Шри Чинмой отвечает на вопросы, часть 19

Вернуться к содержанию

Часть I

Вопрос: Отчего животным приходится терпеть боль, болезни и увечья, ведь они не осознают себя так, как люди?1

Шри Чинмой: Есть животные, которые осознают себя намного больше, чем люди. Некоторые животные более развиты не только в плане самоотдачи, но и по многим-многим достоинствам и божественным качествам. Они не обладают таким разумом, как люди, но их инстинкты приходят с более глубокого уровня сознания. Мы не понимаем их языка. Нам кажется, что им недостает разумности и именно поэтому они дерутся и убивают друг друга. Мы считаем себя намного лучше. Но во внутреннем мире мы ссоримся, деремся, душим друг друга больше, чем они. Животные дерутся, лишь когда непосредственно сталкиваются друг с другом. Но у нас, людей, есть враги в Африке, в Австралии или еще в какой-либо части света, и мысленно мы стараемся в мгновение ока уничтожить этих людей. Нам кажется, что никто не узнает, что мы творим внутренне. Но не только Бог, но и душа этого человека знает, какие резкие, тяжелые, агрессивные и сокрушающие удары мы наносим врагам своими мыслями. Наши мысли могут быть так могущественны. Если мы позволяем себе разрушительные мысли о каком-то человеке, то на внешнем плане с ним, возможно, ничего и не случится, но на внутреннем плане ему, несомненно, будет нанесен вред.

Вернемся к вашему вопросу: используя ментальный подход, мы, естественно, скажем, что животные менее развиты, чем мы. Они невинны, они беспомощны, это так верно. С другой стороны, люди тоже так часто бывают беспомощными. Иногда мы так горячо молим Бога, проходят дни, месяцы, но Бог не отвечает. Близкие нам люди на грани гибели, или чьи-то малыши при смерти, и вот мы плачем и молим Бога спасти их. И тут мы видим, что Бог не слышит наших молитв. Неужели Бог так жесток? Нет. Просто у Него Своя манера действовать. Но именно благодаря тому, что мы молимся и медитируем, мы чувствуем, что есть Тот, кто немного выше нас. Если мы искренни, мы обязательно чувствуем, что есть Тот, кто любит наших близких больше, чем любим их мы. Есть Тот, кто способен сочувствовать страданиям какого-то человека или животного больше, чем это делаем мы.

Нам кажется, что мы, люди, способны сочувствовать другим. Мы счастливы при виде того, как счастливы наши друзья. Но чаще всего из-за человеческого соперничества искреннее счастье невозможно. Умение быть искренне счастливым счастьем другого человека — это очень большая редкость. Если вы действительно можете отождествляться с сердцем и душой другого человека, то вы будете счастливы их счастьем. Но если говорить о сочувствии, то при виде страдания других мы так часто проливаем крокодиловы слезы! Наше сочувствие неискренне. Их страдание ни на мгновение не тронуло нашего сердца, а ведь оно умеет искренне сочувствовать.

Что касается страдания: животные действительно страдают, и мы тоже страдаем. Но благодаря тому, что мы сознаем себя, мы чувствуем, что наступит время, и наши страдания закончатся. Мы чувствуем, что высоко в небесах или глубоко внутри нашего сердца живет Тот, кто услышит наши молитвы. Может, не сегодня, а может, и не завтра, но Он сделает нас счастливыми в Свой собственный Час.

Трудность заключается в том, что мы не ждем избранного Им Часа. Иногда мы хотим есть. Не получая еды, мы чувствуем себя несчастными. Затем через несколько часов голод пропадает. В этот момент появляется еда. И мы говорим: «Да кому нужна теперь эта еда? Мне не нужна». В это время мы уже не хотим есть, или же мы недовольны тем человеком, который приносит нам еду. Но это тот самый час, Час Бога. Если не принять этого часа счастья, можно просидеть несчастными неизвестно сколько.

Так что, когда вы видите несчастье в животном царстве, вы должны чувствовать, что такое же несчастье есть и у нас. Они страдают, и из-за того, что мы развиты чуть больше их, мы тоже страдаем. Мы как родители. Родители чувствуют себя такими несчастными, когда страдают их дети. Животные нам как дети или младшие братья и сестры. Мы можем дать им кров, хорошие условия и заботу.

Им нужно сочувствовать. И в то же время надо понимать, что существует Тот, кто не только страдает страданием и людей, и животных, но еще и способен освободить их от страдания. Он знает, почему они страдают, и знает, когда возвестит наступление Своего Собственного Часа, в который даст им радость. Что мы можем сделать? Мы можем искренне, одухотворенно, постоянно молиться о том, чтобы Его Победа настала таким образом, каким Он Сам этого захочет. Когда мы молимся о наступлении Победы Бога таким образом, каким Он Сам этого хочет, во внутреннем мире мы ускоряем приход Часа Бога. Если при обычном ходе вещей на достижение чего-либо потребовалось бы сорок-шестьдесят или даже двести лет, то, когда Бог ускоряет прогресс, на то же самое потребуется десять-пятнадцать или двадцать лет. Даже и сейчас вы молитесь Богу о покое ума, искренней благодарности, чистоте, смирении или других божественных качествах. Чтобы обрести хоть каплю чистоты в центральном существе, может понадобиться сорок-пятьдесят лет. К сожалению, у моих учеников исчезло так много хороших качеств, которые когда-то у них были. Почему? Потому что их не сохраняли должным образом силой благодарности. Наша трудность вот в чем: то, чем мы обладали, видится нам как одна реальность; то, чем мы обладаем, — как другая реальность; а то, что мы собираемся обрести, как еще одна реальность. Прежде мы были счастливы, а теперь мы несчастны. В будущем это ощущение может еще и усилиться. Куда бы мы ни повернулись, мы не находим постоянного удовлетворения. Раньше, до того как мы приняли инкарнацию, когда находились в мире души, мы были очень счастливы. Когда вы находитесь в мире души и глядите свыше на проявление на земле, вы видите, что некоторые души приняли человеческое тело и проявляют Свет Бога. Вы видите людей, которые борются за свое совершенство и пытаются проявлять Свет Бога на земле. Вы ясно видите, что Бог гордится ими бесконечно больше, чем теми душами, которые просто наблюдают. Души, которые борются, страдают и всячески стараются распространять Свет Бога, — это божественные герои. Конечно же, Бог испытывает к этим людям больше Нежности, Сострадания, Любви и благословенной Благодарности. Возвращаясь к вашему вопросу: животные действительно страдают. Я не могу определенно сказать почему. Если я увижу конкретное животное, я смогу это сказать. В общем и целом, ответ таков: в них и через них получает опыты Бог. Это очень трудно даже осознать. Когда кто-то заставляет меня страдать, мне хочется ударить этого человека — око за око. Но когда к нам приходит более высокое осознание, мы видим, что это Бог заставляет нас страдать и Бог переживает в нас и через нас и страдание, и радость. Бог создал круг и движется в этом круге. Мы иногда называем это то радостью, то печалью или горем, а иногда видим, что это всего лишь Его Игра. Совершенство заключается в принятии страдания как такового и радости как таковой. Нужно стать сознательными инструментами Бога и, переживая страдание или испытывая радость, приносить Ему удовлетворение. Если к нам придет более высокое осознание, мы не увидим несовершенства в творении Бога. Мы увидим, что то, что так называемые несовершенства и страдания и есть то, что нужно преобразовать в постоянный экстаз или восторг.

