Шри Чинмой отвечает на вопросы, часть 16

Вернуться к содержанию

Часть I

«Поднимая мир сердцем-единством» 17 января 1990 года

17 января 1990 года в Афинах, Греция, Шри Чинмой поднял над головой несколько своих югославских учеников одной рукой в рамках своей программы «Поднимая мир сердцем-единством». Перед этим он сказал:

Сегодня в саду своего сердца я вижу несколько очень красивых и одухотворенных цветов. Я не могу поехать в Югославию, поэтому сердце и душа Югославии пришли ко мне. И за это я предлагаю своим духовным детям из Югославии, которые сейчас находятся здесь, безграничную любовь и благодарность своего сердца и бесконечные благословения и сострадание своей души.

Отныне я каждый день буду расти в самых глубинах вашего сердца устремления, и каждый миг красота и аромат ваших сердец будут радовать нашего Господа Возлюбленного Всевышнего. Я чрезвычайно счастлив, что вы все в моей лодке, Золотой Ладье. И эта лодка непременно доставит всех вас к Золотому Берегу.

Еще раз я предлагаю каждому из вас свое сердце любви и свою жизнь благодарности.

Часть II

18 января 1990 года в Афинах Шри Чинмой попросил задавать ему вопросы большую группу своих югославских учеников, которые приехали в Грецию, чтобы впервые увидеть своего духовного Учителя.

Вопрос: Как не давать себе критиковать других?

Шри Чинмой: Всегда надо представлять, что происходит с нами, когда другие критикуют нас самих. Это как бой двух боксеров. Я боксер, и другой человек — боксер. Когда я кого-то критикую, я будто бью других и причиняю им боль. А когда критикуют меня, от огорчения делается больно мне. Мы сможем сочувствовать другим, если будем помнить, как мы себя чувствуем, когда критикуют нас. Если нам не нравится, когда на нас нападают другие, зачем же мы сами на них нападаем? Попробуйте думать о других как о цветах. Представьте себе, что вы заходите в сад. Можно наслаждаться красотой цветов, а можно один за другим оборвать у них все лепестки. Если вы критикуете других, вы обрываете цветы. Если оборвать все цветы, какую же красоту, чистоту и другие божественные качества вы найдете в саду?

Как же вы убедите мир в своей великой мудрости, если постоянно критикуете других? Всем, что помогает вам в духовной жизни, вам надо заниматься как можно чаще, а от всего, что не помогает, нужно отказаться. До прихода в духовную жизнь вы делали много небожественного. Если вы вступаете в духовную жизнь, значит, вы готовы отказаться от этих плохих качеств. Когда вы хотите и горячо стремитесь поступать правильно, плохие качества покинут вас сами собой.

Вопрос: Как быть терпимыми к окружающим, когда видишь, что они не слишком совершенны?

Шри Чинмой: Если вы хотите быть справедливым, беспристрастным, просто взгляните на какую-то одну часть своего тела. У вас два глаза, но по какой-то причине вам больше нравится правый глаз. Может быть, правый глаз у вас видит лучше, чем левый. И как же вы поступаете? Вы сразу чувствуете единство и с левым глазом. Или так: левая рука у вас слабее правой. Не отрубать же ее себе из-за этого! Она ведь тоже ваша, как и правая рука. Вы отождествились со слабыми частями тела так же, как и с сильными.

Когда вы видите, что человек несовершенен, у вас должно выйти на передний план сердце и сказать, что человек, который несовершенен, — тоже неотъемлемая часть вашей жизни. Всегда надо быть очень-очень мудрым. Своей заботой, состраданием и сочувствием мы можем сделать своих более слабых сестер и братьев сильнее. Иначе, пренебрегая слабыми, мы тоже можем оказаться не у дел! Кто хорош, кто плох? Только потому, что я могу назвать несовершенным какого-то человека, я не могу назвать совершенным себя. Почему тогда Бог должен терпеть меня, если я не могу терпеть других?

Вопрос: Есть ученики, преданные вам, но они не верят в Бога.

Шри Чинмой: Мы сейчас сидим в зале. Пока мы в этот зал не вошли, мы можем думать о нем все что угодно. Один скажет, что этот зал может оказаться освещенным, а другой скажет, что в зале совсем темно. Тогда вы становитесь судьей. Вы входите в зал и смотрите, освещен он или там совсем темно. Если он весь залит светом, тогда вы решаете, оставаться вам в этом зале или уйти. Когда у людей хорошо развит ум, им трудно ощутить что-то внутри сердца, потому что они привыкли все делать умом. Ум тут же начинает сомневаться. Если кто-то говорит, что я очень плохой человек, я думаю, что, может быть, так оно и есть. Может быть, я очень хороший человек, но как только вы называете меня плохим, я начинаю сомневаться в своих собственных достоинствах.

Но если глубоко в своем сердце я чувствую, что я хороший человек, пусть хоть двадцать человек твердят, что я плохой, я им не поверю, потому что мое сердце мне говорит, что я хороший. Я знаю, что в своей жизни я сделал много доброго. А мой ум может мне двадцать раз повторить, что я хороший человек, но я ему все-таки не поверю. Я подумаю: «Может, это так, а может, и нет».

Люди, живущие умом, говорят, что не верят в Бога. Но я хочу сказать, во что-то же они верят! Для нас Бог — это воплощение Любви, воплощение Сострадания, воплощение Прощения. В тот миг, когда у них будет умирать отец или мать, они воскликнут: «Пожалуйста, спаси их». Они будут кого-то просить о помощи. Может, они не произнесут слова «Бог», но в такой момент о помощи они молят Бога. Они не знают, что Тот, кого они молят, и есть Бог.

Вопрос: Мне хорошо медитировать в Центре, но когда я медитирую одна, я часто испытываю страх.

Шри Чинмой: Пожалуйста, представьте себе большой бассейн, где плавает много людей. Когда вы видите, что в нем плавают люди, вы сразу же прыгаете в него. Но когда вы в бассейне одна, вам становится страшно. Вы боитесь, что, случись что-то, вас будет некому спасать. Когда вы медитируете дома, вам надо представлять себе Центр, когда там медитируют другие. Тогда вы сможете погрузиться в медитацию без страха.

Вопрос: Хорошо ли оставлять сына и семью и отправляться куда-то медитировать, когда не можешь медитировать дома?

Шри Чинмой: Оставлять сына и других членов семьи нехорошо. Вам надо стать внутренне очень сильной — вот что вам требуется. Не надо бросать семью только потому, что вы пока не можете медитировать дома. Если вы уедете, вы только и будете думать что о сыне. Вы будете мучиться вопросами, что он делает, что ест и так далее. Куда бы вы ни отправились, ваш ум будет при вас. Именно ум не дает вам медитировать.

