершаем прискорбную ошибку, когда пытаемся понять поэзию. Поэзию не нужно понимать. Поэзию нужно чувствовать. Поэзию нужно любить. Пытаться понять стихотворение — это всё равно, что прикасаться к розе с многочисленными шипами. Пытаться почувствовать стихотворение — значит с любовью держать розу без единого шипа. А любить стихотворение — значит мгновенно превращаться в красоту и аромат самой розы.

Душа поэта созидает. Сердце поэта порождает. Глаза поэта посвящают.

Внутри каждого человека пребывает поэт. Этот поэт может приносить на землю величественные высоты истины, и в то же время он способен изо всех сил скрывать самую чёрную ложь, если того потребует необходимость.

Поэзия шепчет: «О, мои друзья, о, мои почитатели, ценители и любители, стихотворные размеры и метрические танцевальные движения: ямб, хорей, анапест, спондей и другие — это дети любви моей. Они могут исчислить неизмеримые высоты, промерить глубочайшие глубины и охватить необозримые просторы. Давайте же отправимся в плавание по Вечности с моими детьми, детьми любви моей».

Когда мы, сочиняя или читая стихотворение, отдаём себя, мы переживаем мгновения тихого общения с Богом-Красотой, Богом-Состраданием и Богом-Удовлетворением.

Я — поэт. Я начал писать стихи прямо с младенчества. Прежде чем написать одухотворённое, яркое и значительное стихотворение, я концентрируюсь своим взглядом-видением, медитирую своим сердцем-освобождением и созерцаю своей душой-осознанием. Затем я помещаю в фокусе объектива своей жизни трансцендентальную Божественность Бога и универсальную Красоту Бога.

После того, как я одухотворённо и преданно завершаю стихотворение, к моему величайшему удивлению, Всевышний — Абсолютный Поэт говорит мне, что Он уже оплатил мой билет к высочайшим вершинам безграничного экстаза.

Когда я читаю стихотворение в абсолютном безмолвии, душа стихотворения говорит мне: «Входи же, входи. Ах, ты пришел, чтобы увидеть реальное во мне».

Бывают разные поэты — заурядные поэты, великие поэты. Кроме того, есть поэты-провидцы. Поэты-провидцы — это поэты высочайших высот. Провидец — это тот, кто видит прошлое, настоящее и будущее одновременно.

Огромное различие между музыкой и поэзией таково: музыка — это универсальный язык. Мне не нужно учить какой-то конкретный язык, чтобы оценить мелодию, душевность и полноту музыки. Именно благодаря тому, что музыка обладает способностью трогать душу любого человека, я могу ценить, любить музыку и восхищаться ею. Но поэзия, притягательная для всех, — это творение поэта-провидца. «Провидец» на санскрите — это _drashta_: тот, кто имеет свободный доступ к прошлому, настоящему и будущему и обладает редкой способностью божественно расти и всевышне сиять.

Говорят, что поэтами рождаются, а не становятся. К сожалению, я не разделяю и не смогу разделить такой точки зрения. В своей жизни я встречал многих, многих поэтов, которые поэтами не родились, но благодаря растущему зову своего сердца и целеустремлённости, посвящению своей жизни стали превосходными поэтами. Поэтому, как верно то, что поэтами рождаются, так же верно и то, что поэтом можно стать. Я уверен, что здесь, в зале, присутствуют те, кто не являются поэтами, но, в то же время, испытывают искреннее желание стать поэтами. Им я хотел бы предложить несколько скромных и душевных советов.

Вы хотите быть поэтом. Вы можете быть поэтом. Вы непременно станете поэтом. Не позволяйте сомнению поймать себя в сети. Самокритике — нет, нет, нет; энтузиазму — да, да, да. Попытайтесь на несколько минут освободить свой ум от сумятицы мыслей. Лишь на несколько минут попытайтесь сохранить свой ум безмолвным. Я не говорю о нескольких часах — совсем нет. Просто на четыре-пять минут удержите свой ум безмолвным. А затем поместите свой безмолвный ум на прекрасный, просветляющий и исполняющий трон, созданный для вас вашим сердцем.

Написав стихотворение, вы можете читать его снова и снова — столько, сколько захотите. Каждый раз, читая его, вы можете попытаться увеличить радость своего сердца силой своего воображения. Воображение — это самостоятельный мир. Творец создал Своё творение. Он наблюдает за Своим творением и наслаждается Своим творением. Точно так же вы можете создавать стихотворение, наблюдать за ним и наслаждаться им. Вы создатель, наблюдатель и наслаждающийся.

Критики есть повсюду. Вы не должны обращать внимания на хор несносных критиков. Критики, как говорят, — наихудшие неудачники. В этом есть немало истины. Наша цель — совершенство. Нас может совершенствовать именно энтузиазм, а не критика. Самокритика — неверный путь. Внутренний зов — вот что нам постоянно нужно. Именно через поиски себя и просветление себя мы можем достичь совершенства. Энтузиазм в безграничной мере, а не критика окружающих или даже самокритика, — вот что нужно нам в каждое мгновение.

Поэзия — это зов-устремление человечества, и поэзия — это плод-удовлетворение Божественности. Есть много-много планов сознания, с которых могут приходить стихи. Кроме того, поэт тоже может взмывать, подобно птице, — высоко, выше, ещё выше, — и входить в эти планы сознания и приносить оттуда величественную истину, свет и восторг.

Поэт может написать стихотворение из собственно ума. Он может написать стихотворение из интуитивного ума. Он может написать стихотворение из высшего ума. Он может написать стихотворение из сверх-разума или даже из супер-разума. Но когда поэт входит в Сат-Чит-Ананду — Существование-Сознание-Блаженство, — которое выше, чем все планы, о которых я упомянул, поэт чувствует, что преодолел исключительно большое расстояние. Это похоже на междугородний телефонный звонок. Но когда он достигает этого высочайшего плана сознания, Абсолютный Господь Поэт Всевышний говорит ему: «Моё дитя-поэт, ты ошибаешься, полностью ошибаешься. Когда ты достигаешь Высочайшего, когда ты становишься единым с Высочайшим, начало твоего путешествия и Высочайшее находятся не в разных местах. Они в одном и том же месте. Так что это не междугородний телефонный разговор. Можно сказать, что это местный звонок. Благодаря безмерному зову своего сердца ты как поэт достиг высочайшей высоты. Когда ты достигаешь высочайшей высоты, начало путешествия и конец путешествия становятся неразделимо едины.
Моё дитя-поэт, Я хочу, чтобы ты спел со Мной:

Бессильны изменить Меня и время, и дела.
Завершена Моя Вселенская Игра.
Трансцендентальным Единством Я был.
Универсальным Множеством Я стал.
Я — Цветок-Душа
Моей Вечности.
Я — Аромат-Сердце
Моей Бесконечности».