Интервью

14 января 2005 года Шри Чинмой ответил на вопросы, заданные Гайей, репортером журнала «Пекинский вестник науки и техники». Она брала интервью по телефону. Гайя находилась в Пекине, а Шри Чинмой — в отеле «Шингри-Ла Голден Флауэр» в Сиане.

Шри Чинмой: Доброе утро! Доброе утро! Вас зовут Гайя? Вы знаете, что имя Гайя есть и в Индии? В Индии есть святой город, который называется Гая. Бодх-Гая — это место паломничества. Недалеко от этого места под деревом бодхи достиг Нирваны Будда. Он обрел там полное просветление, поэтому это для нас святое, очень святое место.

Как я понимаю, у вас есть несколько вопросов. Можно, я начну на них отвечать?

Вопрос: Из всех инструментов, на которых вы играете, какой вы любите больше всего?

Шри Чинмой: Я играю на многих инструментах. Мой самый любимый — эсрадж. Это индийский инструмент, он появился более пятисот лет тому назад во времена Могольских императоров. Самым великим из всех императоров был Акбар. Именно у него при дворе музыканты играли на этом инструменте — эсрадже.

Вопрос: Что вы хотите передать людям своей музыкой?

Шри Чинмой: Как все мы знаем, музыка — это универсальный язык. Вот сейчас нам не нужно учить китайский язык. Конечно, если мы его выучим, это принесет нам огромную пользу. А вы можете и не знать бенгальского языка. Но вам и не нужно его учить. Мои песни на бенгальском языке смогут проникнуть вам в сердце. Они смогут это сделать благодаря своим нежным мелодиям. С другой стороны, я здесь слышал много китайских песен и был очень-очень глубоко тронут. Я не знаю ни слова по-китайски, но в музыке не существует языкового барьера. Она в мгновение ока проникает в сердце. Вот почему нам так легко понимать, любить и ценить музыку других стран.

Таким образом, музыка играет в нашей жизни очень особую роль. Я давал концерты во многих городах. В основе моих выступлений лежат мои собственные внутренние чувства. Каждому человеку нужно сильно верить в собственную жизнь. Я индиец, и я молюсь и медитирую. Это мой образ жизни, мой уклад жизни. И я стремлюсь передать смысл своих внутренних молитв и медитаций в своих концертах.

Я верю в Бога. Другие ищущие скажут, что верят в Истину. Мой Бог и их Истина тождественны. А третьи верят в Свет. Господь Будда верил в Свет и совсем не верил в Бога. Его внутренний Свет — то же самое, что наш Бог. Бога и Свет разделить нельзя. Бога и Истину разделить нельзя. С другой стороны, если у вас есть сильная вера в себя самого, то эта ваша вера — то же самое, что мой Бог. Бог может быть Светом, Бог может быть Истиной, и Бог может быть убеждением, очень сильным убеждением, о котором мы говорим — «вера».

Вопрос: На скольких инструментах вы играете на концерте?

Шри Чинмой: Когда концерт длится два с половиной часа, обычно я играю на двадцати-двадцати пяти инструментах, а если час с четвертью, то на двенадцати-тринадцати. А иногда я рисуюсь! Я играю на ста инструментах, но это только для моих учеников, чтобы их порадовать. Думаю, раза два я играл более чем на ста инструментах за один концерт.

Мои ученики ко мне очень-очень добры и щедры. Они постоянно привозят мне национальные музыкальные инструменты из своих стран, и я с удовольствием играю на многих уникальных инструментах. Как говорится, я «всему учился, а мастерства ни в чем не добился». Я и музыкант, и художник. Я и поэт, и певец. Я еще и тяжелоатлет. Но если говорить совсем искренне, то придется признать, что мастерства я ни в чем не достиг. Я хотел бы достичь мастерства только в одном: в своей жизни-молитве и жизни-медитации. Я начал жизнь с молитвой и медиацией и хочу продолжать это делать до последнего вздоха. Самые важные дела в моей жизни — это молитва и медитация, все остальное на втором месте.

