Беги и достигай, достигай и беги, часть 1

Вернуться к содержанию

Предисловие

Шри Чинмой начал заниматься бегом еще в ранней юности. В ашраме, или духовном сообществе, где он жил с 12 до 32 лет, он был ведущим спринтером и два года подряд – чемпионом по десятиборью. Но только в конце 1978 года он заинтересовался бегом на длинные дистанции. С тех пор он погрузился в этот вид спорта с устремленной интенсивностью, характерной и для его многообразной литературной, художественной и музыкальной деятельности. Для Шри Чинмоя бег, как и рисование, сочинение музыки и любое творчество, – это не что иное, как выражение его внутреннего зова о растущем совершенстве, совершенстве во внутреннем мире и совершенстве во внешнем мире. «Наша цель – это всегда, всегда, всегда преодолевать пределы», – говорит он. «Нет предела нашим возможностям, потому что в нас заключена бесконечная Божественность, а Всевышний всегда преодолевает пределы Своей Собственной Реальности».

Шри Чинмой считает бег совершенной духовной метафорой. «Старайтесь быть бегуном и преодолевать все, что мешает вам и стоит у вас на пути», – говорит он своим ученикам. «Будьте истинным бегуном, чтобы невежество, ограничения и несовершенства безнадежно отстали от вас во время бега». Таким образом он вдохновил бессчетное количество людей на «бег» – и буквальный, и фигуральный.

«Кто победитель?» – написано в его афоризме. «Не тот, кто выигрывает в забеге, но тот, кто любит бежать неустанно и не переводя дыхания с Богом, Всевышним Бегуном». Шри Чинмой является полностью реализованным духовным Учителем, посвятившим свою жизнь этой божественно одухотворенной и высочайше плодотворной задаче. И в то же время, он сделал существенный вклад в бег на совершенно другом уровне. На его счету 21 марафон, 5 ультрамарафонов и 200 пробегов на длинные и средние дистанции. Он также написал песни для бега, которые его ученики исполняют во время соревнований.

Шри Чинмой вдохновил своих последователей заниматься бегом, чтобы преодолеть инертность и усилить духовное устремление на физическом плане.

Марафонская команда Шри Чинмоя объединяет людей всех наций и возрастов по всему миру более чем в 500 ежегодных спортивных соревнованиях, от двухмильных веселых забегов и легкоатлетических соревнований ветеранов до самого длинного в мире 3100-мильного пробега, а также 9000-мильного одиночного пробега «Liberty-Torch».

Иногда во время бега Шри Чинмой получает важные внутренние опыты; иногда он страдает от печальных внешних опытов. Шри Чинмой – духовный Учитель высочайшего уровня – видит эти опыты, и божественные и небожественные, с уникальной точки зрения. Мир бега – это не что иное, как человеческий мир в микрокосме, и истории Шри Чинмоя являются замечательным отражением причудливого, выдающегося, смешного, несуразного и, более всего, высочайше важного опыта, который мы называем жизнью.

Спринтер

Около 4-30 утра я завершал свою пробежку. Это было не двадцать семь миль, как у некоторых моих учеников, это было всего две мили.

Когда я завершал свои две мили около знакомой автобусной остановки на 150-й улице, белый американец средних лет сказал мне:

– Послушайте, Вы – спринтер! Вы не годитесь для бега на длинные дистанции!

Я поблагодарил и улыбнулся ему, а он улыбнулся мне. Видите, как прекрасно работала его интуиция!

— 12 августа 1978 года

Милость защищает

В то же самое утро мне оставалось всего 30-40 метров до конца мили, и я старался, как никогда. Затем в конце улицы справа повернула машина, в которой сидели трое пуэрториканских парней, и очень медленно начала приближаться ко мне. Двое парней вытянули руки из окон и закричали: «Эй, Шри, Шри!» Потом они стали употреблять такие непристойные слова. Это был самый ужасный жаргон – просто абсурд!

Но Милость тоже была там. Тот мужчина средних лет, который говорил со мной на автобусной остановке, побежал к их машине, выражаясь теми же словами, что и они. Он повторял их мантру. Когда он повторил то, что они сказали, они очень быстро уехали.

Затем мужчина подошел ко мне, и я поблагодарил его. Он сказал:

– Вы – Шри Чинмой? Я так счастлив, что могу поговорить с Вами. Я столько слышал о Вас. Но я не готов к духовной жизни и никогда не буду готов.

Он все улыбался и улыбался, и благодарил меня.

Это было нападение негативных сил, но Милость пришла на мою защиту. Я бы ничего не сказал этим парням. Какое мне дело до них? Но этот господин пробежал десять-двадцать метров и прогнал их, используя точно такой же жаргон, как они. Это было мое утреннее благословение.

Сегодняшний инцидент так забавен. Пожилой мужчина слышал обо мне, но никогда меня не видел, тогда как эти пуэрториканские парни, без сомнения, много знали обо мне.

Две недели тому назад на 150-й улице ко мне подъехали три темнокожих солдата-мотоциклиста. Но в тот день я был очень храбрым. Я накричал на них, и они исчезли.

— 12 августа 1978 года

Гавкающие

Достаточно часто во время моей пробежки меня приветствует толстая дама с палочкой. У нее две собаки, и она меня очень любит. Когда бы она меня ни увидела, она всегда задает один и тот же вопрос:

– Эй, Вы не замерзли?

Каждый раз я улыбаюсь ей и отвечаю:

– Нет-нет.

К этому времени я уже пробегаю мимо нее. Даже если она встречает меня дважды в течение одного дня, она приветствует меня тем же вопросом, и я отвечаю ей одно и то же.

Сегодня утром, примерно в 7-15, я увидел на нашей улице эту толстую даму с ее собаками, которая по-настоящему сражалась с другой дамой и ее собакой. Другая дама была худой и казалась слегка аристократичной. Скажем, что толстая дама – моя подружка, поскольку она ежедневно встречается со мной, любит меня и разговаривает со мной. Когда собаки начали подходить друг к другу, моя подружка сказала худощавой даме:

– Не вздумай подойти ко мне.