Иногда к нам приходит переживание, а наш ум говорит: «Это радость». Но Бог, возможно, вовсе не назовет это переживание радостью. Он может сказать, что это только ментальное или витальное удовольствие. Мы говорим: «Ах, это чистый восторг», а Бог говорит, что это сплошь ментальные фантазии и что это мы наслаждаемся жизнью удовольствия. Настоящая радость — лишь в принятии Воли Бога. Об этом нам нужно молиться и медитировать с величайшей искренностью, величайшим смирением. Мы должны сказать Всевышнему: «Я не знаю Твоей Воли, но, пожалуйста, даруй мне способность служить Тебе к Твоему Удовлетворению». Иногда мы молимся так: «Боже, сделай меня совершенным, чтобы я стал лучше как инструмент». Но даже эта молитва может оказаться пустой тратой времени. Бог знает наши несовершенства лучше, чем кто-либо другой. Незачем говорить Богу, насколько мы несовершенны. Богу нужно молиться так: «Ты ведь знаешь, какой я несовершенный, потому что это Ты меня создал. Теперь просто даруй мне способность молиться о том, чтобы в моей жизни расцвело Твое Удовлетворение».

Но мы не возносим такой молитвы. Даже когда все идет нам наперекор, когда мы страдаем, мы должны говорить Богу: «Пожалуйста, получай Удовлетворение во мне и через меня. Я всего лишь хочу сделать Тебя счастливым. Если Ты будешь делать меня счастливым так, как этого хочется мне, я стану настоящим неудачником».

Обычно мы хитрим и говорим Богу: «Боже, если Ты сделаешь меня счастливым на один час, то из чистой благодарности, из чистой радости я смогу медитировать на Твою Победу круглые сутки». Бог смеется и говорит: «Не нужны Мне твои круглые сутки молитв и медитаций, чтобы стать счастливым. Если ты проведешь всего пять минут или хотя бы одну минуту в единстве с Моей Волей, Я получу от тебя все». Подобным же образом, если страдает животное, наша молитва Богу должна быть такой: «Не знаю, отчего страдает это животное, но знаю, что внутри этого животного обитаешь Ты, и я хочу, чтобы внутри этого страдающего создания Ты получал Удовлетворение». Мы каждый миг должны говорить Богу, что хотим только Его Удовлетворения.

А мы вместо этого просим конфетку или что-то еще. Затем, когда в следующий миг Бог дает нам конфетку, мы ее просто выбрасываем. Нам кажется, что она нам не нужна. Пока мы ее не получили, наш ум твердил: «О Боже, если я это получу, мне не нужно будет от Тебя ничего другого в этой инкарнации. Если я смогу обрести от этого счастье, то в этой инкарнации я больше Тебя не побеспокою». Потом Бог дает нам то, о чем мы просили, но мы недовольны. Если Бог будет радовать нас так, как захочется нам, мы никогда не получим удовлетворения. Удовлетворение придет, лишь когда мы порадуем Бога так, как того пожелает Он. Если есть что-то такое, чего мы хотим, и Бог нам это даст, мы будем счастливы, может, пять секунд или пять дней. Но потом нам захочется чего-то еще. Внутри того, что мы получим, никогда не будет постоянного счастья, потому что все произошло не так, как хотел Бог, и не ради Бога. На самом деле нам нужно сказать Богу: «Держи меня на земле лишь для того, чтобы я приносил Тебе удовлетворение, радовал Тебя так, как Ты Сам пожелаешь». Тогда Он может отобрать у нас имя, славу, преуспевание — все, что мы называем своим. И что у нас тогда останется? У нас останется Бог — самый близкий и самый сокровенный.

Счастье приходит от чувства настоящего удовлетворения, а это удовлетворение мы можем обрести, лишь отрекаясь перед Волей Бога, сознательно отождествляясь с Его Волей. Иначе Бог может дать и даст, если захочет, все то, чего нам, в меру нашего разумения, хочется, но это не сделает нас счастливыми. Бог может исполнить все наши желания в мгновение ока. Но в глубине сердца у нас обитает сияющая душа. Эта душа испытывает радость, лишь когда мы радуем Бога так, как того хочет Он.

Как только мы произносим слова «как Он того хочет», мы начинаем чувствовать, что рухнул весь наш мир. Именно это говорят нам наши ум и витал, и тогда из-за давления, которое ум, витал и физическое сознание оказывают на наше бедное сердце, оно слабеет. Оно попадает в темницу, а кто же ее охраняет? Наши ум, витал и физическое существо. Но нас спасает душа — божественная искра в нас. Душа каждый миг молится Богу о том, чтобы радовать Его так, как Он того хочет. Нет ни единой души, которая не хотела бы радовать Бога. Если мы сможем радовать нашего Возлюбленного Всевышнего так, как Он того пожелает, мы будем счастливы.

Так что я перевел ваш вопрос с животного на человеческий уровень. Есть лишь один способ стать счастливым. Мы не можем видеть Истину, не можем Истину чувствовать; мы можем только стать Истиной. Когда мы станем Истиной, мы легко сможем ее чувствовать, мы легко сможем ее видеть. Пока мы не превратимся в Истину тем Способом, которым захочет Бог, мы не сможем ее почувствовать, не сможем ее как следует разглядеть.

Весь мир несчастен. Почему? Не потому, что Бог не исполнил наших желаний. Мы несчастны, даже если Бог исполняет наши желания, — потому что этот выбор пришел не от Бога. Вы полагаете, у Бога нет выбора? У Него есть выбор каждый миг; Ему нужно исполнять в нас и через нас определенное видение. Но мы же не говорим Богу: «Пожалуйста, пожалуйста, исполни Свою Волю во мне и через меня». Мы говорим Богу всего лишь: «Дай мне это, дай мне то». Когда духовный ищущий находится на пороге осознания или медитирует в очень высоком сознании, иногда может случиться так, что Бог исполняет какое-либо его желание, которое у него было лет двадцать тому назад, просто чтобы его порадовать. Двадцать лет назад он был к этому не готов. А когда Бог исполняет желание ищущего двадцать лет спустя, тот так расстраивается и говорит: «Я хотел этого так много лет тому назад. Теперь Тебе кажется, что время пришло? Я теперь считаю, что сделал неправильный выбор, когда молился об этом двадцать лет назад. Ты исполняешь мое желание, потому что я миллионами способов радовал Тебя. Но теперь я выше этого. Мне больше этого не нужно».

В детстве я мечтал работать на поезде. Мой отец был главным инспектором Ассамо-Бенгальской железной дороги. Я думал: «Ах, если только я смогу свистеть в свисток или подавать сигнал фонарем, весь мир будет моим!» Вот чего я хотел. Сейчас, когда мне столько лет, моим именем назвали поезд. В те времена я находился в мире желаний. А теперь мне достаются все конфетки, потому что Бог доволен мною, моим устремлением. Но я не испытываю счастья, поверьте, потому что я отождествляюсь со всеми своими учениками. Ваша печаль — моя печаль, и я беспомощен, потому что отчаянно пытаюсь освободить вас от вашей печали.