Жить в сердце — вот что вам надо делать. Глядя на своего сына, разговаривая с ним или с другими членами семьи, внутренне повторяйте: «Всевышний, Всевышний, Всевышний». Старайтесь повторять имя Всевышнего как можно чаще. Тогда вибрации от этого одухотворенного повторения проникнут в вашего сына. Я убежден, что, если вы будете уезжать, будет хуже и вам, и сыну. Вам надо быть с ним. Если не получается молиться и медитировать очень интенсивно, так, чтобы получать удовлетворение, можно повторять «Всевышний».

Часть III

Беседа с югославскими учениками

Затем, прощаясь со своими югославскими учениками, Шри Чинмой сказал следующее:

Скоро вы уедете из Афин. Ваше так называемое физическое существо покинет этот отель и вернется в Югославию, но ваше внутреннее существо, реальное, абсолютно реальное, представляющее собой единственную реальность, вы оставите глубоко внутри моего сердца. Оно будет пребывать со мной постоянно. Физически я, может быть, не смогу в ближайшем будущем поехать в вашу страну, но духовно я уже там. Мое сердце безграничной любви, бесконечной нежности и безраздельного единства — все для вас, прибывших сюда из устремленного сердца и посвященной жизни Югославии. В глубине своего устремленного сердца я придаю совершенно особое значение тем, кто пришел в нашу лодку. Всего за два дня вы уверенно подтвердили свой искренний, самый искренний зов к нашему Господу Возлюбленному Всевышнему. Моя молитвенная жизнь и благословляющая душа всегда будут вести и направлять вас к высочайшему Предназначению.

Как в школе бывают одни ученики хорошие, а другие не очень, так и в духовной жизни тоже одни ученики хорошие, а другие слабые. Я хочу, чтобы все вы отважились стать отличными учениками нашего Господа Возлюбленного Всевышнего. Я хотел бы, чтобы все вы бежали очень быстро. Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста, не поощряйте, не лелейте даже в самых сумасбродных фантазиях всего того, что не нужно, что не помогает устремлению, что может увести с духовного пути. Бегите как можно быстрее.

Нашим Господом Всевышним, мои любимые югославские дети, вам даны очень особые Благословения. Все, что будет вставать у вас на пути, что будет замедлять ваш прогресс, пожалуйста, отбрасывайте осознанно и сразу же. Цель — для отважных и быстрых. Те, кто могут в духовной жизни бежать быстрее всего, получат высшую награду. Поэтому каждый миг старайтесь бежать сознательно, одухотворенно, преданно и самоотверженно, старайтесь бежать очень быстро, чтобы наш Господь Возлюбленный Всевышний очень, очень вами гордился. Поскольку мы все ищущие, мы верим в существование души. Душа летает в небосводе Бесконечности, неустанно и вечно, как птица. Птицы символизируют душу, божественную душу. Давайте все станем прекрасными и динамичными душами, чтобы каждый миг летать в сердце Неба Бесконечности!

Часть IV

31 января 1990 года в школе № 86 в Нью-Йорке Шри Чинмой ответил на следующие вопросы.

Вопрос: Кажется, что враждебных сил становится больше, и они наступают, а добрые силы ослабевают. Как же могут добрые силы когда-нибудь победить?

Шри Чинмой: Кто мы такие, чтобы судить, какие силы враждебные, а какие добрые, и кто победит? Мы говорим «враждебные силы», но действительно ли мы знаем, какие силы враждебные, а какие добрые? Да мы сами прекрасно можем играть роль враждебных сил. Давайте сознательно и одухотворенно попробуем свести к минимуму свои неправильные действия. Если мы каждый день сможем совершать на один неправильный поступок меньше, мы поможем божественному внутри нас сделать нас совершенными. Поскольку Бог от нас не отказался, мы должны продолжать попытки. Раз у Бога бесконечное Терпение, давайте и мы будем терпеливо преодолевать враждебные силы.

Не надо создавать Богу дополнительных проблем. Мы и так делаем много плохого неосознанно, и за это себя нужно простить. Но мы и сознательно тоже делаем много плохого. Мы осматриваемся и видим, что какой-то человек что-то натворил, а Бог его простил, и мы думаем: «Я тоже могу так поступить, и Бог меня простит». Есть ли на земле такой человек, который каждый день сознательно не поступал бы неправильно просто чтобы исполнить какое-то желание, особенно в мире мыслей? Появляется неуверенность, появляется зависть, появляются чувства неполноценности и превосходства, и мы их впускаем. Мы просто их «не замечаем». Если мы не победим этих враждебных сил, если не будем с ними бороться, мы окажемся у них в плену. Надо постоянно быть храбрыми воинами и героями, чтобы победить их раз и навсегда.

Вопрос: В своем Новогоднем Послании вы упомянули в последних двух строчках «Мой Трансцендентальный Венец-Безмолвие и мой Универсальный Трон-Звук». Вы не могли бы рассказать об этом подробнее?

Шри Чинмой: Это не поэтическое выражение, это мое внутреннее переживание. Если вы сможете поднять свое сознание, свою внутреннюю высоту, вы увидите, что мое Новогоднее Послание не игра слов. Я упомянул определенные вещи в послании прошлого года, и они исполнились. Исполнятся и в этом году. Каждый день во внутреннем мире происходят огромные события. Когда мы во внутреннем мире видим прекрасный бутон, мы знаем, что он распустится лепесток за лепестком. Но если во внешнем мире бутон не расцветет полностью и мы не увидим его внешним зрением, мы не сможем назвать его цветком. Так что если у нас во внутреннем мире есть уверенность или вера, мы можем увидеть внутреннюю реальность. Но если в нас укоренилось сомнение, мы не увидим того, что по-настоящему прекрасно и по-настоящему реально. Сомневающийся и практичный ум этого не воспринимает. В большинстве случаев мы видим, что то, что во внутреннем мире еще только зарождается, в конце концов полностью проявится. Очень развитые духовные ищущие могут видеть будущее третьим глазом. Они знают, что их видение реально. Во внутреннем мире событие уже произошло, просто оно пока не проявилось на внешнем плане. До конца этого года осталось еще одиннадцать месяцев. Поэтому давайте запасемся терпением. Своим устремлением и рвением мы тоже можем способствовать приближению абсолютной Высоты Бога. Наша восприимчивость — это не что иное, как благодарность. Как только мы предлагаем Богу каплю благодарности, наша восприимчивость возрастает.

Бог доволен даже нашей кратковременной жизнью-отречением и бесконечно более кратковременным дыханием-благодарностью. Мы видим, как мало в нас благодарности. Но когда у нас увеличивается сила восприимчивости, видение завтрашнего дня может проявиться как реальность в сердце сегодняшнего дня, в сегодняшней жизни.

Вопрос: Не могли бы вы дать нам технику медитации или концентрации для развития способности к различению?

