Любовь рождает совершенство1

Однажды утром во время спортивной тренировки в ашраме к Учителю подбежал сын одного из учеников.

— Учитель, Учитель, — воскликнул подбежавший мальчуган, — моя мама только что мне сказала, что ты совершенен. Это на самом деле правда?

Учитель подарил мальчику нежную улыбку и с любовью благословил его:

— Совершенство — в любви, дитя мое. Мать любит своего младшего сына, и для нее он всегда совершенен, хотя он может быть в том возрасте, когда дети постоянно ломают вещи, шумят и озорничают. Твоя мама одна из моих самых преданных учениц. И поскольку твоя мама меня любит, поскольку мои духовные дети меня любят, для них я само совершенство. Когда мои ученики подходят ко мне, полные любви и преданности, вот как ты сейчас, тогда они чувствуют, что я — само совершенство. Но когда они сердиты или недовольны мной, тогда они чувствуют, что я — само несовершенство, что я совсем небожественен.

Чтобы смотреть оком совершенства, нужно смотреть сердцем любви. Мизинец может гораздо меньше, чем большой палец, потому что большой палец сильнее. Но если ты любишь свой мизинец гораздо больше, чем большой палец, ты просто будешь смотреть на свой мизинец и не сможешь на него налюбоваться. Тебе будет казаться, что твой мизинец — само совершенство.

Мальчик стал очень пристально разглядывать свои пальцы. А Учитель продолжил объяснение:

— Давай возьмем семью, в которой самому младшему ребенку три годика, а его брату семь лет. И в глазах матери младший братик, которому три года, может быть самим совершенством, а вот старший — воплощением несовершенства. Почему? Семилетний ребенок взрослее и независимее, и мать больше любит маленького, хотя он постоянно плачет и все ломает, ежеминутно переворачивая все вверх дном. И все-таки мать чувствует, что младший брат совершенен, а старший — нет, потому что мать больше любит малыша. Конечно, к твоей семье это не относится. Я знаю, что твоя мама очень любит всех своих детей.

Если говорить о совершенстве, то оно целиком заключается в нашей любви. Когда мы любим человека, в это время он для нас совершенен. Если нам нравится какая-то вещь, эта вещь совершенна. В нас начинает говорить сердце и отождествляться с реальностью этой вещи, делая ее совершенной. Если сердце не способно отождествиться, то, сколько бы знатоков, сколько бы ценителей нам ни говорили, что такой-то человек или такая-то вещь лучше всех, для нас они никогда не будут совершенными, если не откликнется сердце.

Учитель на мгновение прервался:

— Дитя мое, ты учишь арифметику?

Мальчик кивнул.

— Однажды ты начнешь изучать еще и геометрию. По геометрии часто задают начертить определенную фигуру: прямую линию, треугольник или, может быть, круг. И если мы начертим не ту фигуру, — если нас попросят начертить прямую, а мы начертим круг, — то в этом не будет совершенства. Если нужно начертить треугольник, а мы вместо этого чертим квадрат, то это не совершенство. Можно нарисовать совершенный круг или совершенный квадрат, но учитель не посчитает наше задание совершенным, потому что он хотел от нас совсем другого.

— Так ты понял мою философию? — спросил Учитель.

— Да, Учитель. Спасибо.

Мальчик улыбнулся и побежал рассказывать своей маме о том, что сказал Учитель.


  1. AD 7-ru. 30 июля 1974 года.

Шри Чинмой, Олень стремления, Центр Шри Чинмоя, Москва, 2007