Олень стремления

Вернуться к содержанию

Предисловие

Эти десять рассказов Шри Чинмой написал в период с 29 июля по 10 августа 1974 года. Многие из них основаны на личных опытах Учителя в общении со своими учениками как на внешнем плане, так и во внутреннем мире.

Поэзия Учителя: количество или качество?1

Жил однажды великий духовный Учитель, который славился и своей духовной высотой, и своими писательскими талантами. Учитель опубликовал множество книг — эссе, рассказы, пьесы и стихи. Его ученики и последователи, а также духовные ищущие по всему свету читали и любили его книги. Однажды к Учителю пришел его ученик-поэт, только что прочитавший новый томик поэзии Учителя.

— Учитель, ты ведь знаешь, я всегда был большим поклонником твоего поэтического дара. Ты написал тысячи стихов, но, похоже, твой творческий потенциал все равно никогда не иссякнет, ведь, Учитель, я знаю, источник твоих достижений в поэзии — это твоя духовная высота. Я уже давно хочу разобраться в поэзии и стилях стихосложения с духовной точки зрения. А еще, хотя ты пишешь прежде всего для ищущего в нас, я хотел бы узнать, как твою поэзию должен читать критик в нас.

— Давай-ка, сын, во-первых, выясним, что же считать стилем. Если говорить о размере или стихотворном ритме, то, должен сказать, я хорошо знал английские стихотворные размеры и все еще очень неплохо разбираюсь в них. В моих ранних, написанных в Индии стихах я очень строго и преданно выдерживал английский размер. Но у каждого поэта есть собственный способ выражения своего внутреннего опыта, внутреннего видения, поэтому каждому присущ свой стиль. Теперь, когда я живу в Америке, этой свободолюбивой стране, я откликнулся на идеал свободы. Сейчас я пишу в современном стиле, отказавшись от так называемого английского метрического размера, которым писал когда-то. Но мой теперешний стиль не вписывается и в те каноны, которых придерживается современный мир, в то, что можно назвать суперсовременным стилем. На подобное я не способен.

Теперь про количество, сын мой. Хочу тебе сказать, что буду все продолжать и продолжать писать, потому что Всевышний мне пообещал, что за качество моей поэзии будет отвечать Он. Поскольку Он мне это сказал, а я Ему поверил, я продолжу писать. От меня требуется творить и предлагать свои произведения, а от Него требуется наполнять мое творчество совершенством, поскольку именно Он творит во мне и через меня. Если ко мне придет вдохновение писать много, то за один день я могу написать 360 стихотворений. Если вдохновения нет, то на это же может уйти три-четыре недели. Во время моей последней поездки с лекциями я за три недели написал 1000 стихотворений, причем я каждый день давал одну, а иногда и две лекции, встречался с учениками и перелетал из одной страны в другую. Даже когда мы часами ехали в машине, мы молчали, и я все продолжал и продолжал писать.

— Учитель, самое удивительное в этом, кажется, то, что у тебя количество и качество сопутствуют друг другу.

— Я уже говорил, сын мой: раз на это есть Воля Всевышнего, я не перестану писать, а пока я пишу, Всевышний будет следить за моим качеством. У меня есть свой определенный уровень. Когда я пишу стихи, они очень-очень редко бывают ниже этого уровня. В остальных же случаях поэт во мне и критик во мне всегда рядом; мое видение и моя справедливая оценка сопутствуют друг другу.

А теперь к вопросу о критике. С ней нужно быть очень осторожным! Верно, в литературе и в других областях должен быть какой-то уровень, но очень часто критика становится для критиков самоцелью, и они занимаются ею только ради того, чтобы почувствовать свою важность и значительность. Скольких же великих поэтов, не говоря уже о других людях, достигших мирового признания, безжалостно и совершенно незаслуженно сломила мировая критика! Эти люди могли внести значительный вклад в развитие Матери-Земли, а мир своей безжалостной критикой искалечил им жизнь. Мир швырял в великих поэтов, художников, писателей и других выдающихся людей зависть, сомнение, подозрительность, чванство и тому подобное, и из-за этой недоброжелательности некоторые из них тяжело заболели и умерли.

Величайший поэт Индии Тагор тоже был жертвой безжалостной критики, особенно до того, как получил за свою поэзию Нобелевскую премию. Во многих его произведениях критики не усмотрели никакой ценности, никакого смысла. Они заявляли, что это нелепость чистой воды. Но когда Тагор получил Нобелевскую премию, те же самые критики, прежде ничего не видевшие в его стихах, неожиданно обнаружили в них полноту смысла и непревзойденную высоту и глубину.

Бог знает, сколько еще тысяч стихов я напишу за годы своей земной жизни. Моим ученикам придется это терпеть. Я знаю, некоторым из них надоели мои стихи, но я сделаю так, что они надоедят им еще больше. Однако кое-кому из моих учеников мои стихи никогда не надоедают, потому что они еще и не вкусили этого небожественного плода. Вот уж поистине хитроумные мудрецы! Ну, а те, у кого нет ни хитрости, ни мудрости, читают мои стихи и чувствуют, что все их переварить трудно, вот они и страдают.

— Учитель, ты все подшучиваешь над своим литературным дарованием! Но ведь ты прекрасно знаешь, как много ученики читают твои стихи и как их ценят. Мы считаем их огромной помощью в духовной жизни. Мне никогда не надоедали твои стихи — и никогда не надоедят!

— Дитя мое, я тобой горжусь! Это верно — есть ученики, которые читают мои стихотворения и которым это не надоедает, потому что, что бы я ни написал, они стараются строить свою жизнь сообразно моим словам. Они искренне хотят строить свою жизнь согласно моей воле. Они чувствуют, что хотят быть моими, каким бы я ни был — божественным или небожественным. Ученики, которые это осознали, по-настоящему радуют меня так, как я того хочу.


AD 1-ru. 29 июля 1974 года.

Способности великого человека2

Жил один духовный Учитель, который еще в юном возрасте достиг непревзойденных внутренних высот. Через несколько лет Всевышний попросил этого молодого Учителя начать раскрывать и проявлять свое осознание во внешней жизни. Учитель стал принимать учеников, давать лекции и проводить публичные медитации; а по мере роста его известности стало расти и число его учеников и последователей. Работы у него все прибавлялось, но, несмотря на это, Учитель находил время сочинять музыку, писать пьесы и пробовать себя в живописи. Однажды вечером Учитель завел со своими близкими учениками разговор о творчестве и проявлении.

— Вы знаете, на днях я снова начал рисовать, как в дни моей юности, — сказал Учитель. — Хотя вы, может быть, не видите в моих рисунках ничего особенного, я даю им такие звучные названия, — можно сказать, заставляю вас чувствовать, что в них вложено осознание и много других божественных качеств. Я попросту вынуждаю своих учеников ценить мои работы!
— Учитель, — сказал один из учеников, с любовью улыбаясь ему, — ты сегодня не прочь пошутить! Ты же знаешь, я возил кое-какие твои ранние, да и более поздние рисунки на выставку и на конкурс. Конечно же, ты просто шутишь, и все-таки как ты можешь говорить, что мы не ценим твои художественные способности? Поверь, мы ценим!

— Да, но только потому, что вы, к счастью или к несчастью, приняли меня своим духовным лидером, — ответил Учитель.

Затем, уже более серьезно, он продолжил:

— Хотя сейчас я как йог известен не особенно широко, но когда я стану очень известным, тогда не только мои собственные ученики, но и искренние ищущие, у которых нет Учителя, остерегутся меня критиковать. Они скажут: «В конце концов, он же осознавшая Бога душа! Что мы там понимаем?» И в таком отношении есть определенная доля внутренней истины. Меня, конечно же, будут критиковать ученики других Учителей, потому что у них свои представления о преданности.

Шри Кришна однажды сказал, что, если человеку на самом деле есть что предложить в одной сфере, хотя в других областях он, возможно, и не блещет, другие ничего не потеряют, если выразят ему признательность и за то, что он делает в этих других областях. И хотя с технической точки зрения он, может быть, и не заслуживает высокой оценки, его сознание воплощает нечто уникальное, то, чего нет у других. Просто быть с ним рядом, быть в его присутствии — само по себе благословение.