Шри Чинмой: Если вы сможете просто проливать слезы (я не имею в виду крокодиловы!), у вас разовьется способность к различению. Старайтесь чувствовать, что вы совсем беспомощны, как младенец в лесу. Надо вывести на передний план смирение и почувствовать, что вы ничто и не можете быть чем-то без Защиты Бога, без Сострадания Бога. Надо плакать как дитя. Думайте о том, как кричит ребенок, когда ему нужно материнское молоко или он хочет игрушку. Тогда вы сразу же сможете распознавать и выбирать только то, что поможет вам совершать духовный прогресс. Найдется все, что вам нужно. Способность к различению рождается в самом искреннем плаче. Пытаясь различать умом, вы ошибетесь. Различение основывается на чистейшем плаче сердца. Сострадание и Защита Бога мгновенно дадут вам нектар и уберегут от яда.

Другой способ — вести себя как герой. Здесь вам потребуется уверенность в том, что вы избранное дитя Самого Бога. С такой уверенностью вы победите негативные силы.

Вопрос: Мой отец совершил самоубийство одиннадцать лет назад, и это до сих пор выводит меня из душевного равновесия. У него был рак, и ему оставалось жить три месяца, поэтому он лишил себя жизни.

Шри Чинмой: По моей внутренней философии, эту жизнь даровал нам Бог. Мы каждый миг должны использовать возможность бороться со смертью. Вы скажете, что ваш отец был обречен. Даже если бы он остался, возможно, он не смог бы дать что-то внешнему миру. Но есть внутренний мир, мир души. Возможно, душа больше не может проявлять себя в этом теле, через это тело, но она может проявлять себя через близких и родных и так сохраняет связь с землей. В этом смысле, есть так много причин тому, что не стоит совершать самоубийство.

Изредка бывает, что физическое тело покидают духовные Учителя, потому что знают, что для них настал избранный Богом Час. Это — Воля Бога. Но для обычных людей это внутреннее преступление, тяжелее которого нет. Что касается вашего отца, он ушел, но вы-то все еще здесь, на земле. Вы можете молиться Богу о прощении для него. Родные, оставшиеся на земле, могут молиться Богу.

Когда ваша жизнь подходит к закату, Бог, даже если вы движетесь только со скоростью индийской повозки, запряженной волами, все еще чего-то достигает в вашей жизни, через вашу жизнь. Не делайте ошибки, не совершайте самоубийства. Если вы отказываетесь от этой жизни, о каком прогрессе может идти речь? Самоубийство — это опыт, тяжелее которого нет, и не только для того, кто совершает самоубийство, но и для всех членов семьи. Сильно страдают все, кто тесно связан с этим человеком. Если самоубийство совершает ваш брат, отец, сестра или кто-то еще, то могут быть повреждены ваши тонкие нервы, которые абсолютно необходимы для осознания Бога. Поэтому вам надо молиться и о собственной защите. Когда кто-то в семье нарушает космический закон, к примеру, ваш брат попал в тюрьму, тогда в вас или в одной из ваших внутренних сущностей разрывается нечто очень сокровенное. С другой стороны, если кто-то в вашей семье сделает что-то доброе, что-то великое для человечества, вас это тоже коснется. Так что нам надо быть такими осторожными! Если мы не будем сознательно отдавать своих родных Воле Бога каждый день, то, соверши они какой-то проступок во внутреннем мире, мы почувствуем это на себе. Нарушится что-то в нашем сознании.

Вопрос: На открытой медитации вы говорили о плачущем ребенке внутри нас. Если мы сконцентрируемся на вашем Трансцендентальном портрете, сможем ли мы постараться увидеть в нем плачущего ребенка и отождествиться с ним?

Шри Чинмой: Внутри моего Трансцендентального портрета вы хотите представить себе плачущего ребенка? Нет, так не годится. Мой Трансцендентал как таковой не плачет. В некотором смысле можно сказать, что он взывает о совершенствовании людей, но мой Трансцендентал полон бесконечного сострадания, любви и света. Когда я говорил о плачущем ребенке внутри, я имел в виду, что вы как человек должны взывать так, как плачет ребенок. Вы можете взывать к моему Трансценденталу о том, что вам нужно, или о том, чтобы отличить истинное от ложного и так далее. Трансцендентал принесет осуществление вашему устремлению. Но если Трансцендентал тоже начнет плакать, как он сможет что-то дать? Для тех, кто взывает к Трансценденталу так, как плачет ребенок, Трансцендентал воплощает бесконечное сознание, благословение, любовь и свет, и эти божественные атрибуты или качества проникнут в вас. Если хотите, можете попросить Трансцендентал научить вас взывать. Сам Трансцендентал плакать не будет, но в более глубоком смысле Трансцендентал действительно взывает о преображении и совершенствовании человечества.

Вопрос: Есть ли такие музыкальные произведения, которые лучше всего слушать в определенное время суток?

Шри Чинмой: Я не специалист в музыке. Вам надо почитать книги об индийских рагах. Почитайте индийские книги, в них сказано, какая рага лучше вечером, какая утром, а какая — днем. Что касается моей музыки, то, поскольку я сочинил тысячи песен, есть из чего выбрать. Если вы не певец, вы можете прослушать мои записи или записи моих учеников и решить, какие песни для вас лучше. Вам судить. Некоторые песни подойдут вам больше всего рано утром, другие поздно вечером, а третьи, возможно, глубокой ночью.

Я послушал несколько индийских par. К сожалению, я не согласен, что надо слушать определенную рагу рано утром, а другую — днем. Такой подход мне не нравится. Я так чувствую, что это зависит от сознания. Если сознание у нас невысокое, то, какую бы музыку мы ни слушали, даже самую одухотворенную, мы не найдем в ней ничего привлекательного. Но если сознание у нас высокое, нам понравится любая духовная музыка. Как я сказал раньше, вам судить. Отберите несколько песен и либо попойте их, либо послушайте в разное время дня, а затем решите, какие для вас лучше.

Вопрос: Одна из пожилых учениц в моем Центре очень расстроена тем, что прочитала в одной из ваших книг. Вы сказали, что пожилые люди после пятидесяти часто перестают совершать духовный прогресс, потому что в этом возрасте витал либо нечист, либо утомлен и больше не дает решимости уму. Эта ученица расстроилась и сказала: «Никакой надежды! Мне за пятьдесят!»

