Живите в Вечном Сейчас

Вернуться к содержанию

От редактора

/Это 1594-я книга, написанная Шри Чинмоем с тех пор, как в 1964 году он приехал на Запад. Его первая книга, «Медитации: пища для души», была опубликована в 1970 году./

Мои милые дети1

Давно — двадцать три года назад — мой Возлюбленный Абсолютный Всевышний привел меня на Запад, в Америку, чтобы я со всем одухотворением служил Ему тут. На служение Ему на Западе Он благословил меня Своей бесконечной Надеждой, бесконечным Вдохновением и бесконечным Устремлением.

Вы мои милые дети. Вы ростки моего служения. Однажды вы станете огромными баньянами. Я не просто вам помогаю — я сделаю все, чтобы вы осознали Абсолютного Всевышнего, и буду проявлять Его в вас и через вас в избранный Им Час. Вы мои избранные дети. Мы будем вместе стремиться к совершенству сердца и жизни человечества.

Любите Всевышнего во мне больше, бесконечно больше! Будьте преданны Всевышнему во мне бесконечно больше, и тогда к вам придут нескончаемая радость и нескончаемое удовлетворение. У вас будет совершенство, полное совершенство, которого долгие века жаждало человечество.


  1. LEN:1-ru. Шри Чинмой дал это послание на Площадке Устремления в Нью-Йорке 13 апреля 1987 года, в день празднования годовщины своего приезда в США в 1964 году.

Я не приму поражения1

Вчера мы устроили в автобусе конкурс интуиции. Я написал три строчки и предложил ученикам с помощью интуиции угадать, что я написал. Победили три ученика. Они не сказали точно, что именно я написал, но слова были более-менее верные.

Сегодня я хотел устроить еще один конкурс интуиции, но, пока я писал послание, очень краткое послание, оно стало очень важным. И, раз оно оказалось таким серьезным, я не захотел устраивать конкурс интуиции. Вот это послание:

Я не приму поражения, какими бы могучими ни были силы невежества здесь, на земле. Я не приму, не приму поражения. Я буду проявлять Всевышнего.

Всевышнего я осознал так, как Он этого от меня хотел. Я никогда, никогда не буду проявлять Всевышнего согласно человеческому пониманию. Божественным образом, так же, как я Его осознал, — вот как я буду Его проявлять. Я осознал Его с величайшей искренностью и посвящением, и точно так же мне надо будет проявлять Его вместе с моими избранными инструментами, пока я не покину эту землю.

Принимать поражение от невежества, которое иногда захватывает и побеждает моих учеников, — это не для меня. Когда я вижу, как так называемые хорошие или близкие ученики иногда наслаждаются невежеством, я чувствую, что имею полное право строже относиться к своей жизни, чтобы исполнить свою миссию на земле. Поражения в моей жизни нет! В битве с невежеством я никогда не приму поражения. Когда мои ученики обыгрывают меня в пинг-понг или в другую игру, я принимаю поражение с величайшей радостью, поскольку они мои любимые духовные дети. Но когда речь идет о невежестве, я не приму поражения никогда.

Дорогие мои, некоторые из вас говорят, что, когда я, основываясь на своем божественном праве, говорю вам, кто я такой, вы мне верите. Но хочу вам сказать: вам не обязательно знать, кто я. На самом-то деле никто никогда не узнает, кто я такой. Как бы искренне вы ни пытались, вы никогда, никогда этого не узнаете.

Не пытайтесь меня познать. Это все равно что пытаться достичь невозможного. Просто старайтесь поступать правильно, делая и во внутреннем, и во внешнем мире то, о чем я всегда вас прошу. Если вы будете делать то, о чем я вас прошу, этого более чем достаточно, чтобы достичь высочайшего и стать едиными с высочайшим. Но если вы захотите познать меня по-своему, своим умом или виталом, то узнаете меня лишь как еще одного человека. Вы будете приписывать мне все ограничения, которые есть у вас.

Если вам захочется применить силу воображения, то вы, естественно, обнаружите в моей внутренней и внешней жизни миллионы недостатков. Люди склонны находить недостатки. Раз вы всегда смотрите не моими, а своими собственными глазами, естественно, вы никогда, никогда, никогда — никогда — вот подходящее слово — не осознаете меня. Но если вы будете поступать правильно и во внутреннем, и во внешнем мире, то осознаете высочайшее, которое предназначено вам.

Ваше высочайшее и мое высочайшее не одно и то же. Когда ребенок подпрыгивает, он достигает определенной высоты. Это его высшая высота. А если будет подпрыгивать человек, который ростом выше самого высокого, да еще если у него есть способности, достигнутая им высота будет постоянно расти. Его высота и высота ребенка не одно и то же. Подобным образом, вы достигнете высочайшего в меру своей способности и моей безграничной любви и сострадания, и этого более чем достаточно.

Я знаю, что мне нужно сделать во внутреннем мире. И во внешнем мире, когда пробьет час, я сделаю все необходимое — если не с вашей помощью, то с помощью кого-то другого. Вы можете оказаться не теми однозначно избранными инструментами, зато вдруг неожиданно появится кто-то еще. Инструменты необходимы. Без инструментов ничего не сделаешь. Раз Бог дал мне миссию, а в поле зрения может не оказаться всех нужных инструментов, они придут откуда ни возьмись. Я достигну Победы Всевышнего с вами или, если понадобится, с новыми инструментами.


  1. LEN:2-ru.23 декабря 1976 года Шри Чинмой дал эту речь своим ученикам, собравшимся в Рождественском Путешествии в Майами (Флорида, США).

Живите в Вечном Сейчас1

Я хочу кое-что сказать всем вам. Если вы искренне приняли духовную жизнь, никогда не думайте о будущем, о так называемом внешнем будущем. Думая о внешнем будущем: что вам делать, кем стать, что скажет о вас мир, что вы скажете миру, — вы взваливаете на свои бедные человеческие плечи десяток слонов — не одного слона, а десяток. Сами знаете, что тогда будет. Если на ваши плечи взвалить десяток слонов, вас тут же раздавит.

Живите в Вечном Сейчас, в сегодняшнем дне! Только старайтесь стать абсолютно преданными Воле Бога и радовать Бога так, как Он Сам того пожелает.

Если вам хочется завладеть Богом, вы станете нищим. А если вы захотите быть принцем Бога, тогда позвольте Ему владеть вами так, как Он того пожелает.

Каждое утро на заре думайте только о сегодняшнем дне. Думайте о том, как много есть способов сделать себя счастливыми, по-настоящему счастливыми: делая это и не делая того, делая то и не делая этого. Делая и не делая, нужно сделать жизнь счастливой сегодня. Не думайте о дне завтрашнем.

Я не думаю о завтрашнем дне. Благодаря своему универсальному и трансцендентальному видению я знаю о многих-многих событиях, бесчисленных событиях, которые произойдут в будущем. Но я живу в Вечном Сейчас. Чтобы свести человека с ума, может хватить и сегодняшних проблем, проблем, которые возникнут в следующую секунду. В какой-то момент я читаю личное или важное письмо, и на меня сразу же обрушиваются проблемы. Проблемы возникают и во внутреннем мире. Если бы мне пришлось думать о том, что будет со всеми вами через десять лет: кем вы станете, чем будете заниматься, укрепится ли ваша духовность или же вы бросите духовную жизнь, станете ли вы по-настоящему безусловно преданным учеником или же исчезнете, как исчезли другие, — если бы мне пришлось думать обо всем этом, о позитивном и негативном, то я не прожил бы на земле и пяти минут.

Я двигаюсь вперед так: каждый миг я стараюсь предлагать человечеству свои благословения, свой благословляющий свет, чтобы этот свет просветлил человечество. В том, что вы хотите делать, в том, чего вы делать не хотите, в том, чем вы хотите стать, в том, чем вы стать не хотите, — ваше просветление придет от света, который предлагаю я.

Большинство учеников, если не все, и не только здесь, а повсюду так много думают о будущем, будущем, будущем. Да нет никакого будущего! Каждая секунда, каждая минута — это будущее. Но если думать о том, что случится через десять-пятнадцать лет, если думать: «А не начать ли мне подкапливать силу-деньги?» или «Приобрету-ка я побольше собственности!» — эти мысли станут слонами, которых вы взвалите себе на плечи.

Если у вас есть подлинное устремление, растите со своим устремлением каждый миг, и в свете-устремлении вы увидите, кем, по желанию Бога, вам быть, кем вам быть для Него. Если вы хотите жить для себя, вам не миновать разочарования. Кем бы вы ни стали, кем бы вы ни были раньше или кем бы ни являлись теперь, вам не миновать разочарования. Но если вы станете тем, кем хочет Бог, то нет такого счастья, которое не было бы вам дано, ибо тогда вы станете бесконечной Радостью и Гордостью Бога.


  1. LEN:3-ru.Шри Чинмой дал эту речь 23 ноября 1989 года у себя дома на Джамайке, в Нью-Йорке.

Божественный бегун вдохновляет бегуна-человека1

Утром мне приснился сон о моем беге. Там было два бегуна: бегун-человек и божественный бегун, мой бегун-человек и мой божественный бегун. Я был одновременно и бегуном-человеком, и божественным бегуном. Эти два бегуна бежали стометровку.

Когда забег начался, вперед вырвался бегун-человек. Первые двадцать метров божественный бегун отставал от бегуна-человека. Затем божественный бегун на бегу коснулся правой ладонью бегуна-человека и сказал: «Благословляю тебя». И божественный бегун побежал так быстро! К тому моменту, когда бегун-человек преодолел еще десять метров, божественный бегун финишировал. Затем божественный бегун вернулся и благословил бегуна-человека. Бегун-человек сказал: «Я так благодарен тебе, божественный бегун, за то, что ты позволил мне бежать с тобой».

Божественный бегун сказал: «Я так горжусь тобой, потому что ты бежал впереди! И, в то же время, я благодарен тебе, потому что ты вдохновил меня. Я был позади тебя. Это твое человеческое устремление вывело меня, божественного бегуна, вперед, чтобы во мне проявились мои способности. А иначе, если бы ты не побежал, если не захотел бы бежать, если бы ты не вдохновил меня бежать, я бы не побежал. Мне не обязательно бежать на человеческом плане. Но ты хотел, чтобы я пробежал на физическом плане, и я пробежал. Я так горжусь тобой, потому что ты двадцать метров бежал впереди меня, и я так благодарен тебе за то, что ты вдохновил меня пробежать на физическом плане. А иначе я, божественный бегун, не побежал бы, ведь мне незачем бегать на физическом плане».

Там было много божественных судей. Так вот, они были в замешательстве и растерянности. Судьи сказали: «Если мы засчитаем это время, то бегунам-людям на земле не на что будет надеяться. Если мы засчитаем время божественного бегуна, другие скажут, что он такой же, как те, кто принимают допинг».

Если говорить обо мне, то божественный бегун во мне получает божественные дары изнутри, а не небожественную помощь извне. Но если земная восприимчивость или земной уровень так сильно отстают, кто же засчитает достижения божественного бегуна на физическом плане? Божественному бегуну нужно достичь важных вещей на духовном плане, потому что он — божественный бегун. Но если божественный бегун не вдохновляет бегуна-человека, если он не работает на физическом плане, то люди не будут совершать прогресс. Божественность должна идти рука об руку с человечеством. А иначе, если между божественностью и человечеством будет происходить состязание, божественность всегда будет выигрывать. Если божественность заботится о человечестве, то ей нужно спуститься и идти с человечеством бок о бок, чтобы поднять его уровень.

Вернемся к моей истории. Судьи сказали, что на принятие окончательного решения о том, будет ли засчитано время божественного бегуна, им потребуется дней десять. Все они были божественными судьями. У божественных судей столько сострадания к эволюции земли! Если из-за скорости божественного бегуна эволюция на земле пойдет слишком быстро, если она произойдет на физическом плане слишком быстро, это может сбить с толку человеческого бегуна. Он может сойти с дистанции, если судьи засчитают время божественного бегуна.

Если некий человек совершит что-то поразительное, мы можем подумать: «Что толку пытаться?» Если мне придется играть в теннис с таким чемпионом, как Иван Лендл, я сдамся еще до начала матча. Но если Лендл окажется любезным, он скажет: «Нет, давай сыграем. Я хочу повысить твой уровень».

Если человек будет в чем-либо бесконечно лучше меня, но не низойдет до моего уровня, то какой в этом прок? Возьмем профессора. Чтобы обучить студента, ему нужно спускаться на его уровень. Если он останется на собственном уровне, со своей высокой мудростью, студент ничего не получит. Когда учитель учит азбуке малыша, он знает, что сам он прочел тысячи книг, но он спускается на уровень невежества или, можно сказать, на уровень очень ограниченных способностей ребенка, которому нужно выучить азбуку. В то же время, учитель сохраняет знание и мудрость, которые он обрел, прочитав так много книг. Если он не опустится до уровня азбуки ради малыша, то как же малыш выучит азбуку и в конечном итоге научится читать сам?

Божественные судьи были очень довольны божественным бегуном. Бегун-человек тоже был доволен, что вдохновил божественного бегуна участвовать в состязании на физическом плане, на земном плане.

Что это значит? Если вы расскажете этот сон толкователю снов, он даст хорошее разъяснение. Но, когда снится такой замечательный сон, вопрос в том, исполнится ли он или останется сном? Если такие сны будут исполняться, то эволюция этого мира, прогресс этого мира будет невообразимым.


  1. LEN:4-ru.Шри Чинмой поделился этим личным переживанием 12 марта 1990 года.

У вас есть Золотой Шанс1

Мои дорогие дети, вот моя всей душой благословленная просьба к каждому из присутствующих здесь: каждый вечер перед сном, сидя на постели, пожалуйста, молитесь и медитируйте всего три-пять минут. А еще, пожалуйста, пойте или повторяйте наизусть новую песню, Bhulite Diyona. Вот ее перевод:

My Lord Absolute Supreme,
Do not allow me to forget Your Feet.
Do not allow me to forget Your Eye.
Do not allow me to forget Your Message.
Do not allow me to forget Your Dream.
In my life and in my death,
O Lord of my heart,
Do accept my prayerful obeisance.
My Lord, do not allow me to forget You.
Do not allow me to forget You, do not.