Худощавая дама ответила:

– Да перестань гавкать!

Тогда толстая, моя подружка, бросила своей тросточкой в другую даму и воскликнула:

– Пошла к черту!

Я закончил свою пробежку и остановился там, наблюдая за ними. Когда худощавая уходила, она сказала своей собаке:

– Ты тоже все время гавкаешь!

Мне пришлось посочувствовать толстой даме, потому что она – моя подружка. Я прошел около 15 метров до ее палочки, поднял ее и отдал даме. Она была очень любезна со мной и сказала:

– Я всегда знала, что Вы хороший человек.

Она сделала мне комплимент. К тому времени другая дама ушла.

— 5 декабря 1978 года

Сила улыбки

Когда я впервые бежал семь миль, я бегал один в парке Флашинг Медоу. Через три-четыре мили я повстречался с пожилым человеком, который тоже бегал, и он улыбнулся мне. В его улыбке была такая сила, что практически полмили я бежал, не ощущая боли, чувствуя только радость.

Затем, когда я возвращался, пробежав шесть миль, я тяжело дышал: «Ахх, ахх». Пожилая толстая дама, ожидавшая автобуса, увидев меня, стала изображать меня в шутливой манере: «Ахх, ахх». Я сказал про себя: «Ох, если бы ты пробежала шесть миль!»

Мужчина был такой хороший, а женщина – такая плохая!

— 5 декабря 1978 года

Поздний бег

Есть очень хорошая темнокожая дама, которая помогает школьникам переходить дорогу на 150-й улице. Каждое утро она видит, как я бегаю, и хвалит мой стиль. Вчера я возвращался с пробежки позже, чем обычно, потому что к этому часу пробежал четыре мили вместо обычных двух. Она думала, что я пробежал только две мили, но потратил на это больше времени, потому что я был усталым и изможденным. Когда я проходил мимо нее, она сказала:

– Что с Вами? Почему Вы так припозднились?

Она разговаривала с каким-то мужчиной и сказала мне:

– Я только что сказала моему другу, что сегодня Вы в новых кроссовках и так прекрасно выглядите. Почему Вы опаздываете?

Я пробежал в два раза больше, но эта дама считала, что я должен был возвратиться раньше. У нее свое собственное время!

— 5 декабря 1978 года

Совет ребенка

Однажды во время бега я разговаривал сам с собой на бенгальском языке, на своем читтагонгском диалекте: «Я больше не могу».

Что я мог поделать? Я умирал! Я все время повторял: «Я больше не могу».

Затем ко мне подбежал ребенок лет восьми и сказал:

– Не разговаривай. Ты еще больше устанешь. Не разговаривай.

— 5 декабря 1978 года

Водитель скорой помощи

Около полугода тому назад, когда я бегал по Юнион Турнпайк примерно в четыре утра, водитель скорой помощи попросил меня объяснить, как проехать к определенному месту. Он что-то пил – пиво, мне кажется, – и ехал на красный свет. Возможно, он опаздывал. Я подумал про себя: «Что такое с этим парнем?»

Я не мог объяснить ему, как добраться к месту назначения. Неподалеку был еще и водитель грузовика, но вместо того, чтобы спросить его, тот стал ругаться. Наконец, он сказал:

– К дьяволу тебя!

Я ответил:

– Тебя в Рай.

— 25 июля 1979 года

Указывающий дорогу

Однажды водитель такси спросил меня, как проехать на Манхэттен с бульвара Парсонс. Я был так горд, потому что впервые я смог кому-то объяснить дорогу. Я сказал:

– Поверните налево, а потом поезжайте прямо.

— 25 июля 1979 года

Бег внутренний, бег внешний

Сегодня я бегал с двумя моими детьми из Сан-Франциско. Я был такой плохой – я бежал впереди них. Время от времени озорной бегун во мне оглядывался, чтобы посмотреть, где они. Я был счастлив видеть, что через милю муж был где-то позади меня, а его жена остановилась, чтобы снять куртку.

Мы бежали две мили. Когда оставалось 400 метров, я пустил пыль в глаза – побежал очень быстро. Потом, когда я пересек финишную черту, я тяжело дышал, совсем задыхался.

Я не слышал шагов мужа. Значит, он был где-то там. Я увидел, что он был в тридцати-сорока метрах позади меня, поэтому я был очень счастлив. Это очень плохо, но это из-за небожественных человеческих качеств во мне. Божественный человек во мне никогда бы так не поступил.

На самом деле, мы прекрасно провели время. Так же, как во внутреннем мире мы бежим вместе, так мы бежим и во внешнем мире. Во внешнем мире я вынужден закрывать уши и глаза, потому что знаю, что большинство моих учеников – более быстрые бегуны; я знаю, какова будет моя участь. Но во внутреннем мире я могу бросить вызов им всем. Так что я хочу, чтобы во внутреннем мире мои ученики были такими же быстрыми, как я. Моя пробежка с мужем и женой была моим благословляющим подарком ко дню рождения жены.

— 30 января 1979 года

Отсеченная голова

Как вам известно, этот духовный Учитель хотел получить опыт в марафонском мире, и вот я начал много тренироваться. Однако каждый раз, когда я пробегал марафон, мое время увеличивалось. Но даже тогда я продолжал.

Однажды утром, когда я вышел на тренировку, я был очень усталым. С самого начала я сказал: «Сегодня мне нужно сразиться со своим умом. Я пробегу, по крайней мере, две мили, чтобы сразиться со своим умом».