Когда я вижу страдания какого-то человека на физическом, ментальном или витальном плане, я с ним отождествляюсь. Внешне я могу шутливо сказать: «Ах, какие страдания!» Я могу их даже подразнить, посмеяться над ними. Человек, возможно, скажет: «Для Гуру это шуточки! Я тут жестоко страдаю, а он улыбается и шутит!» Но я знаю глубину, силу вашего страдания. Я погрузился в ваше страдание, и мое сердце единства просто разбито.

Так что мы обретем счастье, каждый миг становясь едиными с Тем, кто действительно хочет дать нам удовлетворение. Наше понятие о счастье нас подведет, непременно подведет, но, если мы сможем стать счастливыми так, как Он это видит, мы больше ничего не захотим от этого мира. Счастье на наш манер — это просто шутка. Сколько можно шутить? Как только вы превратитесь в Реальное, вы не захотите тратить время на глупые шутки. В Его Счастье, в Его Удовлетворении есть радость каждую секунду.

Есть столько всего, что можно делать, чтобы радовать Бога Его Способом, но самое высшее — это постоянно делать Его счастливым, молясь и медитируя. Многие ли из вас поют «Invocation» после медитации? Я пою «Invocation» ежедневно. Иногда это бывает в три часа, иногда в четыре, иногда позже. Кто тому свидетель? Мой синтезатор. Я играю на своем синтезаторе и пою. Я написал много песен, но «Invocation» — это моя собственная высшая реальность, моя собственная божественность. Я всем вам говорю: вам не обязательно быть хорошим певцом. Нет-нет-нет! Если вы не умеете петь, просто повторяйте слова. Если вам не хочется медитировать, просто подумайте об «Invocation»: «Всевышний, я склоняюсь пред Тобой!» Когда вы склоняетесь, вы отдаете все, что у вас есть, и все, что вы собой представляете. Неготовность — вот что у вас есть, неблагодарность — вот что вы собой представляете. Но если у вас есть готовность радовать нашего Господа Возлюбленного Всевышнего так, как Он того желает, и если вы представляете собой искру, зернышко, крупицу благодарности, то у вас в словаре не будет такого слова, как «несчастье». Делайте попытки, делайте, прямо с сегодняшнего дня, прямо с этого момента, и увидите, прав я или нет.


  1. sca: 678-ru.Следующий вопрос был задан Шри Чинмою 26 сентября 1992 года на Джамайке, Нью-Йорк.

Вопрос: Как мне, учитывая стрессы и повседневные заботы, поддерживать тот уровень жизненной энергии, который необходим, чтобы от всего сердца исполнять музыку для публики?1

Шри Чинмой: Когда мы говорим «публика», мы имеем в виду множество людей, сотни людей, тысячи людей. Представляя себе тысячи человек, мы обычно нервничаем или волнуемся. А еще мы ожидаем высокой оценки; но, с другой стороны, мы также можем предчувствовать разного рода критику. Если вы хотите отдать самое лучшее, все, что можете, нужно постараться ощутить, что публика — это только один человек, и тот — ваш лучший друг или самый искренний почитатель, а не критик. Во время игры вам нужно чувствовать, что вы — дерево. У вас сотни плодов, сотни цветов. Когда вы выступаете, с самого начала представляйте себе, что вся публика — это сотни плодов или прекрасных цветов. Затем постарайтесь почувствовать, что эти цветы и плоды стали единой реальностью — деревом, а это дерево — вы. Тогда вы сможете отдать им все, что у вас есть. Вы прекрасно сумеете отдать им свои музыкальные способности. Всегда старайтесь считать публику одним человеком, а не многими.

Сейчас вы большей частью играете от сердца, но, пожалуйста, попытайтесь пойти на шаг дальше. Постарайтесь через сердце играть из души. В вашей музыке уже звучит зов сердца, но вы можете проявить улыбку души. Исполняя музыку от сердца, вы ощущаете единство с другими. Но когда вы сможете играть из души, вы ощутите, что внутри этого единства существует нечто, называемое удовлетворением или полнотой.

У вас в семье есть отец, мать, братья и сестры. Вы чувствуете с ними единство, потому что все вы из одной семьи. Но ум все усложняет. Если вы увидите, что ваша сестра, мать или отец в чем-то поступили неправильно, тут же проявится ум и разобщит семью. Но когда вы погружаетесь в сердце, вы видите, что ваши мать, отец, братья и сестры полностью едины. Если вы совершите ошибку, это будет и их ошибкой. Если они совершат ошибку, это будет и вашей ошибкой. Это называется единством.

Глубже единства — полнота. Полнота приходит из души. В полноте вы завершены. Там царит глубокое безмолвие. Если вы играете от сердца, это звучит завораживающе, но в этом присутствует звук. Но если вы будете играть от души, то исполнять будет именно безмолвие. Вы будете работать руками, глазами, смычком и так далее, но это будет исходить из самых глубин безмолвия. Если вы будете играть из души, вы обретете огромное душевное равновесие и покой. Вас ничто не сможет задеть.

Если днем вам нужно ходить на работу и зарабатывать себе на жизнь, вам надо чувствовать, что ваш настоящий дом находится у вас внутри сердца. Далее, внутри дома есть много комнат, но одна из них — ваша личная комната. И внутри этой комнаты, в одном ее углу есть алтарь, где у вас находится изображение Иисуса Христа или какого-либо другого великого духовного человека. Это ваше самое священное и потаенное место. Внутри алтаря нужно чувствовать живое присутствие нашего Небесного Отца. Он ваш Отец, мой Отец, Он Отец каждого. Так вот, сначала начните думать о своем доме. Там так много комнат, но вы хотите побыть в своей личной комнате, чтобы помолиться и помедитировать в безмолвии. Затем подумайте об алтаре, своем святом месте. Там у вас находится изображение Спасителя, а внутри изображения вам нужно ощущать присутствие Небесного Отца. Если вы сможете это делать, вы обретете огромную радость и удовлетворение, и не только от своей музыки, а от всего, что вы делаете. Тогда вы увидите, что все ваши земные перегрузки и стрессы просветлятся.


  1. sca:679-ru.Шри Чинмой ответил на следующий вопрос 23 октября 1992 года в Пуэрто-Рико.

Вопрос: В одной из ваших книг вы пишете, что, если человек медитирует, ему достаточно четырех часов сна. Не могли бы вы рассказать об этом? Мне бы хотелось иметь в своем распоряжении больше времени.1

Шри Чинмой: Все можно развивать, как силу мускулов. Если вы будете тренировать физические мускулы, они окрепнут. Точно так же, если вы будете молиться и медитировать, вы обретете определенную внутреннюю силу. Постепенно вы сможете медитировать дольше. Затем медитация сама по себе даст вам силу бодрствовать. Медитация укрепит нервы. У нас 86 000 тонких нервов. Когда тонкие нервы окрепнут, вам не понадобится спать по семь-восемь часов. Но пока моим ученикам нужно спать по семь часов.