Важно не только то, что сделано, а еще и то, кто это делает. В свое время одному из величайших поэтов Индии пришлось два или три раза собирать суммы в несколько миллионов долларов на поддержку своего университета. Но как раздобыть деньги? Хотя он был известным писателем, певцом и художником — он был великим человеком в разных областях, — все эти таланты практически не приносили ему доходов. Поскольку ему отчаянно нужны были деньги, он решился сделать нечто необычное. В то время ему было лет 76-77, но он объявил, что будет танцевать для публики. Чтобы посмотреть, как он танцует, тут же собрались бы тысячи людей, и он смог бы выручить столько, сколько нужно.

Однако самым горячим его почитателем оказался его друг — крупный политик. Они были очень близкими друзьями. Политик обычно называл поэта «Гурудев», поскольку тот был известен многим-многим людям — не духовной высотой, а высотой и глубиной в области литературы. Политик сказал: «Гурудев, пока я на этом свете, я не позволю тебе танцевать для публики. Пожалуйста, скажи мне, сколько денег тебе, собственно, нужно?» Поэт назвал очень большую сумму, подумав, что раз его друг — сын Махалакшми, богини процветания, для него это будет сущий пустяк. Политик ответил, что принесет необходимую сумму через неделю. И что же он тогда сделал? Он дал своему другу-поэту в два раза больше того, чем тот просил, просто чтобы его уберечь. А иначе поэт стал бы танцевать и этим зарабатывать деньги. Почему люди пошли бы смотреть на танцора, чье мастерство было не только никому не известно, но и весьма сомнительно по уровню? Да потому, что он был знаменит в своей области.

Хотя он и не был танцором, он был выдающимся поэтом и провидцем и обладал огромной внутренней глубиной. Просто пребывание в его присутствии могло бы вдохновить других — даже если танцевал он совсем неумело. Его внутренние способности, его вдохновение и устремление подняли бы сознание зрителей. Есть много по-настоящему хороших, отличных танцоров, но, что касается их внутренней глубины или внутренней высоты, они не идут ни в какое сравнение с уровнем этого поэта. Я ни в коем случае не критикую других танцоров за недостаток внутренней глубины. Если говорить об артистических способностях, возможно, в своих областях они великолепны. Но благодаря тому вкладу, который этот любимый поэт-провидец внес в поэзию, благодаря тому, каким он был человеком, само его присутствие могло поднять сознание его почитателей, хотя танцором он мог быть никудышным. Когда человек по-настоящему велик в одной области, люди ничего не потеряют, если проведут с ним несколько часов в занятиях чем-то другим, пусть даже это будет очень далеко от его основной сферы.

— Учитель, — спросил один из учеников, — ты говоришь, что, когда ты станешь известным йогом, люди оценят тебя и в других областях. Мы — твои ученики, и мы, конечно, любим все, что ты делаешь, потому что чувствуем преданность тебе. Но разве люди, которые не ведут духовной жизни, уже тебя не признали? Разве они не видят, что в тебе есть нечто выдающееся?

Учитель ответил:

— Давайте я расскажу вам о том, что случилось в ашраме, где я провел юность. Мой друг попросил меня помочь ему с письменной работой, которую он готовил для одного учителя. Друг не слишком хорошо успевал в учебе. Так как работа была важной, он трудился над ней очень усердно, и ему хотелось, чтобы я ее просмотрел. Я согласился и внес несколько незначительных исправлений; я почти ничего не поменял. К сожалению, он получил за эту работу очень низкую оценку и расстроился, потому что, хотя я ему помогал, он все же не справился. Он ругал себя, говоря, что с моей помощью у него была возможность выполнить задание хорошо, но по своей никчемности он все завалил.

Я стал его утешать и сказал: «Дай-ка я посмотрю работу и попробую что-нибудь сделать». Я все перепечатал и несколько месяцев хранил статью у себя. А затем, поскольку его учитель когда-то был моим преподавателем и у меня с ним были хорошие отношения, я попросил его просмотреть эту работу. Он с радостью согласился.

На следующее утро его жена пригласила меня к ним домой перекусить, и мы втроем уселись на кухне. Они очень радушно меня приняли, а затем учитель принес мою работу. Я удивился, как быстро он ее прочитал. Он очень внимательно прошелся вместе со мной по тексту, превознося написанное и сказав, что это одна из лучших работ, которые он когда-либо видел. А в тех местах, где я вносил для друга свои небольшие исправления, он написал «нелепость» или «все неверно». Он обвел кружком каждую фразу, которую я сам добавил к тексту, назвав их нелепыми, но восторженно расхваливал работу в целом.

Так вот, вначале я не собирался говорить моему бывшему учителю о своей проделке, но перед уходом, собираясь пойти показать работу другу, я передумал и рассказал ему всю историю. Он ничуть не удивился, а просто сказал: «Знаешь, между тобой и твоим другом есть небольшая разница. Есть маленькая разница между такой продвинутой душой, как ты, и этим парнем!» Для него та же статья, те же идеи обрели совершенно иной смысл, когда пришли от меня. Так что, сын мой, этот учитель, как и многие другие, действительно что-то во мне видел.

— Учитель, — сказал ученик, — однажды весь мир признает и оценит то, кем ты являешься в духовности, а также то, что ты делаешь в других областях. А пока, пожалуйста, помни, что твои духовные дети любят тебя и любят художника в тебе. Я это искренне говорю.

Учитель улыбнулся:

— Спасибо, сын мой.


AD 2-ru. 29 июля 1974 года.

Как Учитель дает опыты3

Жил один великий духовный Учитель, и было у него всего сорок-пятьдесят учеников. Однажды после очень высокой медитации ученик, который провел с Учителем семь лет, встал и сказал: — Учитель, иногда мы получаем очень и очень высокие внутренние опыты. Но стоит нам только рассказать о них тебе, как мы их уже больше не получаем. Ты говоришь, что нужно рассказывать о внутренних опытах только тебе, потому что, если мы будем рассказывать что-то другим, они будут нам завидовать и стараться внутренне стащить нас вниз. А получается так: когда мы рассказываем об опытах другим, таким же, как и мы, ученикам, мы продолжаем их получать, но стоит рассказать о них тебе, как наши опыты тут же прекращаются.

Учитель очень расстроился. Он сказал:

— Пока те опыты, которые вы получаете, — самая мелкая рыбешка, мальки. С вашей стороны нелепо, глупо думать, что, когда вы отдадите мне свою мелкую рыбешку, я ее не верну, а жадно съем сам, просто потому что у меня больше силы, чем у вас. Мне незачем есть вашу мелочь, у меня есть своя крупная рыба, которую я могу есть каждый день.

Вы и не знаете, что ваше переживание, когда вы мне о нем рассказываете, входит в меня как ваша собственность, и я сохраняю его в целости. Вы, может быть, думаете, что, отдав переживание мне, не получите его снова, но я всего лишь сберегаю его для вас. А если вы в дальнейшем не переживаете подобных опытов, не думайте, что я вам завидую, что я отобрал их у вас и больше не дам. Это просто значит, что ваш опыт теперь у меня, а я готовлю вас к более значительному опыту, на который потребуется больше времени и внимания. Когда придет время, я дам вам этот опыт. Тогда вы увидите разницу между тем опытом, который, как вам кажется, вы утратили, и тем, который получите.

— Прости меня, Учитель, — сказал ученик, — прости мне мои обвинения. Теперь я понимаю, что ты для нас делаешь. Сам не знаю, как я мог тебя в этом обвинить! Прости меня! Но, Учитель, мне все еще немного любопытно. Правда ли, что люди всегда готовы получить опыты, которые ты им даешь? Что будет, если кто-то окажется к опыту не готов, и вместо пользы опыт лишь выбьет его из колеи или даже замедлит его духовное развитие?