Вопрос: Оказавшись перед лицом таких природных катастроф, как недавнее цунами, можно реагировать двумя способами. Первый — чувствовать, что люди должны относиться к природе с большим уважением. Второй — чувствовать, что на первом месте всегда люди и поэтому нам нужны более продвинутые технологии для защиты людей от катастроф. А как смотрите на это вы?

Шри Чинмой: Я со всей искренностью разделяю обе точки зрения. Во-первых, мы должны уважать природу. Президент Горбачев и другие деятели отчаянно стараются спасти Мать-Природу. Природа разрушается повсюду, и их организация Зеленый Крест пытается ее уберечь, сохранить окружающую среду. Природа — это выражение нашей внутренней, более высокой жизни. Именно от природы мы получаем все, что есть хорошего, — красоту, спокойствие, смирение, простоту и многие другие божественные качества. Прежде всего, природа естественна. Когда мы развиваем ум, у нас все так усложняется, и мы ничего не способны сделать естественным образом. Природа помогает нам вернуть естественность. Так миллионами способов природа помогает нам стать добрыми гражданами мира. Поэтому мы должны уважать природу и поклоняться ей.

Ваш второй вопрос в том, что нам нужны более продвинутые технологии для защиты людей от катастроф. Я полностью согласен также и с этим утверждением. Наука и техника должны совершать прогресс. Но, простите меня, как бы далеко мы ни продвинулись в развитии науки и техники, если природа разгневается, она не подчинится достижениям нашей науки и техники. Вселенская природа бесконечно могущественнее достижений человеческой науки. Говорю вам, эти достижения не смогут противостоять Матери Природе, когда она во гневе.

Так что есть два подхода: продвинутая технология и уважение к Матери Природе, чтобы она не гневалась на нас и не мучила нас, вызывая природные катаклизмы. Оба ваших подхода совершенно правильны, но, если мне будет позволено, я хотел бы добавить еще один подход, который никак не помешает первым двум. Этот третий подход — молитва, молитва к высшему, самому сильному, самому могучему Единому о защите от бед, от природных катаклизмов, от всего и всех.

Если применить все три подхода одновременно, то будет очень велика вероятность того, что мы сможем предотвратить природные катаклизмы.

Вопрос: Вы хотите сказать, что нужно одновременно проявлять любовь, мудрость и развивать технологии?

Шри Чинмой: Да. Я чувствую, что нужно объединить все три подхода: любовь к природе, внутреннюю мудрость и развитие технологий. Тогда мы сможем противостоять природным катаклизмам. Внутренняя мудрость — это не что иное, как любовь, чувство единства. Если мы искренне кого-то любим, этот человек не причинит нам вреда.

Этот мир — просто одна семья. Вы моя сестра, я ваш брат. Весь мир — это большая семья, он состоит из братьев и сестер. Каждый человек в этой семье обладает чем-то уникальным и отдает это всему миру. Мы все вместе можем жить в мире, а можем ссориться, бороться и развязывать войны. Так что у нашего мира есть два пути на выбор: один — установить дружбу, братство и единство, а другой — стараться завоевывать или уничтожать других. Если мы примем этот подход, мы в конечном счете уничтожим себя.

Радость, счастье и удовлетворение — вот то, чего мы, собственно, хотим как люди. Эти качества можно получить, лишь объединившись с другими людьми. Все прочие люди — это не что иное, как расширение нашей собственной реальности. Когда мы достигаем единства с остальными членами мировой семьи, мы испытываем радость, и эта радость длится вечно. Но когда мы кого-то побеждаем большей силой и властью, любыми, бесчестными средствами, мы не можем испытывать постоянной радости.

Один подход совершенно правилен: достижение единства со всей мировой семьей. Другой подход — это песня превосходства. Нам кажется, что нужно доказывать другим свою силу, что мир должен знать, что мы сильнее. Это неверный подход. Добиться радости можно только путем союза, а не разобщения. Когда мы расширимся, когда расправим крылья и весь мир станет нам своим, совершенно родным, когда мы полюбим Мать-Природу, вот тогда наша радость будет длиться вечно. И в такой радости есть сладостность, огромная сладостность. Мы жаждем такой радости — радости творения.

