Мои золотые дети

Вернуться к содержанию

Я соревнуюсь с собой!1

Я соревнуюсь с собой! Если я чего-то достиг, мне хочется добиться большего, и я добиваюсь. Это приносит мне огромную, невыразимую радость. Когда я занимаюсь тяжелой атлетикой или делаю что-либо другое, я весьма часто совершаю очень-очень быстрый прогресс. Относительно моих возможностей это почти ошеломляющий прогресс.

Иногда же требуются месяцы на то, чтобы совершить хоть небольшой прогресс. Но когда на это уходит длительное время, я получаю больше радости, чем когда делаю это очень быстро. От быстрого прогресса столько радости я не получаю. Но когда на то, чтобы добиться успеха, у меня уходит много времени, даже два-три месяца, я получаю больше радости.


  1. GLC 1. 16 июля 2005 года, Площадка Устремления, Джамайка, Нью-Йорк

Бог принимает решения за меня1

У всех нас есть желания. Когда я приехал в Америку, у меня неизвестно откуда появилось желание написать двести книг. Тогда Бог сказал: «Ну и простак же ты! Почему у тебя такой скромный голод?»

Бог принимает за меня решения во всем. Это зовется духовностью. Пока не пришла искренняя духовность, мы говорим: «Я сделаю это, я сделаю то». Но, как только мы вступаем в область духовности, на передний план выходит искренность. И, когда искренность выходит вперед, мы подчиняемся. Мы говорим: «Боже, захочешь ли Ты, чтобы я написал сотни книг или только две книги, я буду более чем счастлив».

В человеческой жизни желание и устремление всегда перетягивают канат. Мы начинаем с желания. Затем, когда мы входим в устремление, Бог угощает нас плодами устремления. Он может нас даже поддразнить. Мне Он сказал: «Ты хочешь удовольствоваться всего двумя сотнями книг! Если ты будешь молиться Мне, если будешь радовать Меня так, как захочу Я, тогда Я духовным образом дам осуществление даже жизни желания, которая у тебя когда-то была».

Бог исполнит наши желания, но по-Своему. Когда мы благодаря молитвам и медитациям отрекаемся от себя перед Его Волей, мы говорим: «Не нужно мне исполнения моих желаний. Я хочу лишь радовать Тебя так, как этого хочешь Ты. Только дай мне возможность радовать Тебя по-Твоему». Потом мы видим, что Он входит в наш мир-желание, который мы хотим предать забвению, и из этой грязи, глины и песка пытается извлечь алмаз. Вот почему я говорю, что, входя в духовную жизнь, мы не теряем никаких способностей.

Если Бог наделяет нас божественной способностью, то мы все время, непрерывно совершаем прогресс. Даже с нашей человеческой способностью, которая так ограниченна, Бог творит чудеса. Мы начинаем с жизни-желания. Потом мы познаем, что жизнь-желание — это не что иное, как преграды и препятствия. Но, когда мы погружаемся в духовную жизнь, там все беспредельно, беспредельно, беспредельно.


  1. GLC 2. 16 июля 2005 года, Площадка Устремления, Джамайка, Нью-Йорк

Детская радость 1

Можно стать магистром или кандидатом наук или получить еще какое-то ученое звание, можно накопить мировые знания и информацию. Но иногда замечаешь, что Бог очень ловко возвращает нас в детство. Тогда даже тоненькие книжки, которые мы читали в детстве, снова приносят нам огромную радость.

Я сейчас опять купил книги, по которым учился в четвертом и пятом классах. Всегда, приезжая в Калькутту, я покупаю такие книги. У меня пятьдесят-шестьдесят таких книжечек. По ним все еще учатся детишки. К этому времени я прочитал много, много тысяч книг, но получаю так много радости от этих книжек, по которым учился шестьдесят лет назад, может быть, намного больше радости, чем от тех заумных книг, которые мне довелось прочитать.


  1. GLC 3. 16 июля 2005 года, Площадка Устремления, Джамайка, Нью-Йорк

Боль становится терпимой 1

Близкий вам человек сейчас далеко и в опасной ситуации. Старайтесь чувствовать, что он обязательно вернется домой целым и невредимым. Предлагайте ему только добрые мысли. Он всегда в вашем сердце, круглые сутки, но это нужно сознавать. Бог у нас в сердце — эта философия знакома каждому. Но как часто мы сознаем в себе Присутствие Бога?

Вам же предстоит серьезное медицинское вмешательство. Во время процедуры, даже если она болезненная, старайтесь послать своему близкому добрые пожелания, любовь и заботу. Где бы он ни находился — если вы подумаете о нем в тот момент, когда вам, скажем, делают укол, боль станет мягче. Боль сама по себе становится терпимой, когда мы думаем о близких, где бы они ни были. Я всегда говорю: если в тот момент, когда мы испытываем боль, подумать о близких, боль будет все мягче и мягче.


  1. GLC 4. 16 июля 2005 года, Площадка Устремления, Джамайка, Нью-Йорк

Я всегда готов исполнить Его Волю 1

Я хотел радовать Бога, когда жил в Ашраме Шри Ауробиндо, и даже тогда, когда жил в Читтагонге. Я все еще хочу радовать Бога так, как того хочет Он Сам, но, поскольку мое сознание развивается, развивается и развивается, прогрессирует и моя внешняя жизнь.

Прогрессирует не только внутренняя жизнь. Во внутренней жизни мы молимся и медитируем. Но, когда мы уделяем все внимание внутренней жизни, внешняя жизнь тоже получает питание. Она не голодает!

Во время одного из наших Рождественских путешествий я завершил серию в двадцать семь тысяч стихов.[fn:: GLC 5,3. Шри Чинмой завершил серию «Двадцать семь тысяч ростков устремления» в Канкуне, Мексика, 24 января 1998 года.] В этот вечер я был счастливейшим человеком! Я подумал: «Не буду больше писать стихи». Я испытывал облегчение. Но тут мне предстал мой Внутренний Пилот, которого я зову Всевышним, и сказал: «Семьдесят семь тысяч!» Это не мое обещание миру — Сам Всевышний заставил меня взяться за семьдесят семь тысяч стихов, после того как я закончил двадцать семь тысяч. Я всегда в Его Воле. Я могу сказать, что это чересчур, а Он потом ответит: «Нет, не чересчур!» Он не верит в уход от дел, в выход на пенсию.

Я говорю своим ученикам, что нет ничего хуже ухода от дел, отдыха на пенсии. Разве Бог отходит от дел? Он все сотворил. Это Его мир, Его вселенная. Если Творец не удалился на отдых, разве можем мы? Мы не можем устраняться. Мы обязаны продолжать и продолжать.


  1. GLC 5. 16 июля 2005 года, Площадка Устремления, Джамайка, Нью-Йорк

Мое сердце приходит на выручку 1

Мои года растут. С возрастом я совершаю прогресс. Было время, когда я не мог поднять четыреста фунтов, а сейчас могу. Если жить в сердце, то это возможно.

Когда я вижу, что человек, которого я собираюсь поднимать, очень грузный, то еще прежде, чем я испугаюсь, мне на выручку приходит мое сердце. Я сразу же, раньше, чем почувствую страх, беру этого человека в свое сердце. После этого я не чувствую никакой тяжести.


  1. GLC 6. 16 июля 2005 года, Площадка Устремления, Джамайка, Нью-Йорк

Когда я впервые осознал Бога1

Несколько недель тому назад меня уговаривали рассказать о том, когда я впервые осознал Бога. Начнем с того, что осознание Бога — очень сложная тема. Можно сесть у подножия древа осознания Бога, а потом взбираться вверх. Когда мы садимся у подножия древа, это уже само по себе осознание Бога. И когда мы взбираемся на несколько метров, это тоже осознание. Затем мы продолжаем, и продолжаем, и продолжаем.

Когда смотришь на древо осознания Бога третьим глазом, видишь, что у древа нет конца. Оно растет все выше и выше. Если посмотреть на дерево физическими глазами, мы увидим, что у него есть предел. Мы знаем, что можем увидеть самую высокую ветвь. Подняться выше мы не можем. Но когда это касается древа осознания Бога, третий глаз смеется над человеческими глазами.

Думаю, недели три тому назад меня уговаривали рассказать о том, когда я впервые сел у подножия древа осознания Бога. Потом я, конечно же, начал взбираться вверх, и Бог знает, где я теперь. Но мой внутренний Пилот сразу же повелел мне молчать. Я точно знаю, когда впервые увидел Бога лицом к лицу. Это было не в этой инкарнации. Но Бог сказал: «Нет! Пусть точная дата не будет известна никому». Я-то ее знал, но Он сказал: «Нет, Я хочу, чтобы ты оставил ее абсолютно неопределенной». Поэтому я не сказал.

Некоторые духовные Учителя объявляют о том, что осознали Бога, например, Шри Ауробиндо, который указал дату, когда Господь Шри Кришна вошел в него навсегда. До этого Шри Кришна обычно приходил и уходил, приходил и уходил. Но с 24 ноября 1926 года Шри Кришна пребывал внутри него постоянно. Эту дату Шри Ауробиндо и указал как день своего осознания Бога.

Вот так и некоторые другие духовные Учителя провозглашали осознание ими Бога. Я же, если быть абсолютно честным, скажу, что это произошло не в этой инкарнации. Я осознал Бога намного раньше, намного раньше. Но, как я сказал, сначала садишься у подножия дерева. Затем взбираешься выше, выше, выше, выше и выше. В зависимости от того, что видишь физическими глазами, говоришь: «О, вот высочайшее!» Но стоит открыть третий глаз — и ты просто посмеешься над так называемым высочайшим, ведь осознанию Бога предела нет.


  1. GLC 7. 17 июля 2005 года, Площадка Устремления, Джамайка, Нью-Йорк

Если проявляешь оккультную силу1

К несчастью, некоторые люди демонстрируют оккультную силу прямо перед публикой. Когда они это делают, люди тут же чувствуют или думают, что те осознали Бога. Но осознание Бога не имеет ничего общего с оккультной силой. Если Бог даст ее вам, когда вы Его осознаете, это другое дело. Но некоторые люди говорят: «Если я накоплю оккультную силу, я осознаю Бога». Это просто нелепо; это невозможно.

Свами Вивекананда был таким великим человеком. Когда Шри Рамакришна захотел дать ему оккультную силу, он спросил: «А это поможет мне осознать Бога?» Шри Рамакришна сказал: «Нет, не поможет. Но, демонстрируя оккультную силу, ты сможешь вдохновлять людей и трудиться для человечества».

Свами Вивекананда ответил: «Она мне не нужна. Сначала — самое главное: я хочу осознать Бога».

Некоторые духовные Учителя никогда-никогда не стремились к оккультной силе. Когда они шли к осознанию Бога или уже осознавали Его, они иногда сравнивали оккультную силу с кошками и собаками. Кошки и собаки пристают к нам, отвлекают нас. Точно так же и оккультные силы могут увести ищущего, стоящего на пороге осознания Бога. Даже для того, кто осознал Бога, эти оккультные силы могут стать абсолютно реальными препятствиями. Такие люди не могут думать о Боге, а могут лишь демонстрировать свою оккультную силу.

Иногда осознавшие Бога души не хотят оккультной силы. Но они продолжают применять ее только потому, что делают это уже давно. Один мой дядя осознал Бога и всегда применял оккультную силу у себя в деревне. Он делал миллионы дел. Наконец он начал взывать, взывать к Матери Кали: «Что же я делаю? Я только тешу человеческое любопытство». Он больше не хотел, чтобы ему надоедали люди. Тогда он стал намеренно говорить неправду. Он знал правду, но нарочно лгал. После этого люди перестали к нему ходить.

Некоторые духовные Учителя весьма мудры. Они используют оккультную силу втайне, внутренне, так что никто этого не видит. А внешне они ничего не говорят. На самом деле, нет ни одного духовного Учителя высшего уровня, который бы внутренне не использовал оккультную силу. Но если демонстрировать оккультные силы внешне, будут серьезные неприятности. Ты никому не поможешь, лишь будешь разжигать человеческое любопытство. А если завтра не продемонстрируешь, не сможешь продемонстрировать оккультную силу, потеряешь и этих поклонников.

Опять же, некоторые люди приходят к Учителю не для того, чтобы посмотреть на его оккультную силу. Они сильно любят своего Учителя, поэтому говорят: «Да кому нужна эта оккультная сила? Разве она мне поможет?» Никогда, никогда оккультная сила никому не помогла осознать Бога. Если к человеку, осознавшему Бога, приходят оккультные силы, он не станет ими злоупотреблять. Но некоторые молят Бога только об оккультной силе, а не о духовной силе или духовной мудрости. Они молятся и молятся только о том, чтобы получить оккультную силу, и иногда кое-что получают. Но эта оккультная сила не имеет ничего общего с осознанием Бога. Многие духовные Учителя придерживаются этого мнения. Используя оккультную силу, можно наделать много серьезных ошибок. Можно совершить абсолютно непоправимую ошибку. Но духовная сила этого не сделает. Духовная сила совершенно другая. Духовная сила будет всегда спрашивать разрешения у Абсолютного Всевышнего. Без разрешения человек духовную силу не применяет. Когда люди используют оккультную силу, они рисуются. У них не находится времени, чтобы спросить разрешения у Высочайшего, да и будут ли они слушать. Если кто-то придет к ним с неотложной нуждой, им захочется продемонстрировать свое сострадание или свое могущество.

Я довольно часто говорю, что оккультная сила — это бешеный слон. Но духовная сила не такая. Между оккультной силой и духовной силой огромное различие!


  1. GLC 8. 17 июля 2005 года, Площадка Устремления, Джамайка, Нью-Йорк

Все загадочно1

В жизни все загадочно. Может оказаться так, что ради ускорения внутреннего, духовного развития ищущего Гуру будет на внешнем плане производить впечатление очень-очень недоброго человека. Возможно, Гуру хочет, чтобы этот человек отказался от мира, потому что в его жизни мир уже сыграл свою роль и теперь ему пора подниматься выше. Мы не знаем, когда наступит такое время. Если Бог захочет ускорить путешествие человека, если Он захочет добиться от него более быстрого прогресса, Учитель может на внешнем плане показаться совсем недобрым. Людям свойственно в этом случае винить Учителя. Мы говорим: «Почему он не проявил сострадания или утешения?» Но ведь мы не знаем, что происходит во внутреннем мире.

Посмотрите на Шри Кришну в истории про вдову и корову. У нее была только эта корова. Арджуна попросил Шри Кришну сделать что-нибудь хорошее для этой старушки, а Шри Кришна сказал, что у нее умрет корова! Каким же жестоким был Шри Кришна внешне! Как же он мог пожелать, чтобы корова умерла! Ведь старушка поддерживала существование только благодаря корове. Но Шри Кришна знал, что она будет молиться ему намного больше, если у нее не будет коровы. Если бы Шри Кришна доставил ей удовольствие, наделив ее внешним подарком, он не смог бы ускорить внутренний прогресс старой вдовы.

Мы и представления не имеем, в какой момент Учитель предпримет такое действие. Мы не можем этого понять, потому что не знаем будущего. Так называемое внешнее бессердечие может оказаться внутренним состраданием. Мы не видим будущего, мы не знаем будущего, а духовные Учителя видят и знают. Они все делают ради нашего блага. К сожалению, мы в своей человеческой жизни хотим нежности и сострадания на человеческий лад. Но эти так называемые дары могут привести к настоящей зависимости и вообще никак нам не помочь.

Духовные Учителя, несомненно, могут казаться недобрыми с человеческой точки зрения, на человеческом уровне. Но на более высоком уровне они делают то, что нужно.


  1. GLC 9. 17 июля 2005 года, Площадка Устремления, Джамайка, Нью-Йорк

Мой борцовский опыт1

В первый раз это произошло в конце 1944 года. Многие из моих учеников еще и не родились!

В Ашраме мы занимались многими видами спорта: волейболом, футболом, легкой атлетикой и даже таким, как танец с палкой, который гуджаратцы называют танцем «гарба». Все это было обязательным! По субботам у нас были борьба и бокс — то, чего я не любил больше всего. Я считал, что бокс вообще занятие не для человеческого мира. Насчет борьбы я был того же мнения. Я был готов смотреть, но только не заниматься. В конце 1944 года, в 1945, 1946 и даже в 1947 мальчиков заставляли заниматься борьбой и боксом по субботам попеременно: в одну субботу должен быть бокс, а в другую — борьба.