Учитель терпеливо объяснил:

— Когда человек готов, то дать ему опыт в это время полезно. Когда же человек еще не готов, Учитель может дать ему опыт, но он лишь пропадет впустую. Племянник одного из самых великих духовных Учителей Индии жаловался, что много лет прослужил своему дяде, но ничего от него не получил. Но когда его дядя прикоснулся к нему и дал высочайший опыт, его обуяла гордость, и он сказал: «О дядя, мы с тобой едины». В нем заговорило не высочайшее осознание, а гордыня, заявившая, что ему больше незачем касаться стоп дяди, незачем перед ним склоняться и служить ему. Он даже рассердился, что у дяди так много учеников, а у него — ни одного. Вместо осознания неразделимого единства в нем проявилась гордыня, потому что внутренне он не был готов к опыту, который получил. И когда Учитель увидел, что творит его племянник, он вернул ему его старое, заурядное сознание и тем самым его спас.

Если делать что-то не вовремя, опыт окажется напрасным. Вместо того чтобы принести пользу, он просто пропадет впустую. Вот почему мы всегда говорим, что есть час, Час Бога. Если отец мультимиллионер, он может отдать своему маленькому ребенку все свои деньги, но они просто пропадут. А когда ребенок вырастет и станет зрелым человеком, он мудро распорядится деньгами, которые передаст ему отец.

Если дать ищущему очень много внутреннего богатства, можно до смерти напугать его. В Индии один духовный гигант испугался до смерти, когда Учитель дал ему переживание Нирвикальпа Самадхи. «Что ты делаешь, что ты делаешь?» — закричал он. Он сразу подумал о своем земном, физическом отце и напомнил отцу духовному, что ведь он, в конце концов, сын физического отца. Если даже такой великий духовный гигант испугался, когда Учитель дал ему Нирвикальпа Самадхи, можете представить себе силу этого опыта, — хотя Учитель дал его так же просто, как дают стакан воды. Когда Кришна дал подобный опыт Арджуне, то Арджуна, получив его, сразу испугался, а для Кришны это было так легко. Когда через некоторое время Арджуна попросил Кришну дать ему это же переживание еще раз, Кришна сказал: «Как ты мог забыть этот опыт? Почему я должен давать его снова? Иди и проси своего родственника Бхишму рассказать тебе о нем. Уж он наверняка его не позабыл! Если бы ты действительно воспринял этот опыт как должно, то сегодня ты был бы другим человеком».

— Учитель, — сказал ученик, — может, это снова любопытство, но вот следуют ли духовные Учителя каким-нибудь космическим правилам или законам, когда дают своим ученикам внутренние опыты или внутренний свет?

Учитель ответил:

— То, что я вам даю, я мог бы оставить себе или просто растратить. Но это не будет божественным. И дело вовсе не в том, что я должен подчиняться какому-нибудь закону, который гласит: когда вы даете мне один доллар, я должен дать вам десять. Нет, это совсем не так. Просто потому, что вы испытали радость, отдавая мне то, что есть у вас, я чувствую, что должен дать вам то, что есть у меня. Если вы не способны воспринять все то, что у меня есть, я дам вам в меру вашей восприимчивости. Но если я увижу, что вы можете успешно усвоить или принять столько, сколько я хочу дать, тогда, естественно, я смогу вам это дать. Когда отец играет с ребенком, ребенок выкладывается полностью. Но если, например, отец будет на физическом плане играть во всю силу, ребенок не справится и может получить травму. Ребенок должен окрепнуть, прежде чем отец сможет играть с ним в полную силу.

Ученик поклонился Учителю и сказал:

— Учитель, ты удовлетворил мое любопытство, ты просветлил мое сердце и душу. Твои терпение и сострадание — это тоже внутренние опыты, очень важные и нужные для нас опыты.


AD 3-ru. 30 июля 1974 года.

Иди вперед, иди вперед!4

— Учитель, пожалуйста, скажи, как мне справиться с вялостью?

— Тебе трудно вставать по утрам на медитацию?

— Да, Учитель. Должен признаться, что мне это дается очень тяжело.

— Дитя мое, ты знаешь, что существует такая вещь, как страх. Мы вступили в духовную жизнь, и поэтому победить страх исключительно важно. Если мы не справимся со страхом, то не сможем совершать никакого прогресса. Но, с другой стороны, иногда определенный страх может пойти нам на пользу. Давай объясню, что я имею в виду.

До принятия духовной жизни у нас не было ничего. Теперь, когда мы приняли духовную жизнь, у нас что-то появилось, но мы чувствуем, что можем потерять это в любой момент. Это чувство я и называю страхом. Понимаешь?

— Да, Учитель.

— Раньше, когда ты был нищим, ты работал и накопил какую-то сумму. Но теперь ты не работаешь, а просто тратишь накопленные деньги. Естественно, в один прекрасный день они закончатся.
Нужно быть очень осторожным и сознательным. Если ты не приходишь на работу к девяти утра, твой хозяин имеет полное право тебя уволить. Когда ты принял духовную жизнь, у тебя тоже появились хозяин и работа. Хозяин во внутреннем мире — это твой Внутренний Пилот, а работа, которую Он тебе дает, — это молитва и медитация. Если Внутренний Пилот видит, что по утрам ты не встаешь, чтобы выполнять Его работу — молиться и медитировать, тогда он может освободить тебя от этой работы и забрать у тебя внутреннее богатство — устремление, которое Он тебе дал. Когда ты теряешь свою внешнюю работу и у тебя больше нет заработка, ты попадаешь в зависимость от других. А когда у тебя нет устремления, ты оказываешься во власти невежества и всевозможных враждебных сил. Тобой станет править дремучее невежество, и тут ты окончательно сломаешься. Тебе будет казаться, что в мире нет более неприглядного нищего, что ты беспомощен и никчемен. Но зачем опускаться до состояния собственной никчемности и беспомощности, если ты когда-то устремлялся, бежал и осознавал?

Лет пять-десять тому назад у тебя вообще не было этого устремления, или внутреннего богатства. Теперь оно у тебя есть, но, если ты не продолжишь его зарабатывать, ты его истратишь, и все твои запасы иссякнут. А если ты будешь бояться утратить свое внутреннее богатство, то приложишь все усилия, чтобы его сохранить. Это не тот обычный страх, когда ты боишься, что кто-то возьмет и ударит тебя, а, скорее, опасение потерять нечто очень ценное для себя.

Мы пришли в этот мир, чтобы что-то получить, но не так, как обычные люди наживают состояние. Мы хотим увеличить свои внутренние способности и потенциал, хотим совершать прогресс. И если, вступив в духовную жизнь, ты мог вставать по утрам на медитацию, а сейчас не можешь, это значит, ты движешься вспять. Если два года назад ты мог вставать в шесть утра, теперь ты должен вставать в пять. А еще через несколько лет тебе нужно будет вставать в четыре. Это и есть прогресс.

Может быть, ты удивишься, как это человек, когда-то устремлявшийся и бежавший к цели, мог вдруг неожиданно утратить свои способности. Это может произойти потому, что он завел дружбу с ленью, с невежеством, с мраком. Если ты общаешься с вялостью — лентяйкой, которая говорит: «Не буду вставать», — то от нее ты не получишь никакого вдохновения. С другой стороны, если ты подружишься с искренностью, она сразу заставит тебя двигаться вперед. Искренность вызовет у тебя внутреннее побуждение вставать рано утром и молиться и медитировать. Но если ты не будешь искренним, тогда темные силы и невежество тут же наградят тебя своей вялостью.

Духовная жизнь не похожа на обычную. Если ты в обычной жизни, достигнув определенного места, не хочешь идти дальше, можешь просто там и остаться. Но если ты в духовной жизни, достигнув некоего уровня, не продолжишь двигаться вперед, ты не сможешь остаться на месте: невежество утащит тебя назад. В обычной жизни, пройдя пять шагов, ты можешь остановиться на три месяца, а затем, если захочешь, можешь продолжить свое путешествие. Но если, пройдя пять шагов в духовной жизни, ты остановишься на пять дней, тебя мгновенно отнесет обратно к исходной точке, потому что невежество все время отстает от тебя всего на шаг и только и ждет возможности тебя схватить. В духовной жизни, дитя мое, всегда нужно находиться в движении.