О Боже, я начал бежать, а потом пробежал одну, две, три, четыре, пять, шесть миль и сильно устал. Когда я добежал до очень безлюдного места в районе Вудхевен, возле парка, на табличке около парка было написано: «Рыбная ловля запрещена, езда на велосипедах и на роликах запрещена, выгул собак и детей запрещен, все запрещено». У входа в парк стояли четыре или пять сильно разбитых машин, и прямо на траве я увидел мертвое человеческое тело, прикрытое одеялом. Голова была отсечена и валялась неподалеку. Я получил шок на всю жизнь, увидев этого убитого человека, но что я мог поделать? Такое случается в Америке. Это происходит ежедневно. Я был в ужасе, но ничего не мог поделать. Поблизости не было телефона. И потом, я был самым неподходящим человеком, чтобы звонить в полицию. Если бы я позвонил в полицию, они бы извели меня. И я сказал: «Лучшее, что я могу сделать, это молиться о душе этого мертвого».

Итак, я встал неподалеку, глядя на мертвое тело и голову, и медитировал семнадцать минут. У меня были часы, поэтому я знал, что прошло семнадцать минут. Это была обычная, простая душа, но я медитировал, медитировал и медитировал. И я много сделал для этой души. Потом я пробежал еще милю, прежде чем повернуть к дому.

В общей сложности я пробежал тем утром четырнадцать миль. Был сильный дождь. Тогда у нас был спортивный зал, куда я приходил каждое утро, чтобы встретиться со своими духовными детьми и дать прасад. Но в тот день я очень поздно вернулся с пробежки и не пошел туда.

Какие дела творятся в Америке! Поэтому я прошу своих духовных детей быть очень-очень осторожными. Нигде не безопасно, нигде. В последнее время много печального и разрушительного происходит в районе Джамайка. Так что я хотел бы, чтобы мои духовные дети были очень осторожны и чтобы они молились Всевышнему, прежде чем отправляться на пробежку, и после бега, чтобы выразить благодарность. И делать то же самое, когда они катаются на велосипеде.

— 12 мая 1979 года

Ветреный марафон (Платтсбург, штат Нью-Йорк)

Сегодня я могу доказать, что, без сомнения, на свете много спасителей: все мои духовные дети – мои спасители. Если бы вас здесь не было, через две мили я сказал бы «привет» пробегу. Так же, как плохой плотник винит свои инструменты, сегодня я, как плохой бегун, винил ветер. Вы не представляете, как было тяжело на протяжении первых шести миль, пока ученики не пришли мне на помощь. Как я страдал! Через две мили у меня не осталось сил ни в груди, ни в руках и ногах. Обычно я чувствую силу во всем теле, но сегодня было так, как будто меня прижали к стенке. Кто бы мог поддерживать силу воли через четыре-пять миль? Это было подобно подъему на Гималаи. Бежать было так трудно, что вся радость, вдохновение и устремление пропали. Осталось сильное разочарование, выражаясь цивилизованным языком. Нецивилизованное слово прозвучало бы, как проклятье. Через две мили я только и смотрел по сторонам, ища глазами машину, потому что ветер так сильно толкал меня обратно.

Я был так благодарен, когда все побежали со мной, пытаясь защитить меня от ветра. Но на самом деле, что касается облегчения, это очень мало помогло. В этот день не было облегчения. Ветер дул спереди, сбоку и сверху, как крепкая стена, и ослаблял бегунов. Нужно было воспользоваться оккультной силой, чтобы остановить ветер. На марафоне в Толедо замечательно: если дует сильный ветер, трассу прокладывают в обратном направлении, чтобы бегунам не пришлось бежать против ветра. Здесь этого не делают.

Я наслаждался тем, как один ученик говорил одно, а другой неизменно и неотвратимо возражал ему. Не то, чтобы они сражались. Если один говорил бегущим со мной ученикам: «Медленней!», то секунду спустя другой говорил: «Быстрей!» Мне было все равно, быстрей или медленней – я умирал.

Те из вас, кто пел песни о беге вдоль всего пути, были так добры ко мне. Вы тоже так сильно помогли мне. Все, кто бежал со мной и кто пел вдоль дороги, все те, кто каким-то образом ободрял меня, пожалуйста, почувствуйте мое благодарное сердце. Я добежал марафон только благодаря вам; иначе я никогда-никогда не смог бы пробежать его. Я сам обрек себя на это мучение, с начала и до конца. Сегодня лучшее время было 2.39, а в прошлом году, мне кажется, оно было 2.27. Видите, какой ужасный был ветер! Второй лучший результат был 2.44.

Обычно я выбираю людей – свою беговую команду и некоторых других, которые побегут со мной. Капитану своей беговой команды я заранее говорю, кто будут те люди, и он ставит их в известность, на какой отметке им нужно будет присоединиться ко мне. Но сегодня я сказал ему, что могут присоединиться все мальчики.

Организатор этого пробега был очень любезен. Он вручил мне специальный сертификат, а мэр вручил мне прокламацию. Организатор узнал о нас от Монреальского Центра. Он также слышал о группе медитации, которая у нас есть в Платтсбурге. Платтсбург – такой спокойный, душевный и красивый. Со вчерашнего дня я восхищаюсь им и ценю искренность этого местечка.

— 12 мая 1979 года

Мучение в День Отца

Во время тринадцатимильного бега в День Отца я пытался бежать со скоростью нескольких различных учеников. Там был одна ученица, очень толстая, которой я так гордился. Я хотел оказать ей уважение и пробежать с ней, просто потому, что она собиралась пробежать тринадцать миль.

Но затем я обнаружил нечто новое. Бежать медленно бесконечно мучительнее. Я старался бежать с ее скоростью, но не мог. Это было невыносимо!

— 17 июня 1979 года

Индийский пранам

Около месяца назад я приближался к площадке стадиона Джамайка Хай Скул, когда какой-то индус увидел, как я бегу.

Как только он меня увидел, он поставил на землю свой «дипломат» и встал со сложенными руками.

— 25 июля 1979 года

Движущаяся машина

Этим утром я чуть не попал в аварию. Один шофер остановился на красный свет, но его машина все еще двигалась в то время, как я перебегал улицу. Он смотрел только в одну сторону, так что мне пришлось постучать по его машине, потому что он не знал, что делает. Конечно, я постучал по ней очень вежливо.