В эти субботы никто не мог победить меня в сочинении отговорок. В субботу, прямо в пять часов утра с Небес обычно нисходило вдохновение: у меня или серьезно болел желудок или голова, или была температура. Не оставалось ни одной болезни, на которую бы я не ссылался. Но учитель был очень-очень строг. Его звали Бирен Чандра. Он уже умер. По субботам тренироваться приходилось всегда. Он никогда мне не верил, мне не верил никто, и два раза мне все же пришлось бороться.

Одного из моих близких друзей звали Никхил. Он был моим сверстником. Несколько лет тому назад, когда я навещал свою сестру в больнице, его мать тоже оказалась там. Его мама была старше меня лет на двадцать или двадцать пять, а то и больше. Она прямо перед своим сыном брала меня за руки и клала их на свою голову для благословения! Мой уровень был признан, потому что я имел учеников. Раз у меня были ученики, то, по ее понятию, я был духовным Учителем.

В борцовском матче был лимит времени. Он заканчивался через три минуты. Но для Никхила и меня даже три секунды длились без конца; три минуты были бесконечностью. Когда мы боролись друг с другом в первый раз, Бог знает, что мы делали, но мы не упали. Во второй раз мы оба решили, что упадем сразу же, как только начнем. Кажется, мы оба свалились через две секунды. Это был не бой, а настоящее посмешище. Тут Бирен Чандра нас отругал. Он сказал: «Я никогда больше не разрешу вам бороться!» Что за благословение! Вот это благословение! Он знал, что мы сделали это нарочно.

В дни бокса я иногда уходил за две-три мили. Я медитировал, пел и все тому подобное. Бирен Чандра прощал меня, потому что знал, что для меня это было уже слишком.

Я участвовал в борьбе два раза. И вот моя знаменитая история про борьбу.

Думаю, мне было лет семнадцать, когда из Бихара в Ашрам приехал мальчик по имени Кришна. Он был лучший борец Ашрама. У него были великолепные физические данные, и он был очень-очень сильным. Он мог подбросить меня в воздух. Но он был воплощением простоты. Для меня простота тоже была несложным делом. По простоте я мог бы получать самые высокие оценки, но иногда во мне проявлялась моя озорная натура!

Однажды вечером мне захотелось пойти помедитировать в парке перед губернаторским дворцом. Кришна захотел составить мне компанию. Он чувствовал ко мне уважение, большую любовь и уважение, и я тоже его очень любил. Мы сели на скамейку в парке рядом друг с другом. Я медитировал, и он медитировал. Потом мы стали болтать. Он сказал мне: «Чинмой-да, все садху притворщики! Они делают вид, что обладают оккультными силами. Точно говорю, все они обманщики! Ни у кого из религиозных людей нет оккультной силы. Нет ни единого садху, у которого есть оккультная сила».

Я сказал ему: «Не говори так, пожалуйста. Да, обманщики бывают, но ведь много и таких, у кого оккультные силы есть».

Он сказал: «Нет-нет! Оккультной силы нет ни у кого! Ни у кого — они все обманщики, обманщики, обманщики!»

Тогда я ему сказал: «Завтра в 10 утра приходи в международную библиотеку». Я работал в библиотеке Ашрама. Я был помощником библиотекаря, заведовавшего отделом бенгальской литературы. Там было три маленьких комнаты, и в них много тысяч бенгальских книг и тысячи журналов; я работал с ними, особенно с бенгальскими журналами.

На следующий день он пришел точно в назначенное время. Я велел ему встать у стены, и он послушался. Я стоял напротив. Я нарочно хотел поставить его у стены, потому что знал, что случится. Я посмотрел на него. Думаю, что это заняло не более пяти секунд. Что случилось потом? Он упал прямо на меня и повалил меня. Мы упали оба. Потом он потерял сознание; Бог знает, действительно ли у него был обморок. Он пролежал на полу минуты две-три. Я встал, а он все еще лежал. Потом он мне крикнул: «Негодяй!» и убежал.

Куда он побежал? К заведующему по физическому воспитанию, оттуда в трех кварталах или даже дальше. Он бежал и бежал. Там собрались несколько человек. Раньше Кришна звал меня уважительно Чинмой-да, но в этот день я стал Чинмоем. Он закричал заведующему Пранабу-да:

— Чинмой хотел меня убить, убить!

Тут Пранаб и друзья, что были у него, засмеялись над Кришной. Они говорили:

— Да как Чинмой мог тебя убить? Ты же намного сильнее него!

— Нет-нет, он хотел меня убить!

Они спросили:

— Как? У него что, был пистолет?

— Нет.

— У него была сабля?

— Нет.

— Был нож?

— Нет, ничего, ничего.

— Ну, и как он мог тебя убить? Физически же ты намного сильнее него! Чем Чинмой вообще мог бы тебя убить?

— Нет-нет-нет — глазами! — кричал он. — Глазами, глазами!

Все над ним хохотали. Что можно сделать глазами? Они же не знали, что у меня есть способность открывать свой третий глаз. Кто бы поверил этому в Ашраме?

Увы, он стал посмешищем, а я потерял близкого друга. С этого дня он держался от меня подальше. Стоило ему завидеть меня на другом конце улицы, он просто убегал.

Я любя называл его «Кришна Багабан». А с какой нежностью он называл меня «Чинмой-да»! Вот так случается: проявишь оккультную силу и — потеряешь дружбу.

Такая вышла у меня борцовская карьера. Дважды я выходил бороться, но не боксировал ни разу — ни разу! А теперь я смотрю матчи с известными борцами сумо. К нам в гости даже приезжал чемпион мира.

Вот такая история. В будущем, когда я буду вас просить ее пересказать, рассказывайте ее с самого начала. Это нетрудная задача, совсем нетрудная, если вы внимательно слушали, что я говорил. Если вы собираетесь пересказывать истории, которыми я за годы делился с вами много, много, много раз, пожалуйста, старайтесь рассказывать их с самого начала. Если вы рассказываете с самого начала, тогда это приносит мне огромную радость. Иначе я прямо с самого начала теряю сладостность рассказа или самые колоритные его части.


  1. GLC 10. 24 июля 2005 года, поездка на катере от Всемирной Выставки яхт в Квинсе до пролива Лонг-Айленд

Те, кто еще продолжают1

Я так горжусь теми, кто завершил наш бег на 3100 миль! Я также горжусь теми, кто еще бежит. Билл Роджерс однажды сказал, что он испытывает огромное восхищение людьми, которым требуется очень много времени на завершение марафона — по семь или даже восемь часов, — потому что проводить на маршруте столько времени очень трудно. Занявшие первое, второе и третье места заслуживают от нас, естественно, огромного, огромного восхищения, благодарности и гордости. Но и те, кто еще продолжают и продолжают, непреклонно продолжают, заслуживают от нас огромной, огромной, огромной признательности и восхищения.

Даже если там останется только один божественный воин, который продолжит бежать, я буду непременно приходить на забег утром и вечером давать прасад, а по вечерам иногда играть на инструментах.


  1. GLC 11. 3 августа 2005, Площадка Устремления, Джамайка, Нью-Йорк

Критическая ситуация во время Концерта Мира1

Вчера, когда я играл на нашем Концерте Мира2 , один человек передал мне записку об очень серьезной ситуации, и мне пришлось выполнять внутреннюю работу. Ситуация была абсолютно между жизнью и смертью. Я взывал к моей Матери Кали и Всевышнему о сохранении жизни человека. Это было очень серьезно, очень серьезно.

Теперь я хочу дать вам апельсины, которые должен был дать вчера. Но тогда мне пришлось заниматься вопросом жизни и смерти, так что я не мог благословить вас апельсинами. А сегодня все в порядке, критическая ситуация разрешилась.


  1. GLC 12. 7 августа 2005, Площадка Устремления, Джамайка, Нью-Йорк

  2. GLC 12,1.Концерт Мира проходил в церкви св. апостола Павла в Нью-Йорке.

Когда вы проходите мимо меня1

Когда вы проходите мимо меня во время медитации в ходьбе в первый раз, я приветствую человеческое в вас со всей своей сердечной любовью и нежностью.

Когда вы проходите мимо меня во второй раз, я приветствую божественное в вас и стараюсь поднять вас благословениями своей души. Я поднимаю вас в меру вашей восприимчивости. В это время у меня открыт третий глаз. Я могу видеть каждого проходящего мимо меня без исключения. Вы, может быть, думаете, что если я не смотрю на вас своими человеческими глазами, то не знаю, кто проходит мимо. Но, пожалуйста, верьте мне. В это время я открываю третий глаз и совершаю божественную работу в вас и через вас. С вашей стороны необходима восприимчивость.

Когда вы проходите мимо меня во второй раз, физически я могу на вас не смотреть, но духовно я смотрю, смотрю, смотрю на вас и делаю свою внутреннюю работу. В первый раз я дарю свою любовь и нежность человеческому в вас. Во второй раз я обращаюсь к божественному в вас, поэтому во второй раз вам нужно быть намного более духовными. Оба раза, пожалуйста, смотрите на меня. Если вы смотрите на меня, то я могу войти в сад вашего сердца. Будьте добры, держите сад своего сердца наготове для меня.

Когда вы проходите мимо меня в первый раз, не забывайте мне улыбнуться, пока я улыбаюсь и дарю вам свою любовь и нежность. Если вы не улыбнетесь во второй раз, не беда; пожалуйста, будьте в своем высшем сознании, на своей абсолютной высоте. Чем выше вы подниметесь, тем больше божественных благословений, божественной любви и божественного участия вы воспримете от меня. В это время я не в физическом — я в другом мире.


  1. GLC 13. 7 августа 2005, Площадка Устремления, Джамайка, Нью-Йорк

Я обожаю соревнования1

Я обожаю соревнования! Я любил соревнования всю свою жизнь. Теперь я говорю о «самопревосхождении», но все еще люблю соревнования. Я считаю всех своих духовных детей одной семьей. Если одна группа побеждает в соревновании другую, я отношусь к этому как семейному делу. Я очень люблю соревнования, но, когда выступают мои дети, я однозначно принимаю это как семейное единство. Если выигрывает команда одной страны, то я никогда не отношусь к этому как к обычным соревнованиям. Я лишь смотрю, какая страна благодаря своему единству обошла другие страны. Вот так я поддерживаю свою философию!

Мы начинаем с соревнования. Где нет соревнования, там царит вялость. Если присутствует соревновательный дух, то человек старается показать лучшее, на что он способен. Если соревнования нет, самодисциплина становится самым трудным делом! Когда проходят соревнования, поднимается наш внутренний дух.

К тому же, мы воспринимаем все как опыт единства. Мы мудры, поэтому мы начинаем с соревновательного духа, а он переходит потом во всеобщее единство и самопревосхождение. Вот так мы совершаем прогресс.

Личное самопревосхождение означает, что если я сейчас встаю в семь часов утра, то я постараюсь вставать в полседьмого или без пятнадцати семь. Такое самопревосхождение полезно в любой области. Но можно делать и многое другое. Мы можем блистать во многих, многих областях, если в нас хоть немного проявится дух соревнования. Однако наш соревновательный дух не означает, что мы должны кого-то уничтожать. Мы поднимаем в себе дух соревнования на основе братских чувств.


  1. GLC 14. 7 августа 2005, Площадка Устремления, Джамайка, Нью-Йорк

Душа на телефоне1

Недавно, всего лишь неделю тому назад, я позвонил в Дублинский Центр. Там присутствовало около тринадцати учеников. Родители и сестра президента нашего Центра тоже были там. Они были очень-очень добры ко мне. Я их благословил, каждого из них, а потом, к моей великой радости, они смогли для меня спеть. Я был так глубоко тронут, когда они пели. Потом я по телефону благословил их каждого по отдельности и им на радость пошутил и поболтал с ними.

Когда я закончил, то прямо на телефонной трубке, которую держал, я очень ясно увидел душу Шубараты. Она мне сказала: «Гуру, а как же я? Ты не благословил меня!» Я вообще не думал о ней в этот момент! Я благословлял наших дублинских учеников. И я с огромной радостью, любовью и нежностью благословил ее, и она была так счастлива. Шубарата родом из Ирландии и в мире души сохранила с ней связь. Даже будучи лидерами Оклендского Центра, они с Джогьятой очень-очень усердно старались привести учеников в Дублинский Центр.


  1. GLC 15. 7 августа 2005, Площадка Устремления, Джамайка, Нью-Йорк

Мой опыт восхождения1

В этой инкарнации я и не осмеливался лазать по горам, но в других своих предшествующих жизнях я жил в горных пещерах. В горных пещерах у подножия гор я жил довольно много инкарнаций. Но заняться скалолазанием в этой жизни мне недостало храбрости. Я взбирался на несколько холмов, могу сказать это к своей чести! В Афинах, где зародился марафон, есть очень известные холмы. На них я взбирался. Такой у меня опыт скалолазания в этой инкарнации — не настоящие скалы, а холмы и пригорки.


  1. GLC 16. 13 августа 2005, Площадка Устремления, Джамайка, Нью-Йорк

Преданность и рвение, любовь и вера1

Когда я приглашаю вас спуститься и сесть прямо на землю на теннисном корте, то те, кто спускаются медитировать, вероятно, получат больше. Некоторые люди, которые остаются на скамейках, молятся очень серьезно и искренне, но есть и такие, кто хотят довольствоваться медитацией в комфорте. Комфорт и медитация не сочетаются! Если вы слишком стары и не можете сидеть внизу на земле, это одно дело. Но если вам хочется быть как можно дальше и наслаждаться медитацией по-своему, тогда вы совершаете прискорбную ошибку. Когда вы сидите на земле передо мной, в вас спонтанно проявляется кое-что — ваша преданность. Складываете ли вы свои руки или нет, главное в том, что вы не поленились спуститься вниз и сесть перед вашим Учителем.

В эпоху Вед теперешнее время суток называлось предвечерним часом, сумерками. Но лучшее время для медитации — наступление глубокой ночи или ранние утренние часы. Удача улыбается тем, кто старается получить благословения Учителя, его любовь, заботу, радость, благодарность и гордость. Они ни минуты не потратят зря, сидя вдали от Учителя. Дорожат каждой секундой.

Я тоже был учеником, как и вы. Две-три секунды — не думаю даже, что четыре, — я имел счастливую возможность стоять перед своим Учителем. Мать мы видели на игровой площадке с сотнями людей. Но Шри Ауробиндо мы видели четыре раза в год по три секунды, даже не по четыре. У него было два охранника, которые очень вежливо препровождали нас через пару секунд. Даже в первый раз, когда Мать представляла меня Шри Ауробиндо, охранникам это показалось слишком долго. Они положили руки мне на плечи, давая понять, что пора уходить. Сейчас один из них исчез с земной арены, а другому сто четыре года.

Мне повезло, что я могу видеть вас перед собой. Вам также повезло: можно подойти и сесть передо мной. Точно так же делали ведические мудрецы прошлого. И в настоящее время многие духовные Учителя устанавливают часы, в которые позволяют своим ученикам медитировать и молиться перед ними. Я один из них. Я снова и снова стараюсь искренне, с любовью, благословениями и благодарностью быть с моими духовными детьми как можно чаще и как можно дольше.

Развивайте, развивайте, развивайте аспект преданности и развивайте рвение, рвение, рвение, рвение! Многие ученики приезжают на наши Празднования издалека. Если вы мудры, вы возьмете от Учителя как можно больше. Ваш третий глаз, возможно, еще дремлет, но человеческие глаза, если они устремляются, непременно что-то получают от меня, когда я вхожу в очень высокое, высочайшее сознание.

Вам крайне необходимы две вещи: любовь и вера, любовь и вера. Довольно легко любить некоторых людей, но не так легко верить в них. У вас много друзей. Они вам нравятся, и, возможно, вы их любите. Но, когда дело касается веры, увы, вы первым же в них не верите. Даже во внешних делах ваша вера в этих людей может оказаться равной нулю. Где же ваша вера, когда дело касается чего-то духовного, чего-то серьезного, чего-то из внутреннего мира? А иногда у нас есть вера, но нет любви. Скажем, мы входим в сад. Он прекрасен, в нем много-много красивых цветов. В этом случае мы верим садовнику, но к цветам чувствуем любовь. Садовник может сделать сад прекрасным, поэтому мы полностью в него верим. Но любим мы его достижения, его такие красивые цветы. Опять же, у нас есть громадная вера в современную науку и технику, которые могут вызвать колоссальные разрушения в считанные секунды. Но разве мы их любим? Не думаю, что я люблю компьютер и современную технику. Я восхищаюсь возможностями науки, но любить современную технику и научные достижения для меня просто невозможно.