Ты жил с невежеством, но однажды, пока оно спало, ты от него убежал. Как только невежество проснулось и увидело, что друг исчез, оно побежало за тобой. И вот оно все время бежит, бежит и бежит, но ему трудно тебя догнать. Но если ты остановишься на отдых, оно подскочит, схватит тебя и скажет: «И куда это ты собрался?» С другой стороны, если ты продолжишь бежать, то на шаг опередишь невежество и достигнешь цели. А когда ты соприкоснешься с сиянием Света и погрузишься в его поток, невежество не посмеет к тебе приблизиться. Если оно увидит Свет, оно ослепнет. Тогда оно вернется к себе домой посмотреть, нет ли там других спящих, с которыми можно подружиться.

В священных текстах на санскрите есть такое изречение: Charai veti — «Иди вперед, иди вперед!» Таково осознание наших ведических провидцев. Если не будешь двигаться вперед, попадешься в лапы невежества. Поэтому будь всегда бдителен, осмотрителен и осторожен и иди вперед, вперед, вперед! Если будешь идти вперед, однажды ты достигнешь Цели, и там невежество не посмеет тебя тронуть.


AD 4-ru. 30 июля 1974 года.

Прасад Учителя5

Один духовный Учитель из Индии много лет прожил на Западе и учил людей. Однажды вечером после общей медитации Учитель хотел дать ученикам очень особый прасад, который привез ему ищущий, только что приехавший из Индии. Но когда Учитель спустился вниз сказать своим ученикам, что сейчас он будет давать прасад, все так громко разговаривали, что его никто не услышал. Несколько учеников заметили, что Учитель стоит у двери, и подошли получить от него прасад, но большинство не обращало на Учителя никакого внимания. Они ели и болтали с друзьями. Наконец Учитель рассердился и попросил своих близких учеников собрать всех наверху в комнате для встреч.

Когда все расселись, Учитель сказал:

— У нас в Индии получение прасада от Учителя — это лучшая форма медитации, величайшее благословение. Взять прасад значит мгновенно усилить преданность. Это огромная помощь жизни дисциплины ищущего и его духовному прогрессу. Ищущие днями, месяцами взывают и молятся, чтобы иметь возможность пойти в храм и получить прасад от своего любимого божества. И когда они, наконец, получают прасад, то почитают его величайшим благословением и милостью! Но когда я даю прасад здесь, у моих учеников нет правильного внутреннего отношения. К прасаду нельзя относиться беспечно и принимать или отвергать его, когда вам вздумается!

— Но, Учитель, — сказал один молодой человек, — я никак не пойму, как пища, приготовленная людьми, может быть настолько особенной!

Учитель даже не пытался скрыть раздражение от этого вопроса:

— Сколько раз я вам говорил, что пища, одухотворенно предложенная божеству, становится благословленной и очищенной! Даже если человек спорил или ругался, готовя эту пищу, но у него есть вера в это божество, оно благословит и его, и его пищу. Здесь же, на Западе, у нас нет подобной безусловной веры. Приготовив что-то, мы могли бы попросить Бога очистить еду, но мы даже и не думаем предложить ее Всевышнему для защиты, очищения или дополнительной милости. Это нужно делать, но мы этого не делаем.

Тогда встала жена этого молодого человека:

— Учитель, ты все очень понятно нам объяснил. С этого дня я буду сознательно предлагать пищу, которую готовлю, Всевышнему для благословения. Но почему тебя так рассердил вопрос моего мужа?

Учитель ответил:

— Я даю вам прасад много лет, но, когда я его вам предлагаю, муж отправляет за благословением жену в качестве своего заместителя, а родители отправляют детей. И причина, по которой эти люди не приходят сами, не в том, что они делают что-то срочное или важное. Нет, они сплетничают внизу, они увлеченно ведут разговоры на самые обычные темы, но подняться наверх и взять прасад они не могут. Иногда, чтобы успеть поймать каждого, я стою у лестницы, пока все выходят из зала, но даже и тогда некоторые не берут мой прасад. Они не придают ему никакого значения.

Один ученик возразил:

— Учитель, сегодняшний день — досадное исключение. Обычно большинство из нас берет твой прасад.

— Да, — сказал Учитель, — многие подходят взять прасад, но берут его несерьезно и не одухотворенно. Они берут прасад небрежно и при этом глядят на кого-то другого, разговаривают или едят. Они демонстрируют неуважение как только могут. Из шестидесяти-семидесяти едва ли трое или четверо берут у меня прасад преданно.

— Но, Учитель, — спросил один ученик, — как же так? Многие люди во время прасада выглядят чрезвычайно, чрезвычайно преданными тебе, а ты все же говоришь, что они проявляют недостаточно уважения?

— Да, есть хитрые люди, которые изо всех сил изображают преданность. У них буквально дрожат руки, когда они подходят за прасадом. Они демонстрируют другим, что вот-вот падут к моим стопам. Но я хочу вам сказать, что преданность никак не связана с руками; она имеет дело с сердцем.

Все ученики огорчились, что столько лет расстраивали Учителя в этом. Один пожилой ученик сказал:

— Учитель, ты прав, и мы сожалеем, что были так невежественны. Но ты все-таки должен нас простить! Ведь мы совсем не знаем индийских традиций, таких как прасад, про который ты нам сейчас объяснял, или других вещей, о которых ты иногда упоминаешь, например, как правильно брать что-то у Учителя.

— Верно, — сказал Учитель, — когда вопрос касается прасада или чего-то другого, что вы у меня берете, я много раз просил учеников не брать этого левой рукой. Можете говорить что угодно, можете называть меня суеверным или невежественным, но я знаю, что если вы не можете взять обеими руками — что я предпочел бы, — тогда лучше брать правой рукой. Да, верно, и левая, и правая рука равным образом творения Бога; все на свете творение Бога. Но почему тогда я касаюсь стоп своего Учителя головой, а не стопами? Я знаю, что голова — лучшая моя часть, и именно ее я хочу смиренно преклонить перед Учителем.

Одна молоденькая девушка сказала:

— Учитель, я левша. Я могу быть исключением?

Учитель не смог сдержать улыбку:

— Ну, что мне прикажете делать с моими западными учениками? Если ты левша и у тебя Учитель-индус, который хочет, чтобы ты брала у него все правой рукой, пожалуйста, слушайся его. Нужно почувствовать, что Учитель изо всех сил трудится, чтобы порадовать вас, чтобы принести свыше Покой, Свет и Блаженство в безграничной мере. Задача Учителя гораздо труднее твоей задачи — протянуть правую руку, а не левую. Это такая простая просьба! Почувствуй, что ты должна попытаться радовать Учителя хотя бы в этом. Сколько раз я просил учеников брать прасад либо обеими руками, либо правой рукой, но они до сих пор не в состоянии этого запомнить!

— Учитель, — сказал один ученик, — одна из причин нашей забывчивости может крыться в том, что это так чуждо нашей культуре.

— Дело не в обычаях и не в культуре, — сказал Учитель. — Дело в преданности и одухотворенности. Даже ребенок, когда становится единым со своей душой, знает, что лучше всего. Он знает, что такое преданность. На прошлой неделе я около получаса играл с малышом лет четырех. Он неожиданно подошел, встал у моего кресла и сказал: «Я тебя люблю, я тебя люблю, я тебя люблю, я люблю только тебя». Затем он взял мою ногу за стопу, поднял ее к лицу и поцеловал мой большой палец. Вы только посмотрите: этот ребенок мог бы не поднимать мою стопу к своему лицу, а поиграть с моей ногой в футбол или просто меня пнуть. Дети часто делают такие вещи, когда я с ними играю. Но этот ребенок, став единым со своей душой, познал значение преданности.

— Какая удивительная история, — сказал один ученик.

