Тело-устремление, душа-просветление, части 1 и 2

Вернуться к содержанию

Введение

Тяжелоатлетическая комета Шри Чинмоя вышла на орбиту 26 июня 1985 года, когда он впервые занялся поднятием тяжестей. Скромная 40-фунтовая гантель (около 18 кг)1 отметила этот дебют. В течение последующих месяцев мир стал свидетелем полета этой кометы, мчащейся к зениту со скоростью и энергией, оспаривающей любое предвзятое мнение о человеческом потенциале.

27 ноября 1986 года Шри Чинмою удалось приподнять над головой штангу весом 2039 фунтов (925 кг) и удержать ее одной рукой. Тремя днями позже он поднял 2000 фунтов (907 кг) при помощи икроножных мышц. Но и после этого он продолжал прокладывать путь в небеса. 20 января 1987 года Шри Чинмой успешно приподнял штангу весом 3081,75 фунта (1398 кг), и всего через 10 дней, 30 января, он сверхъестественным образом приподнял штангу весом 7063,75 фунта (3204 кг)2 .

Наблюдая за таинственным полетом этой человеческой кометы, мы задаем себе вопрос: как и почему стали вдруг возможны такие невероятные достижения. Далеко превосходя область только одной физической силы, они, кажется, более созвучны колоссальным космическим силам Вселенной.

Ответы Шри Чинмоя на множество вопросов, заданных его учениками, представителями прессы и специалистами по тяжелой атлетике и бодибилдингу, проливают свет на то, как можно установить свободный доступ к этому внутреннему источнику силы. Секрет этого — не в тренировках и диетах. Секрет этого — медитация, молитва и абсолютная вера в Бога. Сердцем, полным любящего единства, он вдохновляет других применить этот внутренний подход и испытать на себе радость соприкосновения с Бесконечным.


  1. ABI:1e1-ru. 1 фунт = 0,45 кг, — здесь и далее в скобках примечания редактора.

  2. ABI:1e1-ru. Эти штанги были приподняты с особой подставки, расположенной на уровне плеч (см. комментарии)

Все мы поистине неограничены

Все мы поистине неограничены,
если только осмелимся делать попытки
и верить.

Шри Чинмой

Глава 1. Предисловие к вопросам Билла Перла

Следующие вопросы были заданы Биллом Перлом, пятикратным обладателем титула “Мистер Вселенная”, который также завоевал столь престижный титул “Человек с самым лучшим в мире физическим сложением XX века” и был помещен в Зал Славы бодибилдинга. В 1978 году он был избран Международной федерацией бодибилдинга (IFBB) председателем национального комитета профессиональных судей по физическому сложению, а также работал консультантом по подготовке как астронавтов, так и высоких должностных лиц в Национальном управлении по аэронавтике и исследованию космического пространства (NASA). С 1954 года, когда Билл Перл впервые открыл разработанные им гимнастические залы, предлагающие широкому кругу людей больше возможностей, чем любые, существовавшие прежде, он лично подготовил более 200.000 культуристов и воспитал больше звезд культуризма, чем любой другой тренер.

Билл Перл: Стараетесь ли вы добиться исключительных успехов в тяжелой атлетике для того, чтобы оказывать более сильное влияние на большее число людей?

Шри Чинмой: Я хочу сказать со всей искренностью, что вместо “признания” мы говорим о “проявлении Сострадания Бога”. Сами по себе имя и известность, которых жаждет большинство, — это не то, чего я хочу. Я хочу лишь проявлять Волю Бога, чтобы показать возможность проявления духа в теле и через тело. Прежде дух и материя были разделены. Материя была одно, а дух — что-то другое. Дух не касался материи, а материя — духа. Всеми своими достижениями я обязан молитве, медитации и духовной жизни. Сейчас мой Господь хочет, чтобы моя жизнь-молитва и жизнь-медитация действовали через мое физическое, земное тело таким образом. Поэтому мы используем термин “проявление”. Благодаря моим занятиям тяжелой атлетикой многие люди почувствуют вдохновение и вступят в духовную жизнь. С другой стороны, духовные люди обретут вдохновение и вступят в физический мир. Иначе, если физическое тело в плохой форме, человек не сможет вставать рано утром для медитации, у него ничего не будет получаться как следует.

Физическое и духовное должны быть в гармонии. Когда я достигаю чего-то невероятного, превосходя самого себя, — это происходит совершенно спонтанно. У меня нет цели стать культуристом или тяжелоатлетом высочайшего класса. Если то, что я делаю, оказывается беспрецедентным, это хорошо. Но я не стремлюсь к мировому рекорду как таковому. Я не пытаюсь побить мировой рекорд всеми правдами и неправдами, вовсе нет! Я пытаюсь превзойти самого себя. И когда я превосхожу себя, только от Воли Всевышнего зависит, достигну ли я немного большего, чем другие.

Билл Перл: Я нахожу вашу способность совершать подобные грандиозные достижения в области физической силы просто поразительной. Вы становитесь источником величайшего вдохновения для многих людей.

Шри Чинмой: Я — человек, ищущий и любящий Бога. Бог старается вдохновить человечество новым способом во мне и через меня. Духовные Учителя седой древности считали, что внутренняя и внешняя жизнь — несовместимые вещи. В Индии некоторые Учителя думают так и по сей день. Для того, чтобы реализовать Бога, наши духовные Учителя жили раньше в гималайских пещерах или где-нибудь в уединенном месте по двадцать, тридцать или сорок лет. Они боялись контактов с обществом. Они считали, что внешнюю жизнь невозможно преобразовать, поскольку чувствовали, что в ней не действует внутреннее вдохновение и устремление. Но мой Возлюбленный Всевышний, тот, кто является моим Господом, вашим Господом, Господом каждого из нас, чувствует, что, если мы будем пренебрегать телом и внешней жизнью, то как же мы станем совершенными в каждом аспекте жизни и как тогда мы будем проявлять Его? Тело — это храм, а душа — алтарь. Если мы пренебрегаем храмом и не содержим его в хорошем состоянии, то что же станет с алтарем? Если же мы будем обращать внимание только на алтарь, то как храм сможет служить Богу?

Недавно я читал о вас статьи в журнале “Сила и здоровье”, написанные вашими искренними почитателями. У меня также есть много статей, написанных вами. Они приносят мне столько вдохновения, столько вдохновения. В 1972 году, когда люди говорили столько плохого о старых чемпионах, ваш друг вдохновил и побудил вас снова участвовать в соревнованиях. Тогда в Лондоне вы снова завевали титул “Мистер Вселенная”. Я читал эти статьи с такой радостью и настоящим трепетом.

Билл Перл: Я по-настоящему ценю это. Итак, вы хотите сказать, что то, что вы стараетесь делать, — это показать людям, чего может достичь и как далеко может продвинуться человек, если он вкладывает свой ум, сердце и душу в какое-то дело?

Шри Чинмой: Вот именно! Ведь я не культурист, не тяжелоатлет; я — человек, любящий Бога. И поскольку я — любящий Бога, мой Возлюбленный Всевышний во мне и через меня делает попытки вдохновить людей, которые стараются устремляться. Среди культуристов и тяжелоатлетов тоже есть люди, любящие Бога и желающие более высокой жизни, внутренней жизни. Поэтому Он старается использовать меня, чтобы я мог быть им полезным.

Глава 2. Вопросы Джима Смита

Следующие вопросы были заданы Джимом Смитом, Регистратором рекордов Британской Ассоциации тяжелоатлетов-любителей и чемпионом мира в жиме штанги стоя среди ветеранов. Завоевав первый титул в 1959 году, Джим Смит посвятил все свои годы любительской тяжелой атлетике. Он также является международным рефери и тренером подающей надежды молодежи. Организатор четырех Британских национальных тяжелоатлетических состязаний и создатель пятиборья по тяжелой атлетике, Джим Смит обладает большим опытом как в спорте, так и в работе в официальных кругах, что делает его одним из крупнейших авторитетов в тяжелой атлетике.

Джим Cмит: Пожалуйста, не могли бы вы рассказать о графике своих тренировок?

Шри Чинмой: Мне требуется почти пятьдесят минут, а иногда даже час, чтобы разогреться, выполняя общие упражнения на растяжку. Я был спортсменом, поэтому я знаю довольно много упражнений на растяжку. Затем, после растяжки, я отжимаюсь двести раз. Потом я занимаюсь на тренажёрах. Все это я выполняю почти каждый день. Все вместе это занимает у меня три с половиной часа. Я тренируюсь два часа, а затем отдыхаю несколько минут перед тем, как продолжить.

Раз в десять дней я делаю все это не полностью. Я выполняю на четыре-пять пунктов меньше. В остальное время, почти каждый день, я обязательно делаю все упражнения регулярно. Таков мой график. На нашем теннисном корте у меня также есть три-четыре тренажера, на которых я занимаюсь.

Джим Смит: Надо понимать, почему я так поражен. Я занимаюсь тяжелой атлетикой уже тридцать пять лет. Обычно я тренируюсь не более четырех раз в неделю и не более трех часов за один раз.

Шри Чинмой: Если я не тренируюсь подобным образом, я слабею ментально. Если я пропускаю определенные упражнения, то на следующий день я сталкиваюсь с ментальным барьером, как будто я начинаю с самого начала. Когда я уезжаю из города на время Рождества или по другим причинам и у меня нет всего оборудования, то я не могу выполнять довольно много упражнений. Затем, когда я возвращаюсь обратно и вновь начинаю тренироваться, я не страдаю от этого. Но когда здесь, в Нью-Йорке, я не тренируюсь регулярно и не делаю всех своих упражнений, тогда на следующий день у меня одни огорчения.

Джим Смит: Я могу это понять. Но я не знаю никого, кроме болгар и некоторых других, кто бы столько тренировался. Что же касается ваших поднятий икроножными мышцами, я только могу сказать вам, что в Англии такие поднятия не считаются видом соревнований.

Шри Чинмой: Я ни с кем не соревнуюсь. Пожалуйста, простите за то, что я так говорю. Вдохновение и творчество в тяжелой атлетике, скажем так, включают в себя очень немногие виды поднятий: толчок, рывок и жим и несколько других. Но мир поднятия тяжестей велик. Сегодня мы живем в мире науки, мы производим так много различных вещей, и количественно и качественно. Так почему же на Олимпийских Играх или где-либо еще не признают больше различных способов поднятий? Некоторые люди оспаривают мои достижения и говорят, что мое поднятие одной рукой не может быть засчитано, потому что я поднимаю штангу с подставки. Но что в этом неправильного? Неужели воображение и разнообразие не ценятся в этом мире?

Джим Смит: Очевидно, вы используете всю свою предшествующую духовную тренировку.

Шри Чинмой: Раньше я обычно говорил — на 99 процентов, но теперь на 100 процентов я считаю это заслугой своего Внутреннего Кормчего, который является источником моего вдохновения и устремления. Перед каждым поднятием я концентрируюсь, молюсь и медитирую, по крайней мере, три-четыре минуты. Я поднимаю большой вес, а затем вновь медитирую и призываю Благословение и Защиту Бога. После одного поднятия рекомендуется выполнять следующее поднятие как можно быстрее, в течение нескольких секунд. Говорят, что несколько мгновений кровь в руках все еще быстро циркулирует. Мне не нравится эта теория, так как лично я полагаюсь только на Милость Свыше. Поэтому я пережидаю, по меньшей мере, три минуты или более между попытками, когда поднимаю большие тяжести. Я молюсь, медитирую и концентрируюсь и, когда я чувствую, что обрел энергию внутренне, приступаю к подъему. До этого я не начинаю, поскольку чувствую, что всем обязан своему Источнику, внутреннему руководству. Поэтому вначале я должен войти в свой Источник для вдохновения, устремления, руководства и защиты.