Если чувствовать веру в свою духовную жизнь, тогда наша дорога ясна, очень ясна. Если веры в себя нет, если мы рассчитываем только на Учителя, этого недостаточно. Ваша вера и моя любовь должны идти вместе: ваша вера в меня и моя любовь к вам. Моя вера в вас тоже имеет огромное значение. Когда вы теряете веру в меня, вы заметно опускаетесь. Но когда вы теряете веру в себя, это конец вашей духовной жизни. Если вы сомневаетесь в своем Учителе, оглянитесь вокруг, и вы увидите, сколько людей получили от Учителя такие высокие опыты! Это значит, что он настоящий. Но если вы чувствуете, что вы бесполезны, что больше не можете подниматься на внутренние Гималаи, это конец вашей духовной жизни.

Любовь и вера — две разные вещи. Без этих духовных качеств не обойтись. Если у нас нет и того, и другого, значит, мы идем одной ногой и бежим одной ногой. Правда, одна нога может быть сильнее другой. В юношеские годы, когда я был мальчишкой, правая нога у меня была сильнее. Когда я прыгал на одной ноге, на правой я мог преодолеть на сорок-пятьдесят метров больше, чем на левой. Но ведь, преодолев некоторое расстояние, я снова начинал ходить обеими ногами. Сколько можно пропрыгать на одной ноге? Нам нужны обе ноги, даже если одна заметно или немного слабее другой. Любовь точно так же может оказаться у нас слабее веры или вера слабее любви, но нам необходимы они обе. И когда у нас сильна вера и сильна любовь, тогда мы бежим быстрее всего. Пожалуйста, пусть вера и любовь у вас будут очень крепкими!


  1. GLC 17. 13 августа 2005, Площадка Устремления, Джамайка, Нью-Йорк

Если кому-то захочется иметь учеников1

Бессмертную песню He Partha Sarathi сочинил Кази Назрул Ислам, мусульманин. Он был вторым после Тагора в мире поэзии и в мире песен. Как композитор, он шел сразу после Тагора. В пении и музыке он был неподражаем. Я выучил эту песню, когда мне было лет пятнадцать-шестнадцать. Если хотите послушать печальную историю, могу рассказать вам о певце, который учил меня петь эту песню. Он был великим, великим певцом; голос у него был сладостнее сладостного. Но однажды его умом овладело сильное желание: он захотел стать Гуру. Он увидел, как мы все касаемся стоп Матери и молимся ей с такой любовью и преданностью, что ему самому захотелось стать Гуру.

Похоже, Бог захотел удовлетворить его желание. Как же Он его исполнил? Из Шри Ланки в Ашрам приехали пять-шесть ищущих, которые стали большими поклонниками этого певца-свами. Он носил одеяние цвета охры.

Я не носил одеяния цвета охры. Моя сестра Лили не хотела, чтобы меня звали «свами». Она хотела, чтобы меня знали как Шри Чинмоя. Она посылала мне одеяния голубого, зеленого, красного и других цветов. Я стал их носить, хотя мне хотелось иметь только белое дхоти и белую рубашку. Она сказала: «Если ты будешь носить разноцветные одеяния, на тебя будут обращать больше внимания». Что я мог поделать? В этом деле она была совершенно непреклонна, так что я начал носить разноцветные одеяния. Но сегодня я надел одежду из белого хлопка. Если бы я надел шелк, в сегодняшнюю жару я страдал бы намного, намного больше.

Вернемся к моему рассказу. Пять ищущих пригласили этого свами в Шри Ланку. Они все стали его абсолютно преданными учениками, но, увы, их преданность продлилась не более полугода. Они не одобрили его образа жизни, который был просто небожественным. Все пятеро учеников его наказали. Они беспощадно его поколотили, наставив ему синяков. Увы, он вернулся в Ашрам, а руководство его не приняло. Ему не позволили еще раз вступить в Ашрам, и один Бог знает, куда он отправился.

Вот как иногда может случиться, если кому-то захочется иметь учеников!

Что касается меня, преданность многих моих учеников не иссякает.


  1. GLC 18. 13 августа 2005, Площадка Устремления, Джамайка, Нью-Йорк

Мои золотые дети1

Как мне повезло! Дорогие бегуны, вы пробежали 3100 миль, и от вас я получаю величайшую признательность! В этой жизни есть нечто, называемое «везением». Я хочу пожелать всем вам этого золотого везения.

Вот они, мои золотые дети. Когда они бегут, каждый их вдох входит в мое сердце любви, сладостности, тепла и нежности к ним. Как я признателен бегунам! Как я ими восторгаюсь! Только Бог знает глубину моей признательности и восхищения.

Дорогие бегуны, мне придется принять много-много инкарнаций, чтобы выразить вам всю мою благодарность и гордость. Но если в следующий раз, когда я буду давать вам прасад или смотреть на вас, вы сможете мне улыбнуться, даже если будете умирать от усталости и истощения, заверяю вас, ваша улыбка сразу же войдет в меня. Ваша улыбка означает увеличение вашей восприимчивости. Вы знаете, что, когда я даю вам прасад, я передаю с ним огромную любовь, нежность, радость и гордость! Я знаю, вы буквально умираете, но, прежде чем умереть, пожалуйста, подарите мне свою улыбку-дыхание.

Улыбнитесь своему Учителю! В это время я смогу помочь вам больше. Одному бегуну я сказал: «Что ты делаешь? Разве ты не можешь улыбнуться?» С тех пор он стал улыбаться, улыбаться и улыбаться! Он улыбается даже теперь!

Дорогие бегуны, когда вы берете прасад, вы показываете мне абсолютную искренность, спонтанную любовь и преданность — все вы, абсолютно каждый. Но особенно часто искренняя преданность проявлялась у одного бегуна. Я знаю, что такое показная преданность. Показную преданность встречаешь здесь и там, повсюду. Все бегуны проявляли искреннюю преданность, но один из них проявлял самую искреннюю преданность много, много, много, много раз. В это время он получал максимум.

Есть много способов получать что-то от Учителя; но если вы хотите получить максимум, то или улыбнитесь мне, или предложите искреннюю преданность. Когда вы улыбаетесь, вы отдаете мне все. Весь ваш яд-страдание входит в меня, и я заменяю его своей нежностью, любовью, симпатией, гордостью и благодарностью. Но, если вы предложите искреннюю преданность, вы тоже получите от меня максимум. Преданность как магнит. Когда вы предлагаете преданность, я чувствую от вас притяжение, как от магнита.

Когда Учитель говорит, вы можете сказать: «Возможно, руки у меня и опущены, но, тем не менее, я могу удерживать сознание очень высоко». К сожалению, это не так. Чтобы это сделать, нужно войти в более высокое состояние сознания. Если вы складываете руки, когда я говорю с вами, получается огромная разница. Когда я разговариваю с вами, пожалуйста, складывайте руки и старайтесь поддерживать очень-очень высокое, возвышенное сознание. Когда я разговариваю лично с вами, вы должны чувствовать свое дыхание-сердце. Если вы слышите «тук-тук» своего сердца, значит, вы проявляете наивысшую преданность. Это касается того времени, когда я веду серьезную беседу. Когда я шучу, складывать руки нет необходимости. Но если вы сложите руки и почувствуете свое сердцебиение, когда я говорю на серьезные темы, когда призывается божественность, тогда вы получите от моей беседы намного больше, и ваш прогресс будет очень, очень быстрым. У вас будет моментальный прогресс. Когда вы предлагаете свою преданность, я ничего не получаю — она идет Абсолютному Всевышнему, который ваш Гуру, мой Гуру, Гуру каждого.

Сегодня мы празднуем ваше великое достижение. Сегодня счастливейший день для вас и для меня тоже, поверьте. Но мы можем увеличить счастье во внутренней жизни. Вы завершили пробег, вы преодолели дистанцию, и теперь вы исключительно горды и счастливы. Я внутри вас. Я тоже счастлив и горд внутри вас. Но наша философия — это прогресс, самопреодоление. Есть способы совершать прогресс быстрее и внутренне, и внешне. Внешне вы знаете, улучшилось ли у вас время в этом году; это ваш внешний прогресс. Но как узнать о внутреннем? О внутреннем прогрессе вы узнаете, если у вас появится преданность — преданность, преданность, преданность. Конечно, высшая стадия — это отречение. Вы будете делать все, что в ваших силах. И, независимо от того, преодолеете ли вы расстояние быстрее всего или же это займет на десять дней больше, вы выложитесь полностью. Я никогда никого не сниму с дистанции за то, что ему потребуется больше времени на завершение пробега.

Это наша личная цель. Пусть мир смотрит на нас с насмешкой. Мы-то знаем, что смеяться легко. Даже если мир над нами смеется, у нас есть внутренняя радость и любовь Бога. Один Всевышний знает, как вам трудно бежать такую длинную-предлинную дистанцию.

Я старался бывать на пробеге дважды в день, а иногда даже чаще. Когда я смотрю на вас, первым делом во мне проявляется забота. ЗАБОТА — вот это слово, я пишу его заглавными буквами. Я спрашиваю себя: «Как они там? Как они?» Это как у матери с маленьким ребенком. Когда мать видит, что ребенок делает что-то трудное, первым делом она проявляет заботу. Я же ваш духовный отец, и первым делом я проявляю заботу о вас. Я, возможно, смотрю на вас мимолетную секунду, но в эту мимолетную секунду я отдаю вам свое полное заботы сердце. Потом я изливаю свое сострадание, нежность, благодарность и гордость.

Когда я подхожу к вам, даже если вы чувствуете, что вы на последнем издыхании, пожалуйста, одарите меня одним из двух: своей самой прекрасной улыбкой или самым преданным сознанием. Некоторые бегуны, хотя они очень сильно страдали, говорили мне: «Спасибо». Они произносили слово «Спасибо». Я и подумать не мог, что в это время они поблагодарят меня вслух. Сами их глаза и сердца благодарили меня за то, что я пришел их благословить. Когда один или два бегуна поблагодарили меня вслух, я подумал про себя: «Откуда это исходит? Разве не из глубины их сердец?» Один бегун даже несколько раз подходил ко мне и говорил: «Спасибо, спасибо!» Другие благодарили меня биением своих сердец и глазами.

Если говорить о сознании улыбки, первое место занимает один парень. Он так много раз мне улыбался, пробегая по трассе! Я видел, как он улыбается, улыбается, улыбается.

По одному бегуну видно, как он страдает, когда он от меня в тридцати метрах. Я это вижу. Но, приближаясь ко мне, он движется весьма энергично, пробежит немножко и улыбнется мне очень хорошей улыбкой. Я знаю все про всех!

Некоторые бегуны очень-очень серьезны. Двое мальчиков среди этих серьезных, приближаясь ко мне, демонстрируют свой динамический дух. Я знаю, как они устали, но, когда они приближаются ко мне, они нацелены только вперед, как герои. Они идут так решительно и серьезно, будто уже выиграли пробег.

Один бегун берет прасад очень скромно. Он весь склоняется. Один парень очень высокий, но склоняется до земли и говорит мне: «Спасибо». У каждого бегуна своя особенность. Я ценю каждого.

Сердце Шупрабхи, каждое биение ее сердца знают мою заботу о ней. Я уделяю ей намного больше времени и намного больше заботы, потому что это бежит не ее тело — бежит любовь ее сердца ко мне. Любовь ее сердца ко мне и ее отречение говорят мне: «Гуру сказал, что я смогу это сделать, он хочет, чтобы я это делала, и я хочу это сделать». С первого дня бежало ее сердце.

У каждого бегуна так много особенных качеств. Когда я смотрел на чемпиона этого года, он с самого начала шел пешком в очень редких случаях. Большую часть времени он бежал, по-настоящему бежал! Некоторые бегуны на длинные дистанции заставляют свое тело двигаться с таким трудом. Но наш самый быстрый бегун почти все время бежал. Он бежал почти как марафонец!

Сейчас я хочу сказать кое-что о главных помощниках. Я так старательно пытаюсь найти недостатки у организаторов нашего пробега, но ничего не приходит мне на ум!

Когда некоторые помощники приходили брать у меня прасад, я был очень-очень доволен, очень доволен.

Я знаю важность приготовления пищи. Я, может, не самый прекрасный повар, но, когда я готовлю, я вкладываю в мою еду, в мои блюда всю свою любовь, заботу и нежность. Те, кто готовят для бегунов, должны быть духовно развиты. Я заявляю об этом со всей серьезностью. Роль сознания наиважнейшая. Мое имя, «Чинмой», означает «сознание». Духовность сама означает сознание. Вот мои ученики-повара. Если сознание у поваров невысокое, то, когда они передают другим сознание в форме еды, это мешает. Если повара остаются в высоком сознании, это может помочь бегунам.

Мои дорогие ученики-бегуны, это ваша любовь ко мне бежит, бежит, бежит и бежит. Я говорю вам, как можно совершать больше прогресса во внутренней жизни и во внешней жизни. Я ваш учитель. Каждому из вас я хочу сказать, что за эти полтора-два месяца я ставлю вам во внутреннем мире высокие, самые высокие оценки. И, сколько бы миль вы ни пробегали в день, восемьдесят или сорок, вы в меру своих способностей делали все, что могли. Здесь не найдется бегуна, который бы умышленно не выкладывался до конца.

Увы, один бегун сошел после первого дня. Я чувствую, что когда он сошел с пробега, не поставив меня в известность, он совершил серьезную ошибку на духовном плане. Он собирался бежать нашу самую длинную дистанцию. Если вы сдадитесь на марафоне или коротком забеге, потому что устали, измучились или травмировались, я не против. Но наши бегуны на самую длинную дистанцию, прежде чем сойти, должны спрашивать разрешения у меня. Это наш абсолютно самый длинный пробег, наша величайшая радость и величайшая гордость. Если у вас проблемы в уме или что-то неладно во внутренней жизни, я первый помогу вам со всей искренностью и открытостью. Далее, если я увижу, что вы невосприимчивы, если не можете взять от меня то, что я пытаюсь дать, я скажу, что вы можете сойти, что не нужно продолжать. Опять-таки, разве бегуну необходимо мое разрешение уйти после того, как он завершит пробег и поставит меня в известность? Нет! Если кто-то уезжает после завершения пробега, потому что ему надо вернуться на работу, в этом нет проблем.

Все вы, присутствующие здесь, финишировали в пробеге. Какими искренними, какими посвященными, какими серьезными вы были с самого начала! На наших марафонах или более коротких забегах находится много бегунов-шутников, в том числе наших учеников. Когда они — кроме тех, кто собирается занять первое, второе или третье места, — бегают на наших соревнованиях, многие с удовольствием болтают и шутят. Отлично, радуйтесь, радуйтесь! Я тоже получаю радость от наших соревнований. Им кажется, что можно расслабиться. Например, некоторые люди не тренируются в течение года. Некоторые даже не пробегали и семи миль перед марафоном. Они ведут себя как на утренней прогулке. Многие не воспринимают марафон всерьез. Я отчаянно пытаюсь увеличить число бегунов на марафоне. Сейчас я концентрируюсь только на количестве. За сколько бы люди ни пробегали марафон — когда число участников увеличивается, мне это приносит огромную радость. Но в нашем самом длинном пробеге такая серьезность! Вы все показываете мне такое серьезное отношение!

Я так благодарен каждому без исключения присутствующему здесь бегуну за эту серьезность. Серьезность я видел с самого начала. Никто не шутил, не смеялся; все были серьезны, серьезны, серьезны. Два месяца сохранять такую серьезность — это замечательное достижение, замечательное достижение. Некоторые из вас так сильно концентрировались. Я чувствовал, что у вас была такая концентрация, будто вы побежите на скорость! Такую концентрацию, необходимую для спринта, для бега на скорость, я видел много раз на ваших лицах. Ваши лица светились так ярко. Я очень, очень, очень благодарен вам и очень, очень, очень вами горжусь.