— Да, — ответил Учитель. — Но вот недавно вечером я получил совсем другой опыт. Когда я благословлял пятилетнюю девочку, она положила ручонку мне на голову, — как будто возвращала мое благословение. Взгляните на ее сознание. В отличие от мальчика, она не проявила никакой преданности. Преданность должна быть спонтанной. Я хотел бы, чтобы все мои духовные дети развивали внутреннюю и внешнюю преданность.

Управляющий ашрамом Учителя встал и поклонился Учителю:

— Учитель, ты все нам очень понятно объяснил, — сказал он. — Пожалуйста, прости нам прошлые невосприимчивость и невежество! Отныне мы будем проявлять к тебе внутреннюю и внешнюю преданность и уважение, которых ты заслуживаешь.

Затем ученики один за другим вставали и подходили к Учителю, чтобы получить от него благословение и прасад.


AD 5-ru. 30 июля 1974 года.

Внешняя преданность и внутренняя медитация6

Жил когда-то духовный Учитель высочайшего порядка, и несколько раз в году он устраивал большие открытые медитации. После одной такой очень удачной медитации близкий ученик спросил Учителя, не может ли тот встретиться с двумя его друзьями, которых он считал исключительно духовными. Поскольку Учитель очень любил этого ученика, он согласился, хотя обычно он не беседовал с пришедшими ищущими. Когда ученик представил своих друзей, Учитель минутку помедитировал с ними, а затем спросил:

— Вы хотели бы задать мне какой-то вопрос?

Оба ищущих помедлили мгновение, а затем один из них сказал:

— Учитель, я понимаю, какой ты великий, и знаю, что мой друг — твой очень искренний ученик. Но, прости меня, мне показалось, что твои ученики вели себя, как идиоты или как стадо баранов, складывая руки и весь вечер тебе кланяясь. А ты, похоже, получал от этого удовольствие.

Ученик испытал шок и унижение, услышав такое в адрес Учителя. Внутренне он проклинал себя за то, что привел к Учителю этого ищущего, а внешне просто подал знак друзьям, что пора уходить.

Но Учитель их остановил и сказал:

— Погодите, позвольте мне ответить на его вопрос. Когда мои ученики во время медитации складывают руки, физическое во мне ничего не получает. В это время мое физическое — все равно что мертвое тело. Я вовсе не честолюбец, жаждущий, чтобы ученики складывали руки или склонялись передо мной. Я от этого ничего не получаю. Но когда они это делают, в них проявляются преданные, одухотворенные качества, и они способны больше у меня взять. Когда я нахожусь в своем высочайшем сознании, моя душа летит сквозь множество миров, а мое сознание наполняет весь зал.

Близкий ученик одухотворенно склонился перед Учителем и уже был готов уйти со своими друзьями, когда тот друг, который до сих пор молчал, также сложил руки и поклонился Учителю. Тогда первый ищущий выпалил:

— А что происходит, когда мы складываем руки просто потому, что видим, как другие это делают?

Учитель повернулся к нему и ответил:

— Все зависит от твоего внутреннего чувства. Если ты ничего не чувствуешь спонтанно, не складывай руки. Почему ты должен кому-то подражать? Зачем поощрять в своей жизни притворство?

Другой ищущий тихо сказал:

— Учитель, я сложил руки в надежде почувствовать то, что чувствует мой друг.

Учитель улыбнулся:

— Вот это абсолютно правильно. Если ты складываешь руки, физическое обретает более преданное сознание, и к тебе может прийти такое же вдохновение, такое же внутреннее чувство, какое подсказало кому-то другому сложить руки. Внешнее может помочь внутреннему. Я очень горжусь твоим устремлением.

Затем Учитель опять повернулся к первому ищущему:

— Нет ничего особенно хорошего в том, чтобы держать руки сложенными просто из подражания, если при этом нет никакого чувства или преданности. Да, если кто-то складывает руки во время медитации, а ты следуешь его примеру, в тебя может войти его вдохновение. Но как знать — может, он делает это только потому, что так сделал кто-то другой? А тот человек, возможно, подражал еще кому-то. Видишь — это может стать смешным.

Ищущий, сложивший руки, смотрел на Учителя с любовью и радостью:

— Учитель, ты несколько раз за вечер взглянул на меня, и я почувствовал огромную внутреннюю силу. Но это была моя первая медитация с тобой, и поэтому я не был уверен, нужно складывать руки или нет.

Учитель выглядел довольным:

— Я так рад, что ты что-то от меня получил! Если ты будешь складывать руки, когда я смотрю на тебя во время медитации, предлагая Покой, Свет и Блаженство, то твое физическое сможет получить от меня больше. Твой физический ум, твой витал, даже твое сердце смогут получить от меня больше, если в твоем внешнем сознании будет проявляться уважение.

— Учитель, — сказал ищущий, — я был счастлив, когда ты на меня смотрел, но должен признаться, мне хотелось бы, чтобы ты медитировал на меня чаще. Конечно, сегодня здесь было очень-очень много людей, и я знаю, ты не смог бы уделить мне больше внимания.

— Здесь ты ошибаешься, — сказал Учитель. — Во время публичных медитаций и во время встреч с учениками мое сознание наполняет всю комнату. Когда некоторые люди думают, что я смотрю на их соседа, а значит, близится и их черед, они немедленно складывают руки и становятся прямо-таки воплощением сосредоточенности, рвения, преданности и устремления. Затем, посчитав, что их очередь прошла, они перестают устремляться и медитировать. Они расслабляются и ждут, когда снова подойдет их очередь. Но иногда я хитрю. Я на мгновение-другое отвожу взгляд, а затем снова смотрю на ученика. Тут-то он и попадается.

К тому же, хотя я могу смотреть на кого-то в первом или втором ряду и все мое внешнее внимание будет сосредоточено на этом человеке, я в этот же самый момент могу также внутренне концентрироваться на человеке в заднем ряду. Те бедняги в заднем ряду могут думать: «Когда же наконец придет наша очередь? Он никогда до нас не доберется». Но им нужно понять, что я о них думаю и на них медитирую. Я могу смотреть на тех, кто сидит в первых рядах, но моя внутренняя забота и руководство — для всех. Вы не понимаете, что я могу делать несколько дел одновременно. Я концентрируюсь на многих вещах.

Ученик Учителя сказал:

— Учитель, я всегда думал, что, когда ты смотришь на кого-то, вся твоя концентрация и забота направлены на этого человека. Не мог бы ты пояснить то, что сейчас сказал?

— Когда я смотрю на человека, — начал объяснять Учитель, — вся моя концентрация, любовь и забота действительно направлены на него, но кто-то другой, глядя на меня, может легко получить от меня больше, чем получает тот человек, потому что его устремление, преданность и восприимчивость интенсивнее. Часто бывает так, что человек рядом с тем, на которого я медитирую, смотрит на меня и воспринимает мой Свет в безграничной мере. Все ищущие должны устремляться на протяжении всей медитации, чтобы получить бесконечные Покой, Свет и Блаженство, которые я каждый миг предлагаю всем.

Ищущий воскликнул:

— Если бы я знал это раньше!

— Учитель, — сказал другой ищущий, — я всегда думал, что мы должны медитировать с открытыми глазами, но я видел, как некоторые твои ученики медитируют с закрытыми глазами.

— Некоторые люди очень хитры, — сказал Учитель. — Когда я смотрю на того, кого они не любят и считают своим врагом, они накрепко закрывают глаза, чтобы не видеть, как я концентрируюсь на этом человеке. А затем, когда они думают, что очередь врага прошла, они снова открывают глаза. Или если они видят, что я вот-вот посмотрю на того, кому они завидуют, они закрывают глаза на несколько минут и ждут, пока, как им кажется, не пройдет его очередь.

Но на Учителя нужно медитировать все время. Зачем медитировать на спину сидящего впереди, пытаясь получить свое осознание? Или зачем закрывать глаза и пребывать в своем собственном мире? Сами себе вы осознания не дадите. Если бы вы могли дать себе осознание, вы не пришли бы ко мне. Медитируйте на Учителя и входите в его мир, в его божественность.