Иногда в моих поступках нет логики. Но ведь внутреннее вдохновение таково, что оно и не согласуется с внешними рассуждениями. Я совершил много-много такого, во что не может поверить мой физический разум. Когда я смотрю на штангу, я пугаюсь до смерти. Но когда я концентрируюсь, я её не боюсь. Когда я един с ней, я действую как герой. Когда я не един с ней, когда у меня нет концентрации или единства с штангой, тогда я по-настоящему пугаюсь. Но когда я стараюсь выйти за пределы разума, этих барьеров не существует. Разум чувствует, что нужно идти от одного к двум. Но зачем идти от одного к двум, если есть нечто, называемое Милостью? Почему не идти от одного к десяти? К счастью, с этим подходом я добивался успеха много раз.

Глава 3. Пресс-конференция

Следующие вопросы были заданы на пресс-конференции, состоявшейся в Квинз 12 августа 1986 года.

Вопрос: Почему вы решили устроить эту пресс-конференцию?

Шри Чинмой: Мои ученики хотели, чтобы я устроил эту пресс-конференцию, поскольку таким образом мы сможем послужить большему числу людей своим вдохновением и посвящением. Наша философия — устремляться и вдохновлять. Здесь есть несколько репортеров; они тоже могут принести большую пользу человечеству. Все мы стараемся делать одно и то же, но каждый по-своему. Я поднимаю тяжести, а вы пишете статьи, но все мы стараемся служить человечеству и вдохновлять его в меру своих способностей, каждый в своей области.

Вопрос: Когда вы начали заниматься тяжелой атлетикой?

Шри Чинмой: Серьезно я начал заниматься в прошлом году, 26 июня. Тогда я с трудом поднимал одной рукой 40 фунтов (18 кг). Только тренируясь регулярно и не теряя веры, можно совершать прогресс. Около четырех лет назад несколько моих учеников и я пытались поднимать одной рукой 50-фунтовую гантель (23 кг). Некоторым ученикам удалось сделать это семь или десять раз, но я не смог сделать этого как следует даже трех раз. Пятьдесят фунтов были для меня целым сражением! А вчера на обычной тренировке с моими учениками я поднял 50-фунтовую гантель сорок раз. Так что вот он, прогресс. Вчера, когда я поднял 50 фунтов сорок раз, я предложил этот результат своему Внутреннему Кормчему. Но даже тогда, когда я с таким трудом поднял 50 фунтов всего три раза, я также предложил этот результат своему Внутреннему Кормчему. При этом четыре года назад я был ничуть не менее счастлив, чем вчера. Я испытывал такую же радость, как и вчера. В то время Бог дал мне способность поднять гантель три раза, а это — та способность, которую Он дал мне вчера. Поэтому вчерашнюю способность я предложил Ему так же радостно, как предлагал Ему свою прежнюю способность. Мы всегда должны с радостью предлагать свои способности Богу. Все, что у нас есть, мы будем отдавать. Если у нас будет один цветок, мы отдадим его, а если будет десять цветов, мы отдадим их с такой же радостью.

Вопрос: Похоже, что тяжелая атлетика — наиболее подходящий вид атлетики для выражения нашей концентрации. Не потому ли вы начали ею заниматься?

Шри Чинмой: Я не выбирал тяжелую атлетику. Если человек искренне молится и медитирует, некто внутри него говорит с ним и указывает, что делать, а чего — нет. Вы пользуетесь словом “Бог”, я говорю — мой “Внутренний Кормчий”. В прошлом году, когда я молился и медитировал, этот некто внутри меня — можно называть его внутренним голосом или источником вдохновения — попросил меня заняться тяжелой атлетикой. Вот почему я занимаюсь ею.

Теперь — о концентрации. Предположим, кто-то может поднять шестьдесят фунтов при помощи только силы мускулов. Если этот человек станет молиться и медитировать несколько минут перед поднятием, тогда у него появится не только сила тела, но также сила ума и витала. Сейчас он получает помощь только от своего физического. Он не получает внутренней решимости от витала или колоссальной силы воли, скрытой внутри ума. Он даже не осознаёт их.

Но если он молится и медитирует, он сразу же чувствует, что внутри ума скрыта огромная сила воли, огромная сила-концентрация. Когда он думает о своем витале, он видит, что тот полон решимости. А его тело наполнено энергией. Все эти замечательные качества он может ощутить, молясь и медитируя.

Он чувствует, что его витал, ум, сердце и душа являются друзьями его тела, и он получает от них помощь. Если у кого-то есть друзья, то они приходят ему на помощь, когда он в них нуждается, и, конечно, поднимать тяжести становится легче.

Я стараюсь вдохновить людей, которые не молятся и не медитируют. Я говорю им, что у всех есть витал, у всех есть ум, у всех есть сердце, у всех есть душа. Но они не используют этих членов своей внутренней семьи так, как это делаю я. Иначе, если бы я полагался только на свое физическое, я почти ничего не смог бы сделать. Объем моих бицепсов не достигает даже 14 дюймов (35,6 см), тогда как у других тяжелоатлетов он бывает 21-22 дюйма (53-56 см)1 . Мои икроножные мышцы не достигают даже 13,5 дюймов, а у них — 20. Их мускулатура выглядит гигантской по сравнению с моей. Я могу поднять так много только с помощью силы, которая пребывает внутри меня. Мои друзья — витал, ум, сердце и душа — помогают мне изнутри. Они — мои внутренние друзья. Таким образом, людям, не осознающим сейчас внутренней жизни, я говорю, что внутренняя сила — это нечто реальное. Если они также примут помощь от своих внутренних друзей, они смогут невероятно увеличить свои способности.


  1. ABI:11-ru. 1 дюйм=2,54 см

Вопрос: Я знаком с вашими достижениями в тяжелой атлетике. Быть может, вы немного поделитесь с нами, каким образом вы готовитесь к поднятию тяжестей, поскольку я уверен: вы не просто все время работали с тяжестями.

Шри Чинмой: Это, в основном, вопрос моей ментальной подготовки, моего ментального отношения к тяжестям. Для начала 40-50 минут я выполняю упражнения на растяжку. Иногда я могу делать их в течение часа. Затем я тренируюсь с десятифунтовой гантелью (4,5 кг), потом — с двадцатифунтовой (9 кг). От двадцати я сразу перехожу к 300, 310 и 320 фунтам (136, 141, 145 кг) — примерно так. Таким образом, это не постепенное увеличение. Я просто использую свою молитву, медитацию, жизнь-отречение перед Волей Бога. Я молюсь и медитирую и, в то же время, отдаю результат Воле Бога. Вот что я делаю.

Вопрос: Есть ли у вас график регулярных физических тренировок, которого вы придерживаетесь?

Шри Чинмой: Я делаю упражнения для каждой части тела: рук, ног, спины и всех мышц, которые необходимы для поддержания тела в хорошей форме. Я выполняю, по крайней мере, двадцать различных упражнений ежедневно для верхней и нижней частей тела. Затем, каждое утро я прихожу сюда и выполняю подъемы при помощи икроножных мышц, а также играю в теннис. Если есть время после обеда, я снова играю в теннис. По крайней мере, три часа я посвящаю поднятию тяжестей и бодибилдингу. О беге сейчас не может быть и речи из-за моего колена, но если мне иногда удается немного побегать трусцой, то я чувствую себя по-настоящему счастливым.

Вопрос: Не могли бы вы сравнить бег и тяжелую атлетику? Доставляет ли вам один из этих видов спорта больше удовольствия, чем другой?

Шри Чинмой: В моей жизни бег остается несравненным; ему нет равных. Тяжелая атлетика никогда не была моим коньком. С ранних лет я не любил бодибилдинг и тяжелую атлетику. Я был спринтером и десятиборцем и вообще никогда не интересовался тяжелой атлетикой. Это было мне чуждо. Но в прошлом году, повинуясь внутренней команде, я начал заниматься тяжелой атлетикой. Я всегда слушаю приказы моего Внутреннего Кормчего, а мой Внутренний Кормчий попросил меня заняться тяжелой атлетикой. В этом основная причина, внутренняя причина моих занятий тяжелой атлетикой.

Внешней причиной, можно сказать, была сильная боль в колене, которая мешала мне бегать. Поэтому мне приходится заниматься чем-то для поддержания спортивной формы. Но внутренняя причина в том, что мой Внутренний Кормчий, мой Бог, велел мне поднимать тяжести. Поэтому я с радостью делаю это. Но если меня попросят сравнить бег и тяжелую атлетику, то бег всегда останется моим самым любимым видом спорта.

Вопрос: Изменилось ли ваше отношение к тяжелой атлетике, когда вы стали заниматься ею? Нравится ли она вам сейчас?

Шри Чинмой: К сожалению, даже теперь я не могу по-настоящему получать от неё удовольствие. Только мое отречение перед Внутренним Кормчим заставляет меня заниматься ею. Но я делаю это послушно и даже радостно, и, несомненно, я делаю это преданно. Как я уже сказал, я молюсь и медитирую. Поскольку я молюсь и медитирую, я становлюсь преданным инструментом Бога, а затем сама собой приходит радость.

Вопрос: Считаете ли вы, что ваши занятия тяжелой атлетикой станут источником вдохновения для других людей?

Шри Чинмой: Я действительно чувствую, что огромное число людей на земле не верит во внутреннюю силу, внутреннюю жизнь. Им кажется, что внешняя сила и внешняя жизнь — это всё. Я с ними не согласен. Внутренняя жизнь существует; существует дух, и моя способность поднимать такой тяжелый вес доказывает, что дух может действовать также и в материи.

При помощи молитвы и медитации мы должны вывести на передний план свои внутренние способности и внутреннюю силу. Нам противостоит невежество. Но если наша внешняя решимость и внутреннее устремление могут объединиться, то это значит, что два наших друга борются против одного врага в перетягивании каната в нашей жизни, и поэтому мы обязательно победим. Есть профессиональные культуристы и тяжелоатлеты, которые также пришли к выводу, что существует нечто, называемое духом, внутренней силой, и оно существенно помогает им в занятиях бодибилдингом и поднятием тяжестей. Это как друзья. Если у меня есть еще один друг, я воспользуюсь его помощью.

Вопрос: Как поднятие тяжестей связано со многими другими аспектами вашей работы ради установления мира на земле?

Шри Чинмой: Поднятие тяжестей идет бок о бок с этой работой. Все, что вдохновляет человека стать лучшим гражданином мира, — хорошо и божественно. Если я как поэт могу написать вдохновляющие стихи, они определенно послужат устремлению человечества. Если я как художник могу нарисовать нечто прекрасное и одухотворенное, это тоже послужит человечеству и вдохновит его. Как певец и композитор — то же самое. Что бы я ни делал, если за этим стоит устремление, то это устремление входит в человечество как вдохновение. Когда я сочиняю, или даю концерт, или делаю что-нибудь еще, сила моего устремления, в конечном счете, войдет в людей как вдохновение, и они извлекут из этого большую пользу.

То, что я делаю, не является исключительно моей монополией. Каждый может попытаться сделать это, и каждый, кто обладает искренностью и преданностью, достигнет своей цели. Когда я поднимаю тяжести, я молюсь и медитирую. Когда я пишу песни, я молюсь и медитирую. Именно молитва и медитация в каждом виде моей деятельности помогает мне и другим. Но эта жизнь-устремление предназначена для всех. Каждый хочет добиться успеха. Каждый хочет достичь личной цели в своей внутренней или внешней жизни. Каждый хочет стать лучше, совершать прогресс, идти дальше и дальше. А наилучший и самый быстрый путь к этому — использовать молитву и медитацию наряду с внешними действиями, необходимыми для достижения цели.