Если возможно, и на следующий год, пожалуйста, участвуйте в пробеге! Но если это невозможно, я не буду на вас давить. Я никогда не скажу: «Ты должен бежать». Этого я не буду делать. Нет! Я буду только просить каждого, всех учеников, бежать марафон. Там мне нужно как можно больше бегунов. Но если вы сможете в следующем году еще бежать пробег на 3100 миль, то я буду самым счастливым и гордым человеком.

Ведь вы и вправду мои свыше избранные бегуны на длинную дистанцию. Когда вы бежите такую длинную дистанцию, я чувствую и знаю, что во внутреннем мире вы в это время тоже бежите очень-очень длинную, невообразимо длинную дистанцию. За это я чрезвычайно благодарен вам всем и чрезвычайно вами всеми горжусь.

Нескольких человек из тех, кто служил на пробеге, я немного покритиковал. Это им же на пользу. Я обычно так делаю. Если внешняя мягкость не приносит результата, тогда я становлюсь строг в надежде, что смогу добиться успеха. Когда любовь терпит поражение, на сцену выходит сила. Я знаю, что силой ничего не добьешься. В конечном итоге сила не помогает, не помогает, не помогает, не помогает. Только любовь добивается успеха от самого начала и до конца. Но когда какое-то время любовь не добивается успеха, разбудить спящие души приходит сила. Некоторые просыпаются радостно, чувствуя, что поступают правильно, а другие раздражаются и сердятся, потому что у них были свои собственные планы, свое понимание. В некоторых случаях, когда я прилагаю силу, она очень эффективна. Потом ученики снова возвращаются в мир любви. Моя сила не причиняет им вреда. Они входят в совершенно правильное сознание и снова начинают любить. Мою любовь они принимают со своей любовью.

Дорогие бегуны, когда вы бежите по маршруту, постарайтесь найти два-три особенных места, где вы чувствуете радость. Когда вы бежите длинную дистанцию по 400-метровой трассе, даже там может оказаться несколько особенных мест. Вы не знаете почему, но, когда вы доходите до этих мест, у вас спонтанно начнется прилив энергии. Постарайтесь запомнить, где к вам приходят энергия и радость. В этом месте вам помогает Мать-Природа. Это место, где вы восприимчивы к Матери-Земле и она тоже чувствует вашу восприимчивость. Бывало ли с вами такое? Если вы этого не замечали, в следующий раз попробуйте увидеть, за каким углом или в каком месте у вас сама собой возникала радость. Вы и представления не имеете, почему здесь чувствуете радость, а в других местах не чувствуете. Если вы сумеете во время бега найти два-три особенных места, там вы сможете выражать свою радость и получать радость от земли, которую мы называем Мать-Земля. Постарайтесь найти два-три места, и каждый раз, пробегая мимо этих мест, вы будете сознательно счастливы и восприимчивы. Вы обязательно это почувствуете! Даже бегуны на длинные дистанции, которые делают пять или десять кругов по трассе, находят, по крайней мере, одно-два особенных места. Там будет пополняться ваша жизненная энергия.

Очень хорошо! Всегда пытайтесь держать свой ум счастливым и радостным, радостным! Берегите все дорогие вам воспоминания. Как много хорошего вы сделали в своей духовной жизни с тех пор, как вы на пути! Запомните эти хорошие вещи. Так же, как ищущие читают вслух Упанишады, Веды и шлоки из священных писаний, вы можете каждый день вспоминать свои божественные опыты. А если вы певец, тогда пойте про себя или вслух. Делайте себя счастливыми, счастливыми, счастливыми, счастливыми всеми доступными вам средствами! Только посмотрите, сколько есть способов сделать себя счастливыми. Быть счастливым очень важно. Когда вы несчастны, то, как бы вы ни были искренни, как бы сильно ни старались улучшить свое время, у вас не получится. Но, когда вы счастливы, ваше время улучшается автоматически. Счастье — это сила, новый источник энергии.

Свою безграничную божественную гордость, божественную гордость, божественную гордость я щедро дарю каждому из вас — свою божественную гордость, божественную гордость.


  1. GLC 19. 15 августа 2005, церемония для участников 3100-мильного пробега «Самопреодоление», Площадка Устремления, Джамайка, Нью-Йорк

Песни для моего брата Читты1

Сейчас мне хочется предложить вам семьдесят четыре сочиненные экспромтом песни. Одну за другой я пропою семьдесят четыре новые песни, а потом спою двадцать шесть песен без музыкального сопровождения. Думаю, я никогда не пел двадцать шесть песен без инструментов, а здесь все абсолютно новые песни.

Эти песни я посвящаю своему брату Читте, потому что именно он учил меня писать стихи. Он начал меня учить, когда мне было одиннадцать лет, еще не исполнилось двенадцати.

Читта однажды мне сказал, что наш отец написал порядка шестнадцати-двадцати стихотворений. Он рассказал мне про всю нашу семью. Ахана написала, думаю, стихотворений пятнадцать-шестнадцать. Манту написал двадцать-двадцать пять. После Манту идет Лили. Она написала около сорока стихов, все в одной тетради. Хридай написал чуть больше сотни стихов. Уверен, что Читта написал более полутора сотен. Песни же их младшего брата исчисляются тысячами. Это благодаря всем их благословениям, всей их любви.

Моя старшая сестра Арпита не написала ни одного стиха. Она умела лишь взывать о том, чтобы я стал мудрым человеком. Она написала мне много, много, много писем, упрашивая меня вернуться назад в Ашрам ей на радость. Даже после того, как у меня уже были сотни учеников, она хотела, чтобы я вернулся и она бы смогла жить спокойно. Мне хотелось написать музыку на некоторые строки ее прекрасной прозы, но до сих пор мне это не удалось.


  1. GLC 20. 16 августа 2005, Площадка Устремления, Джамайка, Нью-Йорк

Президент Бхаррат Джагдео из Гайаны1

Наш любимый президент Бхаррат Джагдео, я чрезвычайно, чрезвычайно благодарен вам за то, что вы посетили нашу Площадку Устремления и благословили граждан многих стран.

В 1964 году между вашей душой и моей душой произошло что-то необыкновенно значительное. Вы родились в 1964 и медленно, но верно стали расцветать, распускаться и цвести, чтобы служить не только своей любимой стране Гайане, но и всему человечеству. За это мое сердце полно благодарности вам и гордости за вас. Кое-что очень значительное случилось также и в моей жизни: в 1964 году я прибыл в Америку, чтобы предложить ей свое служение, а затем медленно, но верно я смог служить многим-многим странам в этом мире. Так что я чувствую, что во внутреннем мире между вашей душой и моей душой существует очень значительная связь.

Пусть же Бог, Создатель всего доброго, прольет Свои избранные Благословения на вашу преданную голову и ваше беззаветное сердце и жизнь. Я необычайно горд за вас и необыкновенно вам благодарен. Вы уже сделали много, много, много хорошего для возвышения сознания вашей страны и улучшения ее уровня. Мы смиренно хотим поздравить вас с огромным успехом и потрясающим прогрессом вашей страны, которыми страна обязана только вашей неустанной жизни-самоотдаче.


  1. GLC 21. 23 августа 2005 года, церемония «Поднимая мир сердцем единства», Площадка Устремления, Джамайка, Нью-Йорк

Наши молитвенные, духовные, скромные усилия1

Бог-Творец вдохновил нас служить Богу-Творению. Всемирный Бег Гармонии — это молитвенное и одухотворенное путешествие ради достижения мира во всем мире. Мы молим Бога направлять, вести нас и дать нам понять, что у нас на всех один дом, одно сердце и одна жизнь.

В этом нашем мире есть все, кроме покоя. Существует много путей принести миру покой, но наш путь — путь молитв и медитаций. Наши молитвы и медитации помогают нам достичь далекой цели — дома вселенского сердца-единства.

Пусть Бог благословит нас со всей Своей беспредельной Щедростью, чтобы мы могли исполнить Его Видение в своей жизни и через нее! Создания дома-единства сердца — вот чего Он ожидает от нас. Мы чувствуем, что внутренне, а также и внешне наш Всемирный Бег Гармонии служит мировому сообществу в его становлении домом сердца-единства. Не только участники и доброжелатели, но даже те, кто еще не родился, смогут ощутить красоту и аромат наших молитвенных, одухотворенных, скромных усилий.

В самом начале нашего путешествия, многие миллионы лет тому назад мы были единым целым, и мы чувствуем, что к концу нашего путешествия мы опять станем единым, единым, единым целым.


  1. GLC 22. 24 августа 2005, Заключительная церемония Всемирного Бега Гармонии, Площадь ООН, Нью-Йорк

Наши сердца невозможно разделить1

Когда Восточная Германия и Западная Германия объединились под сердечным руководством моего любимого Президента Горбачева, это принесло мне столько радости! Единая Германия, единая Германия!

Разделение всегда в уме. Сердце всегда за единство, единство, единство. Мы устремляемся, чтобы идти к Источнику, а наш истинный Источник — Бог. Разве Он верит в разделение? Никогда, никогда, никогда, никогда!

Когда я сейчас говорю «Югославия», я чувствую столько радости, когда мои дети из всех стран, которые раньше были Югославией, собираются вместе, вместе, вместе. Советский Союз был разделен на части, но я дал ему имя Oneness-Dream-Boat-Shore. Когда я говорю «Oneness-Dream-Boat-Shore», я чувствую столько радости. Когда я говорю «Югославия», я чувствую столько радости. И другие страны приносят мне радость, когда они вместе.

Нам нужно единство, единство, единство. Наши сердца невозможно разделить. Когда я вижу всех вас как одну душу, как одно сердце, как одну жизнь, это приносит мне безграничную, безграничную, безграничную радость и гордость.


  1. GLC 23. 27 августа 2005, Площадка Устремления, Джамайка, Нью-Йорк

Достижения Шотландии1

Давайте никогда не забывать, что два божественных шотландских «воина» стали открывателями Италии для нашей манифестации, и они организовали несколько моих встреч с Папами. Первый Папа, с которым я встретился, Папа Павел VI, произнес такую значительную фразу: «Когда мы умрем, мы с вами умрем, на Небесах мы будем вместе». Шотландия сделала кое-что действительно, действительно замечательное.

В Милане у меня был интереснейший опыт. Я вошел в большую церковь. У меня возникло такое восхищение и благоговение к этой церкви! Потом я увидел маленькую комнату. Там кто-то исповедовался в грехах священнику. Мне было очень любопытно. Я подошел поближе и стал смотреть на священника и на того, кто исповедовался. Я наблюдал и наблюдал за обоими. Это был необычный опыт, который я получил в Италии.

Когда я в Шотландии уезжал в аэропорт, в гостиничном номере я забыл свой маленький синтезатор, тот-а-тьюн. Я уже сидел в машине, и шотландский ученик поднялся в мою комнату. Синтезатора не было. Не прошло даже и трех минут!

Я очень горжусь, что однажды надевал шотландский национальный костюм. А шотландская волынка — этот инструмент необыкновенно меня чарует. Всякий раз, когда я его слышу, я чувствую огромную радость. Но я не решаюсь попробовать поиграть на этом инструменте!


  1. GLC 24. 27 августа 2005, Площадка Устремления, Джамайка, Нью-Йорк

Восемь из четырех1

Мне хочется зачитать несколько коротких статей на бенгальском языке.

Эту я написал в 1948 году, когда мне было семнадцать лет. Она называется Sathi. «Сати» означает «вечный спутник». Господь Кришна и я вели беседу. [Шри Чинмой зачитывает статью.]

А эта о страхе: Bhoi bibhikshikha… [Шри Чинмой читает.]

Теперь я прочитаю вслух две очень-очень глубокие философские статьи. Их я написал в 1952 году, так что я уже немного возмужал. Я верил в философию! Я изучал философию — не только индийских, но и всех западных философов, которыми глубоко восхищался. Первая статья называется «Abhipsa», что означает «устремление». [Шри Чинмой читает.]

Теперь я зачитаю еще две статьи. Первой я буду читать статью «Сила Бенгалии» — Bangalir baler katha balte giye… [Шри Чинмой читает].

Закончу еще одной. Эта статья о Шиваджи, великом царе, который боролся с Моголами. Шиваджи был королем Махараштры. Он был очень, очень великой душой, он не хотел править страной, а хотел отдать корону своему Гуру Рамдасу. Рамдас ему сказал: «Нет, ты должен править. Будешь управлять страной под моим руководством».

Сейчас я расскажу вам историю об этой статье. В нашей школе при Ашраме Шри Ауробиндо мы получали оценки по 4-балльной системе, а не по 100-балльной. Лучшей оценкой была четверка. Случилось так, что я оказался отличником по бенгальскому языку, поэтому я получал четверку довольно часто. Когда я сдал на проверку эту статью, мой учитель бенгальского языка, к счастью или к несчастью, поставил мне оценку восемь из четырех! Это вызвало очень серьезную проблему! Директор школы возмутился. Он сказал: «Что за шутки?» Увы, директор был моим врагом, потому что я не нравился его другу, который был, думаю, лет на тридцать старше меня.

На переменах мы тоже занимались. Мальчики и девочки учились вместе. Директор пришел во время этих занятий и набросился на учителя с руганью за то, что тот поставил мне восемь баллов, когда высшая оценка — четыре. Потом он сказал: «Стихи написал не он! Их написал его старший брат Читта». Школьный учитель так меня любил. Когда я проучился в его классе всего полгода, он написал обо мне статью на двадцати шести страницах, потому что за это время он видел мои стихи. Много раз я прямо перед ним писал на бенгальском языке эссе и статьи.

Учитель собирал учеников на встречи. Мы принимали приглашение на том условии, что он хорошенько угостит нас молоком и бананами. Он говорил обо мне много-много хорошего. Он был самым замечательным писателем в Ашраме.

Сразу после Шри Ауробиндо и Матери в Ашраме шел Нолини Канта Гупта, секретарь Ашрама, который просил меня переводить его статьи с бенгальского на английский. В Ашраме было много, много магистров гуманитарных наук, даже трижды магистров, но переводить все, что он писал, с бенгальского на английский, Нолини выбрал меня. Я перевел много, много, много книг. Тагор сказал: «Вклад Нолини Канта Гупты в бенгальскую литературу уникален».

Но эта моя маленькая заметка о Шиваджи вызвала проблему! Прямо перед учениками директор велел мне написать два стихотворения: одно про реку и одно про гору. После этого он ушел, сказав, что вернется. Так вот, за пять минут, перед всеми учениками я написал одно стихотворение о реке и одно о горе. Мой учитель был вне себя от радости! Он был так доволен. Но директор не вернулся. Учитель послал за ним, но он не пришел.

Тагор горячо восхищался царем Шиваджи, и он написал бессмертную поэму, в которой побуждал бенгальцев следовать маратхам. Мы, бенгальцы, никому не следуем; мы всегда лидируем. Но в этом случае Тагор умолял всех бенгальцев последовать примеру главы Махараштры Шиваджи. Я привел несколько очень-очень важных строк из Тагора. Когда я буду их читать, ваше сердце должно почувствовать, о чем я говорю. Наши бенгальцы смогут полностью оценить это бессмертное высказывание Тагора: «Oi itibrittakatha…» [Шри Чинмой читает выдержку из поэмы Тагора «Шиваджи-Утсав».]

Моя статья о царе Шиваджи была очень короткой, но вызвала серьезные проблемы!


  1. GLC 25. 27 августа 2005, Площадка Устремления, Джамайка, Нью-Йорк

Бали: сокровенное чувство1

Говорят, что самое красивое место в мире — это Бали. Много лет тому назад космонавты и астронавты обнаружили, что Бали — прекраснейшее место на земле. Как только я слышу слово «Бали», в глубине сердца у меня рождается такое святое, сокровенное чувство.


  1. GLC 26. 1 октября 2005, Площадка Устремления, Джамайка, Нью-Йорк

Моя связь с Господом Буддой1

Моя связь с Господом Буддой крепче крепкого. Она сплошь единство, единство. Мы с Господом Буддой в очень-очень хороших отношениях.