Мой Господь Абсолютный Всевышний,
Не позволяй мне забыть Твои Стопы.
Не позволяй мне забыть Твое Око.
Не позволяй мне забыть Твое Послание.
Не позволяй мне забыть Твою Мечту.
В моей жизни и в моей смерти,
О Господь моего сердца,
Прими мое молитвенное преклонение.
Мой Господь, не позволяй мне забыть Тебя.
Не позволяй мне забыть Тебя, не позволяй.

Те, кто выучили эту песню и хорошо поют, пусть поют эту песню, остальные могут просто прочитать ее наизусть.

Еще раз обращаюсь к каждому из вас с моей благословляющей просьбой: в шесть часов утра, пожалуйста, медитируйте десять минут. Только омойте глаза, нос и особенно уши. Когда мы медитируем, в это время в глубинах нашего сердца-устремления звучит космический звук, и наши земные уши могут получить пользу от космического звука АУМ — беззвучного звука.

Далее, когда вы ложитесь спать ночью: в пол-одиннадцатого, в полдвенадцатого в полночь, — пожалуйста, медитируйте хотя бы три минуты, сидя на кровати. Мои дорогие, мои милые дети, то, что я говорю, относится также и к тем, кого физически нет здесь. В этом году мы либо сможем предложить свою высшую победу нашему Господу Возлюбленному Всевышнему, а Он единственная Цель нашей Вечности, либо мы принесем Ему самое ужасное поражение. Помните, это зависит от вас: предложить Ему самое ужаснейшее духовное поражение или самую славную победу. Пожалуйста, запомните это стихотворение:

I never want to count
My heart’s aspiration-moments.
I just want to multiply
My life’s dedication-hours.2

Я вовсе не хочу считать
Моменты устремления своего сердца.
Я просто хочу множить
Часы посвящения своей жизни.

В этом году, пожалуйста, умножьте часы посвящения своей жизни. Станьте достойными своей внутренней жизни, своей духовной жизни. Дорогие мои, это зависит от вас. Относитесь серьезно к каждому мгновению.

Когда я приехал в Америку, когда я приехал на Запад, Всевышний во мне ожидал, что у меня будут истинно избранные инструменты для проявления Его Победы тут и там — повсюду. Мне ни за что не выразить своего единства с вашим сердцем, с вашей жизнью — ни за что, ни за что! Но если вы сами отважитесь почувствовать мое единство с вашим сердцем и с вашей жизнью, вы непременно почувствуете, что ваша победа — это моя победа, а ваше поражение — мое поражение, ведь я един с вами неразделимо и вечно. Поскольку я принял каждого из вас, ваше поражение — это мое поражение, а ваша победа — моя победа.

У вас есть золотой шанс быть первопроходцами божественного видения, которое я воплощаю, божественного видения, которое я вверил вам для распространения по всему миру. Мне очень-очень повезло, что ваши души — такие прекрасные, такие любящие, такие полные самоотдачи души — со мной в моем высшем деле. Все души бессонно и на сто процентов для меня. Все ваши души в меру собственного развития находятся здесь, на земле, только ради того, чтобы любить Всевышнего во мне, чтобы служить Всевышнему во мне, чтобы исполнить Всевышнего во мне. Если вы погрузитесь глубоко внутрь и хотя бы мельком, на краткий миг, взглянете на свою душу, вы увидите неразделимую связь и единство, которые ваша душа установила со мной, чтобы проявлять Свет, Покой и Божественность нашего Господа Возлюбленного Всевышнего. Я хочу, чтобы этот Свет, этот Покой и эта Божественность проявлялись в вашей жизни и через нее.

Умоляю вас, умоляю, умоляю не подводить самих себя, не подводить свои души. Сделайте меня счастливейшим человеком и на земле, и на Небесах, радуя меня и исполняя меня здесь, на земле, ведь я — ваша собственная высшая часть. Ваше абсолютно наивысшее — это ваш Учитель, Шри Чинмой. Если у вас есть вера в меня, то есть и вера в свою душу. Если у вас есть вера в свою душу, то есть и вера в меня. Мы неразделимы.

Свами Вивекананда давал свои «Вдохновенные беседы» в парке «Тысячи Островов» в 1895 году. Возможно, Запад не принял или не смог принять его свет, но я знаю, что от его «Вдохновенных бесед» получили безграничное вдохновение, безграничное воодушевление и безграничный энтузиазм многие миллионы индийцев. За много лет я тоже прочитал много, много, много вдохновенных лекций. Я знаю, что эти лекции очень помогли вам в вашей внутренней жизни устремления и внешней жизни посвящения. Еще раз вам говорю: пожалуйста, считайте, что жизнь устремления и жизнь посвящения важнее всего. Умоляю вас внести в свою жизнь больше посвящения! Если у вас есть способности, давайте лекции тут и там — повсюду. Проводите занятия и вдохновляйте людей, как только сможете. Работайте вместе, работайте вместе.

Некий выдающийся индийский деятель был учеником духовного Учителя высшего порядка. Однажды, когда этот ученик переживал один из самых ужасных приступов сомнения — сомневался в Учителе, сомневался в себе и сомневался в духовной жизни, — какой-то ищущий попросил его рассказать о своем Учителе. Тот говорил так одухотворенно, так сильно и так глубоко, что у него самого полились слезы благодарности.

И ученик написал Учителю: «Я так сильно сомневался в тебе, Учитель. Я сомневался в своей духовной жизни. Я сомневался во всем мире. Всего несколько часов назад в моей жизни не было смысла, все было плохо. Но, говоря о тебе, Учитель, я рассказывал обо всем с позитивной стороны и почувствовал себя счастливым. Как же так? Я точно самый неискренний человек на свете. Я лицемер!»

Учитель ответил: «Дитя мое, как я горжусь тобой! Когда ты рассказывал обо мне, твоя душа получила возможность выйти вперед и проявить в сердце этого искреннего устремленного твою собственную божественность и твой собственный свет. Когда ты чувствуешь, что разочарования не миновать, когда на тебя обрушиваются всевозможные злые силы, но ты в это время высоко отзываешься о своем Учителе, высоко отзываешься о своей духовной жизни, высоко отзываешься о своем пути, не думай, что ты лицемер, что ты дурачишь самого себя или дурачишь искренних ищущих, — это вовсе не так! В самый темный час ума или в самый темный час жизни твоя душа благодаря неразделимому единству со Всевышним и с Учителем получила золотую возможность убедить твой ум, который был не то в бесплодной пустыне, не то в дремучем лесу. Твоя душа смогла схватить твое тело, витал и ум и принести их в твой же собственный сад-сердце, чтобы они увидели, как ты прекрасен и благоуханен».

Это мой пересказ — возможно, Учитель говорил не теми же словами, но я знаю, что он на самом деле имел в виду. Я рассказываю вам все это, потому что вижу, что некоторые из вас иногда бывают расстроены и подавлены, что у вас бывают всевозможные витальные и ментальные проблемы. Золотой способ преодолеть эти проблемы — разговаривать с людьми о духовной жизни. Если вы чувствуете, что ваше сознание упало, пойте мои духовные песни или говорите с друзьями о духовной жизни.

Как и сегодняшняя песня Bhulite Diyona, вам обязательно помогут все мои одухотворенные песни. Если вы хотите, чтобы вперед вышел ваш собственный свет, спойте несколько песен или послушайте запись моего голоса. У моего голоса есть с вашей душой и с вашим сердцем очень особая связь. Хорошо я пою или нет — у моего певческого голоса есть очень, очень, очень особая связь с вашей душой, с божественным в вас. Пожалуйста, слушайте мой голос, мою флейту или какой-то еще инструмент в моем исполнении, который вам нравится.

Это универсальная Игра Бога. Когда мы играем в игру, кто же хочет проиграть? Мы стараемся быть победителями. Кто у нас тут соперник? Небожественные, непросветленные, разрушительные силы, которые стараются нас запугать и поглотить. Мы называем их враждебными силами. Но Всевышний держит в каждом человеке рычащего льва! Нужно проявить своего внутреннего рычащего льва и рычать, рычать, чтобы проявлять божественный свет, который у нас уже есть. Чем больше мы будем служить человечеству, даже если предложим кому-то всего каплю света, тем щедрее Всевышний непременно благословит нас Своим безграничным Светом. А когда мы понесем этот щедрый свет другим, тогда Он даст нам бесконечный Свет.

В моем саду-сердце я нанял вас на работу с безграничной любовью, безграничной привязанностью и безграничной нежностью. Вы мои помощники, и я хочу, чтобы каждый из вас своим устремлением, своим посвящением принес еще несколько ростков. Старайтесь сделать наш сад-сердце как можно просторнее, как можно красивее, как можно благоуханнее. Дети мои, у вас есть способность, вы сами и есть эта способность. Я хочу, чтобы каждый из вас предложил высший успех, высшую славу и высшую победу нашему Господу Возлюбленному Всевышнему.

Мне все равно, гордитесь ли вы мной, но со всей искренностью хочу вам сказать, как я горжусь вашими душами, ведь они знают, кто я такой, и знают, что я представляю. Их жизнь-душа и дыхание-душа каждый миг — для меня, для меня, для меня. Ваша внешняя жизнь может не быть для меня. Она может быть для вас самих, для других людей, для вашей карьеры или для чего-то еще. Но у вашей души есть дыхание — Дыхание Вечности. Дыхание вашей души — для меня, для меня, для меня, только для меня. И вы себе не представляете, как я благодарен вашим душам и как горжусь вашими душами! Вы и представить себе не можете, какую любовь, преданность и отречение ваши души проявляют ко мне, поскольку они знают, кто я и кто они сами! Они — мои избранные из избранных инструменты. В ваших душах — мое дыхание жизни.

Я умоляю всех вас без исключения дать мне возможность каждый миг пребывать в вашем дыхании-жизни и дать мне заверение в этом. Вы у меня в сердце. К сожалению, меня нет в сердце у некоторых из вас. Если вы в своем сердце видите и чувствуете меня, мое живое присутствие, вы не сможете совершить ни одного неправильного, удручающего или неприятного поступка. В тот момент, когда вы не ощущаете моего живого присутствия или моей улыбки-нектара, в тот момент, когда вам не удается увидеть меня в своем сердце, вы, увы, увы, становитесь жертвой сомнения в себе, отсутствия веры, разочарования и других небожественных сил.

Говорю вам, я вижу в вас живое Присутствие моего Господа Возлюбленного Всевышнего! Я каждый миг вижу и чувствую Его внутри вас. Поэтому внутри вашего сердца я каждый миг вижу моего собственного Гуру. Пожалуйста, чувствуйте в себе мою улыбку, мои слезы, мою благодарность, мою гордость.

Сколько же хорошего вы сделали для меня за эти годы! И сосчитать невозможно. Я прошу всех вас думать только о том, сколько хорошего вы сделали для меня, а не о том, сколько хорошего сделал для вас я. Я умоляю всех вас думать о том, сколько хорошего вы сделали для меня с тех пор, как пришли на путь. Думайте о том, как вы только не радовали меня, как только не исполняли меня за много лет. Вы будете так гордиться собой! Старайтесь помнить те особые моменты, когда вы дарили свою любовь, преданность и отречение, начиная с того самого дня, как вы вступили на путь. Думайте о моей божественности-единстве с вашим сердцем, с вашей жизнью, с вашей душой. Тогда все мешающие силы, которые стали неотъемлемой частью вашей жизни теперь, непременно исчезнут, поскольку ваши золотые мгновения — это самый приятный аромат-благоухание в вашей жизни и в моей жизни. Забудьте о том, как много хорошего я сделал для вас. Я велю вам помнить и считать только то, сколь многими способами вы радовали меня многие годы. Тогда все ваши божественные качества снова выйдут на передний план.

Ни секунды не думайте о том, разочаровали ли вы меня как-то внутренне или внешне. Умоляю вас принимать позитивную сторону. Думайте о том, как вы сотнями и тысячами способов радовали меня своей любовью, преданностью и отречением. Помните только, где, когда и как. Уверяю вас, вы наполнитесь собственной божественностью. Вы сами докажете, что вы, без сомнения, мои избранные из избранных инструменты. Вы не только для себя; вы — для всего Творения нашего Господа Возлюбленного Всевышнего. Бог-Творец обитает внутри вас, и Он хочет, чтобы вы служили и исполняли Бога-Творение вокруг вас.

Дорогие мои, я полон вдохновения и буду полон вдохновения всегда. Надеюсь, мой свет-вдохновение, который я только что принес вам с высочайших Небес, вошел в вас и с этого момента вы стали совершенно другими людьми. Я молю о том, чтобы ваше улыбающееся сердце сияло у вас на лице и лучилось из глаз. Вечный попрошайка во мне хочет, чтобы вы были счастливы, божественно счастливы, в высшей степени счастливы, чтобы счастье сияло у вас на лице и лучилось из глаз. Ваша внешняя жизнь должна излучать его по всему миру и озарять мир.

Я знаю, кто я такой. К сожалению, я не могу заставить вас увидеть и почувствовать, кто вы воистину такие, кто вы для меня, кто вы для Всевышнего. Но если мы будем работать вместе, то я определенно смогу дать вам почувствовать, кто вы для меня и кто я для вас. Мы нужны друг другу. Вы нужны мне для проявления Всевышнего здесь, на земле. Я нужен вам для высшего осознания. Меня будут знать как дерево, а вас — как цветы и плоды. Я хочу посвятить цветы Бессмертия и плоды Бессмертия устремленному человечеству. А еще я — птица, а вы — крылья.

Все, что я сказал, пошло очень-очень далеко, потому что вошло в Универсальное Сознание. Эти слова я получаю из Трансцендентального Сознания и отдаю их Универсальному Сознанию. Вы неотъемлемая часть Универсального Сознания, и вы для меня роднее родного.

Самое важное из сказанного мною — чтобы вы думали о том, сколько хорошего вы сделали для меня. Помните только о том, как вы только не проявляли свою любовь, преданность и отречение по отношению к Всевышнему во мне. Думайте о том, с какой готовностью, счастьем, радостью, стремлением и рвением вы радуете меня многие годы. Вы будете так гордиться собой! Просто старайтесь помнить эти золотые мгновения. Чтобы их сосчитать, потребуется несколько месяцев! Исчезнет вся ваша депрессия, разочарование, ощущение себя бесполезными и другие негативные чувства. Пройдут любые духовные недуги, от которых вы, может быть, страдаете сейчас, скованные и совершенно несчастные в духовной жизни. Вы больше не останетесь в сухой, безжизненной пустыне ума, по которой бредете, или в дремучем лесу, который сами же и вырастили. Вы вернетесь в собственный сад-сердце. Вы снова побежите быстрее быстрого.