Вопрос: Как людям достичь любви?

Шри Чинмой: К чему мы придем без любви? Если мы не любим мир, значит, мы к миру равнодушны, безразличны. Когда мы мир ненавидим, мы разрушаем себя. А с другой стороны, когда мы равнодушны, мы не испытываем радости. Нужно любить мир и принимать его как свой, родной. Ради чего? Ради совершенствования мира.

Вы спросили, как нам достичь любви? Ответ такой: что будет, если не любить? Мир, который нас сейчас окружает, полон ненависти, стремления к превосходству. Мы не любим друг друга, поэтому так сильно страдаем.

Но как же полюбить кого-то или что-то? Первое: если мы не любим себя, мы не сможем полюбить других. Если мы рано утром чувствуем себя счастливыми, то мы поздороваемся или улыбнемся тем, кого встретим на улице. Но если мы утром несчастны, то мы на других и не посмотрим. Мы почувствуем себя отвратительно и можем даже дойти до заявления, что у нас пойдет насмарку весь день, если нам кто-нибудь попадется по пути. Если мы внутренне счастливы, то весь мир нам кажется прекрасным. Но если глубоко внутри мы несчастны, то виноват весь мир. Мы никогда не виним себя — мы обвиняем мир. А кто же виноват на самом деле? Это мы виноваты.

Так вот, а как любить мир? Хочу сказать, что можно любить мир, создавая радость. Из радости придет любовь, а из любви — радость. Как же нам создать радость? Для этого нужно что-то делать. Малышка получает радость, играя с куклой. Если я верю в Бога, я получаю радость от молитв к Нему. Когда я получаю радость, я тут же обнаруживаю, что мне хочется проявить ее в своей повседневной жизни. Тогда эта радость превратится в любовь. Я хочу сказать, что мы должны уделять внимание тому, что приносит нам радость. Тогда из радости мы получим любовь. Нужно начать с радости. Мы пришли в мир, чтобы приносить миру радость и получать радость от мира. Но, к сожалению, многие люди живут умом, а не сердцем. Вот почему им так трудно получать от мира радость. Единственное, от чего ум испытывает радость, — это разобщение, разделение. Ум старается получить радость, разрезая реальность на кусочки. Сердце же хочет сохранять реальность нетронутой. Оно не желает кромсать реальность на части.

Так что ответ — в сердце. В сердце есть и радость, и любовь, в уме же радости нет. И более того: ум отбирает всю нашу внутреннюю радость, которую мы черпаем в сердце. Ум — виновник того, что мы сомневаемся в других, завидуем им. Если кто-то — прекрасный человек или если он добился чего-то замечательного, мы погружаемся в сомневающийся ум и стараемся умалить этого человека или его достижение. Разве от сомнений и зависти получишь радость? И, с другой стороны, мы испытываем такую радость, если используем способности сердца, отождествляемся с этим человеком! Если мы будем слушать прекрасную, восхитительную музыку сердцем, мы отождествимся с музыкой, с певцом или с мелодией. Мы можем даже ощутить, что мы сами и поем эту мелодию. Но если мы погрузимся в ум, то начнем завидовать певцу, музыке и так далее.

Так что сердце и ум дают нам два различных опыта. Сердце ценит других людей, а ум стремится свести их славу к минимуму. Сердце делает нас счастливыми, ум — несчастными. Если исполняют китайскую песню и я слушаю ее сердцем, я испытываю такую радость, такое чувство единства с музыкой! Но если я буду находиться в уме, я скажу: «Ну, нет, моя индийская музыка гораздо лучше!» И если вы точно так же подойдете к этому умом, вы скажете: «Эта индийская музыка такая нелепая. От нее так в сон и клонит. Уж как начнется, так и не кончится никогда». Но если вы будете чувствовать сердцем, вы скажете: «Индийская музыка такая красивая, такая успокаивающая, такая чарующая».