Шри Чинмой: Естественно, просто невозможно совершать духовный прогресс, если она живет в уме. Но если она будет жить сердцем, она останется вечным ребенком. Мне вот тоже за пятьдесят, но я чувствую, что все еще совершаю прогресс. Если вы сможете жить сердцем, то, сколько бы вам ни было лет, даже девяносто девять, вы сможете совершать прогресс. Но если вы живете в уме, вы будете привязаны к своему физическому возрасту. Есть ученики, которым всего по двадцать пять-двадцать шесть лет, но если говорить об их лени, неготовности и прочих неустремленных качествах, они ведут себя как девяностолетние. С другой стороны, есть две-три женщины, которым далеко за пятьдесят, но как они работают, с какой энергией, с каким рвением! Иногда они даже не ложатся спать. Как я их ценю! Они живут не в уме, а в сердце. Они всегда полны энтузиазма и готовы вдохновлять других. Поэтому пожилым женщинам в вашем Центре надо попытаться побыть внутри сердца. Если эта ученица будет жить в сердце, ей не придется беспокоиться о возрасте. Необходимый прогресс в жизни ей поможет совершать детское сердце.

Вопрос: Как узнать, может, мы пытаемся заниматься слишком многими проектами и недосыпаем?

Шри Чинмой: Вы хотите знать, не перерабатываете ли вы? Есть люди, которые проработают час, а считают, что проработали полдня. Некоторые же работают по шестнадцать часов, а чувствуют, что проработали всего четыре. Я считаю, что отдых — это перемена деятельности. Если вам за день надо выполнить, предположим, шесть-семь различных видов работы, то каждый раз, меняя занятия, считайте это отдыхом. Весь отдых — в уме. Ум скажет: «Я уже закончил одно дело. Разве я смогу приняться за другой проект?» Но если вы будете относиться к каждой работе как к золотой возможности быстрее быстрого совершать прогресс и если сможете осознанно усваивать результат каждого сделанного вами шага прогресса, тогда вы не обманете себя, говоря, что вы отдыхаете.

Ту же энергию, тот же уровень сознания, с которым вы выполняли одну работу, переносите на новую работу, за которую беретесь. Представьте, что вы поднимаетесь по лестнице, — одна ступенька, вторая, третья. Если все оценивать с точки зрения здравого смысла, вы увидите, что устаете с каждым шагом. Вы скажете: «И вот так все двадцать пролетов!» Но если вложить в дело мудрость сердца, вы почувствуете, что после каждого шага до следующего шага у вас есть мгновение. Это ваш золотой шанс. Вы можете сказать: «Вот когда я отдыхаю».

Работу можно воспринимать точно так же. Когда вам за день надо сделать пять-шесть дел, то, заканчивая каждое, думайте, что вам предоставляется не только возможность отдыхать, но и возможность совершать прогресс. Левой — правой, левой — правой. Когда вы делаете шаг правой, левая нога отдыхает. Когда вы делаете шаг левой, отдыхает правая. Поэтому каждый раз, когда вы меняете работу, осознанно старайтесь чувствовать, что вы отдыхаете. Это не самообман, это мудрость.

Вопрос: Отчего воспоминание о первой встрече с вами способно так быстро поднимать наше сознание?

Шри Чинмой: Это очень хороший опыт. Я всем советую помнить это первое переживание — первый день, тот, когда вы попросили меня принять вас в ученики. В тот день, когда вы отослали свою фотографию или стали учеником, в тот самый день коренным образом изменилась вся ваша жизнь. В тот день вы дали мне торжественное обещание стать отличным учеником, а стать отличным учеником значит радовать Учителя так, как он того желает.

Потом проходят годы, и все меняется. Через три месяца или полгода большинство учеников начинают чувствовать, что они с Учителем должны радовать друг друга пятьдесят на пятьдесят. Они готовы пройти ему навстречу полпути. Спустя еще несколько лет ученикам начинает казаться, что Учитель должен пройти девяносто девять шагов, а они сделают один шаг. А потом и еще хуже — некоторые ученики не хотят делать даже этого одного шага. Все сто шагов должен пройти Учитель.

Поэтому я прошу всех без исключения учеников вспомнить тот золотой день, когда он или она приняли духовную жизнь, вспомнить, какое у вас было тогда отношение. Вы на сто процентов хотели стать отличным учеником. Я еще раз вас прошу стать отличными учениками, постоянно чувствовать любовь к Учителю и постоянно подчиняться Воле Бога. Каждый начинал с отличного отношения. Но, к несчастью, с каждым годом на вашу мудрость все сильнее и сильнее начинает давить бремя требований и ожиданий.

Всем вам я говорю: просто вспомните тот первый день, когда вы стали учениками. Какими искренними, какими чистыми, какими полными отречения вы были неделю, месяц или два. А потом, лет через пять-десять, пятнадцать или двадцать, какие внутренние требования вы начали предъявлять! Сначала вы хотели установить прямой внутренний контакт с моим высшим сознанием. Ваш внутренний зов как магнитом притягивал любовь моего сердца к вам и мою гордость за вас. Но сейчас нет такого ученика, чье отречение бескорыстно.

Вот что еще относится ко всем ученикам без исключения: если вы видите, что кто-то опережает вас хоть на шаг, у вас исчезает вся внутренняя радость. А если вы никого не видите перед собой, все равно вам надо оглянуться, чтобы убедиться, что на вас смотрят. Другие должны видеть, что вы ближе всех. Сначала вы смотрите, нет ли кого впереди вас. Если никого нет, вы очень-очень горды, очень счастливы и довольны собой. Тогда вы оглядываетесь и смотрите, видят ли другие, что вы ближе всех и дороже всех. В этом смысле пал каждый без исключения ученик. «Пал» — это еще мягко сказано. Раньше в вашей жизни существовали только вы и ваш Учитель. Теперь каждому ученику требуются сотни свидетелей.

Я очень рад вашему вопросу. Именно таким должно быть отношение абсолютно у всех учеников. Можно каждый день вспоминать, что вы впервые почувствовали в своем Учителе и что вы ему обещали. Тот день, когда вы приняли меня, был самым важным днем в вашей жизни. Полностью проявились вся ваша простота, искренность, чистота, рвение, желание, самоотдача и другие божественные качества. Если вы сможете вспомнить то переживание, для вас это будет огромной помощью.

Вопрос: Я учусь водить машину и хотел бы узнать, сдам ли я экзамен.

Шри Чинмой: Я не предсказатель и не оккультист. Я простой человек, как и вы. Я могу помолиться Богу от вашего имени, но вы будете молиться Богу, чтобы Он помог вам сдать экзамен, а моя молитва будет несколько иной. Я выучил ее две тысячи лет назад. Меня учил мой брат Иисус Христос: «Да будет Воля Твоя». Я могу молиться Богу о том, чтобы в вашем вождении проявилась Его Воля, но какова Его Воля, я сказать вам не могу.

На Ямайке, в Вест-Индии, одна бывшая ученица проваливалась на экзамене по вождению, по крайней мере, пять раз. Это было слишком, слишком! У ее мужа было плохое зрение, поэтому пришлось учиться ей. Она так расстраивалась каждый раз, когда проваливалась! Я тоже расстраивался. На шестой раз я ей сказал: «Ладно, ради Бога, на этот раз ты должна сдать». К счастью, в тот раз она сдала.