А еще старайтесь чувствовать мое присутствие. Я хочу, чтобы вы каждый миг ощущали в своем сердце мое присутствие так же, как я ощущаю внутри себя, в своем сердце ваше.

Вспоминая, сколько хорошего вы сделали для меня, я лью слезы благодарности. Я плаваю в море слез благодарности. Как вы только не служили Всевышнему во мне, как только не любили и не исполняли Всевышнего во мне! Все это — ваша собственность, ваши собственные проявления божественности.


  1. LEN:5-ru.Шри Чинмой дал эту речь о Новом Годе 24 января 1994 года, вернувшись в Нью-Йорк из ежегодного Рождественского Путешествия со своими учениками.

  2. LEN 5,6-ru. Sri Chinmoy, I Am My Life’s God-Hunger-Heart, Part 2, no. 16. New York: Agni Press, 1994.

Инкарнация золотой возможности1

Позвольте мне кое-что сказать о реинкарнации. Надеюсь, все вы верите в реинкарнацию — а может, для кого-то из вас это просто слово. Был ли я львом в последней животной инкарнации или был великой духовной личностью в одной из прошлых человеческих инкарнаций, прошлое — это пыль. Бог знает, кем мы были. Но нам нужно кем-то стать в будущем. Что касается меня, со всей искренностью и с полной достоверностью могу сказать, что у меня больше не будет воплощений. Это самый конец моего земного странствия. Но, к сожалению или к счастью, среди присутствующих больше нет таких людей, которые больше не примут воплощений. Вернуться сюда придется всем. Всем придется реинкарнировать на земле, чтобы работать или для Бога, или для самих себя. Всем вам определенно придется принять много-много воплощений, прежде чем осознать Бога, хотите вы того или нет. Это от вас не зависит.

Вы видите, что эта осознавшая Бога душа так сильно страдает в руках человечества. Возможно, вы скажете: «Да кому нужно это осознание Бога? Гуру так сильно страдает!» Я страдаю, это правда, но Бог не допустит, чтобы кто-то остался нереализованным.

Тут возникает вопрос: как велика та возможность совершать прогресс, которую можно получить в одной инкарнации? Все духовные Учителя говорили, что если в какой-то человеческой инкарнации вашим духовным Учителем становится осознавшая Бога душа, то вам достается величайшая возможность: не только бежать максимально быстро в этой самой инкарнации, но и сократить количество будущих инкарнаций.

Если вы сможете радовать своего Учителя каждой стороной своей жизни, то ваши будущие воплощения будут ровнее, дадут больше просветления и исполнения. Если бы вам требовалось еще пятьдесят, шестьдесят или даже двести инкарнаций, чтобы осознать Бога, вы сможете это сделать за десять, двадцать или тридцать инкарнаций. Но уж точно здесь никто не скажет: «Я больше не буду принимать воплощения» или «Мне нет дела до осознания Бога, мне не нужен Бог». Бог не позволит никому остаться нереализованным. Вам придется возвращаться снова, снова и снова.

Я хочу сказать своим ученикам: если в этой инкарнации вы не пользуетесь преимуществом общения со мной, если не используете свою внутреннюю и внешнюю связь со мной в полной мере, то вы совершаете огромную ошибку. Каждый раз, возвращаясь на землю, вы будете видеть, как трудно совершать прогресс. Страдание, через которое проходит каждый человек на земле, не измерить. Вам кажется, что ваше страдание невыносимо, но вы себе не представляете, насколько сильнее страдают те, кто не следует никаким духовным путем. Вам повезло, что вы ведете духовную жизнь.

В конечном итоге вступить в духовную жизнь должен будет каждый без исключения человек. Это не обязательно должен быть путь как таковой. Вы мои ученики, и у вас есть путь, но многие другие духовные ищущие и Учителя высочайшего порядка не следовали никаким духовным путем. Господь Будда и Шри Кришна не следовали никаким путем. Они осознали Бога благодаря собственному устремлению и медитации.

Однако, когда человек следует за духовным Учителем, у него есть дополнительное преимущество. Шри Рамакришна говорил, что корова дает молоко, и это молоко находится не в хвосте, не в носу и не в ухе коровы. Есть особое место. Вы сжимаете вымя — и получаете молоко. Точно так же, когда приходит духовный Учитель, можно получить просветление из третьего глаза Учителя или из его сердца. Увидеть третий глаз трудно, но можно почувствовать сердце.

Возвращаюсь к теме будущих инкарнаций. Каждая инкарнация дает нам опыты. Их можно называть полезными или вредоносными, но эти опыты ведут нас к особой цели. Некоторые люди в прошлых инкарнациях накопили духовное богатство — покой, свет и блаженство. От прошлого устремления они получили определенные божественные качества. Бог непременно, непременно вернет им эти божественные качества, когда они снова начнут свое путешествие. И тогда Он повелит им все укреплять и укреплять их. С другой стороны, на земле миллионы людей, которые начнут новую инкарнацию, новую жизнь без божественного покоя, божественного света или божественного блаженства.

Когда вы вступаете на духовный путь, у вас так много возможностей совершать прогресс! Вы будто входите в прекрасный сад. Там тысячи цветов, и у каждого свой аромат и красота. Можно сорвать любой цветок, от которого чувствуешь радость. Можно пережить множество внутренних опытов и собрать их аромат в своем сердце, в своей внутренней жизни. И можно вновь возвращать эти опыты каждый раз, принимая новое воплощение.

Вот что самое главное для тех, кто следует духовным путем: насколько серьезно они относятся к своей духовной жизни, насколько ценят свою духовную жизнь, насколько хотят поддерживать внутреннюю связь со своим Внутренним Кормчим, с Всевышним.

Может случиться — и случается, — что некоторые мои ученики относились к духовной жизни намного серьезнее, когда только-только пришли на путь. Если связь, установленная ими со Всевышним в те времена, когда они поначалу отнеслись к духовной жизни всерьез, ослабела, если уже нет того настроя, нет того рвения, той же готовности, любви, преданности и отречения, то, естественно, у них не будет и чувства по отношению к внутренней жизни. Если больше нет той связи, того единства или той глубины, если больше нет летящего ввысь зова сердца или почти угасло пламя, то, что бы ни происходило, сколько бы лет они ни провели на пути, как вообще можно надеяться, что в будущих воплощениях они смогут вести духовную жизнь с самого начала? Нет, это просто беспочвенные мечтания.

Когда вы в лодке, когда вы на пути, вопрос лишь в том, чего вы хотите: совершать прогресс максимально быстро или двигаться со скоростью индийской арбы. Можно поступить и так, и так. Когда вы во внутренней жизни вступаете в марафон Вечности, можно остановиться, можно даже прилечь, но нельзя сойти с дорожки. Однажды стартовав, вы должны будете финишировать. Даже если вы не начнете забег сегодня, вам придется начать когда-нибудь в будущем. Марафонов будет не счесть, и вам придется в них участвовать. Сегодня вы можете сказать: «Я не готов. Да мне и не интересно». А завтра или послезавтра вы будете вынуждены вступить в этот внутренний забег, внутренний марафон. Опять же, некоторые бегуны бегут быстрее быстрого, а другие — нет. Но все же эти бегуны двигаются вперед, и хоть и медленно, но верно им придется достичь своей цели.

Многие духовные Учителя, осознав Бога, обещают вернуться на землю, но уверяю вас, из духовных Учителей высшего порядка не вернулся никто, и никто не вернется. Могут прийти их эманации или что-то подобное, но осознавшие Бога души высшего порядка не возвращаются. Однажды Шри Рамакришна указал на определенное место на карте и сказал, что он вернется туда. Это место находится в России. Он принял рождение в России? Нет, не принял.

Я отклонился от темы, так что давайте вернемся к предмету разговора. Эта инкарнация — инкарнация золотой возможности. Возродите свое устремление! Возродите свое посвящение! Возродите, возродите всё! Идите путем любви, преданности, отречения и единства. Если эти духовные качества покидают вас или вы намеренно их не цените, или если вы чувствуете, что в духовной жизни ничего нет, то вы можете пойти и попробовать другой жизни — мы называем ее внешней жизнью. Вы увидите, что внешняя жизнь бесконечно, бесконечно труднее. Если вы не будете следовать духовной жизни, у вас не будет тех возможностей, которые получаешь от устремления, посвящения, любви, преданности и отречения, находясь на пути, с помощью регулярной духовной дисциплины.

При этом то, что вы много лет ведете духовную жизнь, не означает, что теперь вам можно делать все, что хотите, — нет! Внутренняя связь важнее всего. Благодаря внутренней связи — крепче самого крепкого — вы совершаете прогресс быстрее всего. Как только вы видите, что внутренняя связь слабеет, что она не так прочна, как раньше, будьте уверены, вы отходите от собственной духовной жизни дальше некуда, а ведь именно она и есть подлинная жизнь. Вам может показаться, что во внешней жизни вы будете счастливы, но знайте, что вы себя дурачите.

Уйти от настоящей духовной жизни навсегда не может никто. Можно уйти на десять лет, двадцать лет, тридцать лет, сорок лет. Но Бог снова заставит вас принять духовную жизнь либо в этой инкарнации, либо в будущей, потому что без духовной жизни никто не сможет осознать Бога. В конце концов не останется ни одного человека, который скажет: «Мне не нужно осознание Бога». Сейчас вы можете говорить, что не хотите осознать Бога, но вас заставят, заставят. Кто? Сам Бог. Если у вас упало устремление, это не значит, что Бог позволит вам оставаться во внешней жизни неопределенно долго и делать все, что вам заблагорассудится. Он может позволить вам это на короткое время, но в один прекрасный день Он так сильно натянет веревку!

Зачем дожидаться того, чтобы вас заставили что-то делать, если вы знаете, что это хорошо, и не только для вас, но и для всего человечества?

В духовной жизни час настает и уходит. Если этот час, Час Бога, вы использовали неправильно, то, когда час настанет в следующий раз, все будет строже. Тут как в аэропорту. В последний раз на посадку приглашают после того, как сделают объявление три-четыре раза. Но если вы и после последнего приглашения не побежите и не подниметесь на борт, самолет не будет ждать. Вы пропустите свой рейс, и кто знает, когда вы сможете сесть на следующий. В духовной жизни совершенно то же самое. Вы хотите перейти с одного плана сознания на другой. Вас зовут, но если вы не воспользуетесь возможностью сейчас, если не обратите внимания на приглашение в то время, когда вас зовут в полет, вы остаетесь в проигрыше.

Каждый раз, когда мы бежим марафон, мы клянемся, что никогда больше не побежим еще. А что происходит на следующий день? Мы выходим на тренировку! Во время пробега у нас все тело — комок боли, боли, боли; но на следующий день к нам приходит вдохновение снова тренироваться к марафону. Во внутреннем же марафоне нет фиксированной дистанции. Он не оканчивается через двадцать шесть миль. Внутренний забег, к счастью или к сожалению, очень-очень длинное путешествие. Если вы не завершите внешний марафон, ничего страшного не случится, хотя кто-нибудь может над вами посмеяться. Ваши коллеги могут сказать: «Он ни на что не годится, он даже не смог добежать». Или, возможно, вам посочувствуют. Тут уж ваше дело, захотите ли вы попробовать еще разок. Но принять внутренний марафон вам придется. Кто-то может сказать: «Вот еще, бежать этот внутренний марафон необязательно». Но хочу сказать вам, что час настанет.

Опять же, есть такие люди, которые начали внутренний марафон, а потом почему-то решили, что им можно остановиться. Но в этом марафоне нельзя сойти с дистанции насовсем. Может быть, вы насладитесь отдыхом несколько дней, несколько месяцев, несколько лет или несколько воплощений, но затем вам придется начать снова. К сожалению, каждый раз, когда вы расслабляетесь в своем устремлении, в своем рвении, стремлении и готовности, вы только усложняете все для себя. Если элитный спринтер погрязнет в удовольствиях лени, то, когда он вернется на дорожку, ему будет намного труднее выйти на свой уровень. Если сегодня чемпион бросит бегать, кому какое дело? Он может сказать: «Я сделал достаточно». Но во внутренней жизни духовный ищущий не сможет прекратить бег. Если он начал внутренний забег, он не сможет бросить. Он будет бежать, пока его не выиграет. В данном случае выиграть значит осознать Бога.

И более чем необходимо ваше стремление двигаться к Цели. Каждому человеку надо помнить, что забег обязателен, но те, кто мудры и знают, что бежать нужно, скажут: «Чем раньше, тем лучше!» Остальные могут считать, что их время еще не пришло, так что им повезло.

Скажем, в семье есть младший брат и старший брат. Когда младший братишка видит, как старший брат ходит в школу, возможно, он скажет: «Я хочу быть таким же замечательным и мудрым, как мой старший брат. И мне тоже нужно ходить в школу». Старший брат начал лет с семи, а он жаждет начать в четыре года. Смотрите, какой он мудрый!

В духовной жизни мы тоже видим, что святые, духовные Учителя и йоги — как старшие братья. Если мы мудры, мы понимаем, что и нам придется принять их жизнь, не в смысле одеяний или внешнего вида, а в смысле внутреннего зова сердца.

Когда вы на внешнем марафоне пробежали двадцать шесть миль, делу конец. Потом спустя длительное время, месяца через три или через шесть лет, вы, может быть, пробежите еще один марафон. Но в духовной жизни все не так. Когда вы достигаете определенной цели, она становится началом путешествия к другой, более высокой цели. Вы преодолеваете небольшую слабость — определенную неуверенность, зависть, нечистоту или низшие витальные проблемы, и тут возникает другая слабость. Но постепенно, постепенно, какой бы упорной не была слабость, вы сможете ее победить.


  1. LEN:6-ru.Шри Чинмой дал эту речь во время ежегодного Рождественского Путешествия 11 января 1996 года на встрече со своими учениками в гостинице «Summerstrand Holiday Inn» в Порт-Элизабет (ЮАР).