Кто остается в проигрыше, когда мы все критикуем умом? Мы сами. Критикуя кого-то, мы никогда, никогда не станем счастливыми, потому что наша внутренняя природа — это сама любовь, вечная любовь. Вот почему мы в нашей философии придаем столько значения сердцу. Сердце принимает реальность такой, как она есть. Сердцу все равно, что за люди вокруг — хорошие или плохие. Предлагая другим добрую волю, оно становится с ними неразделимо единым. Ум же, с другой стороны, постоянно разрывается между хорошими качествами других людей и их плохими качествами. Он то говорит, что такой-то — хороший человек, то заявляет, что мы напрасно тратим на этого человека свое драгоценное время. Подходя к другим людям сердцем с доброй волей, мы налаживаем с их душой своего рода дружбу или единство, и это приносит нам огромную радость. Но если мы будем подходить к другим людям умом, мы только и будем что стараться искать у них недостатки.

Если, проходя мимо цветка, мы используем способности ума, то, как зловредная обезьянка, мы постараемся разорвать его лепесток за лепестком. Но если мы подойдем к цветку, находясь в сердце, мы залюбуемся его красотой и порадуемся аромату.

Сердце дает радость, и сердце получает радость. Ум стремится уничтожить красоту, ту реальность, которую он видит. Естественно, те, кого подвергли критике, будут отвечать той же монетой. Они соберутся с силой и станут защищаться. Так что сердце — это взаимная любовь, а ум — взаимное разрушение. Когда появляется добрая воля, мы мгновенно открываем дверь сердца. Так мы освобождаем свое сердце. Если говорить о вас, то вы, несомненно, открыли свое сердце. Открыв сердце, вы поднялись на определенный уровень. Завтра вы увидите, что это не конец, что вы сделали только первый шаг. Это очень солидный шаг, и внутри своего сердца вы непременно ощутите любовь, радость, свет, покой, блаженство и другие божественные качества. Этот первый шаг — открыть сердце — приносит немалое удовлетворение. Вы завтра же увидите, что у вас внутри расцветают многие-многие божественные качества. Как у цветка распускается лепесток за лепестком, так и в вашем сердце расцветет много-много божественных качеств, и они принесут вам огромную радость. И вы почувствуете в жизни колоссальный смысл — каждый день растить любовь, радость, покой и блаженство.

Вопрос: Не могли бы вы сказать что-то о развитии науки и техники в Китае?

Шри Чинмой: Как известно, наука и техника — совершенно чуждые мне области. Но я люблю технику. То, что я невежествен в какой-либо сфере, не значит, что в ней нет толку. Когда я приехал в Китай впервые, я написал песню для маленьких детей. В ней я высказал, что древняя китайская мудрость — это нечто уникальное.

Вот слова этой песни:

Я замечательный китайский мальчик.
Я хорошая китайская девочка.
Мы вместе с гордостью
Поднимаем флаг победы Китая.
Море древней мудрости Китая,
Скорость современного прогресса Китая,
Воистину, привлекают внимание всего мира!
О наших успехах должны узнать все.

17 декабря 2004 года

К тому же, современный научно-технический прогресс Китая никак не противоречит его древней мудрости. Между древней мудростью Китая и его современной скоростью нет конфликта. Они идут бок о бок. Когда мы углубляемся внутрь, мы видим ту бесконечную мудрость, которую столетия назад Китай подарил всему миру, и мы также видим, что прогресс науки и техники, который Китай совершает сейчас, происходит быстрее быстрого. Эти два момента уживаются, потому что Китай не отказывается от своей древней мудрости, не смотрит на нее свысока.