— 11 июля 1979 года

На волосок от смерти

Я пробегал по перекрестку в Сан-Хуане. Одна машина приближалась с одной стороны, а другая – ей навстречу. Для одной горел красный свет, а для другой – зеленый. На перекрестке водитель второй машины почувствовал вдохновение. Неожиданно, вместо того, чтобы на красный для себя свет пропустить машину, которая ехала на зеленый свет, он сократил путь через перекресток. Я закричал.

В это время переходил дорогу господин с «дипломатом». Он с криками побежал за машиной, используя все американские вульгарные выражения. Он даже пересек дорогу и преследовал машину еще 50 метров. Потом он стал проклинать себя, говоря, что, вместо того, чтобы бежать за машиной, ему нужно было записать ее номер.

Он подошел ко мне и сказал:

– Вижу, Вы хороший человек.

Он сказал, что тоже занимается бегом и что несколько дней назад с ним произошел подобный случай. Как плохо водят машины в Сан- Хуане!

— 11 июля 1979 года

Нет красного света

В одном месте из-за потока машин мне потребовалось семь-десять минут, чтобы просто пересечь улицу. Я все время повторял: «О Боже, почему здесь нет красного света?»

— 11 июля 1979 года

Соревнование

Сегодня я увидел, что одна из моих учениц бежит метров на 200 впереди меня. Тогда мое эго вышло на передний план, и я сказал: «Если ее муж обгоняет меня, это еще не значит, что она обгонит меня».

Так что я обогнал ее, а потом убежал вперед еще практически на 200 метров.

Потом мне улыбнулся полицейский и заговорил со мной по-испански.

— 11 июля 1979 года

Учитель, когда Вы приехали?

В 400 метрах от Центра, около магазина здорового питания Лило была очень большая лужа.

Мимо на достаточно большой скорости проезжала дама на автомобиле, но она остановила свою машину посредине улицы, чтобы не обрызгать меня. Возможно, она где-то меня видела – по телевизору или в газете. Она спросила:

– Учитель, когда Вы приехали? Как поживаете?

Люди в машинах, ждавших позади нее, благословляли ее.

— 11 июля 1979 года

Эшфорд авеню

Каждый день, примерно в четыре утра, я бегу вниз по Эшфорд Авеню, но в это время так темно, что я никогда не могу хорошенько разглядеть ее. Потом, днем, когда я проезжаю в машине по Эшфорд Авеню, она выглядит совсем по-другому. Мне не верится, что я смог убежать так далеко. Мне остается только радоваться и говорить ученикам, находящимся со мной:

– Смотрите, куда я добежал!

— 11 июля 1979 года

Прекрасное утро

По дороге к Джамайка Хай Скул я увидел человека в костюме, примерно моего возраста. Он выглядел безукоризненным джентльменом, а в руке у него был «дипломат». Как только я пересек улицу и пробежал мимо него, он улыбнулся мне очень, очень широкой улыбкой.

Знаете, я могу потерпеть неудачу в других областях, но только не в улыбках. Так что я улыбнулся ему очень широкой улыбкой, но не перестал бежать. Вдруг я услышал, что кто-то бежит за мной. Я оглянулся и увидел, что за мной бежит тот самый джентльмен. На этот раз он почти трепетал от своего рода почтительного благоговения.

– Вы – Шри Чинмой? – спросил он. Обычно я не могу разговаривать, когда бегу. Мне требуется некоторое время, чтобы восстановить дыхание. Так что я просто посмотрел на него и снова улыбнулся ему очень доброй улыбкой.

Тогда он сказал:

– Какой прекрасный человек и какое прекрасное утро!

Я снова побежал. Когда я пробежал еще метров десять, я обернулся и увидел, что он все еще стоял там, глядя на меня.

— 21 июля 1979 года

Ваш лучший друг

Сегодня я видел собаку, которую несколько раз встречал и раньше. Но впервые увидел ее хозяйку. Это была пожилая женщина, которая вела собаку на поводке.

Когда я пробегал мимо, собака преградила мне дорогу, и я просто остановился и встал там. Собака совсем не лаяла, а женщина сказала мне:

– Не бойтесь, не бойтесь! Она такая добрая, каким может быть только человек. Она может стать и Вашим лучшим другом, если Вы захотите.

Я сказал даме:

– Спасибо, спасибо.

Ее собака может быть ее лучшим другом, это верно. Пробежав еще несколько метров, я обернулся, а дама все еще смотрела на меня.

— 21 июля 1979 года

Место для передышки

Когда я бегу вверх по холму на 150-й улице, я всегда подбегаю к определенному дереву и останавливаюсь возле него. Я делаю четыре вдоха, а затем возобновляю бег.

Вчера одна из моих учениц сказала мне, что она парковала свою машину неподалеку, когда какая-то женщина сказала ей:

– Я видела вашего лидера сегодня утром. Я встречаю его каждый день. Он бежит вверх по холму, а потом останавливается прямо у того дерева. Кажется, ему очень хочется пить. Мне хочется дать ему стакан воды, но я знаю, что нельзя. Ваш лидер такой потрясающий. Вам так повезло, что у вас такой прекрасный руководитель. Он такой замечательный человек.

Мне кажется, это одна из тех женщин, которые поругались с одной дамой с собачкой несколько месяцев назад у автобусной остановки.

— 21 июля 1979 года

История из Флашинг Медоу

Вчера я пошел в парк Флашинг Медоу и увидел одного ученика. В другие дни, когда он видит меня или когда я вижу его, он бежит достаточно быстро. Но в тот день он бежал так медленно. Я сказал: «Сегодня не его день».