Преуспеете ли вы или провалитесь на экзамене, даже если вы провалитесь сто раз, я не буду расстраиваться. Я расстроюсь, только если у вас понизится сознание. Если вы будете ехать внутренне с устремлением и посвящением, а эти устремление и посвящение начнут уменьшаться, вот тогда я расстроюсь. В иных же случаях, когда речь идет о внешних вещах, старайтесь приложить все усилия, чтобы сдать, но, если вы стоите здесь, перед своим Учителем, а думаете о своем экзамене на права — сдадите вы его или провалите, — то это пустая трата времени. Когда вы стоите перед своим Учителем, есть вещи поважнее.

Самая лучшая молитва — та, которой нас научил Иисус Христос: «Да будет Воля Твоя». Повторяйте ее, и вы будете счастливейшим человеком. Иначе вы будете счастливы, только если сдадите экзамен. Если вы сможете искренне молиться Богу об исполнении Его Воли, вы увидите, что ваше счастье будет бесконечно, бесконечно, бесконечно сильнее и принесет вам больше осуществления, чем когда вы просите об исполнении собственного желания. Вполне вероятно, что Он исполнит ваше желание, но ваше устремляющееся сердце не будет довольно.

Вопрос: В одном из своих стихотворений вы советуете стараться все время быть довольным собой. Если мы огорчены, расстроены или разочарованы, потому что многого не сделали или поступили неправильно, как тогда можно быть довольным собой?

Шри Чинмой: Даже если у вас что-то не выходит десять раз, если вам за целый день не удалось сделать ни одного дела, просто будьте довольны тем, что вы не отчаялись. Считайте это нападением. К счастью, вы не сдались. Надо отстраниться от отчаяния как такового. Завтра вы сделаете новую попытку. Но если вы носите отчаяние в себе, если вы сдаетесь ему на милость, как же вы будете счастливы? Скажем, вы пытались и так и сяк, и у вас ничего не вышло. Но если вы будете считать это неудачей, полной неудачей, то завтра или послезавтра у вас не будет вдохновения начинать свое путешествие снова. Даже если у вас что-то не получилось, будьте довольны тем, что неудача вас не сломила, и вы не впали в отчаяние. Пока вы не добились успеха. Но надо быть довольным собой уже потому, что вы не отчаялись. Могло быть бесконечно хуже.

Некоторые люди наслаждаются отчаянием. Они его призывают, а потом не хотят отпускать, потому что им кажется, что таким образом они совершают огромный прогресс. Некоторые люди совершают прогресс таким вот негативным способом. Если они не чувствуют себя несчастными, им кажется, что они не совершают прогресса. Дело в том, что отчаянием весьма наслаждается их ум. Это дает им почувствовать себя очень значительными. Если говорить о вас, то вы не наслаждаетесь отчаянием и не призываете его. Поэтому на следующий день вам легко начать все заново.

Часть V

4 февраля 1990 года на предприятии Progress-Promise в Нью-Йорке Шри Чинмой ответил на следующие вопросы.

Вопрос: Вчера вы говорили о молитве «Да будет Воля Твоя». А молиться о чем-то конкретном — это неправильно?

Шри Чинмой: Надо еще посмотреть, что это за молитва. Если вы молитесь Богу: «Господь, дай мне Свет Сострадания», эта молитва совсем не плоха. Безусловно, надо поступать мудро. Если вы молитесь Богу о Его Сострадании, Его Любви, Его Благословениях, то все это — неотъемлемая часть Его Воли. Но если вы спросите: «Я сдам на права?» или попросите: «Дай мне новую машину», это совсем другое дело.

Вопрос: Недавно я много читал о силе позитивного мышления. Если вам действительно что-то нужно, надо ли говорить: «Всевышний, пусть это случится, если есть на то Твоя Воля», или надо утверждать: «Это непременно случится»?

Шри Чинмой: Надо понимать, не связано ли это с желанием. Сначала вы скажете: «Всевышний, дай мне двести долларов». Вот такое искреннее желание вы предлагаете Богу. Затем вы в уме скажете: «И что подумает обо мне Всевышний? Надо говорить: ‘Да будет Воля Твоя’». Когда вы молились о двухстах долларах, ваше желание было таким сильным, таким искренним. А когда вы сказали: «Да будет Воля Твоя», молитва потеряла смысл. Вы просто повторяли то, что заучили наизусть, и все это делалось на ментальном плане. Бог знает, где вы хитрите, а где вы искренни. В этом случае Он поставит вам ноль, потому что видит: когда вы говорите «Да будет Воля Твоя», это просто курам на смех.

Вопрос: Разве неправильно молиться об исполнении желания?

Шри Чинмой: Нет, молиться об исполнении желаний можно, но надо быть очень осторожным, ведь если это материальное желание, оно может идти вразрез с вашим внутренним устремлением. Люди молятся о новых машинах. Они молят об одном доме, о двух домах. Надо видеть, какое желание вас связывает, а какое устремление вас освобождает. Определенные материальные вещи совершенно необходимы в повседневной жизни. Некоторые люди, у которых есть сила денег, легко могут позволить себе достойный уровень жизни. Но нет, им этого мало. Им надо стать мультимиллионерами. Если хотите, будьте богатыми, но тогда вы можете оказаться бедными духовно. Надо решить, чего вы хотите.

Наш путь — жизнь принятия. У вас есть полное право молиться Богу обо всем, что необходимо в вашей внешней жизни. Но надо следить, чтобы не появилась жадность, чтобы желания не стали непомерными. Как же справиться с подобным желанием в духовной жизни? Можно молиться Богу об удовлетворении основных нужд в жизни. В таком случае я никогда не скажу, что это неправильно. Но некоторые люди только копят, копят и копят. Они начинают копить материальное богатство и становятся банкротами в духовной жизни.

Вопрос: Если в основе нашего желания лежит жадность, обязательно ли Бог его исполнит?

Шри Чинмой: Если Бог вами недоволен, Он может исполнить все ваши желания, чтобы вы как можно скорее вырыли себе могилу. Такое случалось столько раз — не сосчитать. Когда Бог видит, что вас не исправить, он исполнит все ваши материальные запросы, а духовно выставит огромный-преогромный ноль. Бог — как фермер. Он копает, копает. В одном месте Он копал много раз, но не получил результата. Поэтому Он идет и копает где-то еще. Там Он полностью удовлетворен. Бог дает какому-то человеку шанс, но тот не использует его должным образом, ведь он вполне доволен тем, что имеет. Сколько Бог может ждать этого человека? И Бог говорит: «Прекрасно. Будь счастлив там, где ты есть. Я буду копать где-нибудь еще».

Вопрос: У меня вопрос о манифестации и духовности. Часто я нахожу, что, чем больше манифестируешь, тем меньше возможности стать духовно сильнее. Как найти правильное соотношение?