Только в прошлом году, когда мы были в Боробудуре, Господь Будда сошел со своей самой высокой ступы и стал бить в барабан в честь моей победы. Он сказал: «Вы единственный, кто так открыто, так искренне ценит других духовных личностей». Господь Будда провозглашал на барабане мою победу. Моя связь с Господом Буддой во внутреннем мире нерушима.


  1. GLC 27. 2 октября 2005, Площадка Устремления, Джамайка, Нью-Йорк

Бог далекий и Бог близкий1

У Бога есть два аспекта: Бог видимый и Бог невидимый. Или же можно назвать эти два аспекта Бога Богом далеким и Богом близким. Бог видимый и Бог невидимый, Бог далекий и Бог близкий.

Внешний бег ведет нас к далекому Богу. Когда мы отправляемся к дальним пределам, Бог показывает нам красоту природы, красоту Матери-Земли. А когда мы идем к близкому Богу, мы, вдыхая и выдыхая, ощущаем в самой глубине своего сердца кого-то близкого, Бога близкого. Они одно и то же.

В одном аспекте Бог — это Бог видимый, в другом аспекте Бог — Бог невидимый. Точно так же, в одном аспекте Бог — это Бог самый далекий, а в другом — это Бог самый близкий. Они одно и то же.

Когда вы бежите внешне, преодолевая расстояния мира из края в край, вы встречаетесь с Богом далеким. Тут вам помогает красота природы. Мать-Земля с бесконечным состраданием, нежностью, любовью, радостью и гордостью приходит вас благословить. У вас прекрасная душа, Джеспер, очень устремленная душа. Когда вы молитесь и медитируете, так же как молимся и медитируем мы, вы подходите к Богу близкому, прямо здесь. В биении своего сердца мы чувствуем присутствие Бога близкого. Что может быть ближе этого?

Нам нужен и Бог далекий, и Бог близкий. Бегая во внешнем мире, мы хотим увидеть безграничность мира Бога. Когда мы видим внешний мир и всю его красоту, мы так довольны. Но мы также хотим увидеть Бога близкого, самого дорогого, любимого. Он тоже нас любит. Вот почему мы видим Его вот здесь. Именно потому, что у Него к нам огромная Нежность и Любовь, Он захотел быть прямо внутри биения нашего сердца. Это Бог близкий.

Бог далекий и Бог близкий — одна и та же Личность. Он то дальше далекого, то ближе близкого. Когда мы видим Его здесь, Он ближе близкого; когда мы видим Его на другом краю мира, Он дальше далекого. Вот так мы участвуем в Его Космической Игре.

Когда мы, вдыхая, чувствуем Бога в самых глубинах своего сердца, мы так рады, так счастливы! Мы хотим увидеть качества и способности нашего Самого дорогого, который внутри нас. Тогда Он показывает нам Свои безграничные Способности. Он заключает в себе весь мир, всю вселенную. Мы видим того, кого любим, а потом нам любопытно узнать, насколько Он добр и насколько велик. Он сразу же нам говорит: «Вы хотите увидеть Мое Величие? Смотрите!» И Он показывает нам весь Свой мир и всю Свою вселенную.

Вот так идет Космическая Игра Бога. Он самый близкий; Он самый далекий. Он самый дорогой, любимый и нежный.


  1. GLC 28. 10 октября 2005, Площадка Устремления, Джамайка, Нью-Йорк, Шри Чинмой дал следующее духовное послание после чествования Джеспера Кенна Олсена из Дании, которому предстояло вскоре завершить бег в 26000 миль вокруг земного шара.

Мой Пуэрто-Рико1

Завтра я поеду в Пуэрто-Рико — на остров, который подарил мне незабываемую радость, остров, который первым принял меня как духовного Учителя. Это остров, где я смог получить благословения от четырех губернаторов: от губернатора-основателя Луиса Муньоса Марина, затем от его преемника Роберто Санчеса Вилелльи, от следующего преемника Луиса Ферре и от его преемника Рафаэла Эрнандеса Колона.

Мы с Луисом Ферре стали очень-очень близкими друзьями. С губернатором Колоном мы стали очень-очень, очень-очень-очень близкими друзьями и братьями. Я имел возможность встречаться с ними, еще когда они исполняли должность губернатора. Когда они уже ушли с должности, они приезжали в наш Центр. Губернатор Ферре был замечательным пианистом. Он играл для меня раза три-четыре.

Губернатор Колон благословил меня всеми почетными титулами и наградами, которыми только можно было наградить в Пуэрто-Рико. Он первым оказал мне честь: сделал меня почетным гражданином Пуэрто-Рико и представил меня еще к многим другим наградам. Всякий раз, когда я приезжал в его дворец, мы первым делом медитировали десять-пятнадцать минут. Иногда к нам присоединялась его жена. Мы говорили, и говорили, и говорили.

Теперь очень-очень хочет приехать и встретиться со мной государственный секретарь штата и главный советник губернатора Колона Хуан Алборс. Он живет в Понсе. Он приедет и проведет со мной некоторое время. Я вручу ему награду «Поднимая Мир Сердцем Единства» без поднятия, потому что мы не сможем привезти наш аппарат.

Дважды или трижды я участвовал в Играх Ветеранов в Пуэрто-Рико. Это были золотые дни! Ученики из Нью-Йорка тоже приехали и пели песню, сочиненную мной по случаю открытия Игр.

Пуэрториканцы любили и все еще любят меня. Я люблю их, я люблю их. С особенной любовью я говорю о своих пуэрториканских детях. Иногда я бранюсь на них, но, когда они смотрят на меня своими беспомощными глазами и беспомощными сердцами, я тону в море печали и становлюсь одухотворенным и печальным единством. Их несостоятельность в разных областях я считаю своей несостоятельностью, совершенно искренне. Они напоминают мне мою Индию, так что мы принадлежим к одной категории.

Их любовь ко мне будет вечно оставаться несравненной, несравненной. Любовь пуэрториканцев и чиста, и искренна. Она просто невообразима. Бог дал им так называемую несостоятельность в определенных вещах, но Он также дал им любовь, любовь, любовь. Никакая другая страна не приняла меня так, как Пуэрто-Рико. Намного раньше других, раньше американцев пуэрториканцы приняли меня как духовного Учителя со всей буквально безграничной любовью, нежностью, сладостностью и симпатией своего сердца.

За много лет я рассказал об их любви и об их непростых делах сотни историй и случаев. Их любовь ко мне навечно записана золотыми буквами на табличке моего сердца. Мои пуэрториканские ученики добродетельны в чистейшем смысле этого слова.


  1. GLC 29. 14 октября 2005, Площадка Устремления, Джамайка, Нью-Йорк

Марафон меньше чем за два часа1

Пол Тергат, самый быстрый в мире марафонец, преодолел дистанцию за два часа четыре минуты.[fn:: GLC 30,1. Шри Чинмой вручил Полу Тергату награду «Поднимая Мир Сердцем Единства» 2 ноября 2005 года.] Его рекорд на четыре минуты превышает два часа. Так что мое предсказание до сих пор висит в воздухе!

Я молюсь, чтобы однажды он или кто-то еще выбежал марафон из двух часов. Тому, кто выбежит из двух часов, я окажу особую честь, к тому же оплачу его расходы на авиабилет и все остальные издержки, если он приедет из Кении или из любого другого места. Я воздам ему высокую честь с радостью и гордостью.

Кто знает, кто знает? В ближайшем будущем найдется кто-то. Не хочу говорить — в отдаленном будущем, нет! В ближайшем будущем кто-то сможет исполнить мое предсказание.


  1. GLC 30. 14 октября 2005, Площадка Устремления, Джамайка, Нью-Йорк

Мои предсказания1

С предсказаниями я открывал свой рот много-много раз. Теперь моим предсказанием стало безмолвие!

Много лет тому назад я ездил к Берлинской стене. Стоя лицом к Берлинской стене со сложенными руками, я предсказал, что через двадцать пять лет Восточный Берлин и Западный Берлин будут снова едины. Бог рассмеялся! Бог объединил их за три года, и инструментом он сделал Президента Горбачева.

Вот так Бог исполнил мое молитвенное предсказание. Вместо двадцати пяти лет на слияние Восточного и Западного Берлина потребовалось только три года. Тогда я сделал другое предсказание. Я сказал, что за пять лет кто-то побьет мировой рекорд в марафоне, выбежав из двух часов. Бог опять посмеялся! На сей раз сколько прошло лет вместо пяти? Пожалуй, лет пятнадцать-двадцать. Бог не обращает внимания на мое предсказание. Даже сейчас один Бог знает, когда это случится.

Сейчас я могу сделать другое предсказание. На этот раз я заявляю, что оно исполнится в течение десяти лет. Я прикидываю с запасом! Кто-то непременно это сделает. За десять лет кто-то обязательно пробежит марафон быстрее, чем за два часа.

Одно предсказание сбылось так чудесно. Вместо четверти века это заняло только три года. В своем предсказании о марафоне я сказал пять лет, но прошло уже не меньше пятнадцати.

За годы я делал много-много предсказаний. Если не все, то большинство из них сбылись. Я был инструментом Бога. Во многих-многих особенно серьезных случаях, касавшихся физического тела, я предсказывал, что люди исцелятся. Некоторым врачи давали одну неделю жизни, другим — от трех месяцев до полугода. Я говорил больным: «Не тревожьтесь — вас спасет Бог. Вы не умрете». Вот так во многих-многих случаях люди были спасены. У них был рак или огромная опухоль мозга. Многие случаи записаны и подтверждаются документально, а другие так и не зарегистрированы. Можно посчитать, что я предсказал их спасение или сказать, что Бог был очень добр ко мне. Когда я объявлял, что они будут спасены, Бог говорил: «Хорошо, не дам ему опозориться».

Полагаю, здесь есть некоторые из этих людей. У них был рак или другие серьезные заболевания.

Мама Лотики была очень больна. Во время операции она видела мое физическое присутствие. После я разговаривал с ней по телефону. А она плакала, и плакала, и плакала. Родственники спросили ее: «Что же ты плачешь? Теперь ты поправишься».

Она ответила: «Ведь я разговаривала с Богом, разговаривала с Богом!» Она разговаривала с Богом, вот почему она плакала.


  1. GLC 31. 14 октября 2005, Площадка Устремления, Джамайка, Нью-Йорк

Мой опыт в Форт-Лодердейле1

Много-много лет тому назад я был марафонцем. Мой лучший результат — 3:55:07. Я пробежал двадцать два марафона, и я также бегал ультрамарафоны. Однажды, когда я был в Форт-Лодердейле во Флориде, я вышел побегать вечером, потому что на носу был Нью-йоркский марафон. Я пробежал четыре-пять миль или даже больше.

Потом я очень сильно проголодался и отправился в ресторан. Меня не впустили, потому что на мне были беговые шорты, которые намного выше колен. Я прошел не меньше трех ресторанов, но мне так и не дали поесть. Я был очень, очень голоден, но им не понравился мой наряд. Они говорили: «Нет, нет, нет и нет!»

Тогда я вернулся к тому месту, где остановился, усталый, разгоряченный и голодный. Вот такой у меня был опыт в Форт-Лодердейле!

Чемпионка по теннису Крис Эверт родом из Форт-Лодердейла. Однажды я навестил теннисный корт, где она тренировалась. В это время она не играла, но я заехал к ней на корт только для того, чтобы выразить ей свое восхищение.


  1. GLC 32. 14 октября 2005, Площадка Устремления, Джамайка, Нью-Йорк

Мой тренер по теннису Рон Ребхун1

Сегодня я нарушаю традицию. Обычно мои ученики представляют людей, приглашенных ими ко мне для поднятия. Сегодня я пригласил своего дорогого брата-друга Рона и представить его хочу сам.[fn:: GLC 33,1.Рон Ребхун, многолетний директор Турнира восточных штатов Теннисной ассоциации США, тренер по теннису, ветеран Профессиональной теннисной ассоциации США, оставил этот мир 26 августа 2012 года.] Он был моим тренером по теннису.

Я человек молитв и медитаций. В духовной жизни нам нужно сострадание, участие и самоотдача. Эти три божественных качества имеют первостепенное значение, и Рон, мой тренер, благословенно одаривал меня всеми этими тремя божественными качествами. Он настойчиво вдохновлял меня научиться играть в теннис хорошо. Я очень его люблю и восхищаюсь им, к тому же во мне живет величайшая, величайшая любовь к теннису.

Я очень рад рассказать о своих встречах с некоторыми всемирно известными звездами тенниса. Самым первым нас здесь посетил Илие Настасе. Я поднял его, и он, по свойственной ему привычке, стал шутить. Он сказал, что, если бы я поднял его немного выше, он бы смог коснуться небесного свода! Чего он только не сказал! И он любезно поиграл со мной.

Сюда приезжал тогдашний индийский теннисист номер один Рамеш Кришнан и играл со мной. Еще приезжала Моника Селеш и любезно играла здесь со мной. Приезжала Штеффи Граф. Из-за травмы лодыжки она не смогла со мной поиграть, я ее просто поднял. Шведский чемпион Mатс Виландер тоже приезжал и играл со мной. После того как мне пришлось бросить теннис из-за проблем с коленом, я поднял Билли Джин Кинг. Она была очень, очень добра ко мне.

Теперешний теннисист номер один в Индии Леандер Паес навещал нас несколько раз. Не так давно приезжала Мартина Навратилова, и я ее поднял. Я до сих пор очень люблю теннис и восхищаюсь им!

Вернемся к моему дорогому брату-другу Ронни. Он философ, психолог и обладатель многих, многих божественных качеств, и он многих стоит в умении делиться своими достоинствами со всем миром.

Я очень рад, очень счастлив и очень благодарен, что ты здесь, мой дорогой друг-тренер Ронни.


  1. GLC 33. 22 октября 2005, Церемония «Поднимая Мир Сердцем Единства», Площадка Устремления, Джамайка, Нью-Йорк

Мой брат-ученик Бхоланат1

Позвольте мне сказать всего несколько слов о моем дорогом брате Бхоланате. Его другое имя Клайд. Когда моя жизнь в Нью-Йорке исчислялась всего двумя неделями, он пришел навестить моих спонсоров, там-то мы и встретились. Он увидел что-то во мне — что-то хорошее, я уверен. Он стал мне дорогим братом и другом. Я во всем полагался на него. Он помогал мне так, что и представить себе невозможно. Он годами служил Всевышнему, который Бог для меня, столькими способами! Мое сердце будет вовеки благодарно моему брату-ученику Бхоланату, Клайду.

Его прекрасные дети Марк, Дэвид и Майкл теперь выросли. Мне повезло, что в те дни я мог одарить нежностью и любовью этих его трех сыновей. Сегодня я очень-очень рад и счастлив принимать здесь Дэвида с его семьей.


  1. GLC 34. 22 октября 2005, Церемония «Поднимая Мир Сердцем Единства», Площадка Устремления, Джамайка, Нью-Йорк

Посол Сиддхартха Шанкар Рай1

Самая большая зрительская аудитория на моем Концерте Мира в Америке составила, пожалуй, десять тысяч, и это благодаря одному бенгальцу. Послом Индии в Америке в то время был бенгалец Сиддхартха Шанкар Рай. Посол пригласил так много людей!

Посол Рай однажды мне сказал: «Мы все политики. Мы возносимся, а потом опускаемся. За несколько лет наша карьера заканчивается. Но вы посол нашей индийской культуры, так что вы останетесь навечно». Он мне сказал, что я посол индийской культуры, в тот день, когда я вместе с Кореттой Скотт Кинг2

получил премию имени Махатмы Ганди. Он был очень-очень любезен, очень любезен.

Четыре тетушки посла Рая жили в Ашраме Шри Ауробиндо. Они умоляли и умоляли его приехать, но он не хотел ехать в Пондичерри. Они упрашивали его даже тогда, когда он был премьер-министром и когда занимал другие высокие посты, но он не ехал. Все его тети были мне хорошо знакомы. Одна из них, Сахана, была одной из моих «матушек» в Ашраме.

К моему большому удивлению, Посол Рай одарил меня огромной добротой и любовью.


  1. GLC 35. 23 октября 2005, Площадка Устремления, Джамайка, Нью-Йорк

  2. GLC 35,2.Шри Чинмой получил награду Мировой Гармонии имени Махатмы Ганди от организации Бхаратия Видья Бхаван 28 октября 1994 года.