— 21 июля 1979 года

Демонстрация силы

Вчера в парке Флашинг Медоу несколько темнокожих и белых девочек играли на траве с куклой. Я пробегал мимо по улице, когда вдруг одна из темнокожих девочек вышла на улицу. Она была достаточно полная и низкорослая и она остановилась, преграждая мне путь и показывая свои мускулы. Я перестал бежать и отошел на два метра вправо, а затем вновь продолжил бег. Как она разминалась!

— 21 июля 1979 года

Благословение во Флашинг Медоу

Десять минут спустя я пробегал около того места, где находится старт 100-мильного пробега нью-йоркского Клуба Любителей Бега. Я бежал медленно.

Около моста стояли пять-шесть молодых парней и одна девушка, все темнокожие. Когда я пробегал мимо, они заговорили на своем американском сленге, показывая на меня, но я не обращал никакого внимания.

Но, о Боже, единственная девушка не остановилась только на шутках. Через две минуты она побежала рядом со мной. Она выражалась всеми американскими мусорными словами, но я был глух и нем, совершенно не реагировал. Она бежала со мной около 150 метров. Она держала небольшую палку. В конце концов, она бросила ею в меня, но, к счастью, не попала. Потом она побежала обратно к своим друзьям.

Вот почему я прошу своих учеников, особенно девушек, быть очень-очень осторожными во время бега. Я пожилой человек и вчера был одет в спортивный костюм и так солидно выглядел. Но все равно они шутили и приставали ко мне. Поэтому, пожалуйста, будьте очень-очень осторожны во время бега.

— 21 июля 1979 года

Перекресток-убежище

Вчера я возвращался домой, преодолев всего две мили. Вдруг кто-то сзади сказал:

– Эй, эй! Здравствуй, здравствуй! Здравствуй, Гуру!

Теперь угадайте, кто это был. Это был один из моих учеников.

Тогда я сказал ему бежать со своей собственной скоростью. И он побежал очень быстро, но остановился у перекрестка. Я продолжал бежать и почти догнал его – до него оставалось всего 100-150 метров. Я наблюдал за ним. Там не было ни машины, ни красного света, ничего. Даже тогда он стоял и ждал там.

Я сказал:

– О, это мой совершенный ученик. Он может сказать, что он на перекрестке, а там можно и отдохнуть.

— 21 июля 1979 года

Молчаливая собака

Позавчера, около 5-30 утра, ко мне подбежали три собаки. Один маленький песик бежал очень быстро и подбежал ко мне на расстояние метра. Он не лаял, он просто бежал. Я даже не увидел этого песика, пока он не попытался укусить меня за лодыжку. К счастью, мимо проезжала машина, и шум спугнул песика.

— 25 июля 1979 года

Прохладительная дружба

Сегодня утром, когда я пробегал около Центрального бульвара, какой-то человек сказал:

– Подождите!

Я остановился и подождал, хотя не знал, чего он хочет. Тогда он сказал:

– Так будет прохладней, – и брызнул на меня из шланга.

Он спросил, откуда я родом. Я ответил:

– Из Индии, – и спросил его, откуда он родом. Он сказал:

– Из Ирландии.

Он был очень счастлив узнать, что я посетил Ирландию несколько лет назад и встречался с Президентом. На обратном пути я снова увидел, как он работает в своем садике. Я помахал ему рукой, а он сказал:

– Доброе утро.

— 25 июля 1979 года

Десятицентовая монетка

Однажды, пробежав одиннадцать миль, я остановился, наблюдая за детьми, которые что-то искали. Один из них уронил монетку, и все они ее искали. В конце концов, я нашел десятицентовую монетку и показал на нее ребенку, который ее потерял. Он сказал:

– Большое спасибо.

Потом он улыбнулся мне, а я улыбнулся ему.

— 25 июля 1979 года

Кто это?

Однажды я пробегал мимо пожилого человека с маленьким ребенком. Пожилой человек с восхищением посмотрел на меня. Ребенок спросил:

– Папа, кто это?

Отец ответил:

– Это великий человек.

— 25 июля 1979 года

Слишком быстро

Вчера днем, когда я возвращался с пробежки, маленький мальчик и маленькая девочка вышли из своего дома. Малыш подбежал ко мне и бежал за мной метров пятьдесят. Он сказал:

– Ого, ты бежишь очень быстро.

Потом он остановился и сдался.

— 25 июля 1979 года

Холм

Вчера, пробежав примерно три с половиной мили, я остановился на несколько секунд, когда бежал вверх по холму. В это время другой бегун, мужчина примерно моего возраста, обогнал меня и сказал:

– Давай, ты можешь. Ты не так уж стар.

Я возобновил бег и потом обогнал его. Он улыбнулся мне широкой улыбкой и сказал:

– Я же говорил.

Он был очень счастлив, что воодушевил меня. Затем я повернул направо, а он налево, и мы расстались.

— 25 июля 1979 года

Просьба рыбака

Однажды утром, пробежав десять миль, я увидел рыбака, ловившего рыбу. Он сказал:

– Да, Вы много пробежали. Теперь помогите мне.

Он хотел, чтобы я помог ему, но я просто улыбнулся и побежал дальше.

— 25 июля 1979 года

Сколько миль?

На днях, во время пробежки, моя беговая команда сопровождала меня на машине. Когда я пробежал только шесть миль, рыбак стал кричать мне:

– Продолжайте бежать, бегите быстрее.

Потом он спросил:

– Сколько миль Вы пробежали?

Ребята такие шутники. Я пробежал только шесть миль, а они сказали ему, что двенадцать.

— 25 июля 1979 года

Я работаю

На бульваре Парсонс рабочие-строители рыли большую яму, и один очень толстый человек был в яме, края которой были на уровне его глаз. Как только он увидел меня, он улыбнулся мне и захлопал. Потом он стал ворчать:

– Ох, я тут работаю, а ты бегаешь и радуешься.

— 25 июля 1979 года

Медленный бегун

Однажды во время пробежки какой-то человек лет 60 или 70-ти бежал за мной. Потом он сказал мне:

– Молодой человек, что случилось? Почему Вы так медленно бежите?