Вопрос: Когда вы тренировались, чтобы поднять 303 фунта (137 кг), как вам удалось не терять энтузиазма, несмотря на такое количество неудач?

Шри Чинмой: Я терпел неудачу 213 раз. Так много раз — всё неудачи да неудачи. Но сейчас я пытаюсь поднять 320 фунтов (145 кг). Один Бог знает, сколько дней это займет. То, что я сделал вчера, — это мой личный рекорд. Но я все время соревнуюсь сам с собой. Это также то, чему я учу своих учеников. Всегда соревнуйтесь сами с собой, не соревнуйтесь ни с кем другим. Это глупость с нашей стороны — соревноваться с другими. Если я подумаю, что я — самый лучший боксер, я немедленно обернусь и увижу Мухаммеда Али. Если в любой области кто-то считает себя лучшим, я уверяю вас, он — глупец, потому что очень скоро откуда ни возьмись появится кто-то другой и победит его. Но если мы будем соревноваться только сами с собой, мы не только сейчас, но и в будущем останемся чемпионами.

Сегодня я поднял 300 фунтов (136 кг). Если завтра я смогу поднять 310 фунтов (141 кг), кто нанесет мне поражение? Я сам себе нанесу поражение. Так что здесь нет поражения; здесь есть только прогресс, а прогресс — это именно то, чего мы хотим. Мы не можем зависеть от успеха, потому что обязательно появится кто-то и заставит померкнуть наш успех. Когда мы живем в мире успеха, мы обречены на немедленное разочарование. Но когда мы живем в мире прогресса, мы всегда получаем огромную радость. Эта радость приходит не только от превосхождения своих способностей, но и от самого усилия. Скажем, я поставил себе целью поднять 300 фунтов, но не могу сделать этого. Сам факт того, что я преданно тренируюсь и тренируюсь, дает мне радость, а упорство и настойчивость, которые я проявляю, сами по себе являются прогрессом. Все, что мы делаем преданно и одухотворенно, помогает нам совершать прогресс.

Итак, нам всегда следует соревноваться самим с собой в любой области. Если я полон сомнений, то я буду молиться и медитировать и уменьшу свои сомнения, и в этом будет мой прогресс. Если у меня есть десять желаний — я хочу “Кадиллак”, три дома и так далее, — то я уменьшу свои желания до девяти, потом до восьми и, наконец, до одного или дойду до отсутствия желаний. Вот так мы можем обрести покой ума. Если у нас есть мудрость, мы попытаемся свести к минимуму свои земные потребности и увеличить Небесные потребности. С помощью жизни-молитвы и жизни-медитации мы постараемся стать лучше, минимизируя такие свои непривлекательные качества, как зависть, неуверенность и нечистота. Но если у нас есть хоть капля чистоты или любви, то мы постараемся увеличить ее. Положительные качества мы попытаемся увеличить, а негативные снизить и уменьшить. Такова наша философия. Чтобы сделать это, нам необходимо принимать мир и жить в мире. Здесь, на земле, каждому из нас необходимо стать хорошим человеком. Если мы сможем стать хорошими людьми на земле и оставить после себя хорошие качества, то весь мир будет совершать прогресс по мере нашего продвижения дальше, глубже и выше. Таким образом, каждый человек имеет возможность предложить что-то для улучшения мира.1


  1. ABI:18-ru. Первый раз Шри Чинмой поднял 303 фунта (137 кг) 11 августа 1986 года и 320 фунтов (145 кг) 21 августа.

Вопрос: Вы считаете, что пробеги, которые вы организуете, также помогают людям и вдохновляют их?

Шри Чинмой: Бег значительно помогает людям и вдохновляет их, и своими пробегами мы вдохновляем тысячи людей по всему миру.

Вопрос: Кажется, всё, чем вы занимаетесь, делается ради человечества. Делаете ли вы когда-нибудь что-то для своего личного удовлетворения?

Шри Чинмой: Все, что я делаю, делается для того, чтобы радовать Бога, моего Внутреннего Кормчего. Радуя Его, я нахожу удовлетворение. У меня нет чувства разделения. Если я могу сознательно и одухотворенно радовать Его так, как Он Сам того желает, то я чувствую, что я более чем вознагражден.

Если я полностью установлю единство с вами, тогда благодаря моему единству всё, что радует вас, несомненно, будет радовать и меня. Мой Внутренний Кормчий — это моя высшая реальность-существование, и я являюсь Его неотъемлемой частью. Поэтому, когда я радую Его так, как Он того желает, я более чем рад.

Вопрос: Если вы хотите использовать поднятие тяжестей для вдохновения, почему бы не выбрать более общепринятый способ поднятий, который лучше признается широкой публикой?

Шри Чинмой: Вы задали прекрасный вопрос. Почему я не делаю что-либо общепринятое, чтобы любой мог принять или отвергнуть это? Есть две причины. Внешняя причина в следующем: мы должны идти вперед с новыми идеями. Почему я должен просто следовать старой системе? Каждый день наука совершает новые открытия. Если мы все время будем читать одну и ту же старую книгу, хотя это хорошая книга, отличная книга, — она надоест. Поэтому, если кто-то найдет новую книгу, написанную в другом стиле, с другими идеями, все будут восхищены.

В саду есть много прекрасных роз, и вы смотрели на эти розы всю свою жизнь в этом самом саду. А теперь, если вы добавите несколько совершенно новых цветов, — нарушат ли они как-то красоту сада? Может быть, он уже не будет обычным садом с розами, однако новые цветы лишь сделают сад более красивым. Розы так прекрасны, и мы ценим их красоту и аромат. Но если будет можно добавить другие цветы, то мы будем любоваться и ими.

Если у дерева есть не одна или две, а много ветвей и эти ветви разных размеров и формы, то каждая может быть по-новому интересна и по-новому красива. Итак, это внешняя причина того, что я совершаю поднятия таким образом.

Внутренняя причина состоит в том, что, если больше всего на свете я хочу порадовать кого-то, если я хочу каждый миг радовать его сознательно, одухотворенно и безоговорочно, то я буду делать это. Тот, кого я хочу порадовать, — мой Внутренний Кормчий, мой Возлюбленный Всевышний. Мой Внутренний Кормчий хочет, чтобы я делал это подобным способом, поэтому я делаю это радостно и безоговорочно. Но если Он передумает, если Он захочет, чтобы я делал это общепринятым способом, тогда я буду поступать так. Внутренняя причина — это основная причина, по которой я совершаю такие поднятия. Но если вы ищете внешнего объяснения, то причина состоит в том, что, когда в вашем саду не только розы, это лишь увеличивает красоту сада и никоим образом не уменьшает красоты и аромата роз. Новое всегда интересно и привлекательно.

Вопрос: Вас не обескураживает отсутствие каких-либо признаков того, что мир принимает покой?

Шри Чинмой: Я не обескуражен, потому что всё великое, всё прочное, всё, чему предстоит длиться вечно, требует времени. Мы сажаем семя, и постепенно из него появляется росток. Через некоторое время он становится маленьким растеньицем, затем молодым деревцем и, в конце концов, огромным баньяновым деревом. Семени нужно так много времени, чтобы стать гигантским баньяновым деревом, но это дерево — нечто действительно замечательное, и оно живет долго. Если я посадил семя только вчера, а сегодня ищу росток, то я обречен на разочарование. Всё требует времени. Я — в детском саду, но моя цель — получить степень магистра или доктора философии. Почему я должен быть обескуражен, если не могу достичь своей цели сразу?

Движение за мир развивается давно. Но если говорить о его успехе или прогрессе, то оно еще очень далеко от цели. Поиск мира человечеством длится тысячелетиями, в то время как наше движение за мир только началось. Поскольку мы знаем, что движемся по дороге и не сдаемся, то мы уверены, что, в конце концов, обязательно достигнем своей цели. Поэтому я не обескуражен. Я буду обескуражен тогда, когда я перестану давать свои концерты мира, молитвы и медитации мира в Организации Объединенных Наций и других местах. Если я сдамся, только тогда я по-настоящему проиграю. Но пока я иду по дороге, хотя цель очень, очень, очень далека, сам факт, что я стараюсь и прилагаю усилия, приносит мне удовлетворение.

Пока я все ещё нахожусь на дороге, даже если я только иду или ползу, — однажды ко мне придет вдохновение побежать трусцой, на следующий день придет вдохновение бежать быстрее, а на третий день — бежать с максимальной скоростью. Если у меня нет способности бежать или мчаться, то я буду ползти. Но если я сдамся, поверну обратно и скажу: “Эта дорога не для меня; в мире никогда не будет мира”, — тогда в мою жизнь войдет настоящее разочарование. Если я прекращу свою жизнь-молитву или жизнь-служение, вот тогда наступит настоящее разочарование.

Успех нашего движения за мир зависит от состояния мира. Сегодня мир невосприимчив, но, может быть, завтра он станет восприимчивым. Не каждый день мы находимся в радостном сознании; не каждый день мы видим солнце. Но мы не можем сказать, что солнца нет. В конце концов, солнце обязательно появится.

Вопрос: Как может спортсмен развить у себя внутри покой, дающий ему силу?

Шри Чинмой: Спортсмен может обрести такой же покой, как и ищущий, который сознательно молится и медитирует ради мира на земле. Спортсмен может обрести покой благодаря своему чувству единства. Перед началом соревнований ему нужно лишь на секунду ощутить: “Кто бы ни был первым, я буду в равной степени счастлив, поскольку победитель — это мой брат или сестра. Если бы я не бежал или не прыгал, то не было бы соревнований, и этот человек не смог бы стать победителем. В то же время, если я выиграю, то только потому, что другие также бежали и прыгали”.

Если я выиграю забег, естественно, я буду счастлив. Но когда я посмотрю по сторонам и увижу, что мой друг или мой брат, который выступил неудачно, несчастен, то буду ли я тогда по-настоящему счастлив? Меня превозносят до небес, потому что я победил, но мой проигравший брат обречен на разочарование. Я искренне люблю своего брата — так как же я могу быть счастлив? Как я могу быть спокоен?

Я буду счастлив, только если я смогу отождествиться с его жизнью-неудачей, если смогу войти в его сердце и почувствовать такое же огорчение, страдание и потрясение, которое испытывает он. Я уже отождествился со своей жизнью-успехом, и я очень горд и счастлив. И если я тотчас смогу войти в огорчение своего друга и стать полностью единым с его страданием, то я буду по-настоящему счастлив. Тогда моя победа принесет мне радость, и мое искреннее отождествление с поражением другого человека также принесет мне радость. Эти радость и счастье, можно сказать, и есть покой. Благодаря своей победе я обретаю счастье, которое и есть покой, и в силу единства с неудачей своего друга я также обретаю покой.

Затем я предложу свое достижение Источнику, который дал мне способность победить, а также я предложу огорчение и жизнь-неудачу своего друга Тому, кто один способен даровать победу или поражение. Если спортсмен может отдать результаты Богу, то не имеет значения, будет ли он первым или последним, — он будет полным радости. Эта радость, а также его единство с жизнью победителя или побежденного, несомненно, даст ему покой ума.

Это относится не только к атлетике, но ко всему, что мы делаем на земле. Единство, единство, единство! Если мы подумаем о единстве прежде, чем что-то сделать, если мы сможем поддерживать это чувство единства в процессе действия и после его завершения, тогда покой будет всегда. С начала и до конца мы должны петь песнь единства.