Вы можете попытаться постепенно, постепенно сократить это число. Я всегда говорю: если вы пьете кофе по десять раз в день, то уменьшите это число до девяти, восьми, семи раз и так далее. Точно таким же образом можно попробовать сократить время своего сна. Если вам захочется резко сократить его с семи часов до четырех, то дня два вы, может быть, и выдержите, а потом, на третий день, не сможете подняться. Вы скажете: «Я столько дней медитировал! Теперь отдохну». Все нужно делать очень-очень медленно, регулярно и систематически. Если вы привыкли спать по семь часов, попробуйте спать всего на пятнадцать минут меньше. Постарайтесь несколько недель или месяцев спать по шесть часов сорок пять минут. Таким вот образом вы сможете спать меньше. Короткой дороги тут нет. Если вы попробуете сократить сон с семи часов до четырех или трех, это скажется на вашем здоровье. Но если делать это медленно, регулярно и систематически, то это не только вполне возможно, но и неизбежно.


  1. sca:680-ru.Шри Чинмой ответил на следующий вопрос 26 ноября 1992 года в Лос-Анджелесе.

Часть II

Далее следуют отрывки из интервью с г-ном Эдгаром Чепоровым, корреспондентом «Литературной газеты» (Москва) в США, которое состоялось 28 февраля 1993 года.

Вопрос: Как бы вы ответили на один из самых главных философских вопросов: в чем смысл творения?

Шри Чинмой: Бог-Творец захотел стать Богом-творением. Дерево захотело принести плоды. Скажем, я — дерево. Будучи деревом, я хочу принести плоды, а потом досыта есть эти плоды. К тому же, я посею семена от этих плодов, чтобы мое творение продолжалось.

Первоначально Посланием Бога было: «Я есмь». Он был Своей собственной Трансцендентальной Реальностью. Затем Он сказал: «Теперь, когда Я есмь, Я хочу что-то иметь». Бог-Творец захотел получить Удовлетворение по-другому — в роли Бога-творения. Творение — это то, что Бог имеет, а Творец — это то, чем Бог является.

Вопрос: Какова главная идея вашей философии?

Шри Чинмой: Главная идея моей философии заключается в том, что нужно принять мир, а потом постараться его преобразовать. Мы не должны избегать мира, несмотря на его ограничения и несовершенства. Я не стану отрывать себя от мира, потому что чувствую: несовершенства мира — это мои несовершенства, и наоборот. Так что мир как таковой и каждый человек на земле должны вместе трудиться ради преобразования природы и совершенствования жизни. Нам нужно трудиться вместе.

Вопрос: Ваши достижения почти во всех сферах человеческой жизни огромны. В чем источник вашей исключительной плодотворности и творческих способностей?

Шри Чинмой: Все, что я сделал, свершилось благодаря Милости Свыше. Да, я часто совершаю очень масштабные вещи; то, что я делаю, выражается в очень больших количествах или числах. Но я должен сказать, что я лишь слушаю веления своего Внутреннего Пилота. Я стараюсь преданно Его слушаться и исполнять Его Волю с любовью, преданностью и благодарностью. Поэтому, когда я предпринимаю что-то широкомасштабное, это происходит не из чувства жадности и не из желания продемонстрировать миру, что я совершил что-то великое. Нет, я делаю это ради того, чтобы радовать Бога так, как Он Сам того желает, — конечно же, в меру той восприимчивости и тех способностей, которыми Он меня одарил.

Я не обращаю внимания на количество и даже на качество, потому что чувствую, что в отношении меня и то, и другое зависит от Воли Бога. Я только стараюсь стать Его преданным инструментом. Если на то, чтобы я нарисовал что-то прекрасное, будет Его Воля, я буду очень счастлив. Если Его Воля будет на то, чтобы я не делал ничего прекрасного или выдающегося, я буду равным образом счастлив. Далее, если будет Его Воля на то, чтобы я создал тысячи рисунков или картин, я буду исключительно счастлив и благодарен. А если Его Воля будет на то, чтобы в этой инкарнации я больше не рисовал, я буду точно так же счастлив. Радовать Его так, как Он Сам того пожелает, — вот выбор и цель моей жизни.

Вопрос: Как вы оцениваете современное состояние человечества? Мир распадается на части. Как бы вы объяснили взрыв враждебности и жестокости по всему миру? Можете ли вы предложить решение этой проблемы?

Шри Чинмой: Вы считаете, что мир распадается на части. Но я хочу сказать, что это очень-очень старая история. Мы верим в реинкарнацию. Триста-четыреста лет тому назад, когда мы были в другом теле и жили в другой части света, мы сказали бы то же самое. С самого начала творения наш разобщающий ум заставляет нас чувствовать, что мир полон мрака, что он на грани разрушения или уже рушится. Если мы спросим своих родителей или дедушку с бабушкой, они расскажут ту же историю. Иногда они с удовольствием бранят своих детей, говоря, насколько лучше все было раньше: «Ваше поколение такое скверное, такое бестолковое! Вот в наши дни все было совершенным». Но несовершенство от совершенства не рождается. Нет, в те времена люди и страны тоже враждовали.

Уж никак нельзя сказать, что наши деды или прадеды не испытывали зависти, неуверенности, сомнения или не страдали подозрительностью. Никак не скажешь, что те времена были золотым веком, а сейчас все погружено во мрак. Нет, различие между теми временами и нашими — это лишь вопрос степени. Мы можем сказать, что два года тому назад чаще случались конфликты, недопонимания, катастрофы. Или мы можем сказать, что два года тому назад все было из рук вон плохо, а сейчас стало немного лучше. Но я думаю, мы не можем заявить, что мир сегодня находится в своем самом низком со времен творения сознании и что ничего уже не поправить.

Когда был жив Сталин, люди говорили то же самое: «О Боже, все так плохо, так плохо». Песня разрушения мира зазвучала, наверное, прямо в день сотворения мира. Мы каждый день видим жизнь и смерть. Каждый день, который мы проживаем, приближает нас к смерти. Так что послание смерти — это часть жизни. Но мы не верим в то, что смерть — это конец. Мы чувствуем, что, когда мы умрем, мы отправимся в другое место, чтобы отдохнуть, а потом, через некоторое время, начнем новую жизнь.

Бог сотворил этот мир Своим Всемогуществом, и Своим Всемогуществом Он также может сделать нас совершенными. Но для этого Ему нужны от нас готовность, рвение и стремление. Если Он сможет получить от нас хоть немного рвения и стремления, Ему будет бесконечно легче сделать этот мир лучше, одухотвореннее и спокойнее. Пока что этот мир полон страдания. Но день, когда больше не будет конфликтов, непременно настанет. Поскольку Бог — это сама Любовь, сама Мудрость, этот наш мир в конечном счете, несомненно, преобразится в царство радости, счастья и исполнения.

В своей внешней жизни мы очень ограниченны. Мы полны неуверенности, зависти, нечистоты, сомнений и многих других негативных качеств, которые мы сознательно и намеренно бережем в себе. Но у нас есть еще и другая жизнь, называемая внутренней жизнью. В ней мы полны любви к Богу и заботы о человечестве. Наша внутренняя жизнь — жизнь единства — вот наша реальная жизнь. К сожалению, пока мы ценим только свою внешнюю жизнь, в которой множество ограничений и несовершенств; мы не погружаемся во внутреннюю жизнь и не знаем, кто мы такие на самом деле.