Если ощущать биение своего сердца1

Если складывать руки и касаться сердца, если ощущать биение своего сердца, медитации будут бесконечно намного лучше. Временами вы сумеете слышать биение сердца. Тогда медитация у вас получится лучше всего. Если сложенными руками вы будете касаться груди, медитация получится намного лучше. В груди находится сердце, а внутри сердца — его биение.

Пожалуйста, поставьте себе целью касаться груди. Некоторые люди держат руки далеко от груди. Если вы хотите получить наилучший результат, пожалуйста, держите руки прямо у своего сердца.

В мою бытность в Ашраме я всегда, всегда держал так руки. Сейчас я этого не делаю, поскольку кое-чего достиг. Но когда мы медитировали в зале для медитаций в Ашраме, мы это делали. Когда мы стояли в длинной очереди, где перед нами было человек двести, мы тоже так складывали руки. Когда люди входили в зал для медитаций, они так выводили вперед все свое устремление. Я был одним из них, и многие, многие, как и я, делали то же самое.

Большинство учеников приходили со сложенными руками, со сложенными руками.

Духовность — это сердце, а не голова. Я же не велю вам класть руки на голову! Держите их здесь, на своем сердце. Сердце и духовность неразделимы. Их не разделить. Внутри сердца есть живое Присутствие Бога.


  1. GLC 36. 2 декабря 2005, остров Пангкор, Малайзия

Искренняя благодарность истинным духовным Учителям1

Бывает, что ученики одного Учителя не ценят другого Учителя, но я не хочу, чтобы мои ученики были такими. Вы должны проявлять глубокое уважение к другим духовным Учителям и восхищение ими, если они Учителя высшего уровня, например, Шри Кришна, Господь Будда, Спаситель Христос, Шри Чайтанья, Шри Рамакришна,Шри Ауробиндо и Рамана Махарши. Конечно, когда я говорю о Шри Ауробиндо, сюда включается и Мать; а когда я говорю о Шри Рамакришне, имеется в виду и Шарада Деви. Это настоящие, настоящие Учителя. Свами Вивекананда тоже среди них. Несмотря на то, что он не их уровня, он истинный духовный гигант.

Если вы искренне чувствуете признательность к этим истинным духовным Учителям, восхищение ими и даже благоговение, я не буду против этого — наоборот!


  1. GLC 37. 2 декабря 2005, остров Пангкор, Малайзия

Как только ты увидишь преданность1

Мы читаем книги о духовных Учителях, и там столько правдивых историй, абсолютно правдивых. Если вы их читаете, вы просто верите. Вам, возможно, не достичь их духовной высоты, но то, о чем они говорят внешне, нужно воспринимать серьезно. Когда в какое-то определенное время Бог избирал их Своими представителями, Своими прямыми представителями, Он определенно говорил много, много, много такого, что было абсолютно божественно и обладало величайшей высотой.

Допустим, какие-то ищущие — ученики одного Учителя, и этот Учитель написал много книг. Может случиться, что по какой-то причине эти ищущие захандрили, впали в депрессию. В это время, увы, они, возможно, и не читают книг собственного Учителя, но могут почитать книги, написанные другими Учителями, или книги с высказываниями других духовных Учителей большой высоты. Что происходит, когда они читают эти книги? Ученики первого Учителя начинают проливать слезы. К ним возвращается вся их любовь и преданность собственному Учителю. Потом у них возрождается устремление, возрождается посвящение, а фактически оно становится даже сильнее, чем раньше. Вот какую помощь может получить ищущий, читая книги других истинных Учителей.

Допустим, ваш путь не исполняет ваших желаний, поэтому вы расстроены и подавлены. Совершенно случайно вам попадается книга, написанная другим духовным Учителем. Как только вы увидите преданность учеников этому Учителю, у вас выйдет вперед вся ваша преданность и все прочее божественное и хорошее. После этого вы больше не думаете об этой книге или об этом Учителе; вы возвращаетесь к своему Учителю с возрожденным устремлением, преданностью и любовью. Все божественное в вас не только возрождается — оно усиливается.

Некоторые, возможно, сочтут трудным поверить в это, но я уверен, найдутся люди, у которых такое случалось.


  1. GLC 38. 2 декабря 2005, остров Пангкор, Малайзия

Сладостное, волнующее ощущение Бенгалии1

Национальный гимн Бангладеш сладостнее сладостного, а какой трудный! Пожалуйста, подойдите и спойте его. Это такая сладостная песня, и ее написал бенгалец Тагор. Он единственный, кто может претендовать на создание двух национальных гимнов — для Индии и для Бангладеш.

Такая мелодичная песня, такая мелодичная песня! Она сладостно и мелодично описывает Мать-Бенгалию.

Когда вы поете мою песню Amar Sonar Bangla, постарайтесь вызвать в себе это сладостное, волнующее ощущение Бенгалии. Пожалуйста, прочитайте перевод и вызовите в себе это чувство, чтобы песня пришлась по душе индийцам и бангладешцам. Должна струиться сладостность, должна струиться нежность. Все должно быть очень мягким. Здесь вовсе не требуется аспект силы. Здесь не задействована сила — нет ни единой строчки, требующей силы. Все это — описание Матери-Бенгалии. В ней сплошь нежность, мягкость и мелодичность. Тут вовсе не нужна сила.

Мальчики должны петь естественным голосом, а девочкам надо проявить свой аспект нежности. Настоящий женский голос нежнее нежного. Мальчики не должны подражать женскому пению. Это звучит неестественно. Вы все превосходные певцы. Мальчики должны петь нормальным голосом, и девочки должны петь нормальным голосом. Не меняйтесь голосами.


  1. GLC 39. 2 декабря 2005, остров Пангкор, Малайзия

Один Бог учит нас1

Я хочу сказать несколько слов. Существует только один духовный Учитель, и это Бог. Мы с моими учениками называем Его одним Именем, а вы, может, называете Его другим Именем, но это та же самая Личность.

Некоторые люди искусны в определенном предмете. Один — превосходный футболист, скажем, другой — великий музыкант, а кто-то еще блистает в другой области. Если говорить о духовности, молитве и медитации, то в этой жизни я начал практику в семилетнем возрасте. Я также занимался в предыдущих жизнях, так что, вероятно, знаю этот предмет хорошо. После многолетней практики духовности человек может что-то знать о своих предыдущих жизнях. Мы получаем такую способность от духовности. Если бы я был хорошим баскетболистом, волейболистом или любым другим спортсменом, я бы не мог знать, кем я был или кем были вы в предыдущей жизни. Такое преимущество мы получаем от духовности.

Духовность может дать нам покой ума. Каким бы великим ни был человек как спортсмен, как музыкант, как певец или как чемпион в любой области, у него не будет покоя в уме. Ради обретения покоя ума нужно молиться и медитировать. Ничто больше не даст нам покоя ума. Если вы самый замечательный менеджер отеля с мировым именем, у вас будет так много проблем! Чем значительнее вы становитесь, тем больше у вас ответственности. Но если вы будете молиться и медитировать, вас не будут одолевать волнения и беспокойства.

У меня около семи тысяч учеников приблизительно в шестидесяти странах. Я полностью несу за них ответственность. В то же самое время, я возлагаю их проблемы к Стопам Бога. Я молю Бога. Я возношу Богу свои молитвы и возлагаю к Стопам Бога все проблемы. Так я получаю покой. Вот чему мы учимся в нашей медитации: покою, покою.

У каждого человека есть три семьи. Ваша собственная семья с детьми, отцом и матерью — это одна семья. Ваша маленькая семья также включает ваших родственников. Затем идет ваша любимая страна Малайзия. Вы должны считать Малайзию своей семьей. Эта ваша любимая страна, и она становится вашей второй семьей. Допустим, вы родились в Китае. Тогда вашей любимой страной будет Китай. Некоторые здесь родились в Индии. Их любимой страной будет Индия. Для каждого человека определенная страна будет его второй семьей. Кто бы вы ни были: малазийцы, китайцы или индийцы, — на первом месте стоит ваша собственная семья. Затем идет ваша страна как ваша вторая семья. Ваша третья семья — это весь мир.

Я родился в крохотной деревушке. Я отправился в Южную Индию и там молился и медитировал двадцать лет, а затем поехал в Америку служить духовным ищущим. Что бы я ни делал, я не говорю, что я «учу». Один Бог учит нас; мы же только служим. Я служу вам. Ваш Бог, если вы мусульманин, — это ваш Аллах. Если вы китаец или индиец, вы тоже называете своего Бога определенным Именем. Это один и тот же Бог, зовем ли мы Его Аллахом или каким-то другим Именем.

Мы молим Бога дать нам радость. Мы молим Бога о том, чтобы Он хранил нас всегда в хорошем состоянии физически, а нравственно и духовно — пробужденными, чтобы мы не делали ошибок. Много, много ошибок мы наделали. Мы все ошибаемся. Некоторые не молят Бога о прощении, а другие молят. Если мы молим Бога о прощении, Он нас простит. Некоторые поступают неправильно, но не молятся Богу о прощении. Они считают, что в этом нет необходимости. Но, если не молиться о прощении, нам будет очень, очень трудно быть счастливыми в жизни.

Я очень благодарен всем вам. Мое благословение — это моя молитва, моя медитация. Я не благословляю людей персонально рукой, как делается обычно. Я считаю, только Бог может возложить Свои Сострадательные Руки нам на голову. Я знаю о духовности немного больше, чем вы. Вы намного больше меня знаете о бизнесе и других делах. Я молю Бога благословить вас. Повторюсь, я никого не благословляю по индийскому обычаю, и я не хочу, чтобы люди касались моих стоп. Я не достоен этого, но иногда люди подходят и касаются моих стоп. Это традиция, но я этого не хочу. Я считаю всех вас своими младшими братьями и младшими сестрами. Старший брат знает немного больше, чем младшие в семье. Тот, кто родился первым, знает, где находится отец, где мать. Он говорит малышу: «Идем, идем, я могу тебе показать, где наши родители». На этом его работа закончена. Теперь младшие могут поговорить с матерью и отцом и узнать много-много интересного о внутреннем мире и внешнем мире.

Опять и опять повторяю, что, когда я молюсь с вами, вы получаете Благословения от Бога. Я зову Его Абсолютом, а еще использую слово «Всевышний». Это тот же самый Бог, просто мне нравится это Имя. Ведь ваши дети называют вас одним именем, например, «папа» или «мама». Когда они подрастут, то будут называть вас «мать» и «отец». А другие люди, ваши друзья будут называть вас надлежащим именем. Кем бы вы ни были, судьей или сенатором, или вы занимаете какой-нибудь другой высокий пост, вы тот же самый человек, но для кого-то вы будете другом, для кого-то родителем, для кого-то сестрой или братом. Но вы все тот же человек, тот же человек. Точно так же и Бог один, каким бы Именем мы Его ни называли.

Сейчас я приглашаю каждого из вас сесть передо мной и помедитировать со мной одну-две минуты. Если с вами ваши родственники, если с вами ваша жена или муж, или с вами ваш ребенок, можно подойти вместе. Но если вы один, если вы не привели жену или мужа или своих детей, тогда, пожалуйста, подходите сами.

Теперь, пожалуйста, подходите один за другим и, будьте добры, смотрите на меня. Расположите руки удобно. Наша молитва, наша медитация не суровая, не строгая — нет-нет-нет! Богу не понравится, если мы пойдем к нему в неудобной позе. Бог скажет: «Глупый! Кто просил тебя вести себя неестественно?» К Богу надо подходить естественно, нормально. Некоторые люди мучают свое тело, когда молятся, и Бог испытывает сожаление. Если я захочу пойти к Отцу, разве мне надо страдать? Это полнейшая глупость. Бог мне скажет: «Мое дитя, приди ко Мне таким, какой ты есть».


  1. GLC 40. 5 декабря 2005, остров Пангкор, Малайзия. Шри Чинмой пригласил персонал отеля, в котором он и ученики жили во время Рождественского путешествия, помедитировать с ним.

Как нас спас Бог!1

В один из дней меня возил Виная. Сначала мы поехали в аэропорт Кеннеди, где я занимаюсь ходьбой внутри одного из терминалов. После этого в машине я сказал: «Сегодня давай поедем той дорогой». И на обратном пути мы поехали совершенно другой дорогой. Увы, через четверть часа, когда мы еще сидели в машине, Виная услышал по радио, что в том месте, где мы обычно проезжаем, разбился самолет. Как нас спас Бог! На следующий день мы отправились посмотреть, насколько серьезное там было разрушение.

Наш индийский взгляд на вещи заключается в том, что того, кого захочет спасти Господь Кришна, не сможет убить никто. А если Господь Кришна захочет убить какого-то человека, его никто не спасет. Rakhe Krishna mare ke, Mare Krishna rakhe ke — «Кто может уничтожить того, кого спасает Кришна? Кто может спасти того, кого Кришна уничтожает?» Если Бог захочет нас спасти, никто не сможет положить конец нашей жизни. Но если нет Божьей Воли, если оставить этот мир для нас пришло время, тогда не найдется никого, кто смог бы нас спасти.


  1. GLC 41. 6 декабря 2005, остров Пангкор, Малайзия

Есть еще надежные люди!1

На днях, уж не знаю как и почему, я оставил на кровати здесь, в отеле, свой кошелек. Помню, что вытащил сколько-то банкнот и оставил кошелек открытым на кровати. Меня не было, по меньшей мере, часа три-четыре. Когда я вернулся, то увидел кошелек на кровати. Он был еще приоткрыт. Тогда я стал на нем концентрироваться, концентрироваться. Мое внутреннее существо сказало мне, что женщина, которая убирала мою комнату, не тронула ничего в кошельке. Кошелек был там, где я его положил. Она ничего не трогала. Она тамилка, и я очень хорошо знаю ее язык, но только язык, на котором разговаривают слуги. Мой тамильский не для высшего класса! В Ашраме мы общались только с тамильской прислугой. Эта женщина из этого класса, так что я смог с ней поговорить.

Она сказала: « Нет-нет-нет, я ничего не брала!»

Я был очень доволен. Потом я ей сказал: «В день моего отъезда я оставлю много денег для вас, раз вы такая честная». Она была очень, очень рада. Сегодня она видела меня, когда я выходил из комнаты. Она подошла ко мне и сказала: «Гуру, пожалуйста, дайте их мне в руки. Здесь люди воруют деньги, так что, пожалуйста, не оставляйте деньги для меня на своей кровати. Кто-нибудь еще зайдет и заберет их».

Я сказал: «Я оставлял столько денег на кровати, и их не украли! Хорошо, перед отъездом я дам деньги вам. Я положу их вам в руки». И она так обрадовалась. Она совершенно не касалась моих денег. Мой кошелек был открыт, а она не вытащила ни одной купюры. Есть же надежные люди!

В день нашего отъезда эта женщина искала меня, а я искал ее, потому что не хотел уезжать, не дав ей денег. Когда я зашел в свою комнату в последний раз, я увидел ее. Я сказал на тамильском: «Пожалуйста, подождите, подождите, подождите немного!» Я подумал: «Сколько ринггитов я должен ей дать?» Я решил, что должен дать ей 800 ринггитов2

Сверху на конверте я написал «800 ринггитов». Когда я дал ей конверт, ее брови поднялись до потолка! Она была так искренна, так искренна.

Вчера эта женщина вместе с персоналом отеля приходила медитировать со мной. Она подошла с последней группой. Я ее узнал, но очень старался не уделять ей больше внимания, чем другим, чтобы их не обеспокоить. Менеджер тоже был там! Он сидел в переднем ряду. Я улыбался ей абсолютно так же, как улыбался другим. Она такая хорошая женщина.

Некоторые из работников отеля медитировали очень хорошо. Они смотрели на меня и поднимались в очень высокий мир.


  1. GLC 42. 6 декабря 2005, остров Пангкор, Малайзия; 14 декабря 2005 года, Куантан, Малайзия

  2. GLC 42,5.800 ринггитов составляло в то время сумму около $200 американских долларов.

Мои блокноты, где я пишу "The Invocation" и "Supreme"1

Каждый день я играю «The Invocation» и «My Lord Beloved Supreme», а еще я пишу «The Invocation» и «Supreme». В одном блокноте я пишу «Supreme» в две колонки рядом и подписываю дату. В другом блокноте я пишу «The Invocation». Я решил, что должен делать это каждый день так же, как я играю на инструментах и пою. Но я придумал хитрость! Я говорю своему Господу Всевышнему, что я хочу немного ускорить все это. Я, не останавливаясь, продолжаю писать наперед. Я забегаю вперед на пять, шесть, семь дней в написании и «The Invocation», и «Supreme». Тогда я очень счастлив. В конце концов, я же сам это написал, и что тут плохого, если я забежал наперед.