К тому же, Китай не проводит сравнений между древней мудростью и современной скоростью. Китайцам очень хочется их объединить, свести воедино. Это подобно тому, как вместе существуют внутреннее и внешнее. Чтобы бежать быстрее быстрого, нам нужны две ноги. Точно так же, если мы будем зависеть только от внутренней мудрости, мы не сможем идти вровень с современным миром. У современного мира есть преимущество — скорость. Китай так быстро совершает прогресс во внешнем мире! Выведя вперед внутреннюю мудрость и соединив ее с внешней скоростью — а именно так Китай и поступает, — он движется быстрее быстрого. Внутреннюю мудрость и внешнюю скорость можно сочетать, и Китай доказывает это всему миру.

Это любовь Китая к древней мудрости и его любовь к современным научным достижениям связывают его внутренние качества с его внешними способностями. Внутренние качества Китая — это мудрость, всеобъемлющая любовь к мировой семье, единство и свет. Внешняя способность Китая — это скорость, скорость, скорость. Их можно сочетать, и вот вам доказательство. Китаю это удается! За это великое достижение — объединение внутреннего и внешнего — Китай заслуживает восхищения всего мира, и моего сердца тоже. Китай заслуживает от моего маленького сердца признательности и восхищения, а также благодарности и гордости.

Вопрос: Как вам понравились китайские люди?

Шри Чинмой: Я их очень-очень полюбил. Нечего и говорить, они напоминают мне моих индийских братьев и сестер. Я побывал здесь, в Китае, во многих местах. Когда я смотрю на людей Китая, я чувствую сильное единство между Китаем и Индией.

Много лет тому назад ваш премьер-министр Чжоу Эньлай был с визитом в Индии, и премьер-министр Неру и Чжоу Эньлай стали очень-очень близкими друзьями. Индийцы называют Китай «Чин», а Индия, или Индостан, — это «Хинд». Так вот, у индийцев есть лозунг: «Чин Хинд бхай бхай», что значит «Китай и Индия — братья». Люди по всей Индии так одухотворенно пели эту песню: «Чин Хинд бхай бхай». Индостан и Китай — великие друзья, настоящие друзья, они братья.

Вопрос: Откуда людям взять веру, когда мы сталкиваемся в мире со сплошным страданием?

Шри Чинмой: Страдания, с которыми сейчас сталкивается мир, невероятны. Из-за цунами погибли многие тысячи людей. Можно сказать, в каком-то смысле, Мать-Природа недовольна людьми. Если мы будем искренними, то каждый без исключения человек на земле увидит, сколько плохого натворил лично он и сколько плохого мы сделали коллективно — в национальном и международном масштабе.

Мы иногда совершаем неправильные поступки неосознанно, а иногда — намеренно. Например, малыш не осознает, как опасен огонь. Когда он подойдет к огню, вы думаете, огонь не обожжет его только потому, что ребенок невинен? Жечь — в самой природе огня. Мы люди, и мы должны быть с собой очень откровенными в том, сделали ли мы все хорошее, что могли. Тогда мы увидим, что люди постоянно совершают очень-очень много неправильных поступков сознательно, намеренно и злоумышленно. Зачем? Чтобы показать свое превосходство.

Так что можно сказать, что это цунами — бунт природы, ее месть. Мать-Природа — действительно как мать. Она видит, что ее дети ссорятся, дерутся и все разрушают, вот она их и бьет. Она хочет, чтобы дети были добрыми, образцовыми гражданами мира. Ей и в голову не приходит разрушать землю. Она только в определенной степени наказывает детей, чтобы они начали жить по-новому.

Это цунами принесло нам ужасающий опыт. С другой стороны, руководители многих стран объединились в стремлении помочь людям тех мест, которые пережили наибольшие разрушения. Люди еще раз проявили сочувствие, которое прежде было практически забыто. Министр иностранных дел Китая Ли Чжаосин написал уникальное стихотворение, которым я глубоко восхищаюсь. Оно называется «Моим далеким друзьям». В этом стихотворении раскрывается его сердце безоговорочного сочувствия, любви и чувства единства. Вот видите, проявление скольких хороших, божественных качеств в людях вызвало цунами! Своими божественными качествами мы можем объединить мир. А своими небожественными качествами мы можем мир разрушить.