Пятьдесят метров он бежал со мной, но потом сдался. Он так задыхался.

— 25 июля 1979 года

Сборщики мусора

Сегодня утром я пробегал мимо трех сборщиков мусора, двух белых и одного темнокожего. Один из белых сказал: «Босс, что Вы деете?» вместо «Что Вы делаете?» Тогда я улыбнулся ему. Темнокожий сказал:

– Он – умница.

Я улыбнулся и ему широкой улыбкой.

— 25 июля 1979 года

Пьяный водитель

Вчера я бегал в пять часов утра около школы имени Томаса Эдисона. Я остановился на небольшом островке безопасности, чтобы пропустить машины. Вдруг какая-то машина въехала прямо на островок, остановившись всего метрах в тридцати от меня. Кажется, шофер был пьяным. Если бы там не было деревьев, я был бы совсем на волосок от гибели.

— 28 июля 1979 года

Пустил пыль в глаза

Когда я свернул налево со 150-й улицы, я заметил на углу старичка, смотревшего на меня. Я посмотрел на него и сказал:

– Доброе утро.

Через несколько секунд он тоже почувствовал вдохновение пробежаться. Я сказал себе: «О Боже, что он делает?»

Когда он догнал меня, для меня настало время пустить пыль в глаза. Я побежал быстро, но потом проклинал себя. Обычно, когда кто-то обгоняет меня, я говорю: «Скорее всего, он бежит только одну-две мили, а я бегу восемь-девять». На этот раз я пожалел о своей глупости.

Мы пробежали вместе 200 метров. Потом он повернул направо, а я налево.

— 28 июля 1979 года

Хорошо потрудился

Вчера утром, когда я пробегал недалеко от бывшего греческого гастронома, который сгорел, какой-то джентльмен сказал мне:

– Хорошо потрудился, славный малый!

— 28 июля 1979 года

Лающие девчонки

До отправления автобуса на триатлон, около полуночи, я вышел на трехмильную пробежку. Через 600 метров я пересек улицу. На бордюрном камне сидели пятеро девушек. Как только они увидели меня, они все встали и начали лаять, как собаки.

Когда я вернулся обратно, они все еще сидели там и болтали. Опять, когда они увидели меня, они вдохновились встать и залаять.

— 30 июля 1979 года

Преследование

Когда я возвращался со своей трехмильной пробежки, через полторы мили я миновал группку из четырех-пяти пуэрториканских парней. Они смотрели на меня. Неожиданно один из них вдохновился бежать со мной. Это выглядело так, как будто он меня преследует. Я достаточно быстро пробежал метров 300, а потом он сдался.

— 30 июля 1979 года

Приглашение

Сегодня днем какие-то рабочие копали землю посреди улицы, на которой я живу. Они слушали радио. Когда они увидели меня, они улыбнулись мне, а один из них сказал:

– Иди сюда, давай вместе слушать радио.

— 30 июля 1979 года

Не будь глупцом

Сегодня утром какая-то старушка с собачкой сказала мне:

– Ты устал?

Я ответил:

– Да, устал.

– Сколько миль? – спросила она.

Я ответил:

– Шесть с половиной.

Она сказала:

– Шутишь? Не нужно так убиваться. Не будь глупцом, дорогой.

Я повстречался с этой старушкой первый раз в жизни.

— 30 июля 1979 года

Гроза

Однажды ночью я хотел выйти и пробежать шестнадцать миль. Я стартовал около 3 часов ночи в парке Флашинг Медоу, а моя беговая команда следовала за мной в машине. Когда я пробежал шесть миль, начался сильный дождь. Это был настоящий ливень, который шел всю ночь. Но я все равно бежал, бежал, сопровождаемый своей верной командой.

— 7 августа 1979 года

Беговой тренажер

В прошлом году я как раз тренировался на своем беговом тренажере, когда меня посетила душа бывшего ученика. Душа сказала:

– Я бы хотела бежать так же быстро во внутреннем мире, как ты бежишь на этом тренажере.

Вечером этот самый ищущий пришел в Галерею Джарна-Кала, встретившись со мной впервые за несколько лет.

— 7 августа 1979 года

Брызгалка

Однажды утром, около половины шестого, я увидел мужа и жену у их домика. Муж складывал мусор в мусорный ящик, а жена поливала газон. Неожиданно жена вдохновилась полить меня из брызгалки. Муж сказал ей:

– Дорогая, зачем ты это сделала? Ты думаешь, ему это понравилось?

Тогда она покатилась со смеху.

На самом деле, мне совсем не нравятся брызгалки. Как только я их вижу – сразу же убегаю.

— 7 августа 1979 года

Благословение

Когда я заканчивал бег на шесть с половиной миль и возвращался к начальной точке, темнокожий мужчина сказал мне:

– Благослови тебя Христос.

— 7 августа 1979 года

Лишняя миля

У меня очень хорошая дорожная команда, но иногда, когда я даю им какое-нибудь задание, они забывают его выполнить. Тогда я ругаюсь на них на чем свет стоит.

Вчера я хотел пробежать только 400 метров, но когда не увидел никакой отметки, сказал: «Скорее всего, я ошибся». Я побежал дальше и дальше. В конце концов, я пробежал милю – 800 метров туда и 800 метров обратно. Моя дорожная команда забыла разметить этот маршрут.

Потом я заставил их поехать туда на машине, и мы обнаружили, что я пробежал лишнюю милю.

— 7 августа 1979 года

Присоединяйся

Однажды, пробежав несколько миль, я шел некоторое расстояние пешком. Какие-то рабочие увидели меня и спросили:

– Почему не бежишь? Нам нравится смотреть, как ты бегаешь.

Однажды эти же самые рабочие пригласили меня присоединиться к ним, чтобы выпить пива.

— 8 августа 1979 года

Водитель такси

Сегодня еще один водитель такси спросил у меня дорогу. Поскольку я не мог объяснить ему, как проехать, я просто сложил руки и сказал, что я не знаю.

