Прасад Учителя1

Один духовный Учитель из Индии много лет прожил на Западе и учил людей. Однажды вечером после общей медитации Учитель хотел дать ученикам очень особый прасад, который привез ему ищущий, только что приехавший из Индии. Но когда Учитель спустился вниз сказать своим ученикам, что сейчас он будет давать прасад, все так громко разговаривали, что его никто не услышал. Несколько учеников заметили, что Учитель стоит у двери, и подошли получить от него прасад, но большинство не обращало на Учителя никакого внимания. Они ели и болтали с друзьями. Наконец Учитель рассердился и попросил своих близких учеников собрать всех наверху в комнате для встреч.

Когда все расселись, Учитель сказал:

— У нас в Индии получение прасада от Учителя — это лучшая форма медитации, величайшее благословение. Взять прасад значит мгновенно усилить преданность. Это огромная помощь жизни дисциплины ищущего и его духовному прогрессу. Ищущие днями, месяцами взывают и молятся, чтобы иметь возможность пойти в храм и получить прасад от своего любимого божества. И когда они, наконец, получают прасад, то почитают его величайшим благословением и милостью! Но когда я даю прасад здесь, у моих учеников нет правильного внутреннего отношения. К прасаду нельзя относиться беспечно и принимать или отвергать его, когда вам вздумается!

— Но, Учитель, — сказал один молодой человек, — я никак не пойму, как пища, приготовленная людьми, может быть настолько особенной!

Учитель даже не пытался скрыть раздражение от этого вопроса:

— Сколько раз я вам говорил, что пища, одухотворенно предложенная божеству, становится благословленной и очищенной! Даже если человек спорил или ругался, готовя эту пищу, но у него есть вера в это божество, оно благословит и его, и его пищу. Здесь же, на Западе, у нас нет подобной безусловной веры. Приготовив что-то, мы могли бы попросить Бога очистить еду, но мы даже и не думаем предложить ее Всевышнему для защиты, очищения или дополнительной милости. Это нужно делать, но мы этого не делаем.

Тогда встала жена этого молодого человека:

— Учитель, ты все очень понятно нам объяснил. С этого дня я буду сознательно предлагать пищу, которую готовлю, Всевышнему для благословения. Но почему тебя так рассердил вопрос моего мужа?

Учитель ответил:

— Я даю вам прасад много лет, но, когда я его вам предлагаю, муж отправляет за благословением жену в качестве своего заместителя, а родители отправляют детей. И причина, по которой эти люди не приходят сами, не в том, что они делают что-то срочное или важное. Нет, они сплетничают внизу, они увлеченно ведут разговоры на самые обычные темы, но подняться наверх и взять прасад они не могут. Иногда, чтобы успеть поймать каждого, я стою у лестницы, пока все выходят из зала, но даже и тогда некоторые не берут мой прасад. Они не придают ему никакого значения.

Один ученик возразил:

— Учитель, сегодняшний день — досадное исключение. Обычно большинство из нас берет твой прасад.

— Да, — сказал Учитель, — многие подходят взять прасад, но берут его несерьезно и не одухотворенно. Они берут прасад небрежно и при этом глядят на кого-то другого, разговаривают или едят. Они демонстрируют неуважение как только могут. Из шестидесяти-семидесяти едва ли трое или четверо берут у меня прасад преданно.

— Но, Учитель, — спросил один ученик, — как же так? Многие люди во время прасада выглядят чрезвычайно, чрезвычайно преданными тебе, а ты все же говоришь, что они проявляют недостаточно уважения?

— Да, есть хитрые люди, которые изо всех сил изображают преданность. У них буквально дрожат руки, когда они подходят за прасадом. Они демонстрируют другим, что вот-вот падут к моим стопам. Но я хочу вам сказать, что преданность никак не связана с руками; она имеет дело с сердцем.

Все ученики огорчились, что столько лет расстраивали Учителя в этом. Один пожилой ученик сказал:

— Учитель, ты прав, и мы сожалеем, что были так невежественны. Но ты все-таки должен нас простить! Ведь мы совсем не знаем индийских традиций, таких как прасад, про который ты нам сейчас объяснял, или других вещей, о которых ты иногда упоминаешь, например, как правильно брать что-то у Учителя.

— Верно, — сказал Учитель, — когда вопрос касается прасада или чего-то другого, что вы у меня берете, я много раз просил учеников не брать этого левой рукой. Можете говорить что угодно, можете называть меня суеверным или невежественным, но я знаю, что если вы не можете взять обеими руками — что я предпочел бы, — тогда лучше брать правой рукой. Да, верно, и левая, и правая рука равным образом творения Бога; все на свете творение Бога. Но почему тогда я касаюсь стоп своего Учителя головой, а не стопами? Я знаю, что голова — лучшая моя часть, и именно ее я хочу смиренно преклонить перед Учителем.

Одна молоденькая девушка сказала:

— Учитель, я левша. Я могу быть исключением?

Учитель не смог сдержать улыбку:

— Ну, что мне прикажете делать с моими западными учениками? Если ты левша и у тебя Учитель-индус, который хочет, чтобы ты брала у него все правой рукой, пожалуйста, слушайся его. Нужно почувствовать, что Учитель изо всех сил трудится, чтобы порадовать вас, чтобы принести свыше Покой, Свет и Блаженство в безграничной мере. Задача Учителя гораздо труднее твоей задачи — протянуть правую руку, а не левую. Это такая простая просьба! Почувствуй, что ты должна попытаться радовать Учителя хотя бы в этом. Сколько раз я просил учеников брать прасад либо обеими руками, либо правой рукой, но они до сих пор не в состоянии этого запомнить!

— Учитель, — сказал один ученик, — одна из причин нашей забывчивости может крыться в том, что это так чуждо нашей культуре.

— Дело не в обычаях и не в культуре, — сказал Учитель. — Дело в преданности и одухотворенности. Даже ребенок, когда становится единым со своей душой, знает, что лучше всего. Он знает, что такое преданность. На прошлой неделе я около получаса играл с малышом лет четырех. Он неожиданно подошел, встал у моего кресла и сказал: «Я тебя люблю, я тебя люблю, я тебя люблю, я люблю только тебя». Затем он взял мою ногу за стопу, поднял ее к лицу и поцеловал мой большой палец. Вы только посмотрите: этот ребенок мог бы не поднимать мою стопу к своему лицу, а поиграть с моей ногой в футбол или просто меня пнуть. Дети часто делают такие вещи, когда я с ними играю. Но этот ребенок, став единым со своей душой, познал значение преданности.

— Какая удивительная история, — сказал один ученик.

— Да, — ответил Учитель. — Но вот недавно вечером я получил совсем другой опыт. Когда я благословлял пятилетнюю девочку, она положила ручонку мне на голову, — как будто возвращала мое благословение. Взгляните на ее сознание. В отличие от мальчика, она не проявила никакой преданности. Преданность должна быть спонтанной. Я хотел бы, чтобы все мои духовные дети развивали внутреннюю и внешнюю преданность.

Управляющий ашрамом Учителя встал и поклонился Учителю:

— Учитель, ты все нам очень понятно объяснил, — сказал он. — Пожалуйста, прости нам прошлые невосприимчивость и невежество! Отныне мы будем проявлять к тебе внутреннюю и внешнюю преданность и уважение, которых ты заслуживаешь.

Затем ученики один за другим вставали и подходили к Учителю, чтобы получить от него благословение и прасад.


  1. AD 5-ru. 30 июля 1974 года.

Шри Чинмой, Олень стремления, Центр Шри Чинмоя, Москва, 2007