Возвращаюсь к вашему вопросу. Как освободиться от страдания? Прежде всего, нам нужно любить других и установить с ними чувство единства. Это единство держится на нашем внутреннем существе. Когда мы по-настоящему кому-то сочувствуем, мы забираем у него часть страдания. Скажем, у кого-то умерла мама. Если этот человек — ваш близкий друг и вы идете его утешать, то вы, несомненно, облегчите его страдания. Благодаря тому, что вы разделите страдание, члены семьи будут страдать не в полную силу.

Когда случилось это цунами, министр иностранных дел Китая и многие другие руководители разных стран, а также отдельные люди по всему миру проявили свое сердце, полное сочувствия. Сочувствие, которое проявил весь мир, реально помогло человечеству. Сочувственное сердце мира значительно ослабило страдание людей, пострадавших от цунами.

Страдание существует, но его можно разделить, чувствуя единство со страдающими. Всегда нужно ощущать добрую волю. Если я помогу тебе в твоем страдании и наоборот, то мы ослабим страдание.

Настанет день, когда появится другой способ справляться со страданием, — с помощью света. Человеческая жизнь соткана из тьмы и света. Тьма хочет окутать нас и убить свет; свет же хочет не уничтожить тьму, а просветлить ее. Во внешнем мире страдание будет всегда, но есть путь ослабить его, и это путь единства, достижения единства. Если мы будем подходить ко всему с сочувственным сердцем, с чувством единства, страдание значительно сократится.

Высшая цель Матери-Земли, этой планеты Земля, не в страдании, а в радости. Мы пришли с Небес, где все — радость. А теперь мы на этой планете грустны, несчастны, жалки, и в большой степени виноваты в этом мы сами. Но если мы сможем осознанно расширить, увеличить свою любовь, добрую волю и чувство единства и к тому же сможем глубоко погрузиться внутрь, то страданий будет намного меньше. Высшая цель каждого человека заключается в счастье. Мы знаем, что пришли с Небес — счастья-нектара, — а теперь мы проходим по длинному-предлинному туннелю, темному, неосвещенному. Но мы чувствуем, что в конце туннеля, каким бы длинным он ни оказался, нас снова будет ждать свет, и этот свет и есть счастье.

Вопрос: С какой целью вы приехали в Китай?

Шри Чинмой: На Рождество я каждый год уезжаю из Нью-Йорка. В это время у нас каникулы. В этом году я приехал в Китай с целью культурного обмена. Я с самого детства восхищался Китаем. Величайший поэт Индии Рабиндранат Тагор, лауреат Нобелевской премии 1913 года по литературе, написал о Китае книгу1, и из этой книги я очень-очень много почерпнул. Великий духовный герой, которого звали Свами Вивекананда, тоже писал о Китае в своих письмах. Вдобавок, я о Китае много читал в юности и глубоко восхищаюсь вашими философами, художниками, вашей культурой.

Я приехал в Китай с сердцем, полным восхищения и любви. Это культурный обмен. Мы с моими учениками поем и исполняем музыку. Мы любим искусство и культуру и, находясь здесь, хотим увидеть и впитать вдохновляющие качества Китая. Мы приехали предложить свою добрую волю, чувства братства и единства. Мы хотим предложить то, что привезли каждый из своей страны, и, с другой стороны, воспринять добрые качества вашей любимой страны, страны, которой мы искренне восхищаемся, и тем самым сделать богаче себя. Воспринимая от вас то, что у вас есть, мы увеличиваем свое внутреннее богатство. И мы будем так рады, если наша добрая воля, наша музыка и образ жизни смогут принести какую-либо пользу вам. Так что это процесс взаимообмена.

Вопрос: Расскажите, пожалуйста, о вашей связи с Матерью Терезой.

Шри Чинмой: Мать Тереза была мне матерью и в то же время сестрой. Она то была со мной очень-очень строга, как мать, то очень-очень добра и нежна, как сестра. В течение нескольких лет она трижды говорила мне, что я должен сопровождать ее в поездке в Китай. Зачем? Чтобы служить Китаю.