Ищущий, который первым заговорил с Учителем, сказал:

— Учитель, прости мое невежество! Ты очень терпеливо отвечал на мои вопросы, и я горячо благодарен тебе за это. Я никак не мог понять, почему ищущие так ревностно проявляют внешнюю преданность своим Учителям, но теперь я, кажется, понял.

— Вы оба, — сказал Учитель этим ищущим, — получили мой Свет в меру своих возможностей. Я очень вами доволен.

Затем Учитель медленно поклонился трем друзьям и ушел.


AD 6-ru. 30 июля 1974 года.

Любовь рождает совершенство7

Однажды утром во время спортивной тренировки в ашраме к Учителю подбежал сын одного из учеников.

— Учитель, Учитель, — воскликнул подбежавший мальчуган, — моя мама только что мне сказала, что ты совершенен. Это на самом деле правда?

Учитель подарил мальчику нежную улыбку и с любовью благословил его:

— Совершенство — в любви, дитя мое. Мать любит своего младшего сына, и для нее он всегда совершенен, хотя он может быть в том возрасте, когда дети постоянно ломают вещи, шумят и озорничают. Твоя мама одна из моих самых преданных учениц. И поскольку твоя мама меня любит, поскольку мои духовные дети меня любят, для них я само совершенство. Когда мои ученики подходят ко мне, полные любви и преданности, вот как ты сейчас, тогда они чувствуют, что я — само совершенство. Но когда они сердиты или недовольны мной, тогда они чувствуют, что я — само несовершенство, что я совсем небожественен.

Чтобы смотреть оком совершенства, нужно смотреть сердцем любви. Мизинец может гораздо меньше, чем большой палец, потому что большой палец сильнее. Но если ты любишь свой мизинец гораздо больше, чем большой палец, ты просто будешь смотреть на свой мизинец и не сможешь на него налюбоваться. Тебе будет казаться, что твой мизинец — само совершенство.

Мальчик стал очень пристально разглядывать свои пальцы. А Учитель продолжил объяснение:

— Давай возьмем семью, в которой самому младшему ребенку три годика, а его брату семь лет. И в глазах матери младший братик, которому три года, может быть самим совершенством, а вот старший — воплощением несовершенства. Почему? Семилетний ребенок взрослее и независимее, и мать больше любит маленького, хотя он постоянно плачет и все ломает, ежеминутно переворачивая все вверх дном. И все-таки мать чувствует, что младший брат совершенен, а старший — нет, потому что мать больше любит малыша. Конечно, к твоей семье это не относится. Я знаю, что твоя мама очень любит всех своих детей.

Если говорить о совершенстве, то оно целиком заключается в нашей любви. Когда мы любим человека, в это время он для нас совершенен. Если нам нравится какая-то вещь, эта вещь совершенна. В нас начинает говорить сердце и отождествляться с реальностью этой вещи, делая ее совершенной. Если сердце не способно отождествиться, то, сколько бы знатоков, сколько бы ценителей нам ни говорили, что такой-то человек или такая-то вещь лучше всех, для нас они никогда не будут совершенными, если не откликнется сердце.

Учитель на мгновение прервался:

— Дитя мое, ты учишь арифметику?

Мальчик кивнул.

— Однажды ты начнешь изучать еще и геометрию. По геометрии часто задают начертить определенную фигуру: прямую линию, треугольник или, может быть, круг. И если мы начертим не ту фигуру, — если нас попросят начертить прямую, а мы начертим круг, — то в этом не будет совершенства. Если нужно начертить треугольник, а мы вместо этого чертим квадрат, то это не совершенство. Можно нарисовать совершенный круг или совершенный квадрат, но учитель не посчитает наше задание совершенным, потому что он хотел от нас совсем другого.

— Так ты понял мою философию? — спросил Учитель.

— Да, Учитель. Спасибо.

Мальчик улыбнулся и побежал рассказывать своей маме о том, что сказал Учитель.


AD 7-ru. 30 июля 1974 года.

Отсутствующие ученики8

Жил когда-то у подножия Гималаев один духовный Учитель. Дважды в неделю он медитировал у себя дома с учениками, разделяя с ними свою высочайшую медитацию. Однажды вечером, когда он сидел с учениками, вошел опоздавший ученик. Учитель посмотрел на него и спросил:

— Ракхал, отчего ты так сердит? Ты из-за этого и опоздал?

Ракхал изумился тому, что Учитель прочитал его мысли. Казалось, он просто потерял дар речи от удивления. Он сел и не мог отвести глаз от Учителя.

Учитель обратился к остальным ученикам со словами:

— Я вижу ваше тонкое тело. Если у человека разрушительные намерения, я вижу эту разрушительную силу в ее тонкой форме, прежде чем она проявится на физическом плане. А если человек на меня сердится или недоволен мной, я увижу это раньше, чем он что-то скажет или сделает.

— Но, Учитель, — сказал один ученик, — да отчего же кому-то из нас сердиться на тебя или быть тобой недовольным?

— Все ученики бросают в меня свои негативные силы, — ответил Учитель. — Я виноват во всем. Так вот, почему на меня сердится Ракхал? Я ведь сегодня с ним даже не виделся. Но он меня ругает, потому что поссорился с другим учеником. Он обращает свой гнев не на того, с кем поругался. Вместо этого он обращает его на меня. Ученик, который только что поругался с другим учеником, внутреннее мне говорит: «Зачем ты принял в ученики этого паршивца? Он же такой небожественный». Я сижу дома в своем кресле; сегодня я вообще не встречался с этим человеком, но ко мне приходит его тонкое тело, и в тонком теле я вижу гнев. А потом, через несколько часов, я вижу этого ученика и вижу тот же гнев у него на лице.

— Учитель, — спросил тот же ученик, — как получается, что некая часть в нас сердится или испытывает другое чувство, а мы не только ничего не знаем внешне, но и не даем на это своего согласия? Как можно жить в таком раздвоении?

— Сын мой, очень даже можно. Знаешь, иногда бывает так, что тонкая жизнь приняла духовную жизнь, а физический ум все время сомневается. В тонком есть и принятие, и вера, а физическому требуется время. Оно может принять мой путь через два дня, два месяца или два года. И все это время человек регулярно и преданно ходит ко мне, именно потому что меня приняли его сердце и душа, хотя не принял ум.

У вас уже есть внутренняя вера, иначе вы бы не следовали духовной жизни. Но многим из вас нужна вера внешняя. Внешняя вера не является чем-то механическим. У всех вас есть внутренняя вера, а веры, нужной для всего того, что вы делаете на внешнем плане, нет. Пока не будет веры на каждом плане нашего существа, мы не сможем осознать Истину.
Иногда ученики рассказывают мне о чем-то внутренне, но внешне они молчат. Общение происходит на внутреннем плане, где они восприимчивы к моему Свету. Некоторые люди внутренне получают мой Свет, потому что его воспринимает их внутреннее существо, однако большую часть времени они сопротивляются. Есть и другие ученики, у которых развилась хорошая восприимчивость. Они воспринимают мой Свет, даже если я с ними не говорю. Но есть много таких, с кем я говорю по телефону или часами разговариваю с глазу на глаз, но они все равно не воспринимают мой Свет. Даже если я говорю им внешне, что хочу дать им Свет или оказать помощь, они этого не принимают. У них снова и снова одни и те же проблемы.

— Учитель, — начал один из учеников, — мне кажется, что, если мы не хотим все время создавать тебе проблемы, нам нужно всеми силами стараться быть счастливыми. Разве это не так? Я так счастлив, когда вижусь с тобой как можно чаще, поэтому прихожу на все наши встречи и другие события. Но, Учитель, я очень часто вижу, что ученики, мои братья и сестры, не приходят, и думаю, что у них на это нет никаких особых причин.