— 9 августа 1979 года

Толстяк

Как-то зимним утром я вышел, чтобы пробежать тринадцать миль. Как только я стартовал, я увидел трех девочек, шедших в школу.

Должен сказать, что я не толстый, но когда надеваю жилет, чтобы не замерзнуть, я действительно выгляжу толще.

И вот одна девочка сказала:

– Эй, толстый, ты здорово бежишь!

Другая девочка сказала:

– Толстяк, давай-давай! Толстяк, давай-давай!

— 20 января 1979 года

Неожиданная встреча

Однажды, когда я бегал, примерно в пять тридцать утра, я увидел молодого человека, ожидавшего автобус.

Как только он увидел меня, он очень обрадовался и пробежал со мной тридцать-сорок метров. Потом он пошел обратно к автобусной остановке.

Когда я пробежал милю и возвращался обратно мимо автобусной остановки, молодой человек опять пробежался со мной.

Он был так счастлив бежать со мной. Он сказал:

– Вы – хороший бегун.

— 20 января 1979 года

Компаньон для бега

Сегодня, когда я пробежал полторы мили, маленькая собачка… она была такая свирепая… неожиданно прыгнула на меня и попыталась укусить.

О Боже, что я мог поделать? Я бежал по улице, там ехало много машин. Если побежать на ту сторону, можно оказаться под машиной, а если бежать по этой стороне, укусит собака. Оба направления были опасны.

Но на этом история не заканчивается. Когда собака пыталась укусить меня, пожилая женщина наслаждалась этим зрелищем. И это была ее собака! Мне пришлось топнуть ногой, что-то крикнуть и сделать вид, что у меня есть камень. Собака преследовала меня метров двадцать, а пожилая дама ужасно радовалась.

Я не американец и не знаю вашего американского сленга. Вы бы подошли к этой даме и обругали бы ее. Но я просто пошел по улице, стараясь идти как можно дальше от тротуара. Это было очень сложно.

С духовной точки зрения собака символизирует верность. Если тебя кусает собака, говорят, что ты потерял веру. Когда это я потерял веру? Нет, я ее не терял. Это была просто атака злых сил. Они могут действовать и через собаку. Итак, собака должна быть божественным инструментом, но она может оказаться и небожественным. Вот у меня какая серьезная проблема, а женщина этим наслаждается.

Людям не следует бегать по улице. А то собака может выбежать из дома и создать такие проблемы! Они выбегают ни с того ни с сего, иногда три или четыре сразу. Некоторые сперва лают, а некоторые – нет.

Почти каждый день в разных местах у меня проблемы с собаками.

— 11 августа 1979 года

Эскорт

Моросил мелкий дождь, и я медленно бежал обратно по той же дороге, где раньше на меня напала собака. Старая леди, лет за 70, стояла на тротуаре. Зонтиком ей служил полиэтиленовый пакет для мусора. Когда она меня увидела, она крикнула:

– Эй, стойте!

Я сказал себе:

– О Боже, еще одна старушка!

Но я послушный, поэтому остановился. Загорелся красный свет, и я наслаждался остановкой и отдыхом на красный сигнал светофора. Иногда я наслаждаюсь отдыхом даже на зеленый свет.

Старушка сказала мне:

– Вы не знаете, где Центральный бульвар?

Я ответил:

– Разве здесь не Центральный бульвар?

Она сказала:

– Нет! Что Вы понимаете?

Мимо проезжало много машин, и она спросила меня:

– Вы не могли бы пойти со мной?

Я думал, что она просит меня помочь нести ее сумку, и сказал:

– Я с радостью понесу ее.

Я наблюдал за ней, чтобы понять, действительно ли она сумасшедшая. Мне было жаль ее. Возможно, ей тоже было жаль меня. Когда я перевел ее через дорогу на другую сторону Центрального бульвара, она просто встала там. Я не знал, что было у нее на уме. Она не улыбнулась, но, по крайней мере, и не отругала меня.

— 11 августа 1979 года

Наблюдения с автобусной остановки

Несколько дней назад я пробегал мимо автобусной остановки на 150-й улице. Там стояли темнокожий мужчина и белая женщина, ожидая автобуса.

Из-за того, что там проводятся ремонтные работы, я не могу бежать очень быстро и всегда вынужден переходить на другую сторону дороги. Когда женщина увидела меня, она сказала:

– Хорошо бежите! Вы бежите так быстро.

Мужчина сказал:

– Нет, он бежит медленно. Я мог бегать намного быстрее в его возрасте.

Женщина сказала:

– Нет, не может быть.

Бедняга, он позавидовал моей способности к бегу.

— 11 августа 1979 года

Три случая с машинами

Позавчера утром я пробежал около двух миль, когда ко мне подъехала машина, где сидели маленькая девочка и ее отец. Мужчина сказал:

– Смотри-смотри, Шри Чинмой бежит!

Когда девочка выглянула из окна, она с таким восторгом и волнением смотрела, как я бегу.

Через пятнадцать минут я пробегал около Бохака. Очень медленно ко мне подъехала машина и наконец остановилась. В машине сидели темнокожие женщина и мужчина. Темнокожая дама была за рулем. Она сказала мне:

– Привет, Шри Чинмой! Вы бежите, Вы бежите!

Спустя минуту еще одна машина, в которой сидели два джентльмена среднего возраста, медленно проехала мимо. Водитель спросил меня, как проехать к одной улице. Я сказал:

– Извините, я не знаю.

Мужчина сказал:

– Черт с вами.

Тогда я ответил:

– Спасибо.

— 15 августа 1979 года

Божественные болельщики

Пять минут спустя я пробегал по улице, где находится греческая школа, той улице, которая ведет к типографии Агни Пресс. Пробегая, я обогнал молодую девушку лет шестнадцати или семнадцати, которая ехала на велосипеде. Она догнала меня и сказала:

– Привет, Шри Чинмой.