Скажем, мы бежим марафон. Тысячи людей бегут к одной цели. Билл Роджерс побежит, и я тоже побегу. Билл Роджерс будет первым, а я буду последним. Но если я установил единство с другими бегунами, то я буду так же счастлив, так как все они — неотъемлемая часть моей жизни. В то же время, если Билл Роджерс установил единство со мной, а я прибежал первым, то он почувствует величайшую радость. Он не будет несчастен, что одна часть его достигла цели раньше, чем другая часть. Нет!

Без единства мы несчастны, что бы мы ни делали. Даже когда мы достигаем успеха, радость, которую мы получаем, длится недолго. Тут же кто-то принесет новость, что другой человек добился лучших результатов, или в наш разум проникнут сомнения, и мы почувствуем, что завтра кто-нибудь нанесет нам поражение. В это время мы вносим в свою жизнь воображаемое несчастье. Откуда у человека возьмется покой, если он все время думает, что его достижение не самое лучшее или что кто-то другой может достигнуть большего? Но если мы установим единство не только с прошлым и настоящим, но также и с будущим, то у нас обязательно будет постоянный покой. Если кто-то делает что-то лучше нас, мы чувствуем, что этот человек — лишь расширение нашей собственной жизни. Вчера я совершил что-то, имея одно имя и форму, а завтра я добьюсь того же или даже большего под именем кого-то другого.

Кришна, Будда, Христос и другие являются духовными Учителями. Они пришли в мир в разное время, и тем не менее, все они — одно. Просто у них разные имена и форма. У обычных людей так же: когда один совершает что-то великое, ему не следует беспокоиться, что завтра его способности кто-то затмит.

Нет, завтра снова именно он, с новым именем и формой, совершит нечто более великое, чем то, что он сделал сегодня. В единстве всегда есть покой.

Вчера я мог поднять сорок фунтов, сегодня я поднимаю шестьдесят, а завтра я подниму семьдесят. Я знаю, что я — всё тот же человек, который занимается поднятием тяжестей, поэтому я не становлюсь несчастным всякий раз, когда мой предыдущий рекорд превзойден. Но если начнётся разделение, у меня возникнет проблема. Даже в нашем собственном существе всегда есть так много разделений, особенно между умом и сердцем и между телом и виталом. Когда я поднимаю что-то и есть разделение, то мой ум тут же постарается приписать заслугу себе. Тогда витал скажет: “Нет, это была моя решимость”, — и попытается присвоить заслугу. Тело скажет: “Кто поднял это?” Сердце скажет: “Это было я, часть моего существования”. А душа скажет: “Знаете, если бы меня не было в теле, все вы, остальные, были бы мертвы: сердце, витал, ум и тело”. Так каждая часть меня захочет приписать себе мой успех.

Но поскольку существует единство, душа не говорит уму, виталу и телу: “Вы победили благодаря мне”. Тело не говорит другим участникам моей жизни: “Нет, вы выиграли благодаря мне”. Тело знает, что, если бы витал не проявил решимости, я не достиг бы успеха. Вместе с тем, витал знает, что, если бы я не держал ум под должным контролем, я не был бы способен совершить поднятие. Мои душа, сердце, ум, витал и тело могли бы восстать, но они не сделали этого, потому что я уже установил с ними единство. Каждый по отдельности мог бы бороться с другими, но они не борются, потому что мы установили единство. Итак, мы всегда должны чувствовать единство, подобно тому, как тело, витал, ум, сердце и душа человека чувствуют единство друг с другом и сотрудничают для достижения цели. Так мы непременно обретем покой.

Вопрос: Не могли бы вы что-нибудь посоветовать тренерам, которые работают со спортсменами?

Шри Чинмой: Простой совет, который я могу предложить тренерам, — это иметь сердце ребенка, сердце-единство со своими учениками. Им надо стараться чувствовать постоянное единство не только с внешними потребностями своих учеников, но также с их внутренними потребностями. Большинство тренеров помогают своим ученикам внешне, но внутренне они не в состоянии им помочь. Но если они молятся и медитируют вместе со своими учениками во время выступления учеников, они могут существенно помочь им. Тренерам следует вести жизнь молитвы и жизнь медитации, а также вдохновлять своих учеников делать то же самое. На внешнем плане они обладают мудростью; они знают гораздо больше своих учеников. Но если они не используют свои внутренние резервы и не помогают ученикам также и на внутреннем плане, то их ученики не смогут развить свой величайший потенциал. Тренерам следует погружаться глубоко внутрь и выводить на передний план свое собственное вдохновение, устремление, преданность, решимость и силу воли, и предлагать эти способности своим ученикам. Вот так ученики и тренеры будут работать вместе во внутренней жизни устремления и внешней жизни посвящения, и успех их будет колоссальным и постоянным.

Вопрос: Чувствуете ли вы какую-либо связь с тяжестями, когда подходите к ним?

Шри Чинмой: С помощью своей молитвы и медитации я пытаюсь войти в сознание материи и стать неотъемлемой частью тяжестей, которые я поднимаю. Когда я имею дело с материей, я пытаюсь стать с ней неразделимо единым. Поэтому, когда я поднимаю тяжести, я чувствую, что мое дыхание-жизнь вошло в металлические диски и что из металла это дыхание-жизнь снова вернулось ко мне. Так я стараюсь установить единство с тяжестями. Таким образом, я чувствую жизнь в тяжестях, а тяжести чувствуют жизнь во мне. Иначе, если я просто коснусь их, они не ответят, и мы не сможем предложить друг другу свое дыхание-жизнь.

Вопрос: Теперь, когда вы достигли определенного уровня в поднятии одной рукой и при помощи икроножных мышц, есть ли у вас другие цели?

Шри Чинмой: Наша философия — философия самопреодоления. Основываясь на этой философии, каждый день я пытаюсь стать лучшим инструментом Бога.

Поэтому, что касается меня, нет такой вещи, как конечная цель. Когда я достигаю цели, я знаю, что мой Внутренний Кормчий не позволит мне остановиться. Он всегда хочет, чтобы я продолжал. И пока Он дарует мне вдохновение, устремление и преданность, я с величайшей верой буду продолжать достигать новые цели.

Вопрос: Если мне приходится заниматься видом спорта, который доставляет мне меньше радости, может ли мой внутренний прогресс быть таким же значительным?

Шри Чинмой: Ваш внутренний прогресс всегда будет постоянным, если у вас будет правильное отношение и правильный подход к цели. Скажем, из-за травм или в силу обстоятельств вы не можете делать определенное дело, которое хотите делать, и вынуждены выполнять что-то другое. Тогда вам надо понять, делаете ли вы это новое дело, чтобы порадовать себя или чтобы порадовать Бога. Если вы делаете это, чтобы порадовать себя, то, возможно, вы ощутите себя несчастным, поскольку почувствуете, что старый мир, который вам пришлось покинуть, давал вам так много радости, а вот теперь вы не сможете получать такую же радость от своей нынешней жизни.

Что касается меня, например, то я всю жизнь занимался бегом и получал огромную радость от этих занятий бегом. Эта новая жизнь, бодибилдинг, мне совершенно в новинку. Мне пришлось распрощаться со своим старым, давнишним другом и сделать своим близким, сокровенным другом кого-то другого. Так вот, если я подойду к поднятию тяжестей с мыслью, что я бросил старого друга и теперь пытаюсь завести нового, тогда, естественно, я буду чувствовать себя несчастным. Но существует другой подход. Я могу чувствовать, что старый друг сыграл свою роль в моей внешней жизни, и теперь у меня есть новый друг, который вдохновляет меня и которого вдохновляю я. Это не значит, что у меня больше не будет ничего общего со старым другом. Нет! Он все еще глубоко внутри моего сердца, а та радость, которую я получал от него или приносил ему, все еще со мной. Я полон любви к своему старому другу, полон благодарности к нему. Но во внешней жизни в настоящий момент мой старый друг ничем не может мне помочь, а я ничем не могу помочь ему.

С моим новым другом, тяжелой атлетикой, мне нужно установить теперь такую же дружбу. Если я смогу иметь такую же добрую волю по отношению к моему новому другу и если мой новый друг сможет иметь такую же добрую волю по отношению ко мне, тогда я буду совершать такой же прогресс. Внутри нового друга я также должен чувствовать своего Внутреннего Проводника. Двадцать лет назад мой Внутренний Кормчий попросил меня начать бегать, и я это сделал. Сейчас злополучная травма не позволяет мне бегать, но это только внешние обстоятельства. Даже если бы я был на вершине своей карьеры бегуна, а мой Внутренний Кормчий попросил меня бросить бег и заняться тяжелой атлетикой, и я сделал бы это с радостью, то как ищущий я бы совершил такой же прогресс, поднимая тяжести, какой совершил благодаря бегу. Если Он захочет, чтобы я сменил свое занятие или свой образ жизни и вступил в новую область, я смогу достичь наибольшего прогресса, делая это радостно. Ищущий может получать неизменную радость и совершать быстрейший прогресс независимо от того, что он делает, если он делает это, потому что хочет радовать Бога, своего Внутреннего Кормчего.

Если ищущий хочет совершать прогресс, ему нужно радостно отождествляться с тем, чем он занимается, и все время помнить, что то, к чему он стремится, — это не личный успех или личная слава, а радость-единство и мир-единство. Поскольку у него есть явная цель, подход к цели должен быть искренним и прямым, и он должен отдавать себя любой деятельности одухотворенно, с энтузиазмом и безоговорочно.

Вопрос: Был ли у вас учитель, или вы занимаетесь по своей собственной системе?

Шри Чинмой: Поначалу у меня не было внешнего учителя, но сейчас он у меня есть. Билл Перл, чемпион чемпионов, пятикратный “Мистер Вселенная”, был так добр, что согласился обучать меня. Мистер Перл дал мне комплекс упражнений. Я плохой ученик, но он меня прощает. На днях я беседовал с ним. Я сказал, что не в состоянии выполнять все упражнения, которые он мне дал; это многовато для меня. Но он очень добр. Он сказал: “Выполняйте сначала свои собственные упражнения, а затем попытайтесь адаптироваться к моему графику”. Я не совсем в форме для всех этих упражнений, которые он мне дал, но я, несомненно, стану выполнять их очень преданно и со всей верой. Так что сейчас Билл Перл — мой высочайший Гуру по бодибилдингу, а мой внутренний Гуру — Бог, Всевышний.

Вопрос: Сомневаетесь ли вы когда-нибудь в том, что достигнете своей цели?

Шри Чинмой: Если бы я был в сознании сомнения, то после нескольких попыток я бы сдался. Сомнения я отбросил давным-давно. Мы сомневаемся только тогда, когда боимся неудачи. Но в моей философии поражение и победа принимаются одинаково радостно. Захочет ли мой Внутренний Кормчий дать мне переживание неудачи или успеха, я буду одинаково счастлив, потому что мой путь — путь отречения. Если Бог испытывает радость, даруя мне неудачу, и если я един с Ним, тогда в силу своего единства я и сам найду радость в своей неудаче.

То же самое с успехом. Когда я выигрываю у своих духовных детей в теннис, я никоим образом не чувствую злорадного удовольствия. По-человечески я счастлив, когда я побеждаю. Но если они переживают, если огорчаются, что проиграли мне, то, в силу своего неразделимого единства с моими учениками, я стараюсь притянуть к себе их огорчение, как магнит, и тогда я испытываю огромную радость. Поэтому их поражение я принимаю как свое поражение, которое представляет собой лишь опыт, и свою победу я также воспринимаю просто как другой опыт.