— Это правда, сын мой, многие не приходят на все встречи и мероприятия, хотя могут прийти. Как ты и сказал, я хочу, чтобы все были счастливы. Если они чувствуют себя счастливыми, когда сидят дома и спят, это их дело. Если они счастливы, когда приходят, тем лучше. Но хочу сказать, что некоторые не приходят на встречи, потому что сами ни в чем не участвуют. Из-за того, что в программе участвуют другие, а не они, эти люди остаются дома. И чем они все это время занимаются? Не думаю, что дома они медитируют и поднимают свое сознание. Другое дело, когда они не приходят, чтобы сделать работу, которую я попросил их сделать. Но очень многие часто пропускают встречи только из-за своей зависти. Они знают, что в определенный день выступают такие-то и я буду их хвалить. Наверное, некоторые из них больны, но не так уж много людей заболевает одновременно.

Еще я должен добавить, что так поступают, в основном, женщины. У мужчин есть свои «прекрасные» ограничения, бесчисленные недостатки, но что касается встреч, они, по крайней мере, приходят и смотрят. Они придут, а потом все раскритикуют и будут ругать себя, что даром потратили время. Но женщины не приходят вообще, и не потому, что накануне работали допоздна, и не потому, что им неинтересно, а потому, что им недостает внутреннего единства. Многие люди говорят, что не пришли на пьесу, потому что уже ее видели. Но если я уже видел, как играли какого-то персонажа два года назад, почему бы теперь не прийти и не посмотреть на него еще раз? Это просто вялость или зависть.

У некоторых людей сложилось такое впечатление, что, если они не придут, никто и не заметит, потому что придет много народа. Но так думают многие, и в результате не приходит тридцать-сорок человек. И тогда все виновники попадаются.

Дети мои, я не хочу тратить время на бесконечные нагоняи, но хочу, чтобы вы знали, что сделает по-настоящему счастливыми вас и меня. Если бы сон и отдых действительно делали вас счастливыми, я бы от вас этого и просил. Но принести счастье и радость в вашу жизнь устремления может лишь единство, одухотворенное участие. Пожалуйста, больше не ругайтесь друг с другом, не завидуйте другим! Все вы в одной семье, и именно ваша внутренняя гармония и единство помогут вам быстрее всего соединиться со Всевышним.


AD 8-ru. 30 июля 1974 года.

Безразличие Учителя9

— Учитель, Учитель, сегодня я совершил удивительное открытие!

— Что же ты открыл, сын мой?

— Учитель, я открыл, что, когда ты ко мне безразличен, когда ты немного от меня отдаляешься, я быстрее совершаю прогресс. Другие говорят, что я твой любимый ученик. Временами я с этим согласен; иногда, когда я с удовольствием думаю о том, что я твой самый любимый ученик, я испытываю колоссальное чувство гордости. Но временами я чувствую, что я только один из многих твоих любимых учеников. А бывало, мне казалось, что я даже и не среди любимых, а просто обычный ученик. Учитель, в любом случае, хочу сказать тебе то, что ты и сам уже знаешь, — все твои ученики небожественны.

Учитель с улыбкой сказал:

— Полагаю, включая и тебя?

— Конечно! — ответил ученик. — Я злоупотребляю твоим состраданием и любовью. Поэтому, Учитель, я хочу, чтобы ты время от времени от меня отдалялся, тогда я совершал бы хороший прогресс. По-моему, для меня это единственный способ быстро совершать прогресс.

Учитель ответил:

— Ах, ты глупый! Зачем тебе осознавать Бога негативным путем, путем, на который уйдет очень много времени? Всегда старайся подходить к делу с позитивной стороны! Выбирай правильный путь, следуй правильным путем!

Ты ищущий. Это значит, ты голоден. Тебе нужны Покой, Свет и Блаженство. Допустим, в обычной жизни тебе, чтобы наесться, нужно три куска хлеба. Что же будет, если тебе достанется всего два куска? Ты будешь чувствовать себя слабым и не сможешь нормально работать. В духовной жизни тебе нужно чувствовать, что для твоего внутреннего роста необходимо столько любви, радости и сострадания, сколько я тебе даю. Если я дам тебе меньше любви, радости и блаженства, ты обязательно ослабеешь.

— Но, Учитель, и я, и, как я видел, другие тоже — мы злоупотребляем твоей добротой, когда ты щедро даешь нам радость, любовь, благословения и заботу! Нам кажется, что мы тебе нужны; нашему виталу кажется, что ты бегаешь за нами, потому что мы тебе нужны. Но когда ты даешь нам меньше обычного, иначе говоря, когда ты отдаляешься, приходишь в серьезный настрой или сердишься и по какой-то причине бываешь нами недоволен, мы до смерти пугаемся. Мы чувствуем, что может рухнуть весь наш мир! Поэтому мы стараемся хорошо себя вести и всячески тебя радовать; мы стараемся стать учениками, ничего не требующими взамен. И в это время мы чувствуем, что это ты нам нужен, а не наоборот. Учитель, вот почему я хочу, чтобы ты время от времени отдалялся от меня.

Учитель сказал:

— Вот глупый, ну что ты носишься с мыслью, что только я нужен вам, а вы мне не нужны? Если вы будете упорно думать, что только я нужен вам, человеческое в вас может однажды взбунтоваться. Может проявиться ваша витальная гордость, и вы скажете: «Почему это я должен у него выпрашивать? Разве мне нечего предложить такого, что было бы позарез нужно ему?»
В этом мире нужно играть в игру взаимного принятия, взаимной самоотдачи. А если вам кажется, что вы мне не нужны, зато я нужен вам, тогда настанет время, когда вы почувствуете, что надеяться не на что. Вы будете говорить: «Он нужен мне, верно, но он может не дать мне того, чего я действительно хочу, или он может дать мне недостаточно. Если я захочу безграничного Света, он может мне его не дать по той самой причине, что ему от меня ничего не нужно взамен». Но если вы будете чувствовать, что Учителю тоже что-то от вас нужно, тогда у вас будет определенная уверенность в себе. Но необходимо знать, что же Учителю от вас нужно. Учителю не нужен миллион долларов. Ему нужны от вас капля искренней любви, капля искренней преданности, капля искреннего отречения. Если вы ему все это отдадите, то будьте уверены: эти вещи выстроят фундамент его божественного Трансцендентального Здания на земле.
Я не хочу тебя наказывать. По-настоящему приблизить ученика к Истине можно не через наказание, а через любовь; ученик должен почувствовать, что он и Учитель нуждаются друг в друге. Если ты получаешь мой Свет-Любовь и постепенно, постепенно расширяешь сосуд своего сердца, чтобы я мог влить туда больше Любви, больше Света, больше Блаженства, тогда ты сможешь проявлять на земле божественные Истину, Свет и Блаженство.

Отстранение — это не решение; решение в том, чтобы увеличить твои возможности. Ты ешь три куска хлеба, чтобы подкреплять силы и поддерживать тело в хорошей форме. А затем, когда ты станешь сильнее и чувство голода у тебя тоже усилится, ты сможешь съедать четыре или пять кусков — не из жадности, а по необходимости, чтобы получить больше энергии, больше силы, увеличить жизненную силу ради того, чтобы работать и совершать что-то здесь, на земле. Так и в духовной жизни: когда у тебя разовьется внутренний голод и расширится сосуд-восприимчивость сердца, я щедро наделю тебя Покоем, Светом и Блаженством, принесенными свыше. И чем больше ты воспримешь, тем больше сможешь проявить на земле божественной Истины, Света Всевышнего.

Поэтому, дитя мое, не проси меня поступать неправильно! Я не могу и не буду от тебя отдаляться, но я ожидаю, что ты будешь каждый миг делать то, что необходимо, поступать правильно. Не злоупотребляй моими безграничными любовью, заботой и состраданием к тебе. Каждый раз, когда я уделяю тебе особое внимание своей заботой, любовью и благословениями, чувствуй, что то, что ты получаешь, должно проявиться в твоей жизни, через твою жизнь, через твое любящее служение и посвященное единство со мной и со всеми людьми на земле.

