Как великий пианист получил приглашение в последний момент

Жил великий пианист. Все восхищались им и высоко ценили его волнующие душу выступления. Однажды руководители известного общества культуры собрались, чтобы организовать празднование пятидесятилетия своего общества. Они решили пригласить этого пианиста дать концерт в честь юбилея. Но, к сожалению, они решили это слишком поздно. До юбилея оставался всего день, и они боялись даже попросить его. Он был таким великим пианистом. Как можно было надеяться, что он примет приглашение, если его предупреждают за такой короткий срок? Они расстроились, что мысль пригласить его пришла им в голову в последний момент. И тут их друг, который был также другом пианиста, взялся организовать это.

— Хотя уже слишком поздно, я смогу устроить так, что он выступит у нас, — сказал он. — Он мой близкий друг.

— Мы будем так благодарны тебе, если ты сможешь привести своего друга-пианиста, — сказали руководители общества. — Мы боимся приглашать его в последний момент.

— Не беспокойтесь, — сказал друг. — Я смогу его привести.

Друг отправился к великому пианисту и спросил:

— Можно мне попросить тебя об огромной услуге?

— Ты мой настоящий друг, и тебе что-то нужно, — сказал пианист. — Разве есть хоть что-нибудь, чего я не сделал бы для тебя? Конечно, я сделаю это, если это в моих силах.

— Я не знаю, в твоих ли это силах, но я немножко стесняюсь и даже побаиваюсь попросить тебя об этой исключительной услуге, — сказал друг.

— Прошу тебя, скажи, что тебе нужно, — ответил пианист. — Я непременно сделаю то, о чем ты просишь.

— Мы с моими друзьями из общества культуры были бы очень тебе благодарны, если бы ты смог завтра выступить, — сказал он. — Я взял на себя смелость пригласить тебя на наш юбилей в последний момент, ведь осталось так мало времени, и теперь я не знаю, получится у меня это или нет.

Пианист рассмеялся и никак не мог остановиться.

— Ты ведь мой настоящий друг. Неужели я не сделаю этого для тебя? Когда речь идет о дружбе, не может быть никаких «последних моментов». Я буду выступать в любое время. Если бы кто-нибудь другой предупредил меня за такой короткий срок, я бы и не подумал выступать. Но ты мой друг, ты можешь просить меня поехать куда угодно и когда угодно. Последние 35 лет я каждый день упражняюсь по девять часов в сутки, так что я всегда готов к выступлению.

— Как бы я хотел, чтобы у меня была такая решимость! — сказал друг.

Пианист от души рассмеялся.

— Я не обладаю монополией на решимость. Бог дал одинаковую решимость всем. Только я применяю свою решимость, а ты — нет. Если ты делаешь что-то каждый день, решимость становится естественной. Я столько лет применял свою решимость, и поэтому она стала моей второй натурой. Если регулярно применять решимость, она становится совершенно естественной и спонтанной. Прошу тебя, скажи своему обществу, что я, конечно же, принимаю это предложение и выступлю завтра. Я ценю своих друзей больше всего на свете.