Ветви моего древа-жизни1

Всю свою жизнь я был поэтом. В четыре-пять лет я пытался рифмовать слова на бенгальском. Потом, лет в семь, я диктовал стихи брату Читте.

Поэт-пророк — это человек, обладающий видением всей вселенной. Я выразил в поэзии некоторые из своих высочайших осознаний. Но, хотя я и высказывал самые высокие, выше высокого, истины в стихотворениях «Абсолют», «Откровение» и в других стихах, высшие осознания нельзя выразить на этом плане сознания. Когда мы пытаемся выразить эти осознания в словах, мы значительно опускаемся.

В «Откровении» я написал:

My Form I have known and realised.
The Supreme and I are one; all we outlast.

Свою Форму постиг, осознал.
Мы — одно; всё с Творцом одолеем.*

А «Бессмертие» начинается так:

I feel in all my limbs His boundless Grace.

Всем телом чувствую я Милость без границ.*

Если бы я мог выразить все эти возвышенные осознания на уровне бесконечно более высоком, чем английский или бенгальский язык, вот тогда я бы действительно воздал им должное. Но когда мы пытаемся выразить высочайшую истину на земном или материальном плане, мы можем сделать это только в меру той восприимчивости, которая есть у нас в данный момент, или в меру восприимчивости, которой обладает мир. Мы стараемся предложить высочайшее видение, но в более высоких мирах, выраженных нами в поэзии или в песнях, никогда не раскроются те высочайшие миры, которые мы провидели или которыми стали.

Духовность жила в моей поэзии задолго до того, как я стал серьезным художником, задолго до того, как я стал музыкантом, задолго до того, как я занялся тяжелой атлетикой, задолго до того, как я написал столько книг по философии. Было время, когда я написал:

A sea of Peace and Joy and Light
Beyond my reach I know…

О Свет, Блаженство и Покой,
Дороги к вам мне нет…*

И Бог знает, сколько раз я читал свое стихотворение «Абсолют»:

No mind, no form, I only exist;
Now ceased all will and thought;
The final end of Nature’s dance,
I am It whom I have sought…

Ни формы, ни разума боле, Я есмь;
Здесь воли и мысли финал;
Природному танцу положен предел,
Я — То, что Я вечно искал…*

Сейчас, когда я живу в Америке, я пишу иные стихи. В Индии мне не понравилась бы такая поэзия, которую я пишу сейчас, и не потому, что она нерифмованная, а потому, что она более современная. Но я зашел не так далеко, как японские поэты хайку. Они оставляют такой простор для воображения!

Многие, многие мои стихи затронут самые глубины вашего устремленного сердца. Если вы погрузитесь глубоко в сердце моей поэзии, вы увидите, что три-четыре слова могут дать вам так много. Иногда всего одна строчка моей поэзии может принести вам невообразимую радость — намного больше, чем десять страниц моей прозы! И эта радость может длиться несколько часов, тогда как целая книга моей прозы может вызвать у вас радость или своего рода уверенность всего минут на пятнадцать-двадцать. Если вы хотите получить внутренние переживания очень быстро, в этом вам поможет чтение моих стихов.

Проза приходит как сила, а поэзия — как сладостность, нежность, мягкость, душевность. Философ и поэт могут говорить одно и то же, но когда говорит поэт, его слова не только привлекут внимание множества людей, но и принесут им огромную радость. А когда то же самое другими словами говорит философ или прозаик, получить радость некоторым людям может быть сложнее.

В индийской традиции есть высказывание, которое можно перевести так: «Перед вами кусок дерева». Прозаик или философ просто скажет: «Вот сухая древесина». А поэту в воображении этот же самый кусок древесины явится огромным деревом. Он очень сочувственно скажет: «Передо мною дерево, которое сейчас, увы, покинули все жизненные соки». Когда поэт говорит о безжизненном дереве, у всех тает сердце.

Я не отрицаю того, что многие прозаики пишут замечательные книги. Но по большей части их сочинения находятся в ментальном мире, тогда как поэзия в большинстве случаев живет в мире психическом, или в мире сердца.

Поэзия мчится к цели оленем, проза же шагает к ней, подобно слону. Если вы хотите шагать к цели с уверенностью — читайте мою прозу. А если хотите просто мчаться к цели быстрее быстрого, чтобы все ваше существо заливало мягкостью и нежностью — тогда читайте мою поэзию.

Будь то моя поэзия или моя проза — я умоляю своих учеников читать мои произведения хотя бы по полчаса каждый день. Я не жду, что вы будете читать по два часа, но пятнадцать минут — это маловато. Но если вы будете читать мои книги по полчаса, вы точно почувствуете радость. В них я охватил практически все возможные темы. Поскольку все вы — ищущие, мои книги обязательно принесут вам огромное вдохновение.

На древе-жизни каждого человека множество ветвей. Что касается меня, то выше всего ветвь моего осознания Бога. Некоторые люди удовольствуются поэтом, художником, музыкантом или певцом во мне, но устремленный мир будет удовлетворен только моим осознанием Бога, полученным мною от Бога. Это был Его Дар, и этот Дар я могу предложить и предлагаю человечеству. Мою поэзию, мою музыку, мою живопись, мою философию и даже мою духовность не затмит, а намного, намного превзойдет мое единство с Богом.

Опять же, мир моего искусства, мир моей музыки, мир моей поэзии, мир моей философии и все остальные мои миры — тоже ветви моего древа-жизни, и каждая из этих ветвей дала множество листьев, цветов и плодов. Дерево, имеющее много ветвей, сможет предложить человечеству намного больше, чем дерево всего с одной ветвью. Осознавший Бога человек не может выражать или проявлять свое осознание Бога с самой высокой ветви, ведь большинство людей не могут подняться настолько высоко, чтобы это увидеть, почувствовать и осознать. Люди в состоянии подняться на какую-то высоту в меру своих способностей и устремления. Именно поэтому от осознания духовного Учителя намного больше пользы получат духовные ищущие, а не обычные люди. Но даже ищущие высочайшего порядка не смогут дотянуться до цветов и плодов, растущих на верхней ветви. Они доберутся только до более низких ветвей и от них получат значительную духовную пользу. Но если человек совсем не устремляется, вряд ли он получит хоть какую-то пользу, сколько бы раз он ни читал мои книги и сколько бы ни пел мои песни.

Я бы хотел, чтобы некоторые мои ученики посвятили себя различным ветвям моего древа-жизни. Эти разные ветви смогут досыта накормить ваши устремленные сердца. Я буду так счастлив, если какие-то ученики понесут во все уголки мира свет моих миров поэзии, музыки, живописи и тяжелой атлетики. Более чем достаточно было бы и моего осознания Бога, достигшего высочайшей высоты. Оно одно охватит весь мир вдоль и поперек. Но если можно использовать все мои ветви, то их листья, цветы и плоды принесут устремленному миру намного больше пользы.

Какие-нибудь ученики должны откликнуться и написать что-то о моей поэзии, моей живописи и других видах моей деятельности. А еще можно выступать с моими стихами и рассказами перед публикой. Может, у вас не получится рассказывать другим о моем осознании Бога, но, читая мои стихи и рассказы перед публикой, вы не только поможете слушателям, но и сами получите огромную духовную пользу.

Вы сами тоже должны писать и выражать себя. Сейчас вы выражаете себя в устремлении, в молитве и медитации. Так вот, я говорю, что вам надо еще выражать свои остальные качества и способности. В Ашраме Шри Ауробиндо были люди, писавшие замечательные стихи. Те мои ученики, кто пишет стихи, могут приглашать друзей послушать их. Пусть ваши друзья не поэты, возможно, у них нет способности писать стихи, а может, им не дает писать лень. Но если они послушают ваши стихи, им это непременно, непременно поможет. И уж определенно получат пользу те, кто чувствует воодушевление писать стихи и делиться ими с другими. Это также относится к тем, кто хочет писать песни и петь их своим друзьям.

У всех вас полно времени, особенно по вечерам. Если вы хотите посмотреть телевизор полчаса или час, чтобы расслабиться, ладно. Но если вы смотрите телевизор часами, вы лишь замедляете свой духовный прогресс. Будет бесконечно лучше, если вы будете проявлять поэта, художника или певца в себе и делиться своими достижениями с другими. А если у других достанет мудрости, — не доброты, а именно мудрости, — чтобы слушать этих поэтов, певцов и писателей, я буду очень счастлив. Если у хозяина или хозяйки дома находится время и силы писать музыку и стихи, он или она может еще потратить немного времени и силы-денег, чтобы предложить закуски и напитки. А если хозяин не может предложить гостям угощение, то могут что-то принести или поучаствовать в расходах те, кто придут послушать.

И вы сможете основать такие тайные и священные клубы, где можно будет делиться друг с другом своими стихами и музыкой.


  1. LEN:7-ru.Шри Чинмой произнес эту речь 19 января 1997 года своим ученикам, собравшимся во время ежегодного Рождественского Путешествия в гостинице «Sun Royal» в Кагошиме (Япония).

Уход на покой не для тебя, дитя Мое!

/23 января 1998 года в Канкуне (Мексика) Шри Чинмой завершил свою серию стихов «Двадцать семь тысяч ростков устремления». На следующее утро он получил внутренний Приказ от Всевышнего заняться новым проектом. На этот раз ему предстояло начать серию «Семьдесят семь тысяч деревьев служения». В приведенных ниже размышлениях Шри Чинмой описывает рождение этого огромного эпоса./

Завершение «Двадцати семи тысяч ростков устремления»

В этом путешествии, несмотря на мою физическую болезнь и на такое множество внутренних и внешних проблем, мы сделали два важнейших дела. Мы завершили наши «Двадцать семь тысяч ростков устремления» и два миллиона рисунков птиц. С литературной и художественной точки зрения это путешествие будет важнейшим подарком Абсолютному Всевышнему от нас. Завершение «Двадцати семи тысяч ростков устремления» — это в нашей жизни устремления самое крупное и самое замечательное событие.

Стихотворение № 27 000

My Twenty-Seven Thousand
Aspiration-Plants,
My Lord Beloved Absolute Supreme
Has given me to give you
The Sun-Smile-Blossoms
Of His Heart.

My Twenty-Seven Thousand
Aspiration-Plants,
You have given humanity
A sleepless God-thirst
And
A breathless God-hunger.1

Мои двадцать семь тысяч
Ростков устремления,
Мой Господь Возлюбленный
Абсолютный Всевышний
Дал мне Цветения Улыбки-Солнца
Своего Сердца,
Чтобы я передал их вам.

Мои двадцать семь тысяч
Ростков устремления,
Вы дали человечеству
Неутолимую жажду по Богу
И
Ненасытный голод по Богу.

Абсолютный Приказ моего Всевышнего

Сегодня рано утром моя душа пребывала в Трансцендентальном Сознании, а мое сердце пребывало в Универсальном Сознании.

Мой Всевышний, мой Всевышний, мой Всевышний предстал передо мной и сказал мне: «Уход на покой не для тебя, уход на покой не для тебя, уход на покой не для тебя, дитя Мое!»

Я сказал моему Всевышнему: «Чего же еще Ты хочешь от меня, чего еще?»

Он сказал мне: «Семьдесят семь тысяч».

Я тут же спросил Его: «Это Твое Пожелание, Твоя Просьба, Твоя Воля или Твой абсолютный Приказ?»

Он сказал мне: «Это Мой абсолютный Приказ».

Тогда я сказал Ему: «Не думаю, что проживу на земле так долго».

Он сказал мне: «Дитя Мое, Я приказываю тебе начать. Я приказываю тебе начать. Ты знаешь, и Я знаю, сколько ты проживешь на земле, но Я хочу, чтобы ты начал. Это Мой абсолютный Приказ».

«Мой Всевышний, мой Всевышний, я подчинюсь Твоему Приказу, я подчинюсь».(3)

О «Семидесяти семи тысячах деревьев служения»

Моя проблема только в том, чтобы начать. Сколько учеников придет и присоединится к нашей лодке к тому времени, когда я закончу, и сколько исчезнет из нашей лодки? Только Всевышний знает, сколько придет, сколько уйдет и сколько отправится на Небеса. Это известно только Всевышнему. Но я уйду на Небеса прежде, чем завершу семьдесят семь тысяч.


  1. LEN 8,2-ru. Sri Chinmoy, Twenty-Seven Thousand Aspiration-Plants, Part 270, poem 27,000. New York: Agni Press, 1998.

Чтобы была любимая семья1

Если вы, совершив однажды безусловное отречение перед Волей Бога, захотите вступить в Игру Проявления Бога, или Лилу, вы не сможете из нее выйти. Я плаваю в море печали и слез. Каждый духовный Учитель проходит через это же. Нет такого духовного Учителя, который не страдал бы в безжалостных руках человечества. Нет ни единого духовного Учителя, который не принял бы страдание от человечества, и я никак не исключение. Опять же, вы страдаете, я страдаю, мы все страдаем. Нет ни одного человека, осознавшего или не осознавшего Бога, который бы не страдал.

Много, много, много раз я говорил Всевышнему: «Осознать Тебя — геркулесов труд». На осознание Бога требуются бесчисленные инкарнации. Осознать Бога — не воды выпить. Его не получишь, стоит только захотеть. Нет, его не дают по сходной цене. На него требуется много-много инкарнаций, внутренней подготовки, внешней подготовки и летящего ввысь пламени устремления. Но всегда есть надежда. Надежда Самого Бога поддерживает жизнь в Его Вселенной. Если Он потеряет Надежду, то Игра окончена.

Сейчас я с вами. У нас с вами очень маленький мир. Но при этом у меня есть целый мир. Когда духовный Учитель приходит в этот мир, он берет несколько сотен или несколько тысяч учеников. Но во внутреннем мире ему приходится работать со всем человечеством. Внешне ему приходится заботиться о нескольких сотнях или нескольких тысячах учеников, но его внутреннее посвящение Богу таково, что ему приходится работать для всего мира.

Вы должны понимать, что, когда вы очень искренне молитесь и очень хорошо медитируете, ваши молитвы и медитации входят в душу и сердце вселенной. Там вы помогаете, помогаете, помогаете тем, кто молит о свете, любви и блаженстве от Бога.