Получилось так смешно! Когда я приехал в это место, несколько первых дней я писал «Supreme» и «The Invocation». Но у меня на столе скопилось столько вещей: мои картины, мой самый большой синтезатор, изображение Матери Кали и акриловые краски. Чего там только не было! Настоящая куча-мала.

Я подумал: «Уверен, что написал на несколько дней вперед» — и засунул эти два блокнота в ящик стола. Я сказал: «Я буду помнить о них. Я буду вынимать их каждый день». Но моя памятливость превратилась в полнейшую забывчивость! Когда я, наконец, вспомнил об этих двух блокнотах, я сказал: «О Боже, что я наделал? Зачем я засунул их в ящик? Надо было держать их на столе!»

Я сам себя бранил. Я сказал: «Как я мог это сделать?» Я открыл ящик и увидел эти два блокнота. Я приятно удивился, когда увидел, где я остановился. Представляете? В обоих блокнотах день, когда я остановился, был помечен 7 декабря, а это будет завтра! Я так обрадовался, увидев, что я все еще опережаю на один день. Завтра я опять себя перехитрю и напишу на четыре-пять дней наперед, и таким образом спасу себя. Но я не собираюсь больше засовывать свои блокноты в ящик. Пускай лучше они будут привлекать мое внимание.

Года три-четыре Минати была единственной, кто вел счет моих повторений, когда я выполнял джапу. Все началось с Минати. Затем записывать количество взялась Пари. Я начал с четырех тысяч, затем дошел до шести и семи тысяч. Наконец я сделал джапу пятнадцать тысяч раз.


  1. GLC 43. 6 декабря 2005, остров Пангкор, Малайзия

Плаваем в море счастья1

Вчера бегал один из наших мальчиков. Видел бы он себя, любимого! Когда он бежал, я наблюдал такой экстаз у него в голове, шее и плечах. Я подумал: «Боже мой! В нем танцует все: танцуют плечи, танцует шея, танцует голова. Все танцует от радости!» Я видел в нем такое счастье, здесь и там, повсюду! Я даже не видел его лица — иначе я бы описал и его лицо. Я все это видел сзади. Здесь и там, везде в своем теле он танцевал, танцевал от радости. Эту радость он не смог бы ощутить дома. Дома только проблемы!

Большинство учеников здесь, в Рождественском путешествии, плавают в море счастья. Мне больно, когда я вижу, что люди не полностью счастливы. Всегда находятся такие, кому плохо. Даже если поднимешь их на Небеса, они найдут что-то плохое на Небесах. Что тут поделаешь? Но большинство плавают в море счастья.


  1. GLC 44. 7 декабря 2005, остров Пангкор, Малайзия

Моя вездесущая душа наблюдает1

Когда я сочиняю песни, для меня это отличный отдых! Чем больше песен, тем больше радость и больше облегчение от того, что моя задача выполнена. Потом я вижу, как люди разучивают песни здесь и там. В каком-то смысле, это радость с самого начала. Когда я положу свои слова на музыку, вы учите, учите песни. Учить — значит отождествляться с моим внутренним присутствием, с моей радостью и благодарностью.

На ваших репетициях, скажу вам со всей искренностью, всегда будет присутствовать моя душа. У меня много, много, много внутренних существ. Они будут присутствовать. Когда мои ученики делают что-то, чтобы порадовать меня, то будет присутствовать или моя душа, или одно из моих внутренних существ и увеличивать радость учеников. Когда вы очень одухотворенно, очень душевно поете несколько песен, мои внутренние существа приводят мою душу послушать их. Это случалось много-много раз. Когда некоторые группы поют очень искренне и правильно, вдобавок одухотворенно и с самоотдачей, моя душа наблюдает за ними. Верьте мне! Моя вездесущая душа внутренне смотрит на них и любуется, любуется. Я не скажу, не могу сказать, кто они, — это вызовет серьезные трудности для других групп. Я знаю, что некоторые группы, в основном, репетируют очень-очень одухотворенно.

Некоторые группы просто кричат! Они поют, но им нужно больше одухотворенности и самоотверженности. И все-таки все группы, которые репетируют, заслуживают моего очень, очень особенного внимания, любви и благодарности.

Эти песни вам помогают. Внешне репетиции могут выглядеть очень трудными, нудными или монотонными. Монотонность, к несчастью, входит в некоторых певцов, стоит им только начать петь. С внешней точки зрения, после исполнения пятнадцати или двадцати песен можно понять такое чувство скуки, монотонности. Вам кажется, что если бы вы занимались чем-то другим, вы бы получили больше радости. Но если вы продолжите, если сможете попеть еще пять-десять минут, радость к вам вернется. Сначала, возможно, у вас нет радости. Но через пять-десять минут, я уверен, вы ее почувствуете. Во время пения вы будете чувствовать не монотонность, а радость. Радость вам даст присутствие одного из моих внутренних существ.

У некоторых певцов, как только они начинают петь, проявляется вся их неуверенность. Не хочу сказать, что это нежелание. Но они неуверенны в каждый момент. Они не знают, правильно ли они поют или нет. Одна часть их существа хочет петь, а другой части так трудно погрузиться в мир музыки. Даже здесь, где поют столько учеников, некоторые поют не одухотворенно. Увы, они поют как попугаи! Они смотрят на ноты в своих блокнотах, но одухотворенности нет, рвения нет. Но у некоторых людей, я должен сказать, есть и одухотворенность, и рвение. Они поют правильно, поют с душой, и у них точно есть все, что им нужно для совершения внутреннего прогресса.

Вы даже не представляете, какой прогресс вы совершаете, когда поете мои песни одухотворенно! Даже если вы медитируете не слишком хорошо, ваше пение очень, очень вам помогает. Мое внутреннее существо запоминает, кто поет одухотворенно. Внутренне я ставлю оценки, когда слышу сообщения от своего внутреннего существа или вижу, как вы поете прямо передо мной. Петь — значит отождествляться с моей душой или с моим внутренним существом. Если вы отождествляетесь с моим внутренним существом, думаете, мое внутреннее существо ничего не даст вам взамен?

Вы приносите мне столько радости, когда поете мои песни! Вы можете не знать значения бенгальских слов, но ваша душа и ваше сердце понимают смысл. Вот поэтому вы и можете петь эти песни так прекрасно, так одухотворенно. Ваше сердце и ваша душа понимают смысл. Они поют в вас и через вас всех, поют и поют. Одухотворенное и молитвенное пение ни в коей мере не уступает молитвам и медитациям.

Музыка так важна. Наши песни так важны. На нашем пути каждый без исключения певец заслуживает от меня благодарности и благодарности, гордости и гордости.


  1. GLC 45. 7 декабря 2005, остров Пангкор, Малайзия; 15 декабря 2005, Куантан, Малайзия

Эмоциональность и подражание1

Тагор в одной из своих бессмертных книг написал, что японцы не эмоциональны. Я читал эту книгу, и у меня сложилось такое же мнение. Потом, когда я поехал в Японию, я увидел, как меня приветствовали дети, когда я был у них в школе. Как эмоционально они выражали радость! В других местах я видел такое же выражение чувств. Тагор сказал, что японцы не эмоциональны, но я почувствовал, что все как раз наоборот.

Японцы проявляли огромное уважение и любовь к Тагору. Однажды он пил с ними чай. Другие пили из чашек, но Тагору захотелось налить немного чаю в блюдце. Тогда его японские друзья за тем же столом стали пить, как Тагор. Наконец кто-то спросил Тагора: «Почему вы так пьете?» Он ответил: «У меня такая привычка, такой обычай. А почему вы делаете так же?» Они сказали: «Потому что вы такой великий!»

Когда я ем или пью по-своему, думаю, мои ученики не станут повторять за мной. Я частенько ем руками. Не думаю, что мои ученики будут есть руками, а не использовать нож и вилку. Руками едят индийцы. Пальцы — часть тела. Когда пальцы прикасаются ко рту и языку, мы сразу же понимаем, что одна конечность, одна часть тела прикасается к другой. Если вы едите руками, то, прикасаясь ко рту, вы испытываете такое знакомое ощущение, ощущение единства. Но, когда вы пользуетесь вилкой или ложкой, вы понимаете, что она не на человеческом уровне. Эти инструменты служат нам. Они на уровне минералов, так что их стандарт совсем низок; но они нам необходимы все время. Когда ложка кладет вам в рот еду, она как что-то чужеродное.

Мы в Индии не чувствуем от ложки или вилки того же, что чувствуем от своих рук. Я сам не чувствую того же. Металлический предмет уносит мою радость. Когда мы едим руками, мы испытываем огромную радость.


  1. GLC 46. 7 декабря 2005, остров Пангкор, Малайзия

Что же еще тогда мантра?1

Какая сегодня утренняя молитва?

[Ученики повторяют:]

«Мой Всевышний, мой Всевышний, мой Всевышний!
Мое сердце наполнено слезами благодарности Тебе,
Потому что Ты даровал мне Сердце-устремление,
Которое никогда Тебя не подведет и никогда не падет.
Мой Всевышний, мой Всевышний, мой Всевышний!»[fn:: GLC 47,2.
Шри Чинмой, “My Morning Soul-Body Prayers”, часть 19, стр.
36, Нью-Йорк, Агни Пресс, 2006 год.]

Некоторые молитвы нужно запоминать, запоминать. Те, которые действительно вас вдохновляют, нужно учить наизусть. Что же еще тогда мантра? Все, что вам нравится, все, что помогает вам чувствовать радость внутри, нужно повторять, повторять снова и снова.


  1. GLC 47. 7 декабря 2005, остров Пангкор, Малайзия

В былые времена1

В былые времена ученики ставили мои рассказы на сцене с огромной преданностью. Каждую строчку без исключения они учили наизусть. Не было никаких шуток и приукрашиваний. Это продолжалось довольно много лет. Они повторяли только мои слова и играли с такой любовью и почтительностью. Похоже, сейчас те дни канули в лету. Теперь актеры воспаряют в небеса воображения. Что поделаешь? В те дни, возможно, нам бы не понравился современный стиль постановок. Жизнь меняется. Меняются наши вкусы.

Я написал много, много, много рассказов: духовных рассказов, поучительных историй, даже какое-то количество веселых рассказов. Я прошу вас прочитать рассказы, которые я написал лет тридцать или тридцать пять тому назад. Я написал много оригинальных рассказов, а многие — это традиционные индийские рассказы в моем изложении. В моих книгах под заглавием «Great Indian Meals» есть рассказы о духовных Учителях. Уверяю вас, они действительно правдивы. Пожалуйста, читайте их и делайте по ним постановки.


  1. GLC 48. 8 декабря 2005, остров Пангкор, Малайзия

Моя любящая строгость1

Строгость, которую вы видите во мне, приходит не от ума. Эта строгость от сердца. Когда строгость идет от моего сердца, ваше сердце принимает ее. Я не задействую ум, я привлекаю только сердце.

Пожалуйста, будьте послушны моей любящей, любящей, очень любящей строгости.

Если вы не можете быть послушны моей любящей строгости, тогда что я смогу для вас сделать?


  1. GLC 49. 9 декабря 2005, остров Пангкор, Малайзия

Сингапур - волшебное слово1

Для меня «Сингапур» — это волшебное слово. Всякий раз, когда я слышу «Сингапур», всякий раз, когда я произношу это слово, я чувствую прикосновение волшебства. В этом слове заключено волшебство плюс, конечно, сладостность. В слове «Сингапур» есть и сила, и нежность.


  1. GLC 50. 11 декабря 2005, Куантан, Малайзия

Это начинается с зерна благодарности1

Всегда взращивайте благодарность, благодарность, благодарность.

Все начинается с зерна благодарности. Крошечное зернышко превращается в баньян. Но найти это зернышко, посадить и правильно вырастить — весьма трудная задача. В любой момент, на любой стадии маленький росток может сломаться от ветра.

В этом случае «ветер» означает темные силы, небожественные силы, враждебные движения и непонимание, которые могут разрушить нашу дружбу с другими людьми.


  1. GLC 51. 11 декабря 2005, Куантан, Малайзия

Маэстро Пабло Казальс1

Я встретил маэстро Пабло Казальса в Пуэрто-Рико. Ему перевалило за девяносто, а я, кажется, едва преодолел сорокалетний барьер.[fn:: GLC 52,1. Встреча Шри Чинмоя с маэстро Пабло Казальсом состоялась 5 октября 1972 года.] Я был довольно молод. И у меня все еще были приличные волосы!

Шли слухи, что жена Пабло Казальса в предыдущей жизни была его матерью. Это я услышал от пуэрториканских учеников. Она играла с ним на скрипке и на другом музыкальном инструменте. Между ними была огромная разница в возрасте. Когда они поженились, она была совсем молоденькой, а ему было за восемьдесят. Одни говорили, что она была его матерью, а другие — что этого не может быть. Я сказал: «Ладно, когда мне доведется его увидеть, я попрошу показать мне фотографию его матери».

Я смог встретиться с Пабло Казальсом. Я сложил свои руки, он протянул свои и положил их мне на плечи. Я оказался намного выше него. Он положил ладони мне на плечи, и из его глаз хлынули слезы. Я наклонился вперед, и горячие слезы закапали из его глаз на мою одежду. Он сказал: «Вы пришли на самом закате моей жизни».

В то время я и не думал играть на виолончели. Он сказал: «Хотите послушать? Я сыграю отрывок из Баха».

Он был мастером, настоящим мастером — маэстро высочайшего ранга. Он заиграл, и я очень преданно, с глубоким чувством слушал. Ему захотелось сыграть другую пьесу, он заиграл, и я был ему за это признателен.

Потом мы стали беседовать. Он хотел говорить только о детях, маленьких детях. Он сказал, что они наше будущее, они наша мечта. Я очень искренне с ним согласился.

Я спросил его, не смог бы он показать мне фотографию своей матери. Я сказал: «Пожалуйста, не будете ли вы так добры показать мне фотографию». Его жена услышала меня и принесла мне фото. Оно висела на стене. Я очень искренне, серьезно и сильно концентрировался на фото три-четыре минуты. Затем улыбнулся и сказал: «Те, кто говорят, что ваша мать реинкарнировала в форме вашей теперешней жены, абсолютно правы. Я человек молитвы. У меня есть способность входить в прошлые инкарнации». Он определенно мне поверил. Он так обрадовался и оживился! Потом подошла его жена и села рядом с ним. Это было очень-очень трогательно. Мы говорили и говорили, все о детях.

Год-два спустя после ухода с земной сцены Пабло Казальс начал приходить из мира душ, когда я давал Концерты Мира. Он садился всегда ко мне лицом на расстоянии метра, когда я играл. Он очень глубоко медитировал. Другие музыканты, приходившие из внутреннего мира, обычно общались. Они даже приносили свои инструменты. Они были в своем собственном мире! Но Пабло Казальс никогда не приносил своего инструмента. Единственной его просьбой было лишь медитировать, медитировать со мной. Он был единственным музыкантом, всегда желавшим медитировать. Другие медитировали немного, но для Пабло Казальса было главным делом только медитировать передо мной. Из всех моих инструментов, сказал он, ему нравился больше всего эсрадж, и, если бы он, когда был в физическом мире, знал, что я так хорошо играю на эсрадже, ему бы захотелось открыть свой симфонический оркестр!

Пабло Казальс приходил ко мне во внутреннем мире много-много раз. Приходили и другие, даже те, кого я никогда не знал, а также кое-кто из тех, кого я видел в физическом мире. Иногда приходили душа Баха, душа Бетховена и других. Несколько раз приходил Леонард Бернштейн. Он действительно высоко меня ценил, когда мы встречались! Он всегда был человеком кипучей энергии. Он так чарующе играл на виолончели! Иногда он чуть не танцует оттого, что так близко знаком со мной.