Мы должны считать, что внутренняя жизнь устремления, посвящения и осознания — это и есть наша жизнь, наша сокровенная жизнь. Если мы сможем относиться к внутренней жизни и внутренней реальности как к своей собственной, то в ближайшем или отдаленном будущем мы станем образцовыми людьми и будем приносить пользу человечеству. Так что решение всех проблем мира заключается в нашем стремлении стать совершеннее. Как нам стать совершеннее? Только думая о сердце-единстве, молясь о сердце-единстве и на самом деле живя жизнью сердца-единства.

Вопрос: На чем основан ваш интерес к России? Чем, по-вашему, вы можете нам помочь? Каким вы видите будущее России?

Шри Чинмой: Я человек, ищущий истину и любящий Бога. Пять-шесть лет тому назад, когда я молился и медитировал, в глубине своего сердца я начал чувствовать сердце России и вошел в контакт с душой России. С тех пор я молюсь и медитирую за Советский Союз. Для меня Советский Союз был самой реальностью, и даже сейчас я вижу его как саму реальность. Что с Советским Союзом сделал или сделает политический мир, это дело другое. Но когда я молюсь и медитирую, в мире устремления я все еще отчетливо вижу и ощущаю Советский Союз.

Когда я думаю о сегодняшней России, я сразу стараюсь слиться с источником — Советским Союзом. Когда я говорю «Союз» в сочетании «Советский Союз», я тут же ощущаю в теле, в витале, в уме, в сердце и в душе огромную силу. Все мы знаем, что политика сделала с Советским Союзом. Но то, что думает о Советском Союзе духовность, и как духовность относится и будет вечно относиться к Советскому Союзу, — это другая история.

Он как недопетая песня. Идея Советского Союза была прекрасной, очень мелодичной песней. К сожалению, певцам помешали ее допеть. Но в ближайшем или отдаленном будущем эту же песню — песню единства — споют по-другому. Ваша страна, возможно, будет называться не Советским Союзом, но сердце-единство обширного, широчайшего существования России, несомненно, станет реальностью. И это расширенное единство, несомненно, придет. Видение Бога заключается в расширении всего — не в военном или политическом, а в душевном смысле, благодаря сердцу-единству. Именно это расширение сердца-единства России и видно во внутреннем мире. Мы испытываем горячее желание осуществить это внутреннее видение или осознание, чтобы весь мир смог увидеть подлинную реальность.

Так что с духовной точки зрения будущее России ярче самого яркого. Почему? Именно потому что во внутреннем мире Советский Союз получил безграничный свет и продолжает получать свет Свыше. Иногда бывает, что какое-то семя не прорастает как следует, и поэтому из него может не вырасти хорошего цветка или хорошего дерева. Но свет нисходит каждый день и творит новые семена — семена устремления, семена посвящения, семена надежды и семена обещания. В этом смысле семена, которые в один прекрасный день принесут плоды, уже в почве, и Милостью Всемогущего в почву постоянно попадает еще много семян.

Для меня новый Советский Союз — это будущее дерево, а Россия — только ветвь. Может быть, это самая крепкая или самая большая ветвь, но, несомненно, это только одна ветвь. Сейчас этот новый Советский Союз, эта расширенная Россия — просто семя. Нельзя отрицать существования семени только потому, что мы не способны его увидеть. Но в ближайшем или отдаленном будущем оно превратится в гигантское дерево, дерево единства, а Россия и другие страны вокруг нее станут ветвями этого дерева.

Вопрос: В чем главное различие между западным и восточным менталитетом? Можно ли устранить это различие ради улучшения взаимопонимания и мирного сосуществования между всеми государствами?

Шри Чинмой: Сильно обобщая, можно сказать, что западный мир больше верит в науку и технику. Западный мир гордится научными достижениями, а восточный мир — внутренними качествами, иначе говоря, молитвенным покоем или полной покоя молитвой. Как известно, наука происходит от ума; она — от ума и для мира. Поскольку западный мир придает столько важности уму, наука играет на Западе очень значительную роль. С другой стороны, совсем недавно наука начала допускать существование определенной внутренней реальности. Когда наука что-то создает, она действительно считает, что ее изобретение пришло из другого мира — можно сказать, из внутреннего мира. Но глубина, на которую наука и ученые проникли во внутренний мир, совершенно не достаточна. Она почти смехотворна.

Нельзя сказать, что на Западе нет искренних ищущих, а на Востоке — великих ученых. Вовсе нет! Но если уж сравнивать, то западный мир бесконечно больше верит в достижения науки, чем в достижения внутренней реальности — души и сердца. Однако поскольку мир — это единая реальность, наступит время, когда мир науки и мир духовности пойдут рука об руку. Внешнюю жизнь и внутреннюю жизнь нельзя разделять бесконечно долго.

Сейчас внутренний мир, возможно, считает, что внешний мир настолько беспокоен, что в нем и для него просто бесполезно что-либо делать. Подобным же образом, внешний мир может думать, что внутренний мир бесполезен, пассивен, пребывает во сне, в дремоте. Но ошибаются и тот, и другой. Внутренний мир не спит, не храпит; он мечтает о высших реальностях. Также и внешний мир является местом, где Бог проявляет Свою Реальность. Так что нужно устранить ошибочные теории, царящие в уме внешнего мира и в сердце внутреннего мира.

Должны выйти вперед достоинства обоих миров. Лучшее качество в мире науки — это сила концентрации. Благодаря колоссальной концентрации ученые добиваются чего-то небывалого. Во внутреннем же мире есть то, что называется устремлением, внутренним зовом сердца. Благодаря силе внутреннего зова ищущий также достигает чего-то небывалого и возвышенного.

Внутреннее устремление и внешняя концентрация, или решимость, должны гармонично сочетаться. Вот таким образом мир духовности и мир науки смогут идти рука об руку. А когда внутренняя жизнь и внешняя жизнь пойдут и побегут вместе к одной цели — дому-единству, то во всем мире из края в край люди, любящие науку, и люди, любящие духовность, станут едины. Тогда они станут одной песней, которую мы будем петь, и это будет песня единства, единства, единства. Так что, соединив внутренний зов сердца и внешнюю улыбку мира, соединив мир духовности и мир науки, люди в один прекрасный день станут совершеннее совершенного как граждане мира.

Вопрос: Каков ваш взгляд на индийскую философию?

Шри Чинмой: В Индии я немного изучал философию, и индийскую, и западную. Но, к счастью или к несчастью, я совершенно забыл и ту, и другую и не считаю, что что-то потерял, потому что философия вся в уме. Единственная философия, которую я сейчас изучаю, — это философия сердца. Я хочу жить только в сердце и чувствую, что сад сердца бесконечно прекраснее джунглей ума, так что мне хочется находиться именно в саду. Я попробовал жить жизнью ума, но она не принесла мне того удовлетворения, которого мне хотелось и в котором я нуждался. Теперь же я испытываю настоящее удовлетворение от жизни сердца, жизни устремления.

Вопрос: Сколько часов вы спите?

Шри Чинмой: Иногда два часа, иногда три. В некоторые ночи я вообще не сплю. Но когда на меня не наваливается слишком много проблем, обычно я сплю ночью два-три часа.

Вопрос: И вы чувствуете себя свежим?