Если принимать и поражение, и победу как опыт, тогда сомнение не может появиться. Если я не способен сделать что-либо, то это опыт, а если я способен сделать это, то это другой опыт. Откуда тогда взяться сомнению? Опыт, полученный от победы, и опыт, полученный от поражения, я считаю одинаково полезным, поэтому сомнения никогда не терзают меня. Сомнения будут терзать меня, только если я скажу: “Что же будет со мной, если я чего-то не сделаю, если я чего-то не смогу сделать?” Если я чего-то не сделаю, мир не рухнет. А если сделаю, мир не будет спасен. Если я проигрываю, опыт, который я получаю, приходит Свыше; и если я выигрываю, опыт также приходит Свыше.

Если мы можем одинаково относиться и к победе, и к поражению, то не может быть никаких сомнений. Если я не могу сделать чего-то, я счастлив, а если я могу сделать это, я точно так же счастлив, потому что и то, и другое, в конечном итоге, — только переживания, которые приходят ко мне, и эти переживания мой Внутренний Кормчий Сам получает во мне и через меня.

Вопрос: Как можно применить вашу дисциплину и посвящение себя такому занятию, как поднятие тяжестей, к чему-то вроде бега или чему-то неосязаемому, как, например, искусство?

Шри Чинмой: Сначала нужно развить вдохновение. Сейчас я получаю вдохновение и использую его в поднятии тяжестей. Я могу также использовать его для игры в теннис; я могу использовать его в искусстве; я могу использовать его, чтобы сочинять песни.

Вопрос: Вы употребили термин “новая эра”, когда говорили о своих достижениях. Не могли бы вы объяснить, что это значит?

Шри Чинмой: Все, что было сделано в прошлом, зарегистрировано и должным образом оценено. Когда у человека возникает новая идея или новая цель, он становится первопроходцем в этой данной области. Обычно, когда люди говорят об эре, речь идет о периоде времени, когда личность или группа людей добилась определенных достижений. Эра целиком зависит от личных достижений или коллективных достижений, которые происходили на протяжении нескольких лет. Но я рассматриваю эру с точки зрения видения. Под эрой я понимаю видение людей в определенный период жизни или истории. Если кто-либо приходит с новым вдохновением и новым устремлением, он открывает новую дверь перед человечеством, чтобы оно смотрело вперед и ввысь, и предлагает новое видение. Так что для меня “новая эра” означает открытие новой двери в нашем сознании, которая позволит нам идти вперед, а не оставаться в прошлом. В то же время, если в прошлом есть что-то полезное, мы не будем отказываться от него. От старого пути, или традиционного пути, или, скажем, общепринятого пути, мы не отказываемся. Поскольку он полезен и благотворен, мы принимаем его. Но если кто-то открывает что-то новое — новый метод, новый подход к реальности, — он, несомненно, осуществляет новое открытие. И это новое открытие само приносит новую эру.

Вопрос: Какой опыт, по-вашему, наши читатели могли бы извлечь из вашего примера поднятия тяжестей?

Шри Чинмой: Это очень просто. Говорят, что индийские Учителя не принимают общество как таковое. Говорят, что их не заботит мир, а заботит лишь своя духовная жизнь, что им нравится сидеть в гималайских пещерах и практиковать аскетизм и так далее. Если они могут получить свою реализацию, этого для них более чем достаточно. Но философия, которой я обучен глубоко изнутри, иная. Моя философия говорит, что мы должны быть в мире и мы должны быть для мира. Мы должны быть подобны лодке. Лодка — в воде, но вода не проникает в лодку. Это та лодка, которая доставит нас из невежества к берегу знания.

Я также хочу призвать мир не пренебрегать сознанием тела. Тело нам дал Бог. Тело — это храм, а сердце — это алтарь, внутри которого пребывает божество. Если мы не будем уделять необходимого внимания телу, то храм будет непрочным или несовершенным. Как вы сможете помочь божеству внутри себя, не имея подходящего храма? Поэтому я чувствую, что тело надо поддерживать в хорошей форме. Но я никогда не скажу, что нужно иметь гигантские мускулы. Нет, я только говорю, что физическая подготовка — дело величайшей важности, и, упражняясь, можно поддерживать хорошую физическую форму.

Кроме того, своим поднятием тяжестей я хочу сказать внешнему миру, что мир духа существует. Люди видят, что мое телосложение — ничто по сравнению с телосложением профессиональных культуристов. Их бицепсы — 22 дюйма в обхвате (56см), в то время как в моих нет даже 14 (35,6 см); их икроножные мышцы от 18 до 20 дюймов (46-51 см), тогда как мои — 13,5 (34,3 см). И все же я поднимаю вес, который многие из них не могут поднять. Итак, что это доказывает? Это доказывает, что внутренний дух, или ментальная и психическая сила, когда она выходит на передний план, может оказывать телу огромную помощь. Иначе мое физическое тело никогда бы не было способно поднять такой вес. Именно моя жизнь-молитва и моя жизнь-медитация позволяют мне совершать это Милостью Божьей. Я также пытаюсь показать, что внутренний мир должен быть источником вдохновения для внешнего мира. Их не надо противопоставлять друг другу, как Северный Полюс и Южный Полюс. Нет, они должны быть едины. Тело и душа должны быть в гармонии.

Вопрос: Многие люди прошлого и даже настоящего времени разделяют физическое и духовное развитие.

Шри Чинмой: Люди умны. Но ум и мудрость — разные вещи. Ищущие седого прошлого хотели своего собственного спасения, своего собственного освобождения, своей собственной реализации. У духовных ищущих были свои проблемы, но они могли преодолеть эти проблемы благодаря своему устремлению. Однако, когда они вступали в контакт с миром, то проблемы, с которыми они сталкивались, были огромны, и они не могли справиться с ними. Как только они начинали общаться с людьми, не достигшими высочайшего, они сталкивались с величайшими проблемами. Поэтому они уходили от мира. Они говорили: “Я останусь на вершине мангового дерева. Я забрался на манговое дерево и теперь буду есть манго, сколько захочу. Я не собираюсь спускаться вниз, чтобы делиться с вами. Ваше невежество — как голодный волк. Если я спущусь, чтобы поделиться с вами, то, возможно, вы растерзаете меня, вместо того чтобы взять у меня манго”. Поэтому они не принимали мир. Вместо этого они становились умными.

Но если ищущий мудр, то он будет развивать свое единство с миром. Тот же Бог, который создал меня, создал и вас. Тот, кто дал мне способность получить просветление, бесконечно выше меня. Но по Своей бесконечной Щедрости Он дал мне те небольшие способности, которые у меня есть. Если из своего безграничного Сострадания Он дал мне эти небольшие способности, неужели же я не поделюсь с вами? Если я получил от кого-нибудь нечто прекрасное и если я хороший человек, тогда, несомненно, я поделюсь этим с другими.

Если человек — ищущий, то ежеминутно мир будет осмеивать его. Но если ищущий чувствует необходимость, приказ изнутри, помочь миру, тогда он видит, что мир отстает от него лишь на один шаг. Если у него есть свет-мудрость, то в силу своего единства он скажет миру: “Я знаю немного больше, чем ты, я немного более осведомлен благодаря своей духовной практике. Но мы всё же братья”. Он принимает внешний мир как своего младшего брата и чувствует, что имеет немного больше знания и мудрости. Поэтому он говорит своему брату: “Я не Отец, но я могу отвести тебя к Нему. Я веду тебя не к себе, но к Тому, от кого я получил свое собственное просветление. Я знаю, где наш Отец. Я отведу тебя к Нему, и Он даст тебе Радость. Просто иди со мной”. Духовные личности должны говорить: “Я не являюсь Целью, но я знаю Цель. Я — проводник”.

Иногда, когда мать кормит своего ребенка, ребенок не хочет есть. Но мать чувствует, что накормить ребенка — ее обязанность. Иначе он не сможет жить на земле. Иногда ребенок бывает очень непослушным и всячески сопротивляется матери. Но мать продолжает стараться, потому что знает, что ребенок должен есть. Подобно этому, полностью пробужденные люди чувствуют, что их святая обязанность — служить миру, который является их младшим братом. Даже если младший брат не слушается, они продолжают стараться, потому что знают, что у них есть нечто действительно хорошее, что послужит огромной помощью их младшему брату. Таково отношение современных духовных Учителей. Это подобно матери и ребенку. Вы можете не принимать меня, вы можете постоянно отталкивать меня, но я все же буду приходить к вам из чувства единства с вами.

Бог дал мне единство с Ним; затем Он дал мне единство с Его творением. Поэтому Бог-Творец и Бог-творение едины в моей жизни. Бога-Творца и Бога-творение я должен принимать вместе. Если общество и внешний мир — это Бог-творение, то как мы можем отделить их от Бога-Творца? Они неразделимо едины, как лед и вода.

Глава 4. Вопросы в Гринвиче, Коннектикут

Следующие вопросы были заданы репортерами в Гринвиче, Коннектикут, 23 сентября 1986 года, когда Шри Чинмой поднял слона, используя модифицированное приспособление для подъема веса икроножными мышцами.

Репортер: Шри Чинмой, пожалуйста, объясните мне, что вы надеетесь показать людям, поднимая слона?

Шри Чинной: Прежде всего, я хотел бы, чтобы вы четко понимали, что я не культурист, я не тяжелоатлет. Я — человек, ищущий истину и любящий Бога. Я молюсь Богу и медитирую на Бога каждый день, и я всегда ожидаю Его внутреннего Руководства. Последние 15 месяцев мой Внутренний Кормчий говорит мне, чтобы я не пренебрегал телом, а вдохновлял мир силы. То есть, мы должны принять тело как нечто очень важное в нашей жизни. Духовные люди седой старины пренебрегали телом и миром. Они пребывали в гималайских пещерах или в лесу — в пустынных местах. Они чувствовали, что тело бесполезно и что ищущий не может получить ничего хорошего от тела. Но я не согласен с их взглядами.

Репортер: Тогда что же вы надеетесь показать этой демонстрацией силы?

Шри Чинмой: Вы можете видеть, что я не обладаю огромной мускульной силой. Я не отличаюсь великолепным телосложением. Люди, которые поднимают тяжести, могут продемонстрировать большие мускулы, но у меня нет таких развитых мускулов. Этим проявлением силы я хочу показать, что молитва и медитация определенно могут увеличить внешние способности. Я надеюсь, что этим я смогу вдохновить многих людей сделать искреннюю молитву и медитацию частью своего ежедневного распорядка дня.

Репортер: Итак, в некотором смысле, концентрация и медитация помогут вам поднять это животное?

Шри Чинмой: Да, если я смогу поднять этого слона, то на сто процентов я буду считать это заслугой Милости моего Господа Всевышнего, поскольку я знаю, что одной моей физической силы недостаточно. Когда я стою перед чемпионами мира, Мистером Олимпия и Мистером Вселенная, я вижу, как малы мои мускулы.

Репортер: А зачем вся эта реклама? Почему вы делаете это публично? Почему вы не поднимаете тяжести дома?

Шри Чинмой: Я поднимаю тяжести и дома, но кто узнает об этом, и кто вдохновится этим? Если я не буду делать этого публично, то как я смогу вдохновить человечество? На днях я поднял 400 фунтов (181 кг) в своей комнате. К счастью, всё было записано на видео, так что мы можем доказать это. У нас также есть автоматическая камера, которая делает фотоснимки — стоп-кадры. Но если бы не было видеозаписей и фотоснимков, вы думаете, кто-нибудь поверил бы мне?

Репортер: Итак, когда люди видят, как вы это делаете, и видят, что вы не мускулистый силач, то какую идею, вы надеетесь, они осознают?