Увы, Бог не исполнил ее желания приехать в Китай. Но поверьте мне: в тот день, когда я приехал в Китай, я очень ясно увидел ее душу. Она пришла и благословила меня, потому что я выполнил свое обещание ей и приехал в Китай. Потом я давал в Сямыни музыкальный концерт маленьким детям. В тот день душа Матери Терезы была так счастлива, особенно когда более тысячи детей запели нашу песню: «Я замечательный китайский мальчик, я хорошая китайская девочка».

Я сильно чувствую и вижу, что душа Матери Терезы руководит мною во время моего визита в Китай. Ее душа приходит ко мне — можете называть это сном или чем угодно еще, — чтобы меня благословить и внутренне меня направлять. Она очень искренне хотела приехать в Китай и служить ему. За годы жизни она побывала во многих странах и в каждое место отправлялась только ради того, чтобы служить людям той страны.

Я вечно благодарен Матери Терезе. Сердце у нее было больше наибольшего. Она жила не только ради Калькутты, где дарила миллионам людей свое невообразимое сострадание и нежность, — она жила ради всего мира. Она была уникальным человеком, которого Мать-Земля получила от Отца-Небес.

Вопрос: Будьте добры, расскажите о своей программе «Поднимая мир сердцем-единством».

Шри Чинмой: Единство со всем миром можно выразить такими разными способами! У каждого человека есть собственный способ. Что касается меня, то мой Внутренний Пилот велел мне предлагать служение таким вот способом — поднимать над головой определенных людей. Когда во время футбольного матча игрок забивает гол, его товарищи по команде его качают. Они подбрасывают его, чтобы выразить свою радость, когда тот сделает что-то хорошее.

И здесь я тоже вижу, что в разных сферах жизни есть люди, совершившие очень-очень много хорошего ради совершенствования мира. Я чувствую, что обязательно должен сделать что-то хорошее для них. Я стараюсь приносить радость тем, кто внес такой большой вклад в развитие всего мира. Я поднимаю их одной или двумя руками. Таким способом я за многие годы поднял семь тысяч человек, и среди них есть президенты, премьер-министры и выдающиеся люди, такие, как Президент Нельсон Мандела, Десмонд Туту, Рави Шанкар, Мухаммед Али и другие.

Я поднимаю и детей, ведь они — будущее, и также поднял довольно много людей, кому уже перевалило за восемьдесят. В Индонезии я поднял одну женщину, которая была старше ста лет. Скольким людям удалось дожить до ста лет? Она совершила нечто значительное — она стала долгожителем.

Так или иначе, если человек совершил нечто уникальное, то я стараюсь этого человека отметить. Лауреаты Нобелевской премии, ученые, политики — все мы члены одной семьи. Некоторые уже отдали миру свои способности, и тогда я стараюсь сделать что-то хорошее для них, поднимая их над головой и так выражая им свою признательность и восхищение. А некоторые сейчас еще как бутоны. Они — дети человечества. Они еще не расацвели в полную силу, но в них — будущее, и поэтому я стремлюсь поднимать и их и оказывать им свою полную поддержку.

Я очень надеюсь на то, что, пока я нахожусь здесь, я смогу принести что-то полезное сердцу и душе Китая.


  1. CSC:61-ru.Беседы в Китае, Калькутта, 1925 год

Шри Чинмой, Беседы с Шри Чинмоем.Впервые опубликовано издательством Центр Шри Чинмоя, Москва в 2013 году.

Это 1562nd–я книга, написанная Шри Чинмоем с тех пор, как в 1964 году он приехал на Запад.

Примечание:

Если вы публикуете скопированный текст на другом сайте, пожалуйста, укажите следующую информацию в соответствии с условиями лицензии:


автор Шри Чинмой
Из книги Беседы с Шри Чинмоем, распространяемой на условиях лицензии Creative Commons license

Close »