Шри Чинмой: Да! Я много тренируюсь. Я каждый день провожу тренировки в спринте и, когда погода хорошая, играю в теннис. Физическая форма для меня очень важна. Я не стараюсь стать самым сильным на свете человеком — вовсе нет! Я чувствую, что, если мы будем в хорошей физической форме, мы сможем вставать рано утром на молитву и медитацию. И мы сможем многое успевать днем. Но, если мы будем слабыми и больными, как мы собираемся вставать, ходить на работу и делать все, что нужно?

Вопрос: Вы можете сказать, что выработали свой собственный стиль жизни?

Шри Чинмой: Я делаю кое-что такое, чему не учился обычным образом. Например, я играю на многих инструментах — один Бог знает, хорошо или плохо, — но я никогда не учился музыке. Я нарисовал тысячи картин, при этом никогда не обучался живописи. Подобным же образом, я писатель, поэт и певец, но всему этому меня никогда не учили учителя. Каждый раз моим единственным учителем был мой Внутренний Пилот, мой Возлюбленный Господь Всевышний.

Я молюсь и медитирую. Но я не молю Бога сделать меня самым великим на свете музыкантом или певцом. Нет, никогда! Я молю Бога лишь о том, чтобы Он позволил мне радовать Его. А потом, если Он вдохновит меня играть на нескольких инструментах или заниматься живописью, я слушаюсь Его в меру своей восприимчивости и способности. Так что в каком-то смысле я обязан всем самому себе, потому что не прибегал к внешней помощи ни от кого. Но в истинном смысле я добился успеха вовсе не сам, ведь меня вдохновляет, ведет и формирует более высокая сила, высшая Сила. Так что внешне я не прибегал к помощи других, но внутренне меня каждый миг учит мой Внутренний Пилот.

Вопрос: Почему ваши идеи привлекли столько людей здесь, а также во многих других частях света?

Шри Чинмой: Это вопрос внутреннего голода. Скажем, мне захотелось поесть кабачков, и я их поел. Кабачки были очень вкусными, и я ел с большим удовольствием. Потом я увидел, что есть много людей, которые хотят попробовать эти кабачки. И я сказал: «Давайте я вам покажу, кто готовит эту пищу». Я молился и медитировал, и я знаю этот предмет немного лучше, чем мои ученики. Я изучал этот предмет, а теперь стараюсь помочь и им изучить его. Я не свет, но я немного лучше них знаю, где есть свет. Поэтому все они приходят ко мне в надежде, что я смогу помочь им увидеть свет. Так бывает у опытных марафонцев. Если вы опытный марафонец, вы можете помочь мне научиться бегать. Вы можете бежать впереди и вдохновлять меня, а я побегу за вами.

Что касается меня, то мои ученики со всего света присоединились ко мне, или это я присоединился к ним. Они ли пришли ко мне или я отправился к ним — это одно и то же, ведь мы с моими учениками едины. Когда моя жизнь молитвы вошла в их сердце, а их жизнь устремления вошла в мое сердце, в тот момент не было ни Германии, ни Франции, ни Англии, ни России — ничего. Не важно, из какой они страны. Когда мы молимся и медитируем, мы стараемся стать едиными с Волей Бога. Воле Бога нетрудно войти в сердца людей, живущих в разных странах.

Когда я открываю свои обычные глаза, я вижу совсем немного, да и это немногое ум тут же разделяет на составляющие. Это происходит потому, что ум — воплощение разделения. Но когда я прибегаю к помощи сердца — воплощения единства, тогда мне незачем знать, русский вы, француз или англичанин. Пока я чувствую тепло и любовь внутри вашего сердца, этого более чем достаточно. Когда мы находимся в сердце, в это время нет Германии, Франции, Италии или Швейцарии. В это время мы все едины. Мы с моими учениками стараемся жить в сердце. Когда мы живем в сердце, мы видим весь мир как дом-единство.

Вопрос: Что вы имеете в виду, говоря «сердце»?

Шри Чинмой: Сердце означает единство. Сердце — это то, что всегда расширяется, воспринимая свет. Ум же не воспринимает свет, как это делает сердце. Большую часть времени он неосознанно ограничивает и связывает себя.

Сердце подобно цветку. Цветок не только прекрасен, но и полон аромата. Когда мы видим красивый цветок, мы испытываем огромную радость. Потом, когда мы вдыхаем его аромат, наша радость усиливается. Когда мы погружаемся в сердце, мы сначала чувствуем его красоту, а потом вдыхаем его аромат. Вот что такое сердце.

Часть III

Шри Чинмой ответил на следующие вопросы 9 марта 1993 года.

Вопрос: Когда я осознаю, что во мне и через меня проявляется небожественное качество, как мне его просветлить?

Шри Чинмой: Мы можем просветлить небожественное качество, лишь более осознанно и более преданно призывая Сострадание нашего Господа Всевышнего. Если Сострадание низойдет, небожественные силы, небожественные качества не смогут проявляться. Напротив, Сострадание их преобразует и просветлит. Больше Сострадания от Бога — вот что нам нужно, и это Сострадание мы обретем, только проливая слезы благодарности Богу.

Вопрос: Достаточно ли спортсмену для победы любить спорт и быть талантливым от природы, или он должен развить у себя «агрессивный инстинкт»?

Шри Чинмой: Талант от природы и любовь к спорту и в самом деле весьма нам помогают, но их недостаточно. Чтобы добиться успеха, нужна особая Милость от Бога. Если ее нет, часто появляются разные силы и встают у нас на пути, препятствуя в достижении успеха. Так что Милость Бога очень важна. Милость Бога — как незримая Рука, но когда мы достигаем результата, она становится видимой.

Пример тому — Карл Льюис. У него несравненный, безграничный талант, и любовь к своему виду спорта у него тоже самая настоящая. Но смотрите, что произошло. Перед Олимпийскими играми 1992 года на него напала какая-то болезнь, какая-то сила, и он плохо выступил в отборочных соревнованиях на Олимпийские игры. Внешне мы и представления не имеем о том, почему на отборочных стартах он не смог успешно выступить в некоторых видах. С одной стороны, можно сказать, что в этом конкретном случае не было Милости Бога. Но, с другой стороны, кто знает? Да, Милость Бога всегда очень нам помогает, но иногда помощь, которую мы получаем, может порадовать нас не так, как нам хотелось. Кто знает, какой урок хотел преподать Карлу Льюису Бог в этих отборочных соревнованиях на Олимпийские игры? Можно сказать, что Милость Бога совершенно необходима для достижения успеха, но ведь мы можем понимать успех совсем не так, как Бог.

В успехе и в неудаче мы должны подчиняться Решению Бога. Мы так счастливы и горды тем, что Карл Льюис отнесся к своей неудаче совершенно божественно. У многих великих спортсменов возникает неправильное отношение к неудаче, когда обстоятельства не балуют их, но Карл Льюис принял поражение очень духовно.

Так что, обладая природным талантом и любовью к спорту, нужно еще призывать Милость Бога в регулярных молитвах и медитациях. Только тогда мы сможем добиться успеха, и не только в спорте, но и во внутренней жизни устремления и внешней жизни посвящения.

Вопрос: Что в точности означает «целомудрие», и зачем оно необходимо?

Шри Чинмой: Целомудрие означает внутреннюю чистоту, внутреннюю красоту. Если мы войдем в сад своего сердца, там мы увидим, что сердце — это цветок, обладающий восхитительным ароматом. Увидев цветок, мы сначала любуемся его красотой, а потом, когда ощутим и аромат этого цветка, мы восхищаемся им еще больше.