Шри Чинмой: Идею о том, что молитва и медитация могут помочь им во всех аспектах жизни. Если они хотят стать физически сильными, они могут достичь многого, занимаясь молитвой и медитацией. С помощью молитвы и медитации я смог увеличить свою силу и сделать за 15 месяцев то, что в других условиях заняло бы у меня 30 или 40 лет. Или, возможно, я никогда бы не смог сделать этого. Итак, моя идея заключается в том, что, если человеку нужна сила, то раскрытие внутренней силы через молитву и медитацию — это самый быстрый и эффективный путь обрести ее.

Репортер: Что вы делаете внутренне, о чем вы думаете, когда поднимаете такой большой вес?

Шри Чинмой: Я концентрируюсь на силе и медитирую на силу. Я пытаюсь получать силу и черпать силу из Универсального Сознания.

Репортер: Зачем вы добавляете вес к тому, который только что подняли?

Шри Чинмой: Потому что я чувствую уверенность, что я подниму его.

Репортер: Собираетесь ли вы поставить мировой рекорд?

Шри Чинмой: Нет, я не стараюсь бить рекорды. Я не соревнуюсь с другими; я соревнуюсь только с самим собой. Несколько минут назад вы видели мои возможности. Теперь я соревнуюсь сам с собой. Когда я поднимаю тяжести, мое тело — это мой мир. Улучшить себя, выйти за пределы своих прежних достижений — это и будет моей целью. Мой собственный предыдущий рекорд — вот то, с чем я всегда соревнуюсь.

Репортер: Пытались ли вы понять слона?

Шри Чинмой: Я пытался отождествиться с весом слона.

Репортер: Если я правильно понял, ваш вес всего 160 фунтов (73 кг).

Шри Чинмой: Сегодня я не взвешивался, но позавчера, когда я поднял 400 фунтов, я весил 159 (72 кг).

Репортер: Вы выглядите совсем не напряженным для человека, который только что поднял такой вес. Это невероятно! Вы не возражаете, если я пощупаю ваши мускулы?

Шри Чинмой: Они ничтожны. Мои бицепсы менее 14 дюймов (35,6 см). Вот почему я говорю, что своими достижениями в тяжелой атлетике обязан концентрации и медитации. Вы можете подумать, что концентрация, молитва и медитация нужны только для внутренней жизни. Но я хочу сказать — нет! Мы можем использовать свою внутреннюю силу также и для внешней жизни. Из медитации и концентрации мы получаем внутреннюю силу, и эта сила может быть использована также в физическом мире. Один из способов поднятия тяжестей — это развить большие, сильные мускулы. Но я тренировался только 15 месяцев. Поэтому я целиком полагаюсь на внутреннюю силу.

Репортер: Шри Чинмой, все эти видеокамеры, пресса и суетящиеся вокруг люди — не является ли эта атмосфера несколько неблагоприятной для медитации и внутренней жизни?

Шри Чинмой: Как я сказал ранее, я не верю в медитацию в горных пещерах или в чаще леса. Наша философия и способ медитации — принимать мир таким, каков он есть. Мы пытаемся стать лучше и вдохновить других сделать лучше свою жизнь. Некоторые говорят, что медитация предназначена лишь для немногих избранных. Но я говорю, что медитация — для всех, потому что все мы — дети Бога. Именно потому, что мы ценим внешнюю жизнь, мы чувствуем, что можем практиковать молитву и медитацию в своей повседневной деятельности, а не только в церкви или храме, или в каком-нибудь другом священном месте.

Репортер: Когда вы стояли на платформе, я думаю, вы медитировали. О чем вы думали?

Шри Чинмой: Я концентрировался на космической силе или вселенской силе и старался притянуть ее в свое тело.

Репортер: А как вы это делали? Вы думали? Говорили что-нибудь?

Шри Чинмой: Нет, я не думал. Я использовал нечто, что выходит за пределы мышления и мыслей. Это называется силой воли. Она приходит из третьего глаза. Я использовал силу своего третьего глаза, чтобы собрать все внутренние силы, которыми я обладаю.

Репортер: Вы надеетесь, что в результате этого у вас появится больше последователей?

Шри Чинмой: Нет, нет! Я не стараюсь привлечь больше последователей таким образом. Я просто хочу вдохновить людей. Я стараюсь показать им, что, если они станут молиться и медитировать, это также поможет им добиться успеха во внешней жизни.

Репортер: А как с дыханием?

Шри Чинмой: Перед тем, как поднять штангу, я сделал три вдоха. В первый раз я предложил свою благодарность Богу-Творцу, который создал меня. Во второй раз я предложил свою благодарность Богу-Хранителю, который хранит меня на Земле. В третий раз я предложил свою благодарность Богу-Преобразователю, который преобразует мой разум, мой витал и мое физическое. Я верю в эти три аспекта Бога, поэтому я трижды предложил свою благодарность.

Репортер: Когда вы держали штангу, вы выдыхали?

Шри Чинмой: Когда я держал штангу, я должен был выдыхать. Но вначале я только втягивал дыхание-жизнь.

Репортер: К какой религии вы принадлежите от рождения?

Шри Чинмой: Я родился в индуистской религии, но сейчас моя единственная религия — любить Бога и служить Богу. Любовь к Богу включает в себя все религии: христианство, индуизм, иудаизм, ислам и другие. Я родился индусом, но, поскольку я — человек, любящий Бога, я люблю все религии и считаю все религии своими собственными.

Репортер: Занимаетесь ли вы также бегом?

Шри Чинмой: К сожалению, в последнее время я не могу бегать из-за травмы правого колена. Но я выполняю разнообразные упражнения, чтобы укрепить мускулатуру. Ежедневно я выполняю, по меньшей мере, двадцать различных упражнений.

Глава 5. Вопрос мистера Зена Экхардта

Следующий вопрос был задан мистером Зеном Экхардтом из Бюро ООН Агентства Печати Германии во время интервью в Организации Объединенных Наций 10 октября 1986 года.

Вопрос: Я читал и видел по телевизору, что на вашем счету множество удивительных достижений. Какова связь того, что вы делаете ради мира, с вашим поднятием тяжестей?

Шри Чинмой: Есть важная связь между тем, что я делаю при Организации Объединенных Наций, и тем, что я делаю, когда поднимаю различные тяжести, слонов и так далее. Поднятием тяжестей я стараюсь показать, что, если вы молитесь и медитируете, вы можете вывести на передний план свою внутреннюю силу. Если человек действительно внутренне силен, он всегда пребывает в покое. Когда у вас внутри есть уверенность и сила, вы не пойдете из дома, чтобы ссориться или драться с другими. Если дома вы уверены в себе, то вы не пойдете на улицу и не начнете ссориться и придираться к своим соседям. Только из-за своей неуверенности вы пытаетесь воевать с другими, потому что всегда боитесь, что они превзойдут вас.

Поскольку страны внутренне не чувствуют уверенности, они берут и начинают сражаться с другими странами. Но страна, которая чувствует внутреннюю уверенность, не выступит с войной; это ниже ее достоинства. Слон не будет подходить к собаке и нападать на ее. Это собака будет облаивать слона, чтобы мир почувствовал, как она сильна, но слон просто не заметит собаку.

Поэтому, когда я поднимаю тяжелый вес, я надеюсь вдохновить других также вывести на передний план свою внутреннюю силу. Внутренняя сила не является моей монополией. Это далеко не так. Каждый владеет ею. Нужно только вывести ее вперед. Если каждый сможет вывести вперед свою внутреннюю силу, то все будут уверенными в себе, и никто не будет пытаться нападать на другого.

Когда мы внутренне сильны, мы не только не нападаем на мир, но мы чувствуем свое единство с миром. Именно из чувства единства рождается прочный мир. Поскольку различные части вашего тела установили единство друг с другом, они не чувствуют зависти друг к другу. Когда рука поднимает тяжести, глаза или уши не завидуют, потому что все части тела установили единство. Каждая часть тела чувствует радость от достижений всего тела.

Подобно этому, когда мы с вами чувствуем единство наших сердец, всё, чего достигли вы, я считаю своим собственным достижением. Если я считаю ваше достижение своим, как же я могу бояться, что вы превзойдете меня? Здесь нет страха или соревнования; есть только самоотдача. Я отдам вам то, что есть у меня, а вы отдадите мне то, что есть у вас. Поэтому единство, основанное на внутренней уверенности, является единственным фундаментом мира на земле.

Глава 1

Следующие четыре вопроса были заданы Франко Коломбо — обладателем титулов “Мистер Мир” и “Мистер Вселенная” и двукратным обладателем титула “Мистер Олимпия”. Шри Чинмой искренне благодарен мистеру Коломбо, который является одним из крупнейших авторитетов в области бодибилдинга и тяжелой атлетики и просветляющие книги которого дали Шри Чинмою огромное вдохновение.

Франко Коломбо: Насколько важны для ума йогические упражнения на растяжку?

Шри Чинмой: Если человек выполняет упражнения на растяжку, думая, что так он сможет достичь покоя ума, то он очень ошибается. Сколько бы он ни делал упражнений на растяжку, сколько бы часов он ни провел за этими упражнениями, он не сможет достичь покоя ума. Покой ума приходит только из жизни-молитвы и жизни-медитации.

У меня есть несколько учеников, которые весьма преуспели в упражнениях на растяжку. Но, к сожалению, по беспокойству их ум легко может превзойти обезьяну. Так что, если тяжелоатлет или культурист хочет иметь покой ума, то он должен сознательно и преданно любить Бога.

Франко Коломбо: Существуют ли йогические упражнения на растяжку, улучшающие проводимость нервов или нервное обеспечение мускулов?

Шри Чинмой: Да, есть несколько индийских асан, которые могут дать нервам свежий источник энергии, и, до некоторой степени, мускульная сила может быть увеличена благодаря этим упражнениям. Если человек интересуется этим, он может обратиться к специалистам по хатха-йоге, которые могут продемонстрировать и обучить этим конкретным упражнениям.

Франко Коломбо: Какова будет степень преобразования или помощи уму от занятий бодибилдингом?

Шри Чинмой: Простые занятия бодибилдингом не могут помочь уму, поскольку ум уже намного превосходит тело. Мы видим многих культуристов и тяжелоатлетов, которые очень, очень сильны, но не блещут умом. Но если человек способен контролировать ум во время занятий бодибилдингом, то тело может получить огромную помощь от ума и от способностей интуиции.

Вместе с тем, ум до некоторой степени получает удовлетворение от силы и динамизма тела. Но если говорить об уме, который должен освободиться от дурных мыслей, сомнений, страха, беспокойства, тревоги и негативных сил, то, с духовной точки зрения, сам по себе бодибилдинг не является действительно важным.

Сильный ум — это ум, который победил или может с легкостью победить воздействие негативных сил, когда они приходят и нападают на него. Чтобы иметь такой ум, который может по-настоящему служить человечеству, ум, который просветлен, человеку нужно вступить в духовную жизнь. Ибо духовная жизнь знает тайну тайн: как освободить ум из сети ограничений и тюремной клетки ночи-невежества.

Франко Коломбо: Как изменится ум человека, который тренируется профессионально, по сравнению с человеком, который профессионально не тренируется?

Шри Чинмой: В ментальном отношении между культуристом-любителем и профессионалом не обязательно бывает существенное различие. Но есть вероятность, что профессионал будет уделять больше внимания силе денег, известности и славе, в то время как любитель тренируется просто из желания самосовершенствования и любви к спорту. До некоторой степени, он освободился от жадности к деньгам, славе или успеху — этого тяжелого груза на плечах.