Внешнее проявление на нашем пути прекрасно и сильно. Мы проявляем здесь и там — повсюду. Но внутреннее проявление — это единство, единство, единство с Волей Бога. Нужно каждый миг предлагать Богу свою любовь, преданность и отречение. Нужно каждый миг предлагать Ему свое отречение, полное любви, радости и самоотдачи. Если мы не предлагаем всего этого Богу, что может поделать бедный Бог? Мы нужны Ему для Проявления; Он нужен нам для осознания. Если я не буду хорошим инструментом, Он выберет вас. А если вы будете плохим инструментом, Он выберет кого-то другого. Если же я буду Его хорошим инструментом, я должен буду продолжать Его Миссию столько лет, сколько Он захочет.

Духовный Учитель приходит в мир, чтобы ускорить эволюцию человечества. Чтобы это сделать, ему требуется постоянное, постоянное, постоянное содействие человечества. Духовная жизнь — это улица с односторонним движением, но мы об этом забыли или забываем намеренно и превращаем ее в улицу с двусторонним движением. А что будет, если она действительно односторонняя? Если мы попытаемся превратить ее в двустороннюю и развернуться, случится столкновение, столкновение и больше ничего.

Многие ученики начали очень хорошо, с величайшей искренностью. Ни один не вступил на путь из любопытства. Каждый без исключения ученик, каждая без исключения ученица пришли на путь с максимальной по своей способности искренностью. Потом с годами у некоторых пропала искренность, пропало рвение, пропала готовность. Так кое-кто стал потакать неустремленной жизни.

Я родом из крохотной деревушки, меньше самого малого. Шакпура даже меньше Брайарвуда. Посмотрите-ка на Чудо-Силу Бога! Там я появился на свет. Потом я потерял своих близких, отца с матерью. Но все происходило по Плану Бога, и я вступил в духовную общину. Всем вам повезло. Некоторые из вас привели на путь своих детей. А кто-то из вас увидел что-то во мне, и вы почувствовали, что я смогу играть роль ваших родителей. Я старался, как мог, и вы старались, как могли.

Что касается меня, на путь привел меня и всю семью мой старший брат. Сердце и душа нашей мамы были полностью за духовную жизнь, но ее заботило высшее образование детей. После того как Бог забрал моих родителей, в духовную жизнь с духовным Учителем вступила вся семья.

Но скорость, скорость, скорость всегда важный фактор. Я был самым младшим в семье, но я бежал очень быстро. Когда я думаю о своем самом старшем брате, то он намного, намного превзошел меня в плане молитвы и медитации — он делал это часами — и в плане времени, которое он уделял духовной жизни. Задолго до того, как я пришел в Ашрам, он проводил много-много часов в молитве и медитации. При этом все мои братья в своих предыдущих инкарнациях были под руководством духовных Учителей высшего порядка. Кто-то был учеником Иисуса Христа, кто-то учеником Шри Рамакришны, один — Шри Чайтаньи, а кто-то прямыми, прямыми учениками Шри Рамачандры.

Однажды, когда вы осознаете Бога, — а вам придется это сделать, вы должны, и вы это сделаете, — вы сможете рассказывать всему миру, что когда-то вы тоже были моими прямыми учениками. Вы сможете заявлять, что были со мной, были моими современниками, были моими учениками.

У меня были миллионы страданий и миллионы неудач, внутренних неудач, связанных с учениками. Но Тот, кто создал меня, Тот, кто создал вас, не будет вечно страдать от неудач. Если бы это было так, Бог не создал бы этот мир — никогда. В ближайшем будущем, в далеком будущем или в одной из ваших будущих инкарнаций вы осознаете Бога. В то время я буду на Небесах. Бог очень-очень добр ко мне. Определенно, это моя последняя инкарнация. С Небес я смогу видеть вас, помогать вам и исполнять свое видение в вас и через вас.

Моя последняя и единственная просьба к вам такова: всегда думайте, что духовность — улица с односторонним движением, а не с двусторонним. Иногда, если вы устали, можно идти медленно, но не разворачивайтесь, не поворачивайте назад. Пожалуйста, помните, что это улица с односторонним движением.

Надеюсь, когда-нибудь именно вы превратите мои печали в океан восторга. Вы пришли в мир, чтобы проявлять меня, но это проявление может происходить только благодаря вашему единству, единству, единству с моей волей. Вам будет нужно идти за пределы, за пределы, за пределы всех ограничений: физических, витальных, ментальных, психических, духовных — всех, всех, всех. Вам будет нужно выйти за пределы всех земных оков. Вам будет нужно одолеть все силы, стоящие у вас на пути. Все наши враги — внутри нас, а не снаружи. Они приходят в виде сомнения, подозрения, непослушания, страха, зависти и неуверенности. Внутренние враги — это препятствия на нашем пути.

Я не сдаюсь, и я умоляю не сдаваться всех вас. Давайте продолжать! Позвольте мне продолжать верить во всех вас, и я жду того же от вас. Давайте верить друг в друга. Я дам вам то, что хочет вам дать Всевышний во мне. И вы дадите мне то, что хочет дать мне Всевышний в вас. Он хочет, чтобы я давал вам сострадание, любовь, близость, божественную сладостность, нежность и постоянную заботу и сделал вас счастливыми. И в то же время Он ждет, что вы будете давать мне постоянное рвение, готовность и стремление в виде любви, преданности, отречения и радостного послушания каждый миг.

То, что должен дать я, я непременно, непременно, непременно дам, как даю уже сейчас. То, что должны дать вы, некоторые из вас дают, а затем забирают назад. Вы даете один день, а потом месяцы и месяцы отдыхаете, уходите в отпуск. Но я все же надеюсь, что у нас может получиться хорошая семья. Чтобы была любимая семья, отец должен давать то, что должен, и дети должны давать то, что должны. Давайте сделаем из этой семьи любимую, такую просветляющую, исполняющую и полностью удовлетворяющую нас семью!

Давайте забудем о мучительных страданиях, совершенно забудем! Давайте превращаться только в сладостность, покой, свет и блаженство.


  1. LEN 9-ru.Шри Чинмой дал эту речь 20 июня 1998 года, накануне Дня Отца, в школе 117, Джамайка, Нью-Йорк.

Не ожидайте!1

Мы рождаемся с ожиданием! Если я заплачу, придет мама и даст мне молока. Если я заплачу, придет папа и возьмет меня с собой в город. Но Господь Кришна сказал: «У вас есть право на действие, но не на плоды его».

Да, мы считаем своим правом что-то делать; но мы не имеем права ожидать плодов от своего действия. Вот мы ожидаем, что действие и результат связаны. Ударив в барабан, мы ожидаем, что будет звук. Но почему должен быть звук? Мы ожидаем звука, когда бьем в барабан. Но, делая это, мы не должны думать о звуке. Наше дело — только ударить в барабан. Надо отделять звук от удара.

Трудность в том, что, сделав что-то, мы по большей части ожидаем результатов. Мы должны говорить: «Если результат будет и он окажется хорошим, это меня порадует. Если не будет, меня это не обеспокоит». Но мы не всегда так поступаем. Каждый миг мы чего-то ждем.

Выходя из дома, мы ожидаем прохладного ветерка. Будет дуть прохладный утренний бриз — вот чего мы ждем. Если мы выходим из дома и обнаруживаем, что вместо прохладного ветерка дует жаркий ветер, разочарования не миновать. Но если сказать: «Я выйду на улицу, какой бы ни была погода, потому что внутренне чувствую, что гулять хорошо», то разочарования не будет.

К сожалению, мы так не говорим. Мы пытаемся получить результат еще прежде, чем выполним действие. Нам нужно достичь уровня, где мы скажем: «Я буду действовать, но не буду стремиться к результатам». Ведь именно тут мы и совершаем прогресс. В ином же случае мы ожидаем результатов еще до того, как что-то сделаем. Мы ждем, что барабан зазвучит, даже прежде, чем в него ударить!

Ну, и где же здесь безусловное отречение? Взывая к Богу, разве мы говорим: «Боже, взываю к Тебе! Если есть на то Твоя Воля, приди. Но если Твоей Воли на это нет, не приходи. Я хочу радовать Тебя так, как Ты Сам того желаешь»? Сколько людей каждый день повторяют: «Я хочу радовать Тебя, Боже, так, как Ты Сам того желаешь»? Если мы повторим это больше десятка раз, нам надоест слышать собственный голос! Тогда мы меняем молитву: «Я буду радовать Тебя, только когда мне этого захочется, и я даже не против, если Ты не порадуешь меня в ответ, если мы по крайней мере раз в кои-то веки можем радовать друг друга».

Теперь позвольте мне рассказать историю о безусловном отречении.

Сегодня я просматривал старые семейные фотографии. Когда я увидел фото своей двоюродной сестры Нирмалы-ди, у меня сразу потекли слезы. Она была так близка нашей семье! Она погибла, собирая цветы. Она стояла на крыше своего дома в Ашраме. С одной стороны было дерево, на котором растут цветы защиты. Это Мать дала этому дереву имя «Защита». Моя двоюродная сестра рвала цветы и каким-то образом упала на улицу вниз головой. Она умерла на месте. Моя сестра Лили шла мимо, слышала шум, но не видела, что случилось. Она просто шла по улице домой. Через пять минут ей сообщили, что произошло, и она побежала туда.

Благодаря этой двоюродной сестре я начал работать с Нолини-да. Это она сказала, что я должен там работать, должен. Именно она сказала, чтобы я подарил подарок Нолини-да. Моим подарком была его статья в прозе, которую я переделал в поэзию, английский белый стих.

Но самое важное случилось, когда меня привозили в Ашрам в возрасте года и трех месяцев. Как была добра Нирмала-ди! Она так любила мою маму. Целый месяц, когда моей маме хотелось побыть в главном здании Ашрама или увидеть Божественную Мать на балконе или где-то еще, эта сестра жертвовала собой и присматривала за мной. А я так плакал, плакал, плакал и звал маму! Слышно было за несколько кварталов! Эта двоюродная сестра говорила моим сестрам: «Вы идите. Я присмотрю за ним». Когда меня привезли в Ашрам, она сама была там всего два месяца — она пришла одновременно с моим братом Хридаем, — но все равно совершала это самопожертвование. Она хотела, чтобы моя мама проводила как можно больше времени в главном здании и видела Божественную Мать. Вот какая была моя двоюродная сестра! Она так нас любила. Она ругала нас каждую секунду! Она была старше моих сестер. Если ты старше, у тебя есть полное право ругать младших.

Возвращаясь к нашей теме, чего ожидала Нирмала-ди от своего служения? Она могла бы сказать моей маме: «Ты привезла сюда своего ребенка, и ты за него отвечаешь. Почему бы тебе не попросить присмотреть за ним кого-нибудь из твоих дочерей или сыновей? У тебя четверо-пятеро других детей, которые легко могут позаботиться о нем. Пусть они это и делают». Но она так не поступила. Вместо этого она сказала: «Я живу здесь два месяца. Ты через месяц уедешь, так что позволь мне принести такую жертву». Все это было из любви к моей маме. Вот какое безусловное отречение она совершала.

Сколько человек из вас пытались — искренне пытались — видеть все так, как вижу я? Неужели мне на роду написано не иметь ни одного такого ученика? Некоторые ученики из года в год так и не попытались меня порадовать, намертво заперев свою внутреннюю дверь и внешнюю дверь. Я не могу открыть ни их внешнюю дверь, ни внутреннюю. У них внутри нет меня. Я снаружи, снаружи, снаружи. Меня нет у них ни в уме, ни в сердце; меня нет у них в жизни. Никто не посмеет мне сказать: «Я делаю все так, как ты хочешь». И никто не сможет сказать: «Я всегда стараюсь делать все так, как ты хочешь».

Человек может попытаться делать все так, как я хочу, неделю или месяц, но потом устает. Он просто говорит: «Я целый месяц так сильно старался радовать Гуру. Теперь он должен порадовать меня хотя бы один день, два дня или три дня». Такое отречение — просто насмешка. Оно заставляет меня страдать.

Ученик может попытаться радовать меня два дня, а потом ждет, что я буду радовать его десять дней — даже не наоборот! А иногда кое-кто говорит: «Раз способность у Гуру больше, раз он духовно сильнее меня, то он должен больше радовать меня так, как хочется мне». Но это неправильная философия. Ученики должны говорить: «Поскольку способности у Гуру больше, мне нужно стать с ним единым. Тогда у меня будет такая же способность». Вот каким должно быть отношение.

Вы несколько недель или несколько месяцев стараетесь радовать меня. Потом в вас проявляется ожидание, а когда оно не исполняется, вы говорите: «О, наша философия — не ожидать» и снова начинаете стараться. Но вы не забываете снова запустить свое ожидание! Вы говорите: «Кто знает, может, в следующий раз Гуру и исполнит мое ожидание».

Отныне старайтесь служить, не ожидая. Лучше поздно, чем никогда! Мы в жизни всегда даем обещания, как мой брат Манту. Каждое утро он обещает себе не читать газет. Потом заходит один из его друзей и говорит: «Манту Бабу, Манту Бабу, вы читали о том-то? Вы знаете?»

«Что? Что?» — говорит Манту.

А его друг говорит: «Не хочу рассказывать. Не хочу отнимать у вас радость. В газете опубликовано кое-что очень важное. Идите, идите скорее, почитайте сами!»

Решимость Манту держится, может, еще минут двадцать. Потом он летит в библиотеку, чтобы прочитать статью!

Что касается вас, вы можете прямо сегодня пообещать себе искренне стараться все видеть и делать по-моему. Просто повторяйте: «Радостное послушание, радостное послушание, радостное послушание». Потом можно говорить: «Никакого ожидания, никакого ожидания, никакого ожидания!», а также «Самый быстрый прогресс, самый быстрый прогресс, самый быстрый прогресс!» Если вы сможете повторять эти слова как джапу, если они отпечатаются на скрижали вашего сердца, то вы непременно сможете совершать прогресс быстрее быстрого.


  1. LEN 10-ru.Шри Чинмой дал эту речь у себя дома в районе Джамайка (Квинс) 10 июля 1998 года.

Человек предполагает, Бог располагает1

«Человек предполагает, Бог располагает». Эта знаменитая поговорка легко соотносится с моей семьей, особенно, когда речь заходит об университетских дипломах. У нас такие забавные, забавные истории!