Она улыбалась и улыбалась. Потом она ехала возле меня примерно 150 метров, а затем достаточно быстро укатила.

Когда я пробегал мимо Агни Пресс, я увидел, как она разговаривает с несколькими своими приятелями, какими-то ребятами. Как только я поравнялся с ними, они начали выкрикивать мое имя, хлопать в ладоши и прыгать с такой радостью. Они подбадривали меня на каждом шагу:

– Шри Чинмой! Шри Чинмой!

Когда я вернулся домой, я попросил одного из своих учеников скорей принести мне двенадцать яблок и двенадцать апельсинов. Но он не услышал слова «скорей». Прошло двадцать минут, и я сказал: «Теперь уже эти божественные дети, наверное, исчезли». Тогда я попросил другого ученика отвезти меня на машине. Потом я увидел первого ученика. Он шел очень медленно. Я сказал:

– Что ты делаешь? Я просил тебя прийти «скорей».

Он ответил:

– Гуру, я не расслышал слова «скорей», я слышал только «иди и принеси».

Я все равно отправился к тому месту посмотреть, были ли дети все еще там. К моему великому удивлению, девушка все еще была там, она сидела на ступеньках у греческой школы со своей подружкой. Поскольку это были девушки, я не считал возможным подойти и поговорить с ними.

– Нам лучше всего поехать в магазин Гуру Стейшнери и привезти каких-нибудь девочек, – сказал я. И мы привезли двух учениц, которые там работали, к тому месту, где разговаривали те две девушки.

Когда девушка увидела нашу машину, подъезжающую к ней, она вскочила и бросилась  к машине.

– Шри Чинмой, Шри Чинмой, – воскликнула она. Они с подружкой прыгали от радости.

Я сказал им:

– Можно угостить вас фруктами?

Девушка, которая стояла у машины, сказала:

– Конечно. Вы такой милый, хороший человек. Можно мне поцеловать Вашу руку?

Я сказал:

– О, нет!

Я дал каждой из них по апельсину и по яблоку. Потом я спросил:

– Где ваши друзья?

Они ответили:

– Мы пойдем их поищем.

Они пошли в школу, но их друзей там не было. Когда они вернулись, другая девушка сказала, что она была очень счастлива увидеть, как я бегаю. Она оказалась тоже бегуньей и сказала, что участвовала в одном из наших десятимильных пробегов в Коннектикуте. Этим утром она приходила в наш магазин Гуру Хелс Фудс, чтобы узнать, когда будет следующий пробег. Обе девушки были в восторге.

Я спросил, не увидятся ли они вскоре со своими друзьями, чтобы они смогли передать им яблоки и апельсины, но они ответили:

– Нет, мы не встретимся с ними.

Я сказал:

– Тогда я хотел бы дать вам еще по яблоку и апельсину.

Молодой парень наблюдал за нами. Он не был среди тех, кто подбадривал меня, но сказал:

– Можно мне тоже апельсин? Но я не люблю яблоки.

Он подошел ко мне в полном восторге, и я дал ему апельсин.

— 14 августа 1979 года

Двое чокнутых

Прошлой ночью, пробежав шесть с половиной миль, я возвращался в час тридцать ночи мимо Центрального бульвара. Ко мне медленно подъехала машина. Я убегал, но машина проехала прямо на красный свет. Я сказал: «О Боже, что он делает?»

Водитель курил, и рядом с ним сидела его жена. Мужчина высунулся из окна и сказал мне:

– Пожалуйста, подойдите ко мне. Я не сделаю Вам ничего плохого. Не бойтесь.

Эта чета выглядела очень респектабельно, и я подошел к машине. Мужчина спросил:

– Скажите, почему Вы бегаете в такой поздний час?

Я ответил:

– Мне так нравится, я так люблю.

Мужчина сказал своей жене:

– Я тоже каждый день бегаю в это время, а ты говоришь, что я чокнутый. Вот еще один человек, который тоже бегает в это время.

Дама сказала:

– Да, еще один чокнутый, как и ты!

Потом она сказала мне:

– Молодой человек, идите домой и ложитесь спать. Если Вы не будете спать, вы скоро умрете. Но если вы не будете бегать, Вы умрете не скоро.

Мужчина сказал:

– Лучше раньше умереть, чем жить с такой женой, как ты.

Дама толкнула своего мужа и выбила сигарету у него изо рта. Сигарета упала на улицу, очень близко к моей ноге. Но, к счастью, она не коснулась меня. Я засмеялся, а потом они оба начали смеяться и смеяться. Наконец, они сказали мне:

– Большое спасибо.

— 15 августа 1979 года

Уличная помеха

Вчера я бегал в парке Флашинг Медоу, когда сзади ко мне подошла пожилая толстая дама и левой рукой очень здорово толкнула меня в плечо. Наблюдая за этой сценой, к нам приближался худощавый старичок, одетый в хороший беговой костюм. Он сказал ей:

– Уличная приставала!

О Боже, я думал, что сейчас стану свидетелем очень хорошей драки. Так что я ускорил шаг и очень быстро убежал.

— 23 августа 1979 года

Газонокосители

Вчера, заканчивая пятимильную пробежку, я пробегал мимо двух людей, подстригавших газоны. Один из них с улыбкой подошел ко мне и сказал:

– Вы – Шрай, Шрай?

Другой сказал:

– Так здорово, что Вы бегаете.

— 24 августа 1979 года

С днем рождения

Вчера, когда я бегал, ко мне на велосипеде подъехала молодая девушка. Она сказала:

– Привет! С днем рождения, с днем рождения!

Все ее друзья смотрели на меня, улыбались и подбадривали меня. Потом многие из них присоединились к ней и пели «С днем рождения» на протяжении трех-четырех минут, пока я не убежал так далеко, что не мог их больше слышать.

День моего рождения, однако, наступил только девять дней спустя.

— 18 августа 1979 года

Эта серия книг может быть процитирована с помощью cite-key rb-1