Шри Чинмой: Что касается меня и моих учеников, манифестация — это, безусловно, Воля Бога. Вы мой ученик. Поэтому, если есть Воля Бога на то, чтобы вы проявляли Его Свет, у вас никак не должно быть чувства, что вы делаете что-то неправильно. К сожалению, вы отделяете устремление от проявления. Мы как люди так горячо стремимся увидеть, как мы становимся лучше, совершать прогресс. А если мы сможем отождествляться с другими, разве мы не захотим, чтобы и они совершенствовались? Ради собственного устремления мы готовы отдавать свое время, силы — все, так как хотим стать совершенными. А Бог говорит: «Хотя ты еще и несовершенен, Я хочу, чтобы ты помог своему младшему брату и поднял его до определенного уровня». Ты на шаг впереди этого человека. Вот почему Бог просит об этом тебя. Бог не просит об этом кого-то еще. Бог не просит другого человека идти и давать вам советы. Бог не просит меня идти за советом на улицу. Но Он мне говорит: «Если увидишь кого-то искреннего, кого-то восприимчивого, дай ему то, что у тебя есть. Дай ему свою энергию, дай ему свой свет».

Итак, вернемся к устремлению. Когда вы медитируете рано утром, то, если вы хорошо помедитируете, даже если это всего пятнадцать минут, силы этой медитации вполне хватит на целый день. Но эта медитация должна быть очень сильной. Если рано утром залить в бензобак машины топливо, можно проехать сотни миль. На следующий день вы снова можете ее заправить. Но если с утра не будет топлива, чтобы отправиться в путь, как вы собираетесь ехать? Утром многие-многие ученики не молятся и не медитируют. Они просто себя дурачат. Некоторые две-три минуты посидят перед алтарем и считают, что этого достаточно.

Разве я вам велю выходить на улицу в два или три часа ночи и расклеивать афиши или идти на телевидение? В первую очередь — главное. Я всегда говорю, что на первом месте должно быть устремление. Затем, закончив медитацию, вы можете пойти и заняться манифестацией — своим посвященным служением. Когда вы медитируете со всей искренностью, то, хотя в это время вы и не думаете о посвящении, внутренне Бог дает вам силы, которые будут вам нужны в вашей жизни посвящения.

Это как утренняя зарядка дома. Рано утром вы делаете дома упражнения на растяжку. Потом вы идете на беговую дорожку и начинаете делать ускорения. Дома вы только разминаетесь. Но когда вы делаете растяжку для ног или различные упражнения для тела, Бог дает вам силы. Он готовит вас к вступлению на поле битвы жизни и состязанию с невежеством.

У учеников довольно часто бывает так, что они, делая одно дело, думают о другом. Когда приходит время для посвященного служения, они думают об устремлении. А кода они медитируют рано утром, они думают о посвящении. Когда пора есть, они в это время думают про сон. А когда пора спать, они в это время думают о еде. Вот что происходит чаще всего. Когда они выполняют какую-то посвященную работу, они спрашивают себя, почему же они не устремляются. Они говорят себе: «Если я не буду медитировать, как же я осознаю Бога?» А потом, когда они медитируют, через пять секунд они начинают думать, что, если они не пойдут делать манифестационную работу, Гуру будет недоволен. Им все время кажется, что важнее другое. Во время устремления они думают, что бесконечно важнее манифестация. Во время манифестации они думают, что бесконечно важнее устремление. Но для меня они одинаково важны. Прыгун в длину знает, что если он оттолкнется от планки левой ногой, то прыжок получится хорошо, а если правой, то он не сможет вообще хорошо прыгнуть. Сколько людей способны, отталкиваясь любой ногой, прыгать на одно и то же расстояние? Одна нога всегда сильнее. Но другая нога помогает, пока он бежит к планке. В это время ему нужна и левая, и правая. Ведь он бежит не только левой ногой. Это невозможно. Вот и в жизни так же — надо пользоваться и устремлением, и посвящением. Необходимо видеть устремление внутри посвящения и посвящение внутри устремления. Но когда мы заняты манифестацией, не нужно думать, что устремление важнее. А когда мы молимся и медитируем, не нужно думать, что важнее манифестация. Мы только загубим свое устремление и ни того, ни другого не сделаем как следует.

На нашем пути надо стараться медитировать минимум дважды в день по пятнадцать минут. Из пятнадцати минут обычно хорошо медитируют не более трех минут. Никто не скажет мне, что у него сознание поднимается до высочайшего прямо с самого начала. Такого не бывает. Я вижу, что на это требуется время. Поэтому из пятнадцати минут можно ожидать хотя бы минут пять хорошей медитации. А медитировать сразу в своем высочайшем пятнадцать минут не может ни один из моих учеников.

Вернемся к вопросу. Не пренебрегайте своим устремлением! На первом месте — главное. Но если вы не можете делать первого, делайте хотя бы второе, а это — посвящение. Они всегда вместе. И, если вы не можете хорошо медитировать утром, по крайней мере, медитируйте хорошо вечером. Конечно, идеальным будет медитировать очень хорошо утром, когда начинается день, а в полдень медитировать снова. Затем вечером еще раз. Так у вас не будет вообще никаких проблем.

Вы знаете, что позавтракать — это одно, пообедать — это другое, а поужинать — это совершенно иное. Мы не едим обед за завтраком. Для каждого приема пищи есть свое время. Точно так же, очень одухотворенно медитируя три раза в день — десять минут утром, десять минут днем, десять минут вечером, — вы всему сможете отдать должное. Когда потребуется устремление, вы сможете воздать должное устремлению. Когда понадобится посвящение, вы сможете воздать должное посвящению. После устремления идут посвящение и манифестация. Если нет устремления, не может быть и посвящения. Поэтому давайте устремляться рано утром. Сразу после устремления Бог даст нам безграничную энергию и возможности для посвящения. А во время выполнения посвященного служения мы увидим, что внутри нас как раз и проявляется Божественность Бога.

Я не вижу противоречия между устремлением и посвящением — при условии, что они выполняются, когда это нужно. Как можно взобраться на дерево без устремления? С другой стороны, разве это будет справедливым, если вы заберетесь на дерево, усядетесь на самую верхнюю ветвь, наслаждаясь от всей души плодами, в то время как у подножия дерева ваши близкие будут выпрашивать манго? Сможете ли вы есть манго в одиночку? Нет. У вас будет разрываться сердце, ведь ваше устремление требует искренности, участия и сострадания. Устремление — это то божественное в вас, что вас возвышает. Благодаря силе этого божественного вы оказываетесь на вершине дерева. Если что-то божественное вас возвышает и поддерживает на этой высоте, разве ваша божественная часть не попросит вас спуститься? Это не будет вашим духовным падением, это делается только ради раздачи плодов другим, чтобы они в конечном счете тоже окрепли и поднялись наверх, как поднялись и вы.