Все началось с моего самого старшего брата Хридая. Он был великим философом. К шестнадцати или семнадцати годам он изучил всех европейских философов. Для мальчика из Читтагонгской деревушки это было действительно нечто поразительное. Затем, к двадцати годам он досконально изучил Веды, Упанишады и Бхагавад-Гиту. Он готовился к получению звания бакалавра искусств в Читтагонгском университете. Другие студенты называли его «ученый», а его профессор звал его «профессором» или «великим ученым». Получив степень бакалавра искусств, Хридай планировал продолжать учебу для получения высших степеней.

Но тем временем кое-что произошло. За полгода до сдачи последнего экзамена на степень бакалавра он услышал имя Шри Ауробиндо. И учеба для него закончилась. Моему брату хватило самого имени «Шри Ауробиндо». Услышав его, он захотел только начать вести духовную жизнь. Он потерял всю тягу к учебе, совсем забросил формальное обучение.

У меня был такой же опыт. Когда мне было четыре или пять лет, я услышал имя «Шри Ауробиндо», и что-то произошло. Я почувствовал в этом имени такую радость, сладостность и любовь! В то время я ничего не слышал о Матери. Я даже не видел портрета Шри Ауробиндо. Я только слышал слова «Шри Ауробиндо», и этого оказалось достаточно. В моем сердце что-то произошло. Позже, когда мне было семь, я увидел огромный портрет Матери и Шри Ауробиндо. Но поначалу хватило и имени «Шри Ауробиндо».

Когда Хридай забросил учебу, для отца это было ударом. Каким-то образом брат умудрился сдать экзамен, но не стал дожидаться результатов. Ничего не сказав родителям, он сел на поезд до Пондишери, чтобы быть со Шри Ауробиндо.

Отец очень расстроился. Как мог старший сын так поступить? Мама же сразу захотела поехать в Пондишери и вернуть его. Она сказала отцу: «Я должна поехать и привезти его назад. А иначе я перестану есть».

Отец сказал: «Я не возьму тебя в Пондишери».

Мама была готова голодать до смерти! Она не ела целый день. На второй день сердце отца растаяло, и он сказал: «Голодовку нужно прекратить. Ты должна есть. Я возьму тебя в Пондишери, и мы вернем его домой».

Отец написал в Ашрам и получил разрешение приехать всем нам ненадолго. Поскольку отец работал старшим инспектором Ассамо-Бенгальской железнодорожной ветки, мы доехали до самого Пондишери бесплатно. Это рассказ о том, как все мы впервые попали в Ашрам. Мне было всего год и три месяца.

Когда мы приехали, мама, увидев моего брата Хридая, начала плакать, плакать и плакать. Она так много плакала, что он, наконец, согласился вернуться с нами домой. Он сказал: «Ладно. Пока духовная жизнь мне не нужна. Когда настанет время, я вернусь».

Потом моей физической матери надо было получить разрешение у Божественной Матери на отъезд Хридая. Она пошла на встречу с Матерью Ашрама. Мать Ашрама не говорила по-бенгальски, а моя мама говорила не на классическом бенгальском, а только на нашем читтагонгском диалекте. Чтобы перевести ее просьбу на классический бенгальский язык, пришли мои сестры, а Нолини-да, генеральный секретарь Ашрама, переводил для Матери на английский.

Моя мама плакала и плакала. Она намеревалась сказать Божественной Матери, что она будет так благодарна, если Божественная Мать позволит Хридаю вернуться домой. Вместо этого моя мама сказала Матери Ашрама: «Я так благодарна, что Вы взяли на себя полную ответственность за моего старшего сына. Пожалуйста, пообещайте мне, что позаботитесь обо всех моих детях. Они приехали сюда со мной. Вы позаботитесь о них? Сейчас я оставляю здесь своего старшего. Пусть он будет с Вами, а эти младшие поедут со мной обратно. Я хочу, чтобы они получили высшее образование. Как только они получат высшее образование, обещаете взять их обратно?»

Божественная Мать тут же ответила: «Да, я разрешаю. Он может остаться здесь, а остальные побудут с вами несколько лет. Пусть получают высшее образование. Обещаю, что после этого я оставлю их здесь».

Смотрите, что произошло! Моя мама поехала в Ашрам только ради того, чтобы забрать сына. А вместо этого она стала умолять Божественную Мать позаботиться об остальных ее детях, когда они подрастут.

Когда мама с сестрами вернулись в дом, где мы остановились, мама сказала: «Что я наделала! Я пошла забирать старшего сына домой, а вместо этого отдала Матери всех своих детей».

Все смеялись до упаду, но при этом были так глубоко тронуты. Даже отец был глубоко тронут тем, что его жена так преданна Матери. Вот так Хридай и остался в Ашраме, а мы все поехали обратно в Читтагонг с матерью и отцом. Хотя Хридай бросил учебу, родители все еще надеялись, что все остальные дети пойдут получать дипломы.

Следующим их разочаровал мой средний брат, Читта. Когда Хридай уехал, Читта ходил на подготовительные занятия — готовился к вступительным экзаменам. По окончании подготовительного курса Читте предстояло учиться на бакалавра. Но в один прекрасный день он объявил, что учиться больше не будет, потому что тоже хочет поехать в Ашрам. Отцу пришлось упрашивать его остаться. Он сказал Читте: «Если не хочешь учиться, то хотя бы поработай на меня в нашем банке! Настанет время, и ты обязательно поедешь к брату в Ашрам». И Читта начал работать в городе на моего отца.

Следующей оказалась сестра Ахана. Ахана была просто блестящей студенткой. Она окончила подготовительный курс и училась на первом курсе колледжа. К тому времени отец умер, а мама страдала от базедовой болезни. Сейчас болезни щитовидной железы легко лечатся. Здесь, в Америке, к ним даже не относятся всерьез. Но моя мама два года так сильно мучилась от болезни щитовидной железы, а потом умерла. Не прошло и полугода после смерти отца, как она умерла.

После смерти отца Хридай приехал из Ашрама, чтобы позаботиться о семье, когда умирала мама. Он пообещал маме, что после ее смерти вернется в Ашрам. Он получил разрешение у Матери Ашрама, сказав ей: «Мать, я дал обещание поехать навестить свою физическую мать». Мать Ашрама Шри Ауробиндо сказала: «Поезжай». И Хридай вернулся побыть с нами.

Вот тогда Читта и сказал маме: «Сейчас я хочу занять место Хридая в Ашраме. Ведь мы оба тебе тут не нужны». И Читта уехал в Пондишери.

В день, когда умерла мама, я был в доме дяди по материнской линии. Пришло известие, и я помчался домой, хотя до дома было несколько миль. Когда я влетел в комнату мамы, ее жизнь измерялась секундами. Я стоял рядом с ней, и она взяла меня за руку. Тогда я понял, что она собирается сделать. Она вложила мою руку в руку старшего брата Хридая. По-своему она просила его взять полную ответственность за меня. Брат тут же сказал: «Да, я позабочусь о Мадале».

Затем мама улыбнулась, улыбнулась мне своей последней улыбкой, и через несколько секунд скончалась.

Все это происходило в нашем доме в Читтагонге, но в тот же самый день нечто важное произошло и в Ашраме. У Шри Ауробиндо было два или три секретаря. Основной секретарь, Ниродбаран, был родом из Читтагонга. Он был врачом. В этот день он сказал Шри Ауробиндо: «Мать Хридая так мучается. Не мог бы ты что-то сделать для нее?»

Ниродбаран знал, как Шри Ауробиндо любил моего брата. Он спрашивал о брате, даже если у Хридая болела голова. Иногда Шри Ауробиндо подшучивал над Хридаем и называл его «наш ученик-философ», потому что Хридай задавал столько вопросов по Ведам и Упанишадам. Шри Ауробиндо нравились его вопросы, потому что очень немногие так глубоко интересовались Ведами и Упанишадами. Мой брат получил от Шри Ауробиндо сотни писем, написанных его собственной рукой.

Шри Ауробиндо всегда проявлял огромное сострадание к нашей семье. Когда Ниродбаран упомянул о страданиях моей матери, Шри Ауробиндо сразу сказал: «Хочешь, чтобы я ее вылечил? А что я могу поделать? Настало ее время. Воля Бога в том, чтобы ее дети перебрались сюда».

Шри Ауробиндо сказал это в Пондишери около полудня. Через два часа пришла телеграмма из Читтагонга — Хридай послал сообщение Читте. Как только Читта увидел телеграмму, он сказал: «Незачем и открывать. Я знаю, что там». Еще до получения телеграммы Нирод-да передал ему слова Шри Ауробиндо: «Настало ее время».

Единственным желанием моей мамы было, чтобы все получили дипломы. Этого хочется всем матерям. Но Шри Ауробиндо не хотел, чтобы мы задерживались еще. Нам не суждено было получить дипломы. И вся учеба в нашей семье окончилась с уходом мамы. Моя сестра Ахана бросила учебу в колледже. Манту оставалось всего три месяца до завершения подготовительного курса. Он бы легко сдал экзамены. Мне же было только двенадцать лет.

Все мы уехали из Читтагонга и прибыли в Пондишери. Божественная Мать исполнила свое обещание и приняла всю нашу семью. Переехала не только вся наша семья — наши родственники тоже захотели переехать с нами. Духовная жизнь никогда их не интересовала, но они приехали, потому что были так привязаны к нам. Мать дала им разрешение. Мы решили остаться там навсегда, но мои дядя с тетей по материнской линии приехали с нами в надежде, что когда-нибудь они смогут забрать нас обратно в Читтагонг. У них ничего не вышло, и через некоторое время они вернулись.

В Ашраме Шри Ауробиндо была школа, где мы с Манту учились. Вся наша семья прекрасно училась, но когда дело дошло до Манту, он проучился один год, а потом бросил, потому что в Ашраме не выдавали аттестатов. Я продолжал учиться в этой школе еще несколько лет, но я невыносимо отставал по математике! Божественная Мать хотела, чтобы я получил аттестат. Я тоже хотел получить аттестат по французскому языку в учебном заведении, которое находилось в Пондишери, но не в Ашраме. Оно называлось Кальв-Коллеж. Мой дядя по материнской линии так радовался, что я хочу получить аттестат. В то время я был полностью готов пойти в десятый класс, который считался подготовительным. Но мне сказали, что сначала нужно сдать экзамен и проучиться в девятом классе, и я отправился в этот колледж на экзамен. Прямо перед экзаменом школьный инспектор всего Пондишери, который оказался французом, сказал, что запрещается зачислять в класс более сорока пяти учащихся, поэтому меня туда не примут. Мне сказали: «Так что тебе придется идти в восьмой класс». Я был просто в шоке.

В тот день меня сопровождал мой учитель французского из Ашрама. Его звали Бенджамин. Он был так добр с нами, а мы над ним смеялись и дразнили его “Bon jamais”(«всегда плохо»). Он отвел меня в восьмой класс. Когда мы пришли, учителя нам сказали, что сейчас придет инспектор, и двум-трем учащимся надо потихоньку выйти. Я сказал: «Я пойду». Вот так я опускался все ниже и ниже — еще до начала экзамена! Меня отодвинули намного ниже моего уровня.

Смешнее всего то, что много-много лет спустя я давал лекцию во Франции. Есть такая французская организация, куда приезжают важные люди и читают лекции. Я узнал, что всего за день до меня там читал лекцию тот самый инспектор!

Как бы то ни было, это был конец моему аттестату. Я так расстроился и возмутился, что вернулся домой с Бенджамином, не дожидаясь, не «переведут» ли меня из восьмого класса куда-нибудь еще. В тот вечер Мать позвала меня. Обычно я ходил к ней не меньше трех раз в день, а иногда и по четыре раза. Я отправился к ней и разрыдался. Я твердил Матери: «Не хочу учиться!»

Она мне сказала: «Ну, зачем ты взял Бенджамина? Почему не поехал с Павитрой, директором нашей школы?» Павитра был секретарем Матери. Он был французом, и он пользовался огромным уважением. До приезда в Ашрам он был инженером и химиком. Мать сказала: «Завтра поедешь с Павитрой. Он с ними поговорит, и тебя непременно допустят».

Но я уже был так расстроен, что сказал Матери: «Не буду сдавать их экзамен. Я бросаю».

Мать спросила меня: «А чем же ты хочешь заниматься?»

Я сказал: «Хочу учить только английский. Никакие другие предметы изучать больше не хочу — только английский».

Каково было Матери услышать, что я хочу учить английский, а французский бросаю! В Ашраме она считала важным только французский. В школе Ашрама мы пять дней в неделю изучали французский, английский — два дня, а бенгальский, мой родной язык, — всего раз в неделю. Уже тогда я стал чуть не специалистом по бенгальской литературе, а ведь мне было пятнадцать лет! В библиотеке нашего Ашрама были многие сотни книг на бенгальском. Я ходил и занимался сам. В школе Ашрама нам иногда приходилось изучать на французском историю и географию, и даже математику. Математика была такая трудная! Из всех предметов математика была моим злейшим врагом!

Вот так и закончилось мое официальное образование. Должен признаться, потом я много раз об этом сожалел. Затем я стал писать на английском, и некоторые ученые и профессора начали хвалить мои статьи, мои стихи на английском и так далее, и я утешился. Мои мучения закончились через несколько лет. Но мучения моих сестер и братьев не закончились. Моя самая старшая сестра Арпита плакала и плакала, когда я бросил школу в Ашраме. Потом она так обрадовалась и оживилась, услышав, что я собираюсь в Кальв-Коллеж. Но ее радость продлилась недолго. Сейчас каждый раз, когда я приезжаю в Пондишери и проезжаю мимо этого колледжа, я испытываю такое ностальгическое чувство. Все здание в очень плохом состоянии, но я, глядя на него, думаю: «Здесь я должен был получить аттестат».

Много лет спустя, когда школа Ашрама начала давать свидетельства и аттестаты, мои сестры буквально умоляли меня вернуться туда. Я сказал: «Я так много лет назад ушел из школы».