Пабло Казальс просил меня не забывать о нем, когда я даю очень серьезные концерты, так что я держу свое обещание. Всякий раз, собираясь выступать с очень серьезным, одухотворенным концертом, я приглашаю его. Он приходил много-много раз, чаще любого другого музыканта. Медитацией, одухотворенной, молитвенной медитацией — вот чем, он говорит, ему надо было заниматься. Когда он был в мире живых, он не медитировал, так что теперь он хочет медитировать, медитировать, медитировать со мной.


  1. GLC 52. 11 декабря 2005, Куантан, Малайзия

До птицы-воображения рукой подать1

Если вы хотите почувствовать вдохновение, чтобы написать прекрасные стихи, просто представьте прямо перед собой птицу, любую птицу на свой выбор. Потом позвольте своему воображению пойти немного дальше. Почувствуйте, что птица, которую несколько секунд назад вы видели прямо перед собой, улетела. Ваше зрение улучшилось до такой степени, что вы видите, как далеко улетела птица. Затем представьте, что птица сейчас сидит на ветке дерева. Представьте, что теперь она перелетает с ветки на ветку и очень-очень красиво смотрится среди листвы.

Когда она почти совсем скроется в листьях, пожалуйста, верните свое сознание в физическое тело. Когда вы дотягивались до птицы взглядом, вы представляли себе птицу на конкретном дереве, среди листвы. Почувствуйте, пожалуйста, что вы сами на ветке, рядом с птицей. Теперь вы птица-душа.

Если птица увидит ваше физическое тело, любое человеческое тело, она может упорхнуть. Но когда она увидит вашу птицу-душу, она будет просто поражена тем, как прекрасна ваша птица-душа. Физическая птица, земная птица не чета вашей птице-душе. Тогда птица станет умолять вас сделать ее такой же прекрасной, как ваша птица-душа, потому что ваша птица-душа так божественна, так прекрасна, так чиста. И вы начнете насыщать птицу своей душой и делать ее очень-очень красивой и одухотворенной. Потом вы возвращаетесь в свое физическое тело.

Если вы сделаете все, что я говорю, с любовью, серьезностью и верой, тогда вы сможете написать прекрасные стихи. Даже если вы написали много стихов невысокого уровня, Бог даст вам другую возможность, другую способность, раз вы столько лет молили Его дать ее вам. Тогда вы сможете повелеть любой птице из любого места предстать перед вами. Вы взглянете на птицу, и к вам придут прекрасные стихи.

А мне не надо просить птицу сидеть передо мной. Я не прибегаю к воображению — я всего за три-четыре секунды вхожу в мир поэзии. Там все уже написано. Я, как вор, приношу все в этот мир и записываю. Когда мне было четырнадцать лет, я написал довольно много стихов, когда лежал и отдыхал. Мне не требовался электрический свет, чтобы видеть. Лежа на боку, я во внутреннем мире прямо перед собой видел бенгальские слова, строку за строкой, и переписывал их. Я думал: «Никто же не предъявлял на них права», так что я сам записал эти стихи.

Некоторые из моих важных стихов я написал именно так в 1946 и 1947 году. Они уже были прекрасно написаны во внутреннем мире. Это абсолютная правда! Я их просто списал, и тогда они стали моими.

Я читал, что так бывало и у других. Другие люди тоже так делали. Об этом говорил Тагор. А я написал так не менее десятка стихотворений. Слова уже были написаны во внутреннем мире, и я их списывал. Спустя много-много лет в Америке я положил их на музыку.

Воображение! С воображением можно играть. До птицы-воображения рукой подать. Когда мы слегка волнуемся или беспокоимся, эта птица такая умная — она прячется! Но когда мы спокойны и несуетливы, в это время маленькая птица-воображение подчиняется, потому что видит, что наше безмолвие и наш покой ума бесконечно сильнее. Тогда она прилетает и всячески помогает нам.


  1. GLC 53. 13 декабря 2005, Куантан, Малайзия. Беседа Шри Чинмоя с Амританандой 9, которому показалось, что он не сможет написать новое стихотворение, равноценное тому, которое было посвящено Шри Чинмою и было удостоено награды. Амритананда (д-р Рассел Барбер), лауреат многочисленных наград, редактор религиозных программ на телевидении NBC и многолетний друг Шри Чинмоя, оставил этот мир 5 июня 2007 года.

Тем, кто самоотверженно служит манифестации1

Есть такая поговорка: ошибки — это фундамент успеха. Сегодняшняя неудача не постоянна. Сегодняшняя неудача — это начало большого успеха. Те, кто любят работать в области манифестации и делают это самозабвенно, иногда внешне терпят неудачу, но есть нечто, называемое внутренним миром. Во внутреннем мире они совершенно точно добиваются успеха, если говорить об их решимости, устремлении и самоотдаче.

Иногда колокол неудачи звонит очень сильно и прискорбно. Но я говорю тем, кто бескорыстно работают для манифестации и с таким рвением проявляют свет-мир своего Гуру: «Не сдавайтесь, не сдавайтесь, не сдавайтесь! Сдаться — это неправильный выбор».

Я от всего сердца хочу вас искренне попросить: пожалуйста, не живите в мире осуждения. Не говорите, что вам не повезло из-за кого-то. Давайте считать этот опыт Волей Бога. Без Воли Бога мы ничего не можем сделать. Если люди будут друг друга осуждать, для вашего сердца опыт получится очень болезненным, очень разрушительным. Если что-то не удалось, просто забудьте об этом. Прошлое — прах, прошлое — прах: вот наша философия. Даже если то, над чем мы работали очень, очень усердно, не принесло нам радости успеха, мы должны повторять нашу мантру: «Прошлое — прах, прошлое — прах». И этот опыт мы должны радостно возложить к Стопам нашего Господа Всевышнего. Когда мы возлагаем свою неудачу к Стопам нашего Господа Всевышнего, неудача не остается неудачей. Она становится желанным и полезным даром, полученным от нашего Господа Всевышнего.

Не опускайте руки! Поднимайтесь, просыпайтесь! Мы не остановимся, пока не достигнем цели. Это призыв Свами Вивекананды, победителя, несравненного героя, который неистово боролся с ночью-невежеством. Поднимайтесь, просыпайтесь! Не останавливайтесь, пока не достигнете цели. Пусть этот призыв отзывается эхом в нашем сердце устремления и жизни посвящения.


  1. GLC 54. 14 декабря 2005, Куантан, Малайзия

Небесный посол мира и земной посол мира1

Мой дорогой Амритананда, я высоко ценю ваше стихотворение, я им восхищен и в восторге от него.

Один человек может быть Небесным послом мира и земным послом мира. Один-единственный человек может быть Небесным послом мира и земным послом мира. И этот посол — ваша душа, этот посол — ваше сердце. Ваша душа и ваше сердце — оба послы мира. Вы Небесный посол мира и посол мира земли.

Не как прекрасный просветитель, не как замечательный религиозный обозреватель телевидения, а как личность, в которой соединились умственный подход и духовный подход к построению нового мира, вы несете надежду и одновременно исполняете обещание. Вы начинаете с надежды и входите в мир-обещание. Потом вы исполняете свое обещание.

Этот наш мир должен знать о вас намного, намного больше, потому что в вас я вижу настоящий синтез ума и сердца. Вы в бесконечной, бесконечной мере наделены мудростью сердца и интеллектом-знанием ума.

Вы говорите миру: «Не теряйте надежды, не теряйте надежды!» Надежда есть. Надежда у нас в сердце, надежда у нас в уме, надежда у нас в жизни, и в конце концов эта надежда приведет нас к нашему обещанию. Надежда показывает свою красоту-сладостность и свое неспешное, но верное продвижение к обещанию. Обещание говорит: «Если ты со мной, о надежда, тогда мне суждено принести мир всему миру». Надежда и обещание — как два крыла одной птицы. Эта птица постоянно нам напоминает: «Не останавливайтесь! Не считайте себя неудачником, даже на мимолетную секунду. В конечном итоге вы установите мир во всем мире».

Дорогой мой Амритананда, ваша душа полна надежды и обещания. Точно так же ваша надежда пронизывает каждую клеточку, каждую часть вашего тела. Мы чувствуем, что ваше послание миру — это нечто прекрасно цветущее, священно цветущее, одухотворенно и могущественно цветущее. Вы теперь в стадии цветения, но настанет время, когда обещание вашей души и любовь вашего сердца к миру проявятся здесь, в сердце мира.

Я полон любви к вам, полон любви, полон благодарности, благодарности, благодарности вам и гордости за вас, мой дорогой Амритананда.


  1. GLC 55. 14 декабря 2005, Куантан, Малайзия. Комментарии Шри Чинмоя после того, как Амритананда зачитал свое удостоенное награды стихотворение о единстве всех детей Божьих и о единственной горной вершине, где сходятся все пути, и завершил чтение «Посвящением Шри Чинмою, лидеру группы Медитации Мира при ООН, который поднялся на эту гору, и обрел познание, и праведно учит нас».

Что увидела трехлетняя девочка?1

Позавчера в лифте я видел маленькую девочку лет трех. Она была такая симпатичная. Похоже, она из Индии. Эта маленькая трехлетняя девочка только и смотрела, смотрела на меня. Я выходил на первом этаже, и она вышла со мной. Ее родители остались в лифте и держали двери открытыми. Она вернулась в лифт и тут же опять вышла и смотрела на меня. Потом она снова вернулась в лифт, дверь почти закрылась, но тут малышка вышла опять. Родители упрашивали ее зайти. Они держали двери.

Что увидела во мне эта трехлетняя девочка?


  1. GLC 56. 15 декабря 2005, Куантан, Малайзия

Если вложить в проект душу и сердце1

Тем, кто работает для манифестации, я опять хочу сказать, что если у вас не получилось, то это не ваша вина. Это не из-за недостатка у вас вдохновения, устремления или посвящения. Когда вы не достигаете успеха, вы чувствуете себя полным неудачником. Вы не неудачник! Бог захотел дать вам особый опыт. Если вы знаете, что потрудились очень усердно, искренне, со всей самоотдачей, тогда результат никак не может быть вашей неудачей, и он никак не может быть неудачей Бога. Это только опыт, данный вам Богом, и Бог Сам испытал эту неудачу. Но такого понятия, как неудача, нет. Это лишь послание: больше энтузиазма, больше динамизма, больше самоотдачи!

Вы можете сказать, что выложились полностью, и все-таки ваше неустанное и самоотверженное служение не смогло принести успеха. Но Кто дарует вам успех? Бог. Если Он не посылает вам удачи, значит, в этом есть особый замысел. Это не зависит от вашего устремления и посвящения.

Иногда вы заставляете себя чувствовать, что определенное дело должно быть сделано. Но это абсолютно неверно. Самое важное — следовать Божественной Воле. Богом вам дана способность целиком посвятить себя проекту. Я ведь вам не говорил, что если не будет успеха, то я потеряю в вас веру, я буду вами недоволен. Пожалуйста, не держите в себе подобного чувства. Я знаю, кто одухотворенно и самоотверженно служит мне по двадцать четыре часа в сутки.

Бог хочет от вас искренних, самых искренних усилий. Он не ожидает и не хочет от вас ничего другого. Вы считаете, что ваш успех прославит вас или вашего Учителя, что правда. Но, с духовной точки зрения, когда мы отрекаемся, мы с вами и все те, кто работает для манифестации, должны понимать, что Бог не будет доволен больше, если мы принесем Ему успех. Никогда! Бог останется доволен вами в мире манифестации, если вы вложите в проект свое сердце и душу.

Успех зависит от Него, неудача зависит от Него. Если лелеять неправильные чувства, появляется разочарование, и у вас опускаются руки. Нет! Люди, работающие для манифестации, все способные, очень способные. Среди нас есть люди, работающие на манифестацию изо дня в день. Я очень, очень ими горжусь. Я вижу их искренность, я вижу их готовность, я вижу их старание, я вижу их рвение. Что еще мне нужно? Те люди, которые работают для манифестации очень, очень усердно, без всякого преувеличения очень-очень радуют меня.

Если вы не работаете для манифестации, пожалуйста, старайтесь быть счастливыми в нашем Рождественском путешествии: пойте мои песни, общайтесь с друзьями и наслаждайтесь красотой природы. Если вы можете оставаться счастливыми, тогда я буду очень, очень горд за вас. Те, кто не заняты работой по манифестации, должны только радоваться и гордиться своими братьями и сестрами учениками, которые все время думают о манифестации. Не завидуйте тем, кто изо дня в день неустанно ведет эту работу. А те, кто работает молитвенно и одухотворенно дни и ночи напролет, не должны плохо думать о тех, кто не участвует во внешней манифестации.

У каждого человека есть способ быть счастливым, не мешая делам других. Что бы вы ни делали, пожалуйста, не забывайте, что вы делаете это ради того, чтобы доставить мне радость.


  1. GLC 57. 16 декабря 2005, Куантан, Малайзия

Когда я даю особое послание1

Раньше я провел очень-очень хорошую беседу, а многих людей здесь не было. Но ее услышали их души и их сердца.

Когда я даю особое послание, не обязательно быть в моем физическом присутствии. Моя душа передает мое послание вашим сердцам и душам. А потом только от вас зависит, следовать ли моему совету.


  1. GLC 58. 16 декабря 2005, Куантан, Малайзия

В послушании есть сладость1

Я так благодарен, так благодарен ученикам, которые преданно ездят в Пуджалой. Минати присылает мне отчет. Я просматриваю все имена и благословляю каждого человека. Иногда там бывает по сорок учеников, несмотря на то, что многие немцы сейчас здесь, в Рождественском путешествии.

В послушании есть сладость, великая сладость. Люди, которые приносят мне удовлетворение, посещая Пуджалой, действительно настоящие ученики, настоящие ученики. Если в мое физическое отсутствие люди поступают правильно, я радуюсь намного, намного больше, чем когда они делают это в моем физическом присутствии. В моем физическом присутствии люди стараются радовать меня из любви или по другим причинам. Некоторые люди, которые физически рядом, воспринимают меня очень серьезно и поступают совершенно правильно. Но если я физически не вместе с некоторыми учениками, но они меня радуют, то, поверьте мне, я испытываю намного, намного, намного больше радости, потому что в глубине своего сердца они несут мое послание. Они доказывают, что действительно, действительно любят меня и воспринимают меня очень серьезно.


  1. GLC 59. 16 декабря 2005, Куантан, Малайзия

Одухотворенность прежде всего1

Когда вы поете мои песни, пожалуйста, прежде всего, пойте их сердцем, а не блеском своего ума. Некоторые ученики — превосходные певцы, но они поют не от сердца. Они поют ото лба или какой-либо другой части своего существа. Это обескураживающий опыт. Если они поют не от сердца, то в их пении нет уверенности — в них говорит самоуверенность.

Когда люди самоуверенны, им кажется, что они все знают. Уверенность — это замечательно, и очень многие мои ученики — сверх-, сверхотличные певцы. Но, когда появляется самоуверенность, она разрушает любую песню. А вот некоторые во время пения полны неуверенности.

Чем бы вы ни занимались, пожалуйста, первым делом сохраняйте в сердце одухотворенность. Одухотворенность, одухотворенность! Потом можно показать и силу, и свои таланты, и прочие божественные качества. На первом месте должна быть одухотворенность. Те ученики, которые поют мои песни, должны ставить на первое место одухотворенность. Я композитор одухотворенности. Если в каких-то песнях требуется сила, то, пожалуйста, пойте с силой внутри одухотворенности, но ни одна песня не должна исполняться без одухотворенности.


  1. GLC 60. 28 декабря 2005, Куантан, Малайзия

Сердце Объединенных Наций1

Бывший Генеральный Секретарь Хавьер Перес де Куэльяр очень хорошо отозвался обо мне: «Я получаю вдохновение от Шри Чинмоя, который, я должен сказать, действительно является сердцем Организации Объединенных Наций».[fn:: GLC 61,1. Генеральный Секретарь сделал это замечание 26 мая 2005 года в Париже после вручения ему Шри Чинмоем Премии Мира имени У Тана и награды «Поднимая Мир Сердцем Единства».] Это высказывание Генерального Секретаря будет ярче яркого сиять в галактике бессмертия.

Я чувствую, что через Генерального Секретаря говорили душа Организации Объединенных Наций и сердце Организации Объединенных Наций.


  1. GLC 61.2 сентября 2005 года, Площадка Устремления, Джамайка, Нью-Йорк