Иногда профессионал получает радость, лишь демонстрируя свои способности, в то время как любитель получает непосредственную радость, просто развивая свои способности. Но, вместе с тем, многие любители также любят демонстрировать свою силу и физическое развитие. В огромной степени это вопрос внутреннего отношения. Во время тренировки любителю надо концентрироваться только на самопреодолении и самосовершенствовании, что дает ему огромную радость. Но профессионал должен думать о соперничестве и соревнованиях, если он хочет достичь успеха. Он также может получать радость от своих тренировок, но удовлетворение наступит, только когда к нему низойдет победа и его способности будут признаны другими. Ему приходится трудиться упорнее, чем любителю, поскольку его цель — жизнь-успех, в то время как цель любителя — жизнь-прогресс.

Конечно, в успехе тоже может быть прогресс, так как для того, чтобы побеждать других, обычно необходимо достичь определенного уровня. Но во время тренировок профессионал может и не помнить о высшей необходимости прогресса. Поэтому сознательно или неосознанно, по доброй воле или против воли, к своей трудной цели профессионал несет тяжелую ношу, в то время как любитель просто идет, бежит и летит к манящей его цели.

Глава 2

Следующий вопрос был задан Мери Робертс, чемпионкой мира 1985 года среди профессионалов Международной Федерации по женскому бодибилдингу.

Мери Робертс: Я занимаюсь бодибилдингом около семи лет. Я обнаружила, что мне очень интересно помогать другим женщинам научиться соревнованию. Как вы думаете, это правильное отношение для чемпионки?

Шри Чинмой: Если вы ищете истину и любите Бога, тогда это абсолютно правильное отношение, так как это означает, что вы увеличили и расширили свои внутренние способности. Вы установили единство с другими участницами соревнований, и вы помогаете им. Помогая другим, вы увеличиваете свою собственную силу единства. С духовной точки зрения вы поступаете абсолютно правильно.

Если бы вы жили только в мире личного успеха, тогда, возможно, учить других было бы ошибкой для вас. Но если вы живете в мире своего внутреннего прогресса и если вы выступаете за мир всеобщего прогресса, тогда, без сомнения, вы делаете лучшее из возможного.

Глава 3

27 сентября 1986 года программа кабельного телевидения Vision of Asia взяла у Шри Чинмоя интервью о его занятиях тяжелой атлетикой. Далее приводятся выдержки из этой беседы.

Вопрос: Зачем вы занимаетесь тяжелой атлетикой?

Шри Чинмой: Я не культурист и не тяжелоатлет. Я — человек, ищущий истину и любящий Бога. Я молюсь Богу и медитирую на Бога, и я вдохновляю своих учеников и других людей во всем мире молиться и медитировать. Молитва и медитация — вот мой внутренний секрет и мой внешний секрет. Мои мускулы — ничто по сравнению с мускулами профессиональных культуристов и тяжелоатлетов. Только благодаря своей жизни молитвы и жизни медитации я смог достичь этих результатов в области физической силы. Вы можете подумать, что концентрация, молитва и медитация предназначены только для внутренней жизни, но я хочу сказать — нет. Их можно также использовать во внешней жизни. Благодаря бесконечному Состраданию и Милости Божьей из своей концентрации, молитвы и медитации я могу вынести на передний план внутреннюю силу, внутреннюю мощь и использовать эту мощь, чтобы увеличить свою внешнюю силу.

Внутренняя сила, которая позволяет мне поднимать слонов и аэропланы, не является моей исключительной монополией. Это далеко не так! Она доступна любому, кто молится и медитирует. Каждый может получить внутреннюю силу из молитвы и медитации. Обретя внутреннюю силу, мы чувствуем себя надежно и уверенно. Тогда наша неуверенность исчезает, и к нам приходит глубокий покой. Когда наш ум обретает покой, когда покой заполняет всё наше существо, мы больше не ссоримся с другими, мы больше не злословим о других, мы больше не объявляем войну другим. Только из-за неуверенности люди и нации начинают завидовать друг другу, воевать друг с другом и пытаться демонстрировать свое превосходство. В глубине своего сердца они знают, что слабы, и поэтому внешне они желают доказать миру, что они сильны. Но если внутренне они будут знать, что сильны, тогда их внутренний покой выйдет на передний план, и у них не будет необходимости что-либо доказывать. Поэтому, если мы сможем развить свою внутреннюю силу и внутренний покой, тогда этот мир обретет гармонию и чувство единства. Это будет наш истинный дом-единства.

Сегодня утром я поднял слона. Я не циркач, но я действительно отождествляюсь с животным миром. Животное сознание также находится в Универсальном Сознании нашего Возлюбленного Господа Всевышнего. В духовном мире, в оккультном мире, в мистическом мире слон представляет несокрушимую силу — не просто силу, но несокрушимую силу. На физическом плане его сила также несравненна. Слон весом 3.000 фунтов (1361 кг), когда я его поднимал, легко мог бы растоптать всех присутствовавших там людей. Все мы, вместе взятые, не смогли бы сравниться с ним. Но слон был очень кроток, очень уравновешен и спокоен. Если говорить о силе, то я не могу сравниться со слоном. Но именно потому, что слон знал, что он бесконечно сильнее меня, он был спокойным и уравновешенным. Вот почему я смог благословить его и увенчать гирляндой.

Подобно этому, если страна действительно сильна, особенно, если она внутренне сильна, спокойна и уравновешенна, тогда, как слон, она будет мирной. Мы называем некоторые страны сверхдержавами, но всё это относительно. Они не обладают внутренней уверенностью; поэтому они постоянно ссорятся и воюют, и пытаются доказать свое превосходство. Если бы они действительно были сверхдержавами, они отождествлялись бы со всеми силами: и превосходящими их и уступающими им. Мы по-настоящему отождествляем себя с другим сильным человеком, только если мы сильны. Бог всемогущ; Он — само Могущество. Вот почему Он может легко отождествиться с нами. К сожалению, мы очень слабы, и поэтому нам трудно отождествляться с нашим Возлюбленным Всевышним. Но в то же время Он раскрыл нам всевышний секрет достижения силы: молитву и медитацию.

Так что я говорю своим ученикам, что нам надо молиться и медитировать, чтобы вынести изнутри на передний план собственную силу. Именно отдельные люди ответственны не только за свою собственную жизнь, но также за свои страны и за весь мир. Именно от отдельных людей свет-послание внутренней силы может проникнуть и проникнет в нации. И когда сила света-единства проникнет в нации, не будет больше войн. Всё будет песней-единством. Мы говорим о покое, но разговоры — это не решение проблемы. Воплощение покоя — вот решение. Раскрытие покоя — вот решение. Предложение покоя всему миру — вот решение. Сначала нам надо воплотить покой, затем — раскрыть и предложить покой всему миру. Это именно то, что я стараюсь делать, поднимая тяжести.

Вопрос: Это, должно быть, очень трудно физически. Болезненно ли это?

Шри Чинмой: Нет, в действительности это не болезненно, но это — огромная задача, и очень изнурительная. Внутренняя сила должна выйти на передний план, и физическое тело должно воспринять силу, которая приходит изнутри. Физическое тело должно стать чистым и совершенным инструментом духа. Я выполняю эти поднятия, используя своё физическое тело, но сила и мощь приходят изнутри — из внутреннего источника.

Я ни с кем не соревнуюсь. Я соревнуюсь с самим собой. В прошлом месяце я поднял слона в Коннектикуте. Он весил всего 1.200 фунтов (544 кг). Слон, которого я поднял сегодня утром, весил 3.000 фунтов (1361 кг). Он более чем в два раза тяжелее предыдущего. Так что здесь я также соревнуюсь с самим собой. Если мы сможем соревноваться только сами с собой, тогда этот мир, несомненно, станет лучше. Если мы соревнуемся с другими, всеми правдами и неправдами пытаемся победить их, это не увеличивает божественных качеств и способностей мира. Но если мы соревнуемся лишь для того, чтобы увеличить свои способности, преодолеть самих себя и вдохновить других, то мы станем более совершенными гражданами более совершенного мира.

Вопрос: Вы тренируетесь каждый день?

Шри Чинмой: Я тренируюсь каждый день, по меньшей мере, три часа. Я выполняю около двадцати упражнений на различных снарядах и тренажерах, а перед этим выполняю много упражнений на растяжку. Так что мои тренировки занимают, по меньшей мере, три часа.

Вопрос: Почему вы избрали этот способ, чтобы продемонстрировать людям свою философию? Я имею в виду — это то, что людям легче понять?

Шри Чинмой: Да, так они понимают лучше. Я могу поднять одной рукой 500 фунтов (227 кг), могу поднять ногами 1.600 фунтов (726 кг), но людям трудно понять, что я делаю. Они не могут отождествиться с металлическими дисками. Но когда они видят огромного слона, или аэроплан, или парусную лодку, они начинают представлять, как это тяжело.

Вместе с тем, я делаю это именно благодаря молитве и медитации. Физически я не обладаю телосложением культуриста или тяжелоатлета. Всю заслугу в своем поднятии тяжестей я отдаю Милости Бога.

Глава 4

24 октября 1986 года на кабельном телевидении Лонг-Айленда Шри Чинмой дал интервью Джоэлу Мартину. Вот запись этого интервью.

Джоэл Мартин: Позвольте мне представить человека, моя любовь к которому очень выросла с годами. Я очень люблю его. Его достижения и свершения поразительны. О них сообщалось по всему миру. Мы поговорим об этих достижениях с Гуру, подлинным Гуру — по-настоящему подлинным — Шри Чинмоем. И Шри

Чинмой, конечно, — личность международного значения.

Шри Чинмой, я так рад, что вы снова здесь. В самом деле, мы уже встречались около года назад. Сейчас вы стали тяжелоатлетом, и газеты уделяют этому много внимания. Вот почему я подумал, что мы сможем немного поговорить о ваших достижениях, физических достижениях, которые столь значительны. И мы посмотрим несколько видеосюжетов об этом, потому что недавно, Гуру, когда я показывал здесь некоторые материалы, несколько человек сказали: “А, не верю я в это; нельзя поднять 4.000 фунтов (1814 кг) ногами и 500 фунтов (225 кг) одной рукой”. Но именно это вы и делаете!

Шри Чинмой: Я чрезвычайно счастлив быть здесь, и я чрезвычайно благодарен вам за поддержку. Как вы знаете, я — человек, ищущий истину и любящий Бога, я не культурист и не тяжелоатлет. Но мой Внутренний Кормчий хочет, чтобы я был источником вдохновения в физическом мире, поэтому сейчас я в мире тяжелой атлетики.

Джоэл Мартин: Нужно объяснить. Я знаю, что означает термин “Внутренний Кормчий”. Но для людей, которые не знают, это очень важно. Когда мы встретились впервые много лет назад, вы объяснили мне всё о Внутреннем Кормчем. Не могли бы вы сделать это снова?

Шри Чинмой: Да, мой Внутренний Кормчий — это Бог, который находится внутри меня, и всё время я слушаю Его Наставления. Когда мы молимся и медитируем, мы получаем внутреннее руководство. Тот, кто руководит нами, — наш Внутренний Кормчий.

Джоэл Мартин: Итак, это тот внутренний голос, внутреннее чувство, внутреннее руководство, которым мы иногда, к сожалению, пренебрегаем. Если я не ошибаюсь, вы носите эмблему Организации Объединенных Наций?

Шри Чинмой: Да, сегодня утром я был в Организации Объединенных Наций. Я молился и медитировал там около сорока пяти минут с делегатами, дипломатами и служащими.

Джоэл Мартин: Вы делаете это регулярно?

Шри Чинмой: Дважды в неделю — каждый вторник и пятницу.

Джоэл Мартин: Вы носите такую прекрасную одежду. Разные цвета имеют различные значения, да? В последний раз, когда мы встречались здесь, вы были одеты в красное. В этот раз — в светло-голубое, небесно-голубое. Не могли бы вы объяснить нам значение этого цвета?