И снова я повторяю: отдаляться — это не решение. Решением для тебя будет увеличение восприимчивости, постоянная и непрерывная мольба о воплощении бесконечного Света и Истины и об их раскрытии и проявлении здесь, на земле.


AD 9-ru. 10 августа 1974 года.

Олень стремления10

Однажды к духовному Учителю пришел молодой человек двадцати трех лет с письмом от своей матери, близкой ученицы Учителя. Учитель прочел письмо и сказал юноше:

— Пожалуйста, присядь. Я хочу с тобой немного поговорить.

Минут десять Учитель медитировал на юного устремленного, а затем сказал ему:

— У тебя очень хорошая душа, выдающаяся душа, хотя думаю, что ты этого не осознаёшь. Я очень доволен внутренним зовом твоего сердца.

Ищущий мягко улыбнулся Учителю и сказал:

— Учитель, у меня к тебе есть три вопроса.

— Давай обсуждать их по очереди, — сказал Учитель. — Какой же первый?

— Учитель, моя мама занимается йогой много-много лет, и недавно к ней присоединился мой отец. У тебя есть ученики. Некоторые из них тебе близки, а другие остаются в отдалении. Моя мама хочет быть твоей самой близкой ученицей. Что и говорить, я ей очень благодарен за то, что она привела меня в духовную жизнь, но хочу сказать еще и то, что, какой бы близкой тебе она благодаря своему устремлению и посвящению ни стала, я хочу ее превзойти. Во мне с самого детства силен дух соперничества. Я всегда хотел во всем превзойти своих родителей, друзей и даже просто знакомых. Вот я и хочу превзойти маму в духовной жизни.

Учитель широко улыбнулся ищущему и сказал:

— Я очень горжусь парящим устремлением и сияющим посвящением твоей матери! Но я не вижу никакой причины, по которой ты не мог бы ее превзойти — при условии, что ты будешь относиться к духовной жизни со всей преданностью и одухотворенностью.

Ищущий сказал:

— Я так рад, что получил от тебя уверенность в своих способностях превзойти маму! И теперь я покажу себя в деле. Я не ограничусь обещаниями!

Учитель благословил молодого человека и сказал:

— Старайся, сын мой, старайся! Если ты будешь искренне стараться, то обязательно добьешься успеха.

— Учитель, вот мой второй вопрос, или, скорее, мое горячее желание: я хочу сравняться в духовности с тобой! В осознании Бога я хочу быть таким же великим, как ты.

Услышав это, Учитель опечаленно посмотрел на юношу.

— Я так и знал, так и знал! — воскликнул ищущий. — В конце концов, кто же хочет, чтобы с ним сравнялись другие? Учитель, прости меня за дерзость. Я не хочу быть равным тебе. Я просто всем на удивление превзойду маму и стану твоим самым-самым дорогим учеником.

— Дитя мое, — сказал Учитель, — к сожалению, ты неправильно истолковал выражение моего лица. Я взглянул на тебя с грустью не потому, что ты захотел стать равным мне, а потому что у тебя нет того же внутреннего вдохновения и устремления превзойти меня, с каким ты хочешь превзойти свою маму. Настоящий отец испытывает огромную радость, когда его сын идет дальше него. Конечно, я представления не имею об отношениях между американскими отцами и американскими сыновьями. Но, будучи твоим духовным отцом, я знаю, что буду счастливее всех на свете, когда ты или другие мои духовные дети превзойдут мою духовную высоту. Почему? Потому что, когда я принимаю ученика, мы с ним становимся неразделимо едиными. Как у него есть полное право считать своей собственностью мою духовную высоту и глубину и мои божественные ценности, так же и я без малейшего колебания считаю своими его высочайшие успехи, его прогресс и его достижения.

— Понимаю, понимаю, — сказал молодой человек. — Хорошая философия.

— Ты назвал это хорошей философией, а я считаю это великим открытием, — сказал Учитель.

— Учитель, у меня есть еще третий вопрос. На самом-то деле это серьезная проблема. Я собираюсь с головой погрузиться в духовную жизнь. Но у меня есть девушка, которая, боюсь, будет сильно возражать против моего нового образа жизни. Что мне теперь делать? Если ты захочешь, чтобы я разорвал с ней дружбу, если ты захочешь, чтобы я насовсем ушел из ее жизни, я готов пойти на это. Только скажи, что мне делать.

— Дитя мое, дай ей шанс. Расскажи ей все о духовной жизни и обо мне. Ведь может так случиться, что она всем сердцем примет твою новую жизнь. Никогда не знаешь, что произойдет. В любом случае, дай ей шанс. Посмотрим, что будет. Как ты в этой жизни хочешь осознать высочайший Абсолют, так и она в своей жизни тоже может захотеть осознать Высочайшее. Пасмурное утро не обязательно означает, что день не будет солнечным или что все будущее будет неудачным. Есть же исключения! Может быть, она и станет именно этим исключением. То, чего ты не видишь в ней сегодня, возможно, увидишь завтра. Мало того — она может превратиться в это качество и стать высочайшим Светом. У нее есть все возможности осознать Высочайшее! Я тебя заверяю, что она осознает. Ну, а твоя сестра? Что ты думаешь о ее духовной жизни?

— Такая жизнь не для нее, по крайней мере, пока.

— Так, по-твоему, она бесполезна?

— Думаю, здесь уместнее слово «безнадежна», — сказал молодой человек. — Учитель, а почему в твоих глазах я вижу нечто необычное? Что-то изнутри мне подсказывает, что моя сестра намного меня превзойдет, если примет духовную жизнь. Учитель, Учитель, пожалуйста, не позволяй этому случиться! Дай мне превзойти мою маму! Дай мне сравняться с тобой! Дай превзойти тебя! Позволь предложить весь мой свет всему миру! Разреши вначале оставить тело, а, когда я заживу в бесконечном Покое, Свете и Блаженстве, когда устроюсь на Небесах, пусть она тогда и становится твоей самой дорогой ученицей. И тогда ей можно будет даже меня превзойти! Я не буду возражать. Учитель, я уверен, ты прислушаешься к мольбе моего сердца!
Учитель широко улыбнулся ему и сказал:

— Посмотрим, что случится с твоей сестрой.

Затем юноша сказал Учителю:

— Чтобы совершать самый быстрый прогресс, нужно ли мне оставаться рядом с тобой физически?

— Это необязательно, — ответил Учитель. — Самое главное — то, насколько прочную внутреннюю связь со мной ты хочешь поддерживать. Много раз бывало так, что физическим присутствием Учителя безжалостно злоупотребляли. В этом случае быть рядом физически — не благословение, а настоящее проклятье или, по крайней мере, величайшая помеха. Но, если есть на то Воля Бога, некоторые ученики, щедро наделенные Светом Бога, должны проявлять этот Свет далеко от Учителя. Конечно, если ученик не злоупотребляет физическим присутствием, то получает дополнительную пользу в форме вдохновения бежать быстрее всего. Если по каким-то неизбежным обстоятельствам ученику суждено оставаться физически далеко от Учителя, в этом нет ничего плохого. Что касается тебя, то на внешнем плане твоя учеба уведет тебя от моего внешнего присутствия. Но пусть твоя внешняя и внутренняя учеба идут вместе. Внутренняя учеба даст тебе просветление. Сейчас тебе нужна информация, чтобы в полной мере постичь положение дел в мире и его жизнь. Но настанет день, когда тебе будет нужно только внутреннее просветление. В избранный Богом Час ты это поймешь.

— Учитель, как бы я хотел, чтобы этот Час постучался в дверь моего сердца прямо сейчас! Просветление — вот что мне на самом деле нужно. Бог — вот кто мне вечно нужен.

Учитель благословил ищущего своей трансцендентальной Гордостью и сказал:

— Одухотворенное устремление и плодотворное осознание твоего видения — вот что мне действительно нужно для того, чтобы ускорить мое проявление Бога на земле. Ты — моя истинная радость; ты — моя истинная благодарность; ты — моя истинная гордость.


AD 10-ru. 14 сентября 1974 года.