В данном случае внутренняя красота — это целомудрие. Если мы чисты, мы чувствуем, что расширяется наша внутренняя красота и усиливается наш внутренний аромат. В духовной жизни мы пытаемся как можно больше радовать Бога. Если появляется способ порадовать Бога больше, мы стараемся им воспользоваться. Необходимость целомудрия — это не только моя философия. Другие индийские духовные Учителя, а также Спаситель Христос придавали целомудрию такую важность, потому что знали: если у нас будет целомудрие, мы сможем совершать прогресс очень быстро. Целомудрие, внутренняя красота и внутренняя чистота расширяют нашу божественную реальность.

Вопрос: Если человек начинал заниматься духовной практикой, но через некоторое время бросил, потому что потерял вдохновение, как это скажется на его жизни после смерти? Бог примет его по-другому, когда он отправится на Небеса?

Шри Чинмой: Вам прекрасно известно, что бывает, когда принимаешь духовную жизнь, а потом ее бросаешь. Если мы начнем курс и потом его не закончим, как же мы получим диплом? Все хорошее, что мы начинаем в жизни, нужно продолжать до тех пор, пока мы не достигнем цели. Если вы принимаете духовную жизнь, а потом ее бросаете и ждете от Бога такого же отношения после того, как оставите тело, то этому не бывать. Если мы, как и в обычной жизни, изучаем курс, то его нужно завершить, чтобы получить степень. Если мы принимаем духовную жизнь, а потом от нее отказываемся, как же мы получим от Бога те же покой, свет, любовь и блаженство?

Если мы устремляемся, если взываем о Боге, если молимся и медитируем, мы, конечно же, порадуем Бога гораздо больше, чем в противном случае.

Вопрос: Сомневаться в существовании Бога — это плохо?

Шри Чинмой: Если мы сомневаемся в существовании Бога, нам становится труднее получать от Него хорошие качества. Тут возникает вопрос: хотим мы чего-то от Бога или нет? Если нам от Бога действительно что-то нужно, разве мы не должны Его радовать? Богу все равно, сомневаемся ли мы в Его существовании. Но если мы в Него верим, Ему будет легче дать нам то, что нам действительно нужно.

Бог выше наших сомнений и веры. Если мы будем сомневаться в существовании Бога, Ему это никак не повредит. Но если мы будем любить Бога и верить в Него, нам будет бесконечно проще получать от Него Любовь, Нежность, Сострадание и Радость. Если мне нужно десять долларов, но я сомневаюсь, что у моего друга вообще есть деньги, как же я получу их от него? Я даже не буду их у него просить, раз не верю, что он сможет дать мне десять долларов. Но если я буду верить в то, что у него есть сто долларов или даже больше и что он непременно со мной поделится, если я попрошу, то он, конечно, даст их мне. Подобным образом, если мы сомневаемся в том, что Бог существует, или подвергаем сомнению Его Дары, то мы и просить у Него никаких Его божественных качеств не будем. Если мы сомневаемся в том, что Бог добр, зачем же нам тогда просить Бога сделать нас добрыми или счастливыми?

Вопрос: Что для пожилых людей важнее: жизнерадостность или свет-мудрость?

Шри Чинмой: Жизнерадостность и свет-мудрость неразделимы. Если у вас будет свет-мудрость, то вы, естественно, будете и жизнерадостными. Жизнерадостность необходима для того, чтобы всегда быть готовым воспринимать Свет Бога. Если вы жаждете получать от Бога Любовь, Свет и все, что Он захочет вам дать, вы получите это быстрее. С другой стороны, если вы жизнерадостны, в этом и есть высота вашей духовной мудрости. Так что мудрость наделяет нас жизнерадостностью, а жизнерадостность сама по себе и есть мудрость.

Вопрос: В чем заключается ограниченность науки и техники?

Шри Чинмой: Наука и техника — в уме. Все, что существует в уме, пока ограниченно, потому что человеческий ум не пытается сознательно расширяться, расти. Конечно, бывают умы, которые в высшей степени просветлены сами и несут просветление другим, но они так редки на земле. В целом, тот ум, в котором мы живем, — вещь обыденная. Он полон сомнения, страха, тревог и беспокойств — он полон ограничений. Поскольку наука находится в уме, эти ограничения очевидны, потому что наука постоянно сомневается в том, что сама же создает, в своих собственных достижениях.

Если жить в сердце, все начинает постоянно расширяться. Сердце — как божественное дитя, которое рано утром смотрит на восходящее солнце и свободно воспринимает свет. Ограниченность же науки и техники как раз и заключается в их неспособности воспринимать бесконечный свет Свыше, ведь они связаны умом, а тот зачастую запутывается и противоречит сам себе.

Вопрос: Как связаны между собой эго, душа и Внутренний Пилот?

Шри Чинмой: Внутренний Пилот — это наш Господь Всевышний, а душа — представитель Внутреннего Пилота, нашего Господа Возлюбленного Всевышнего. Эго обитает внутри витала, внутри ума и внутри физического. Этой троице положено быть хорошими инструментами души, но они ими не являются. К сожалению, они сознательно и намеренно общаются с такими небожественными силами, как зависть, неуверенность, нечистота и так далее.

Душа — представитель Бога, а представителями души положено быть телу, виталу, уму и сердцу. Но в большинстве случаев тело, витал и ум не желают ими быть. Душа сознает Любовь и Сострадание Бога, и таким образом она исполняет Замысел Бога. А вот тело, витал, ум и сердце, со своей стороны, не осуществляют предназначения души, потому что не сознают, что душа — это прямой представитель Бога на земле.

Начальник должен слушаться собственного начальника, а в нашем случае этого не происходит. Вот почему мы столько страдаем. Наш непосредственный начальник — душа — любит и уважает самого высшего Начальника — Бога. Но когда дело доходит до того, чтобы порадовать своего непосредственного начальника, мы этого не делаем. Вот почему мы столько страдаем.

Вопрос: Как упростить жизнь?

Шри Чинмой: Чтобы упростить жизнь, думайте о себе как о четырехлетнем ребенке. Попытайтесь представить себе, какой ему видится реальность. Если вам понадобится составить предложение, то вместо двадцати слов возьмите три-четыре. Если нужно обсудить с кем-либо так называемый сложный вопрос, подумайте, как его можно упростить. С кем бы вы ни говорили, чувствуйте ребенком и себя, и того человека тоже. Всегда старайтесь быть в детском сознании и считать каждого без исключения человека тоже ребенком. Когда в вашу жизнь войдут качества ребенка, все упростится само собой.

Часть IV

Вопрос: Недавно вы сказали, что этот год будет трудным. Чего нам остерегаться? На что обращать внимание?

Шри Чинмой: Все, что понижает сознание, что несет негатив, лишает нас вдохновения и приводит в уныние, мы должны немедленно отбросить. Иначе, сколько бы лет мы ни пробыли на пути, нет никаких гарантий, что мы будем очень быстро совершать прогресс. Может оказаться невозможным даже остаться на пути. Либо мы в духовной жизни будем продвигаться вперед, либо нас отбросит назад. Нельзя стоять на одном месте.