Манифестация трудна, в особенности для индийца, ведь наш ум сосредоточен на устремлении. Для западных ищущих сравнительно легче посвящение, так как им привычна динамичная жизнь. Они движутся вперед. Мы, индийцы, движемся вверх. Двигаетесь ли вы вверх, внутрь или вперед — все движения сопутствуют друг другу. Если вы подниметесь на дюйм выше, в этот же самый момент вы продвинетесь на дюйм вглубь и на дюйм вперед. Так что все эти три движения — вперед, внутрь и вверх — осуществляются одновременно. Если мы можем погрузиться действительно глубоко внутрь, значит, мы можем взлететь и высоко вверх, как с трамплина, а также продвинуться вперед. Если мы будем со всей искренностью устремляться, тогда внутри нашего устремления будет и погружение глубоко внутрь, и продвижение вперед.

Вопрос: Как лучше всего различать желание ума и волю души?

Шри Чинмой: Если вы хотите знать волю души, вам надо очень искренне и интенсивно молиться и медитировать. Иначе, если вы не будете молиться от всей души и сильно медитировать, автоматически на передний план выйдет желание ума.

Вопрос: Что нам делать, когда тело вечно сопротивляется нашим духовным достижениям во внешнем мире, к примеру, попыткам переплыть Ла-Манш?

Шри Чинмой: Я не прошу вас стать чемпионом мира по плаванию. Я не прошу вас стать чемпионом мира по бегу на марафонские дистанции. Я никого не прошу переплывать Ла-Манш, совсем нет. Я только говорю: если вы чувствуете, что вы на это способны, попробуйте! Благословляю вас на это! Я уверен, вы это сделаете. Мне так нравятся подобного рода достижения. Я не чувствую, что в них есть что-то плохое. Но, в то же время, я не хочу, чтобы вы забросили свою работу в Центре, и я не хочу, чтобы вы пренебрегали собственным устремлением. Вот чего я не одобряю.

Вопрос: Как лучше всего совершать прогресс в борьбе с ленью и потворством себе?

Шри Чинмой: Только посмотрите, сколько лет вы потеряли! Вспомните те дни, когда вы были энергичным. Сколько радости вы получали в то время! Вы каждый год участвуете в двухнедельных путешествиях на каноэ. Как вы при этом энергичны и динамичны! Так что вспоминайте золотые дни и свое счастливое состояние. Лучший для вас способ победить лень — это вспоминать о переживаниях, когда вы много работали для похода на каноэ. Когда вы вызовете память о той энергичной жизни, вы почувствуете такую радость! Эта радость и есть прогресс, и она поможет вам делать другие дела с тем же энтузиазмом и рвением.

Вопрос: Я хотел бы знать, целесообразно ли очень маленьким Центрам проводить открытые медитации как форму манифестации.

Шри Чинмой: Если вы знаете, что то, что вы делаете, правильно, вы будете это делать несмотря на то, что десять раз у вас это не получалось. Если вы поступаете правильно, тогда, и не достигая успеха, это можно делать хоть двести раз. Когда я поднимал триста фунтов, я знал, что поступаю правильно. Разве я сдался после двухсот неудачных попыток? Нет, я продолжал и в конце концов на двести четырнадцатой попытке добился успеха. Если я уверен, что то, что я делаю, наверняка правильно, то я буду это делать даже при отсутствии успеха, если на то, чтобы я это сделал, есть Воля Бога.

Вопрос: Как мне узнать, совершаю ли я прогресс?

Шри Чинмой: Когда я что-то ем, разве я не ощущаю при этом силы или радости? Если я питаюсь правильно, то мгновенно получаю радость и энергию. Но если я буду есть что-то вредное для здоровья, я это тотчас почувствую. Так что, если я буду рано утром искренне молиться и медитировать, я буду ощущать энергию, силу, радость. Если я чувствую эти качества во время молитвы и медитации, значит, это, несомненно, прогресс.

Вопрос: Я чувствую, что некоторые виды манифестации не приносят мне большой радости, потому что в них сильнее дух соперничества. Может, нам стоит отказаться от подобных мероприятий?

Шри Чинмой: Если вы пребываете в мире соперничества со своими братьями и сестрами-учениками, то мой вам совет — укрепляйте единство. Иначе, если у вас усилится тенденция к соперничеству с другими, все закончится разрушением. Вы будете всеми правдами и неправдами стараться нанести поражение коллегам, друзьям или другим нашим духовным Центрам. Такого рода соревновательный дух нужно пресечь в зародыше. А вот с собой соперничать надо. Это важно. Если вчера вы на кого-то рассердились, потому что он сделал что-то не так, сегодня постарайтесь его простить. Посмотрите, насколько вы сможете отождествиться с его слабостями. Подобное состязание пойдет вам на пользу. Проверьте, сколько терпимости у вас было вчера, и посмотрите, увеличилась ли она сегодня. Тогда вы увидите свой прогресс. Но если вы говорите, что правы вы, а тот, другой, не прав, значит, вы лишь проявляете превосходство. Такого рода соперничество с другими разрушительно.

Конечно, на соревнованиях вы бежите по той же дорожке, что и другие. Хотя там вы и соревнуетесь, вы не пытаетесь обогнать других бегунов всеми правдами и неправдами. Нет, ваша цель — посмотреть, хорошо ли вы бегаете. Вы будете бежать вместе, потому что люди иногда получают радость, делая что-то вместе.

Так что, даже если вы участвуете в соревновании, надо помнить, что вы соревнуетесь не с тем человеком, который бежит рядом с вами, и не с теми, кто вас опережает или от вас отстает. Вы соревнуетесь только с собой. Иначе вам в голову будут приходить негативные мысли, и вы будете стремиться победить других бегунов во что бы то ни стало. Тут-то вам и конец. Но если вы соревнуетесь с другими только ради того, чтобы самому пробежать как можно быстрее, изо всех сил, то вы будете счастливы, каким бы ни был результат.

Часть VI

14 февраля 1990 года у себя дома в Нью-Йорке Шри Чинмой ответил на следующие вопросы.

Вопрос: Как мне быть более послушным?

Шри Чинмой: Вам надо сменить хозяина. Вы говорите, что вы непослушны. Но вы послушны! Вопрос — кому. Предположим, вам надо встать рано утром, но вы очень поздно легли спать. Ваше тело не слушается. Кто-то внутри вас говорит вам, что вставать не надо, а кто-то другой просит вас встать. Тот, кто просит вас не вставать, — один хозяин, а тот, кто просит встать, — другой.