Человек все время предполагает. Вот и мы предполагали получить аттестаты. А потом приходит Бог и говорит: «Нет-нет-нет!» Мы чем-то соблазняемся или вдохновляемся, а потом, когда мы пытаемся бежать в этом направлении, Бог нас останавливает — как моего песика Челу. Когда он на поводке, мы даем ему бежать вперед до определенной точки, а потом тянем его обратно. Нашей семье было не суждено получить аттестаты. Молитва моей мамы не могла исполниться. Мы учились, учились, но все дипломы прошли мимо. Хотя бы мой брат Хридай получил аттестат, но он мог бы пойти намного дальше.

Я так благодарен старшему брату! Если бы он не вступил в Ашрам, Бог знает, какова была бы моя судьба. Она была бы совершенно иной. Я бы поступил в Читтагонгский университет, получил бы диплом, и все такое. Но Божественная Мать разрешила всей нашей семье переехать в Ашрам. В то время никому не разрешали оставаться постоянно, пока не пройдет год или два. Они наблюдали, что вы за люди. Наша семья приехала в марте 1944 года. Через три недели Мать сказала: «Вся семья может остаться насовсем».

Я рассказываю вам это, потому что некоторые из вас хотели получить дипломы, но это было не суждено. Ваш Гуру хотел получить дипломы, но Бог сказал «нет». Затем Бог дал мне внутренние дипломы. Сейчас меня ценят столько профессоров в университетах. Почему? Потому что видят во мне что-то духовное. Что касается моего поднятия тяжестей, есть культуристы с огромными мускулами. Но, поскольку мир видит, что я другой, он ценит то, что я делаю. Он видит, что я духовный человек, который всецело за мир. И другого звания мне не нужно.


  1. LEN 11-ru.Шри Чинмой дал эту речь у себя дома на Джамайке (Нью-Йорк) 29 марта 1999 года.

Сила счастливой улыбки1

Сегодня я вижу, что двое моих учеников несчастны совсем, а один несчастен наполовину. Вот моя судьба — даже в День Отца им непременно надо быть несчастными! Несчастные люди бесполезны, бесполезны, бесполезны! Я умоляю их в День Отца стать счастливыми, счастливыми, счастливыми!

Как я могу сделать счастливыми всех? Это невыполнимая задача. Но, пожалуйста, старайтесь быть счастливыми, счастливыми, счастливыми. Если время от времени вы бываете недовольны мной, то, по крайней мере, сегодня постарайтесь простить меня и быть довольными. Я сегодня доволен всеми. Сегодня я на вас не жалуюсь. А если у вас есть жалобы на самих себя, то избавьтесь от них. Простите себя хотя бы сегодня. Если вы не простите себя, никто вас не простит. Если вы сердитесь на себя, благоразумно себя простите. А если вы сердитесь на меня, простите меня и будьте счастливы, будьте счастливы. Мне больно, когда мои духовные дети несчастны. Будьте счастливы, будьте счастливы. Улыбайтесь, улыбайтесь, улыбайтесь! Сила счастливой улыбки неизмерима.

Жил-был математик, который был глубоко погружен в свою математику. Его маленький сынишка подошел и встал перед ним. Отец долго не обращал внимания на сына. Он думал, что тот уйдет. Он думал, что ребенку наскучит смотреть на него и он исчезнет. Прошло пять минут, десять минут, а ребенок продолжал стоять.

Наконец отец сказал себе: «Дам ему монетку в десять центов. Может, он пришел за деньгами».

И отец дал сыну десять центов, но мальчик все равно продолжал стоять. Тогда отец сказал себе: «Дам ему двадцать пять центов». Ребенок все равно продолжал стоять. Тогда отец дал ему доллар. Ничего не помогло.

Наконец отец подумал: «А, ему нужны не деньги, ему нужна конфета». И он открыл ящик стола и дал ребенку много конфет — целую большую горсть. Даже тогда сын не пошевелился.

Отец начал испытывать раздражение. Он сказал: «Да что это с тобой? Я дал тебе денег, дал тебе конфет. И ты все равно не уходишь. Чего же ты хочешь?» Сын ответил: «Пока ты не дашь мне то, чего я хочу, я от тебя не отстану».

Отец рассердился. «Вот еще философ нашелся», — сказал он. — «Чего же это ты такого хочешь, чего я тебе не дал?»

Сын сказал: «Я пришел сюда, только чтобы ты мне улыбнулся».

«Глупыш!» — воскликнул отец. — «Так ты только улыбки от меня ждешь?»

И отец широко улыбнулся сыну, а сын в ответ улыбнулся отцу. Потом ребенок убежал. Когда малыш убежал, отец почувствовал, что внутри него что-то исчезло. И что же это было? Весь день он был подавлен и расстроен. Он не мог решить сложные математические задачи. Но когда отец всего разок улыбнулся своему ребенку, неожиданно спустилась волна вдохновения и божественной Милости, и он решил свои задачи. До этого отец потратил впустую столько времени. Сначала он не мог решить задачи, а потом, увидев сына, он все сильнее и сильнее сердился, удивляясь, почему сын не уходит, несмотря на то, что он получал все больше и больше денег. И конфеты тоже не сработали! А что сработало? Маленькая улыбка, которую он подарил сыну, и улыбка, которую он получил от сына в ответ.

В сына этого человека вошел Бог и сделал сына инструментом — сын попросил отца улыбнуться. Весь яд подавленности и разочарования, который носил в себе отец, исчез, когда он одарил сына маленькой улыбкой и сын ответил ему тем же. Тогда отец получил все. Все его задачи решились. Такова волшебная сила двух улыбок.

Если здесь, когда я улыбаюсь вам, вы тоже улыбаетесь, тогда вы совершенны, и я совершенен. Когда я вам улыбаюсь, я совершенен; но когда вы не улыбаетесь мне, вы несовершенны. А когда вы улыбаетесь мне, а я не улыбаюсь, то несовершенен я. Но, должен сказать, в большинстве случаев я совершенен, в том смысле, что я вам улыбаюсь, что бы ни происходило внутри меня. Вы же, когда вы подавлены, расстроены и сердитесь на себя или на меня, улыбаетесь не всегда. В большинстве случаев мой подход лучше, потому что я улыбаюсь, улыбаюсь, улыбаюсь. Когда я в глубокой медитации, то я серьезен. Но в остальное время, когда вы проходите мимо меня или берете прасад, я улыбаюсь и улыбаюсь вам.

Когда речь идет об улыбках, я улыбаюсь вам бесконечно, бесконечно, бесконечно больше, чем вы улыбаетесь мне. Здесь я выигрываю соревнование! Если вы хотите выиграть соревнование, вы можете это сделать — улыбаясь, улыбаясь, улыбаясь. Если вы улыбаетесь, яд подавленности и разочарования, который вы носите глубоко в себе, исчезнет, и его заменит моя любовь, моя нежность, моя гордость и моя благодарность. Как только вы избавитесь от своей депрессии и разочарования, как только вы улыбнетесь мне, вы получите от меня в ответ так много.


  1. LEN 12-ru.Шри Чинмой дал эту речь своим ученикам в День Отца, 17 июня 2001 года, на Площадке Устремления в Нью-Йорке.

Учитель ходит по земле1

Учитель приходит, он ходит по земле и уходит. Вы либо пробуждаетесь к осознанию ценности жизни Учителя на земле, либо продолжаете свой сон-невежество.

Проказливая обезьяна в вашей жизни должна подчиниться спокойствию вашей души. Если у вас нет уважения к собственной жизни-медитации, то как мне уважать вас? Когда пора молиться и медитировать, почему вы занимаетесь болтовней?

Шри Ауробиндо был моим Учителем. Теперь мой Учитель — Всевышний, и я всегда говорю, что Всевышний — Учитель каждого. У каждого человека, принявшего воплощение, есть только один Гуру, и я считаю, что этот Гуру — наш Господь Всевышний. Мой Гуру, ваш Гуру, Гуру каждого — Всевышний.

Теперь позвольте мне кое-что рассказать о моем Гуру — Шри Ауробиндо. Мы могли видеть его четыре раза в год: в феврале, апреле, августе и ноябре — и каждый раз, думаю, не более трех секунд. Думаю, у нас и пяти секунд не было. Мы видели его четыре раза в год. Была длинная очередь. И если вы задерживались перед ним чуть дольше, подходили два охранника и оказывали вам большую «услугу», отодвигая вас.

Когда я впервые пришел на встречу с Шри Ауробиндо, меня представила ему Мать. Увы, я не все расслышал, но она сказала: «Чинмой, младший брат Хридая». Потом она сказала что-то еще. Двое охранников схватили меня, и на том все закончилось! Сейчас оба эти охранника очень-очень ко мне добры и дороги мне.

Такова была у нас жизнь в Ашраме. И сколько же она продлилась? Я стал постоянным членом Ашрама в 1944 году. Большинство из вас еще и не родились. А в 1950 году Шри Ауробиндо оставил земную оболочку, земное тело. Вот так я видел своего Учителя на протяжении шести лет.

Здесь у меня есть ученики, которые провели со мной более тридцати трех лет. Они видят меня по столько часов! Иногда, если я любезно приезжаю на Площадку Устремления, а они так добры и приходят туда, они видят меня часами. Вы проводите со своим Учителем столько часов, что и не счесть!

На земле я для вас — но не для других — представитель Всевышнего. Всевышний — мой Гуру, ваш Гуру, Гуру каждого. По Своей бесконечной Щедрости Он избрал меня Своим представителем — только для вас, не для других. У других есть свои собственные Гуру, которые работают с ними по-своему.

Если вы ведете жизнь потворства себе, скорость вашего прогресса будет ниже скорости индийской арбы. Однако и индийские арбы едут вперед. Но в духовной жизни, если не молиться и не медитировать, если не делать необходимого регулярно, тогда вас вынуждают двигаться назад, буквально толкают назад, и, к сожалению, именно это и происходит со многими из вас. К моему величайшему огорчению, многие из вас идут назад. Может быть, вы этого не сознаете, вы в это не верите, но я-то ясно это вижу.

Многие из вас ради пути оставили близких, родственников, членов своей семьи. Если вы не цените свою духовную жизнь, никто вас не заставит, никто не может заставить. Но если у вас есть внутреннее побуждение совершать прогресс, как же быстро вы можете двигаться!


  1. LEN 13-ru.5 января 2002 года в гостинице «Интер-Континенталь» в Пномпене (Камбоджа) во время ежегодного Рождественского Путешествия, прежде чем дать ученикам утренние молитвы, Шри Чинмой высказал следующее.

Каждый день — свежая попытка1

Мы знаем, что на духовном пути мы преодолели сотни миль, или тысячи миль, или миллионы миль, или миллиарды миль, или даже триллионы миль. Некоторые люди за годы преодолели много, много миль. У них было много, много инкарнаций. А другие люди преодолели в духовной жизни всего десять миль, двадцать миль, тридцать миль или сорок миль.

Но, сколько бы миль мы ни преодолели, надо забыть о расстоянии, за годы пройденном нами с помощью молитвы и медитации. Каждое утро нужно делать новую попытку, свежую попытку, лететь немного выше, погружаться немного глубже, идти вперед немного дальше. Какой бы ни была наша высота, мы будем делать совершенно новую попытку.

Когда мы рано утром смотрим на цветок, мы чувствуем такую большую радость. Потом днем или вечером мы можем увидеть, что цветок завял. Но нам нужно каждый день чувствовать, что расцветает новый цветок. Рано утром, когда вы сами прекраснейший цветок, самый свежий цветок, во время молитвы изо всех сил старайтесь развить у себя непоколебимую силу воли. Чувствуйте, что есть только вы и ваше внутреннее существо, вы и Бог. Внешнего мира, хорошего или плохого, нет; нет других людей с хорошими новостями или печальными новостями — никого! Есть только вы, и прямо перед вами — ваше Высочайшее, ваше собственное Высочайшее.

Если вам трудно представить себе свое Высочайшее, можете считать собственным Высочайшим мой Трансцендентальный портрет. Когда я уйду в иной мир, я смогу сказать, что если я что-то и дал миру, то это мой Трансцендентальный портрет. Но несколько лет назад я вышел за пределы этой высоты. Я всегда говорю, что Всевышний Сам совершает прогресс. Эта мысль невероятна для ума. Он Бесконечен, Он Вечен, и Он Бессмертен. Но в Своей Бесконечности, Вечности и Бессмертии Он все же прогрессирует, прогрессирует. Кто я по сравнению с Ним?

Я всегда говорю, что воображение само по себе реальность. Сейчас эта реальность закрыта пеленой, но в будущем она откроется. Если вам трудно представить себе собственное Высочайшее, я еще раз хочу сказать, что моего Трансцендентального портрета достаточно. Считайте Трансцендентал собственным Высочайшим. Чем больше вы будете думать о моем Трансцендентале как о собственном Высочайшем, тем крепче будете в духовной жизни. Достичь этого сознания — ваша конечная Цель. Но если вам трудно полностью отождествляться с моим Трансценденталом, тогда думайте о себе, о том, где вы сейчас находитесь, и делайте шаг вперед, шаг вперед, шаг вперед.

Никогда не относитесь к духовности как к чему-то устаревшему! Наша трудность в том, что, как только мы начинаем относиться к духовности как к давнишнему предмету, как только говорим: «Ну, это мы уже проходили», у нас исчезает радость. Если я говорю, что учил английский, скажем, сорок лет, тогда что же еще мне нужно узнавать? Это для меня конец: я больше не буду совершать прогресса в английском. Я же так не считаю. Зачем же я даже сейчас утруждаю себя изучением сложных слов? Потому, что я — вечный ученик.

В духовной жизни то же самое. Каждый день совершайте свежую попытку. Вы знаете, что продвинулись на духовном пути, — вы столько лет совершаете прогресс. Но не думайте все время о том, чего вы достигли, и только будьте в своем Высочайшем. Смотрите на мой портрет и погружайтесь внутрь.

Глядя на мой Трансцендентальный портрет, либо улыбайтесь от всей души, либо плачьте от всего сердца. Вот эти две вещи можно делать. Если в это время вы можете чувствовать, что вы — душа, а не тело, не витал, не ум, тогда улыбайтесь Трансцендентальному портрету. А если вы чувствуете, что вы — сердце, тогда плачьте. Плачьте, плачьте, плачьте как можно душевнее и беспомощнее! Если вы в душе, тогда улыбайтесь Высочайшему, Всевышнему. Если вы в сердце, тогда плачьте как младенец. Вот два способа достичь Высочайшего.