В обычной жизни мы преодолеваем определенное расстояние, а потом отдыхаем. Затем мы снова продолжаем движение или же на некоторое время останавливаемся. Но в духовной жизни нельзя оставаться на одном месте неизвестно сколько. Небожественные силы утянут нас назад.

Когда-то многие из вас дали обещание быть духовными, быть отличными учениками. Раз вы быстрее быстрого совершили прогресс, Бог надеется, что вы будете продолжать двигаться с той же скоростью. Но когда вы через леность впускаете в себя негативные силы и лелеете их, считая, что эти силы реальны, а то, что вы делали прежде, нереально, то вы катитесь назад.

Нужно быть осторожными каждый миг. Жизнь искушения нападает на духовного человека бесконечно сильнее, чем на обычного человека. У обычных людей есть определенный уровень. Они готовы двигаться со скоростью индийской повозки, запряженной волами. Им кажется, что достаточно и того, что они отправились в путь. Есть цель, и на то, чтобы до нее добраться, у них в распоряжении Вечность. Но духовные люди не могут вести себя подобным образом. Если они начали искренне и серьезно идти по пути, если они уже задали себе скорость — исключительно высокую скорость, — то им нельзя останавливаться или притормаживать и открываться невежеству. Невежество означает неустремленную жизнь, небожественную жизнь. Они не могут вернуться к этой жизни, потому что внутренне и внешне уже дали торжественное обещание Всевышнему быть Его избранными инструментами, и Всевышний им поверил и дал им Свое внутреннее Заверение, внутреннюю Радость, внутреннюю Гордость и многие-многие другие божественные качества.

Так что этим людям нельзя снижать скорость или останавливаться, потому что они уже дали торжественное обещание. Если они утомятся в пути и начнут думать, что пора уйти на отдых, то они полностью ошибаются. Для подлинно духовного человека нет ухода на отдых. Духовность — это улица с односторонним, а не с двусторонним движением. Если вы, увидев свет в себе или в своем Учителе, осознанно и намеренно вернетесь во тьму, вы можете потерять все.

Те же, кто относятся к духовной жизни серьезно, должны быть очень-очень осторожными, потому что Бог им доверяет, Бог от них зависит. Если по своей неготовности, лености и из-за других небожественных сил, которые они сознательно или неосознанно в себе лелеют, они подведут Бога, то Бог, к несчастью, не станет их терпеть, даже если когда-то они многое для Него сделали. Если вы многое совершили для Бога, Бог надеется, что вы сделаете для Него намного больше. Он наш Возлюбленный Всевышний. Если мы Его подведем, Он или полностью удалится, или прибегнет к божественному воздаянию, божественному наказанию.

Мои слова относятся лишь к тем, кто вел духовную жизнь очень длительное время, у кого были очень высокие опыты и кто многое совершил для Бога. Тем, кто только что принял духовную жизнь, не стоит беспокоиться, потому что они лишь расцветают. Если они смогут радостно, бодро и с готовностью расцветать, у них не будет проблем. Но если они смогут сознавать существование сил вокруг себя и сознательно, регулярно и преданно стараться продвигаться в своей духовной жизни вперед, то они будут совершать прогресс очень быстро.

Вопрос: После лекций о вашем пути мы планируем давать небольшие концерты вашей музыки. Нам нужно исполнять ваши песни так, как это делаете вы? Нужно подражать вашей манере исполнения?

Шри Чинмой: Не нужно мне подражать. Нужно только петь очень одухотворенно, с преданностью и самоотдачей. Всегда должно присутствовать живое чувство, а еще максимум простоты, чистоты и безмятежности. Иногда из-за определенных внутренних и внешних причин я пою по-разному, поэтому мне не нужно подражать. Когда я играю на эсрадже, я большей частью выбираю медленные песни, потому что они трогают мне сердце сильнее, чем быстрые. Но иногда люди засыпают, и тогда, чтобы их разбудить, нужны быстрые песни. Но во всех остальных отношениях медленные песни чаще всего сильнее трогают сокровенные глубины устремленного сердца. Время от времени можно поиграть быстрые песни, чтобы вызвать определенное ментальное или витальное восхищение, но обычно медленные песни оказывают на сердце бесконечно более сильное воздействие. Это не значит, что вам нужно отказаться от исполнения быстрых песен. Но пока ищущие находятся в медитативном сознании, лучше петь медленные песни.

Вопрос: Если человек неутомимо продвигается по духовному пути, сможет ли он в конце его увидеть Всевышнего?

Шри Чинмой: Несомненно. Иначе зачем бы вам стоило брать на себя труд идти по пути? Если есть отправная точка, то есть и место назначения. Но некоторые люди устают, пока бегут к цели. Я участвовал в марафонах и много раз финишировал успешно. Однако бывало, что уже через несколько миль мне приходилось сходить с дистанции. Моей целью было пробежать двадцать шесть миль с хвостиком. Но после одиннадцати миль у меня начинались ужасные судороги, и мне приходилось сойти.

В духовной жизни так же: если человек готов следовать до конца, он, несомненно, увидит Всевышнего. Но, с другой стороны, даже если вы видите Всевышнего, на этом все не кончается. Это новая отправная точка. Предположим, после долгого пути вы подходите к огромному дворцу. Хозяин дворца может оказаться у дверей, или он может спрятаться в какой-нибудь комнате. Вы ищете его тут и там, тут и там. Наконец вы находите его в одной комнате. Но тот же самый человек может выйти и встать у дворцовых ворот, или даже встретить вас за двести или четыреста метров, или за милю от дворца. Он знает, по какой дороге вы идете или бежите к дворцу, и поэтому может вам помочь. Если он увидит, что вы очень искренни, то он выйдет вам навстречу. Он может встретить вас задолго до того, как вы доберетесь до дворца; он может принять вас в одной из комнат; или, если он увидит, что вы не совсем готовы, он может где-нибудь спрятаться, и тогда вам придется пройти тысячи комнат, пока вы наконец его не найдете.

Все зависит от того, насколько вы готовы. Цель — увидеть Всевышнего. Иначе какая же польза от молитвы и медитации? Когда пробьет час, вы, несомненно, Его увидите, вы обязательно Его увидите, потому что это цель каждого без исключения ищущего. Но вы не имеете представления о том, где Он поместил цель. Она может оказаться прямо перед вами или за миллионы и миллиарды миль от вас. Когда придет время, вы сможете увидеть Его в том месте, где вам предназначено Его увидеть: внутри сердца, внутри души, внутри ума, внутри тела, у себя над головой или в каком-либо уголке мира. Когда пробьет ваш час, вы, несомненно, Его увидите. Вы Его не только увидите — вы в Него превратитесь. Мы видим цветок, но этого недостаточно. Нам нужно стать красотой цветка, нам нужно стать ароматом цветка. Только тогда мы будем совершенными. Увидеть цветок может любой, но кто сможет обрести чистоту и божественность сознания цветка, и еще аромат, означающий Бессмертие? Так что увидеть Всевышнего — это лишь первый шаг; потом высшей Целью каждого ищущего становится превращение во Всевышнего. К тому же, когда мы достигнем высшей Цели, нам опять придется начать новое путешествие.

Переводы этой страницы: Czech
Эта серия книг может быть процитирована с помощью cite-key sca-19