Надо выбрать, какого хозяина слушаться. Вам надо спросить себя, прав ли то, кто разрешает вам не вставать. Если утром вы не встанете вовремя, то будете чувствовать себя несчастным, когда нужно будет делать следующие дела. Если вам в восемь надо выходить на работу, вы будете чувствовать себя отвратительно, потому что не успели сделать главное — помедитировать. А если вы в восемь не отправитесь на работу, потому что пошли бегать, возникнут еще проблемы. Если вы будете браться за каждое следующее дело с опозданием, вы будете в скверном настроении, приступая к нему. Первое несделанное дело будет в мыслях возвращаться к вам и портить вам всю радость. Когда вы возьметесь за работу — второе дело, — вы будете сокрушаться по поводу первого дела — что вы не встали на медитацию. А если вы не пойдете на работу и займетесь чем-то другим, вы будете себе говорить: «О Боже мой, сначала я не встал, а потом прогулял работу». Теперь вы не сделали два дела. И это накапливается, накапливается.

Мы говорим, что прошлое — это пыль. Что ж, рано утром вы не смогли встать. Это — прошлое. Но теперь делайте второе. На экзамене преподаватель задает вам пять-шесть вопросов. Если вы не можете ответить на один, не смотрите на него. Если вы будете на него смотреть, вы только потеряете драгоценное время и энергию, твердя: «О Боже мой, я не могу на него ответить!» Такое волнение и беспокойство унесет всю вашу радость. Тогда вы не сможете ответить на остальные четыре-пять вопросов, которые прекрасно знаете. Ваш ум будет подавлен волнением и беспокойством: «Что же будет? Я не получу сто из ста». Вместо этого надо сразу же забыть про тот вопрос. Из шести вопросов вы можете ответить на пять, но шестой будет вам мешать, если вы не выбросите его из головы. Вам точно так же надо многое успеть сделать за день. Если вы пропустили первое дело, забудьте о нем. У вас еще пять, шесть, десять дел. Если вы сделаете все остальные, у вас снова будут силы. У вас будет огромная радость, оттого что вы сделали и то, и то, и то.

Послушание должно исходить из сердца. Утром ум или витал просят вас не вставать. И вы слушаетесь этого хозяина, но вы не слушаетесь настоящего хозяина — своего сердца. Всегда надо видеть, откуда исходит команда. Не думайте, что вы хозяин. Когда вы не встаете, вы просто говорите, что вы не встали. Это не так. На самом деле ведь кто-то попросил вас не вставать — вот что произошло. И вам надо найти, кто это был. Когда вы поступаете неправильно, надо почувствовать, что кто-то вас спровоцировал.

Когда вы поступаете неправильно, вы сразу говорите: «Это не я» или, если вы хитрый, тут же сваливаете вину на другого человека. Но если виновато что-то у вас внутри, если вы знаете, что это что-то внутри вас: ваш ум или ваш витал — подстрекает вас поступить неправильно, тогда вы можете бросить этому вызов, и в конце концов победить. С другой стороны, у вас есть сердце, которое вдохновляет вас на правильные поступки.

Мы всегда послушны — чему-то позитивному или чему-то негативному. Так что всегда старайтесь выбирать позитивный подход. Сначала на передний план должно выйти ваше сердце и сказать, что хорошо, что плохо, что правильно, что неправильно. А потом надо слушаться своего сердца.

Вопрос: Какое качество нам надо стараться проявлять в себе, разговаривая с ищущими, чтобы у них тоже проявились сердце и восприимчивость?

Шри Чинмой: Только смирение. Надо отождествиться себя с ними, а не заставлять их чувствовать, что мы бесконечно их превосходим, а, значит, у нас есть право их учить. В классе бывают новички и старые ученики. Старые ученики наверняка знают немного больше новеньких.

Скажем, вы проучились в каком-то классе три-четыре года, а недавно в ваш класс пришел новенький. Естественно, вы знаете больше него. Поэтому вы помогаете ему до прихода учителя. Вы стараетесь его немного подучить, пока он не попал к настоящему учителю. В данном случае учитель — это я. Но я тоже поведу учеников к другому учителю. Я отведу их к настоящему Учителю — к Богу. Вы сможете привести учеников к настоящему Учителю, только если у вас есть смирение.

Если же смирения нет, то, когда некоторые ученики проводят занятия, о Боже, они все ведут себя так, будто осознали Бога! Они считают, что, если вести себя так, будто они осознали Бога, люди будут думать, что они поднялись очень высоко. Когда придут новые ищущие, они почувствуют, что эти ученики поднялись на вершины Гималаев, а теперь соизволили спуститься к подножию, чтобы взять новых ищущих. Когда эти старые ученики рассказывают новым ищущим о духовной жизни, они дают им почувствовать, что сами они на вершине Гималаев, а эти новенькие — у подножия. Тогда бедные ищущие глядят вверх и говорят: «О Боже мой, нам никогда не достичь этой высоты! Нам не взобраться на Гималаи. Это так высоко! Эти старые ученики в любую минуту могут вернутся на свои вершины и не низойдут, чтобы нас учить». И эти начинающие совершенно теряются.

Это неправильный подход. Вам надо быть на их уровне. Вы все — в одном классе, в одной семье, но так уж оказалось, что вы знаете чуть больше, чем они. Я всегда говорю, что самый старший брат в семье — я. Я знаю немного больше вас, поэтому привести вас к Нему Бог попросил меня. Я ваш старший брат. Я пришел в эту духовную семью задолго до вас. Я начал молиться и медитировать еще до вашего рождения. Сейчас я знаю немного больше. Поэтому я вам говорю: «Пойдемте со мной. Я смогу рассказать вам, где наш Отец».

Точно так же и вам надо сказать новым ищущим: «Пойдемте со мной. Я смогу показать вам, где мой учитель, где мой источник. Он — исток знаний, мудрости и любви». Когда они придут ко мне, тогда я им скажу, где мой Источник мудрости. Я поведу их к Всевышнему. Вот как надо приводить новых ищущих.

Когда вы занимаетесь с ищущими, лично у вас нет этой проблемы. Вы общаетесь с ними на их уровне. Но есть такие ученики, которые не хотят быть на том же уровне. Они хотят быть высоко над всеми. Я умоляю всех учеников, ведущих занятия, быть на том же уровне, что и начинающие! Не заставляйте их чувствовать, что вы очень высоко, на вершине Гималаев, а то они совершенно растеряются. Если вы заставляете их чувствовать, что вы цели достигли, но соизволили спуститься, чтобы повести к цели их, это — настоящая ошибка.

Когда вы занимаетесь с новыми ищущими, всегда давайте им почувствовать, что вы с ними одно целое и что вы целиком для них. Вы знаете немного больше них. Сейчас вы можете прочитать книжку, потому что выучили алфавит. Вы учите их тем же азам. Тогда в один прекрасный день они научатся и прочтут страничку-другую. Когда придет этот день, ведите их сразу же ко мне, а я дам им много книг для чтения!

Переводы этой страницы: Czech
Эта серия книг может быть процитирована с помощью cite-key sca-16