  1. LEN 14-ru.Шри Чинмой дал это послание в гостинице Хилтон в Нанкине (Китай) во время Рождественского Путешествия на утренней встрече со своими учениками 13 февраля 2005 года.

Устремление и посвящение — два крыла1

Духовные Учителя бывают двух видов. Одни говорят: «Устремляйтесь, устремляйтесь, устремляйтесь! Сначала осознайте Бога, потом служите человечеству. Сначала осознание Бога, а уж потом служение человечеству».

А есть духовные Учителя, которые считают, что устремление и посвящение нужно практиковать вместе. Они знают, что у птицы два крыла. У самолета два крыла. С одним крылом самолет не полетит. Точно так же и птице для полета нужны два крыла. Мы чувствуем то же самое. Когда крылья-устремление и крылья-посвящение работают вместе, наша духовная жизнь течет нормально, естественно и очень эффективно. Я годами говорил много-много раз, что мы должны устремляться и в то же время должны служить.

Даже сейчас, к моему величайшему сожалению, некоторые ученики готовы только устремляться, молиться и медитировать. Их вполне удовлетворяет собственное устремление, и они не уделяют внимания посвящению. Но я чувствую, что, если уж вы в моей лодке, вам необходимо слушаться своего Учителя. Я осознал Бога очень-очень давно. В то время не было ничего подобного манифестации. Вся моя жизнь прошла в Гималайских пещерах. Что там можно делать? Жить в пещере и выходить за фруктами, молоком и всем остальным. Но это было очень-очень давно.

Сейчас, в двадцать первом веке, мы живем в мире новизны, единства и полноты. В новизне мы устремляемся. В устремлении должно быть чувство единства. Нужно установить единство с другими людьми по всему миру. Все мы сограждане мира. Мы начинаем с чего-то нового. В новизне нужно чувствовать единство. А затем, ощутив единство, мы входим в полноту, целостную полноту устремления к Богу, осознания Бога и проявления Бога. Здесь и там — повсюду — много-много учеников, которые могут счесть себя неспособными служить человечеству, но они же могут сделать очень многое, чтобы послужить Всевышнему во мне. Такое их посвящение ведет к проявлению, проявлению Бога.

На внешнем плане ваш ум может заявить, что мое поднятие тяжестей — занятие глупее не придумаешь. На внешнем плане я полностью подписываюсь под вашей точкой зрения. Но внутренне я знаю, божественно я знаю, духовно я знаю, что это не глупо, совсем не глупо. Я предлагаю человечеству уникальное служение. Нет ничего важнее вдохновения. Мы начинаем путешествие с вдохновения, а за ним уж следуют устремление и осознание. Всевышний во мне старается вдохновить людей. Пожилые люди могут, в принципе, перестать надеяться. Они могут только и ждать того дня, когда их призовет Бог. У них нет внутренней радости, той радости, что дает нам прогресс. Они не верят в прогресс. Они лишь снимают деньги из банка-жизни, а когда наступает день, когда сняты все деньги, они исчезают с земной сцены.

Мне семьдесят четыре года. Это зрелый пожилой возраст, особенно для индийца. А ведь есть много-много стран, где люди не доживают и до сорока пяти или пятидесяти лет. Америке еще повезло. Но чем занимаются американцы в пожилом возрасте? Молятся? Медитируют? Служат человечеству? Если вы захотите узнать процент таких, вы получите шокирующий опыт, шокирующий опыт. Вдохновение ушло. Устремление умерло. Посвящение — старая, забытая песня. Все, чего они достигли, давным-давно забыто.

Давайте устремляться до последнего вздоха, и давайте вдохновлять других! Им не нужно поднимать тяжести, совсем нет! У них есть собственные комплексы упражнений. Если они будут выполнять их усердно, регулярно и с самоотдачей, они будут в хорошей физической форме. В теле живет душа. Тело — это храм; душа — алтарь. Они нужны друг другу. Если есть только храм, а алтаря внутри нет, никто не придет. А если человеку понадобится увидеть алтарь, тот не может стоять на улице. Алтарь испортят кошки, собаки и другие животные. И храм, и алтарь особым образом вдохновляют человечество. Пожалуйста, не думайте, что вы лучше других, потому что вы устремляетесь. Нет, они могут оказаться лучше вас! Если они устремляются, а также служат, они, несомненно, лучше вас, потому что они делают и то, и другое. Люди, посвящающие себя проявлению Света Бога здесь, на земле, бесконечно лучше тех, кто думает, что устремление — это единственный путь.

У вас два крыла. Надо устремляться, и надо служить. Проявление приходит из служения. И если вы служите от всей души, с самоотдачей, то это настоящее проявление Света Бога на земле. Недавно я сказал, что работа по манифестации — это большая привилегия, которая дается очень немногим:

“I have come to learn
Something very new:
Manifestation-privileges
God gives to very few.”2

«Я узнал
Нечто совершенно новое:
Привилегию работать в манифестации
Бог дает очень немногим».

Манифестация — это реальность, расцветающая из посвящения. Но есть и такие ученики, которые очень упорно работают внешне. Они с головой бросаются в проекты по манифестации. А потом они идут домой, смотрят телевизор или спят по восемь-десять часов. В их случае осознание Бога задержится на неопределенно долгий срок.

Если вы уже уделяете равное внимание и устремлению, и посвящению, я очень-очень счастлив и очень горд. Но если вы не относитесь к ним со всей возможной серьезностью как к единому целому, то вы совершаете ошибку величиной с Гималаи, величиной с Гималаи. Мои настоящие ученики — те, кто могут одновременно выполнять и внутреннюю работу, и внешнюю работу.


  1. LEN 15-ru.Шри Чинмой дал эту речь своим ученикам 15 ноября 2005 года на Площадке Устремления на Джамайке в Нью-Йорке.

  2. LEN 15,9-ru. Sri Chinmoy, My God-Hunger-Cry, poem for 24 February 2006. New York: Agni Press, 2009.

Красота и чистота благодарности1

В году триста шестьдесят пять дней. Двенадцать месяцев. В каждом месяце — четыре с небольшим недели. В неделе семь дней. Интересно, есть ли среди присутствующих кто-нибудь, кто семь раз предложил нашему Господу Возлюбленному Всевышнему безусловную благодарность — безусловную благодарность, семь раз, с величайшей одухотворенностью? Сомневаюсь, что кто-то сдал этот экзамен.

Есть такие ученики, которые провели с нами много, много, много лет и, наверное, останутся с нами до конца. Не думаю, что некоторые из них предложили безусловную благодарность Воле Всевышнего хотя бы один раз.

Мы предлагаем благодарность, когда совершаем что-то великое. Зачастую мы выражаем благодарность Всевышнему в присутствии других, и, делая это, знаем, что в нашем чувстве нет ни капли искренности; но, говоря об этом другим, мы даем им почувствовать, что предлагаем настоящую благодарность. Но в глубине души мы знаем, что выражение чувств было неискренним, и считаем, что добились чего-то великого благодаря собственному усилию.

Если благодарность искренняя, настоящая, одухотворенная и чистая, она живет долго; у нее долгая жизнь. Но если она неискренняя, в ней нет жизни с самого начала. Мы то предлагаем благодарность, потому что чувствуем или пытаемся заставить себя почувствовать, что какие-то высшие силы действовали в нас и через нас, то через пять минут каким-то образом умудряемся об этом забыть. Мы чувствуем, что сделали это сами, и тогда цветок благодарности, аромат благодарности, красота благодарности нашего сердца умирает. Всё, всё умирает и исчезает.

Некоторые ученики, пробывшие с нами много лет, не предлагают и, наверное, никогда не предложат благодарность Всевышнему. Иногда им кажется, что, вступив на путь, они совершили ошибку величиной с Гималаи. Иногда они клянут свою плачевную судьбу. Но разве они когда-нибудь пытаются подумать о своей жизни по-другому, божественно? Что было бы, если бы они не пришли на путь? Если во время медитации они захотят на несколько секунд отождествиться со своими не принявшими духовную жизнь друзьями, близкими и коллегами, они узнают, кто счастливее — они или их бывшие друзья. Бог непременно даст им почувствовать, что они сами бесконечно счастливее.

Может, вы и капля, но вы — сознательная капля из сердца бесконечного океана. А поскольку вы сознательны, однажды вы непременно броситесь в простор океана. Тогда вы станете самим океаном. Другие не сознают, что их источник — бесконечный океан. Вы на шаг впереди, потому что вы сознательны. Люди, которые сознательны, определенно находятся на шаг впереди несознательных.

Теперь, вы можете сказать, что проявлять безусловную благодарность очень трудно и что вы даже не знаете, что такое безусловная благодарность. Вам известно значение словарного слова «безусловный» — не ставящий никаких условий. Но вопрос в том, как применять это в своей повседневной жизни? Я хочу, чтобы вы думали только об одном — о радости. Старайтесь представлять в своей жизни радость. Я всегда говорю, что воображение само по себе реальность на другом плане сознания. Нужно только принести его вниз. Рано утром, вставая, просто повторяйте несколько раз Имя «Всевышний, Всевышний». Старайтесь чувствовать радость в мантре «Всевышний». В это время представляйте, что вы пьете что-то сладкое. Вы повторяете Имя Всевышнего, а ведь Он — Источник вашей жизни, Он Всё для вас. Произнося «Всевышний», пожалуйста, старайтесь чувствовать, что вы пьете что-то очень сладкое и вкусное.

Когда у вас в уме и в сердце есть сладость и радость, вам становится легче предлагать что-то без условий. Посмотрите на ребенка. У него в руке красивый цветок. И что он делает? Он подбегает к вам и дает вам цветок. Он не ожидает от вас ничего взамен. А почему он подходит к вам? Он подходит к вам потому, что он счастлив. Внутри него — счастье, спонтанное счастье, и он хочет поделиться этим внутренним счастьем с вами. Но он не ожидает от вас ничего взамен — даже улыбки. Если подобное же спонтанное внутреннее счастье будет и у нас, мы сможем предлагать благодарность Всевышнему.

Если мы совершаем духовный прогресс, мы каждый миг видим, что многие годы подряд делаем немало божественного. Мы делаем это именно потому, что нас вдохновляет Некто. Если никто не вдохновляет нас глубоко изнутри, то каждый день, каждый час и каждую минуту мы приветствуем смерть. Но нас вдохновляет Некто, Некто надеется в нас и через нас, Некто обещает Себе внутри нас преобразовать мир. Этот Некто — наш Господь Всевышний. Он нас вдохновляет, Он надеется создать новый мир с помощью нашего посвященного служения, и Он каждое мгновение обещает Себе, что с помощью нашего служения Он непременно создаст новый мир. Он преобразует сегодняшний мир в мир безграничной любви, радости и покоя.

Если вы хотя бы раз ощутили красоту, чистоту, божественность и реальность благодарности, то вы непременно почувствуете в себе что-то бессмертное. Если вы смогли предложить благодарность, безусловную благодарность, пять лет назад, старайтесь представлять себе тот самый день и час.

В нашей человеческой жизни не может быть ничего ценнее благодарности. Величайшая Сила Бога — Прощение, а наша величайшая сила — благодарность. У Бога Его главной Силой выступает Его Прощение, а у нас главной силой выступает наша благодарность. Бог разделил Себя на две части. Мы, люди, — Его представители на земле. В матче, в игре есть два равных игрока: Бог-человек и человек-Бог. Бог-человек каждое мгновение использует Свою Силу-Прощение, а человек-Бог должен каждое мгновение использовать свою силу-благодарность. Тогда Игра Бога будет совершенной.

Я хочу вам еще раз сказать, что в человеческой жизни нет ничего важнее или плодотворнее благодарности. Все наши недостатки, все небожественные качества легко может смыть и смоет наша одухотворенная благодарность. Во внутреннем мире нет такого преступления, которое не может быть прощено Богом, когда Он видит, что мы предлагаем Ему благодарность, самую одухотворенную благодарность за то, чем мы сейчас являемся. Мы могли бы быть бесконечно, бесконечно, бесконечно хуже! И если мы приносим Ему искреннюю благодарность, то раньше или позже в избранный Им Час Он сделает нас бесконечно, бесконечно, бесконечно лучше. Только благодарностью мы сможем просветлить все свои темные качества или избавиться от них.

Благодарность — самый надежный для нас способ достичь главной цели. В тот миг, когда мы приносим благодарность Всевышнему, нас покидают много-много небожественных сил. Исчезают жалобы на путь, на других людей, даже на Самого Всевышнего. Наша благодарность бесконечно, бесконечно сильнее всех плохих сил, которые мы сознательно или неосознанно лелеем.

Так что, дорогие мои, если вы хотите избавиться от небожественных качеств, вам необходимо молиться и медитировать. Но, помимо молитвы и медитации, есть главный секрет, секрет всех секретов, чтобы победить небожественные качества, которые вы сознательно или неосознанно лелеете. Вы можете быть недовольны какими-то людьми, недовольны путем, недовольны Учителем, недовольны даже Самим Богом. Но если вы захотите стать счастливыми, искренне счастливыми, если хотите расти в счастье, то прямо с этого самого мгновения только предлагайте благодарность, благодарность, благодарность Всевышнему за то, что вы на пути, а, предлагая благодарность, вы поступаете правильно. Очень-очень часто вы искренне хотите быть свободными от беспокойств, тревог, зависти, разочарований и других недостатков, но не знаете, как вам выполнить эту задачу. Хочу сказать, что вы сможете освободиться от этих плохих сил быстрее быстрого, всего лишь предлагая благодарность Всевышнему. Предлагая благодарность Всевышнему, оглядитесь-ка вокруг. Там, где вы видели дремучий лес, где видели шипы, вы увидите сад, вы увидите цветы.

Дорогие мои, вы даете мне свое лучшее качество — благодарность, и я буду давать вам свое лучшее качество — благодарность. Давайте сложим наши лучшие качества, чтобы сделать счастливым наш Источник, Всевышнего.

Благодарность, благодарность.


  1. LEN 16-ru.Шри Чинмой дал эту речь ученикам в 1980-х годах в помещении «Progress-Promise» на Джамайке, Нью-Йорк.

Переводы этой страницы: Italian , Czech
Эта книга может быть процитирована с помощью cite-key len