Шри Чинмой: Да. Небесно-голубой цвет имеет особое значение в моей жизни, так как это основной цвет моей ауры. Небесно-голубой в оккультном мире означает Бесконечность. Поэтому во внешнем мире небесно-голубой — мой любимый цвет, поскольку во внутреннем мире я воплощаю этот цвет более, чем какой-либо другой.

Джоэл Мартин: Люди, которые смотрят меня, знают, что в течение ряда лет я сделал множество программ об оккультных и психических феноменах. У вас нет разногласий с миром духов или теми явлениями, которые мы называем психическими?

Шри Чинмой: Все они — мои друзья. Я не ссорюсь с ними, и они не ссорятся со мной, потому что все, что я делаю, я делаю ради единства, единства, единства. Когда я молюсь и медитирую, я взываю к Состраданию Бога, чтобы всё время быть единым с миром. Мое послание ко всему миру — это послание мира и единства. Это же самое послание я пытаюсь передать через свои занятия тяжелой атлетикой.

Джоэл Мартин: Поскольку вы упомянули о поднятии тяжестей, я вспомнил, что недавно вы подняли восьмилетнего слона. Сейчас мы посмотрим видеопленку о некоторых из ваших поднятий, чтобы люди могли убедиться, что это реально.

Здесь вы поднимаете самолет, принадлежащий частному лицу. Это произошло здесь, в Ист-Моричиз, графство Суффолк. В статье из “Ньюсдэй”, где я прочитал об этом, были также фотографии. Я думаю, это побольше, чем 3.600 фунтов (1633 кг).

Шри Чинмой: Это обычный самолет. Следующий — гидросамолет. Он тяжелее.

Джоэл Мартин: Но и тот был потяжелее, чем шариковая ручка. Я имею в виду, что тот тоже был тяжёлым. О! Это не больно? У меня столько вопросов. О чем вы думаете, когда вы делаете это? Это полная концентрация?

Шри Чинмой: Полная концентрация! Я не думаю ни о чем и ни о ком. Я только очень сильно концентрируюсь на своих внутренних ресурсах.

Джоэл Мартин: Но вы ведь не призываете всех людей поднимать слонов, не так ли?

Шри Чинмой: Я хочу, чтобы каждый был в хорошей физической форме.

Джоэл Мартин: Гуру, а что, если кто-то скажет вам: “Ну хорошо, всё это удивительно. Вы подняли слона, вы подняли гидросамолет, лодку, различные тяжести. Но как же это приведет мир к покою, который так неуловим?”

Шри Чинмой: Только что вы видели, что я поднял гидросамолет, слона и тому подобное. Люди знают, что я могу делать это только благодаря своей жизни молитвы и жизни медитации. Другого способа нет. Как вы видите, у меня нет больших мускулов, и мое телосложение — не телосложение культуриста или тяжелоатлета. Так что я целиком полагаюсь на свою внутреннюю силу, которая приходит из Сострадания Божьего и Милости Божьей.

Когда я чувствую внутреннюю силу, мой ум спокоен, и я не хочу ссориться или воевать. Мы ссоримся или воюем именно потому, что чувствуем себя внутренне слабыми. Один народ объявляет войну другому не потому, что чувствует, что он гораздо сильнее, но потому, что в глубине своего сердца он чувствует, что слаб. Я знаю, что я слабее тебя, но я хочу показать, что я сильнее. Возможно ты испытываешь то же самое; может быть, ты думаешь, что ты слабее меня, но ты затеваешь ссору со мной, чтобы продемонстрировать свое превосходство.

Недавно силой икроножных мышц я поднял слона, который весил 3.600 фунтов (1.633 кг). Если говорить о силе, человек не может сравниться со слоном. Только потому что слон знал, что мы ничего не сможем ему сделать, он вел себя хорошо. Поэтому тот, кто действительно силен, не станет воевать. Для человека единственный способ стать по-настоящему сильным — это молиться и медитировать. Когда мы молимся и медитируем, мы развиваем свою внутреннюю силу, и эта внутренняя сила — не что иное, как покой.

Цель, ради которой я занялся культуризмом и поднятием тяжестей, — вдохновить каждого человека молиться и медитировать, чтобы они смогли вынести на передний план свою внутреннюю силу. Если каждый выведет вперед свою внутреннюю силу, мир, в конечном итоге, будет залит покоем. Покой — это единство, единство — это покой. Если я силен и ты силен, тогда, несомненно, мы установим единство, и это единство — не что иное, как мир.

Джоэл Мартин: Вы занялись поднятием тяжестей не так давно, и сейчас вам 55. Долго ли вы прежде занимались бегом?

Шри Чинмой: Я бегал в течение долгого времени, но после травмы колена мне пришлось бросить бег. Затем, в прошлом году, 26 июня, я начал этот проект по поднятию тяжестей с веса в 40 фунтов (18 кг). Наша философия — это прогресс. Недавно я поднял 503 фунта (228 кг). Я начал с 40 фунтов одной рукой, а всего несколько недель назад я поднял 503 фунта.

Джоэл Мартин: Одной рукой?

Шри Чинмой: Да, а мой собственный вес около 160 фунтов (73 кг).

Джоэл Мартин: Это более чем в три раза тяжелее веса вашего тела.

Шри Чинмой: Да. С другой стороны, всё это благодаря Милости Свыше. Я предлагаю это всему миру. Я хочу показать, что, если мы молимся и медитируем, мы приобретаем внутреннюю силу, и эта внутренняя сила обязательно даст нам покой ума. Если у нас есть внутренняя сила, мы не станем воевать.

Джоэл Мартин: Но кое-кто может также сказать, что, если я поднимаю тяжести и становлюсь сильнее физически, то почему я должен заботиться о покое? Я могу использовать эту силу для агрессии.

Шри Чинмой: Если ваша сила приходит от жизни-молитвы, то вы не будете ссориться. Если моя сила приходит только из физического, от выполнения упражнений и так далее, тогда я могу стать агрессивным. Боксеры и борцы пытаются лишь уничтожить друг друга. Но если я получаю силу от жизни молитвы и жизни медитации, я не стану использовать ее для разрушения.

Если у меня есть нож, я могу ударить вас ножом, или я могу взять плод и отрезать от него кусочек, чтобы поделиться с вами. Если я мудр, то я использую его, чтобы предложить вам кусочек плода. У ножа есть сила, но важно именно то, как ее использовать. Подобно этому, человек может воспользоваться своей силой должным образом — чтобы предложить мир всему миру.

Джоэл Мартин: Сейчас будет короткий перерыв, а затем мы увидим несколько фотографий и видеосюжетов о достижениях Шри Чинмоя в области поднятия тяжестей. Шри Чинмой — всемирно известный Гуру. Мы поговорим еще о поднятии тяжестей и его работе на благо мира через физическую силу и медитацию...

Вернемся к шоу Джоэла Мартина. Беседы с вами, Гуру, в самом деле вызывают во мне душевный подъем! Я не лгу и не притворяюсь. Я искренен, и Гуру Шри Чинмой — это человек, за которым я следую очень долгое время. Мы познакомились в середине 70-х. Он очень искренен, совершенно естественен и обаятелен. И его работа на благо мира ведется через музыку, через литературу, через живопись, через спорт и теперь, в последние полтора года, через поднятие тяжестей. Он тренирует тело, чтобы поднимать невероятные тяжести — слонов, лодки, любые вещи — с целью показать, что может сделать разум. И он делает это на благо мира. Мы сейчас можем посмотреть на фотографии? Вы увидите некоторые из его последних достижений, которые совершены здесь, в Лонг-Айленде, а некоторые — в других районах страны. Он побывал во всем мире.

Здесь, Гуру, мы видим, как вы поднимаете вес, мне кажется, в три раза превышающий вес вашего собственного тела. Здесь 450 фунтов (204 кг). Где этот прекрасный спортивный зал?

Шри Чинмой: У меня дома.

Джоэл Мартин: Вы превратили его в спортивный зал! Сколько часов в день вы занимаетесь поднятием тяжестей?

Шри Чинмой: От трех до трех с половиной часов каждый день: утром, днем и вечером.

Джоэл Мартин: Прекрасно. Взгляните на следующий снимок. Это поднятие при помощи икроножных мышц, не так ли? Вы поднимаете несколько своих учеников.

Шри Чинмой: Большинство из них весят более 200 фунтов (91 кг). Их было пятеро.

Джоэл Мартин: Эта цифра — 1.384 фунта (627 кг) — внушительный вес. Не влияет ли это на старую травму ноги?

Шри Чинмой: К счастью, нет.

Джоэл Мартин: Действительно, к счастью. Я думаю, мы также посмотрим поднятие лодки. Сколько она весила?

Шри Чинмой: Она весила 4.000 фунтов (1814 кг).

Джоэл Мартин: Невероятно! И, очевидно, вы заверяете эти поднятия документально для того, чтобы показать людям, что это действительно происходило.

Шри Чинмой: Там было много людей, которые видели и могут доказать миру, что это достоверно. Мы хотим вдохновлять людей. Мы хотим служить людям, и мы хотим, чтобы это служение было подлинным.

Джоэл Мартин: В прошлое воскресенье на Ист-Моричиз вы подняли гидросамолет. Видите здесь число 3.632 (1647 кг)? Это вес самолета, а не его номер!

Шри Чинмой: Внутри было пять пассажиров, включая пилота.

Джоэл Мартин: Я даже не могу заставить себя подняться утром с постели. А вы говорите, что средний человек — вроде меня и тех, кто смотрит передачу —

может сделать это?

Шри Чинмой: Конечно! Если я могу поднять, то почему не можете вы? Все это — благодаря молитве и медитации.

Джоэл Мартин: Я молюсь и медитирую.

Шри Чинмой: Вы молитесь, и поэтому у вас есть покой ума и ваше здоровье улучшается. Когда я был здесь в последний раз, вы были нездоровы. На этот раз вы чувствуете себя лучше, и я очень счастлив.

Джоэл Мартин: В прошлый раз у меня была травма спины.

Шри Чинмой: Жизнь молитвы решает все наши проблемы. Мы должны лишь иметь безусловную веру в свои молитвы.

Джоэл Мартин: Это верно. Я хочу вернуться к снимкам. Я думаю, мы посмотрим еще один. Здесь вы улучшили жим одной рукой — 450 фунтов (204 кг) — и подняли 503 фунта (228 кг). Вы ведь не поднимаете столько каждый день?

Шри Чинмой: Я делаю попытки каждый день. Сейчас я тренируюсь, чтобы поднять 604 фунта (274 кг). Уже было 40 неудачных попыток. Когда я пытался поднять 300 фунтов (136 кг), у меня было 212 неудачных попыток. Бог учил меня терпению. Так что я терпел неудачу 212 раз, но продолжал, и на 213-й раз я выиграл.

Джоэл Мартин: Вы говорили до этого о вере в свои молитвы. Давайте вернемся к этому, потому что это так важно.

Шри Чинмой: Многие люди молятся, но они не верят в свои молитвы. Вмешивается сомнение. Люди говорят: “Возможно, Бог недоволен мной. Сегодня утром я солгал. Вчера я поссорился с другом, так почему же Бог должен слушать мои молитвы?” Поэтому люди не верят в свои молитвы.

Джоэл Мартин: Простите, Гуру, но почему Бог должен слушать наши молитвы? Неужели Он не находит ничего лучшего, как только слушать меня?

Шри Чинмой: А кто создал нас? Поскольку Бог создал нас, как же Ему не заботиться о нас? Если у вас есть собака, ваша непременная обязанность — заботиться о ней. Точно так же, Бог — Творец, а мы — Его творение. Мы беспомощны. Если Творец не позаботится о Своем творении, то как же мы будем жить на Земле, как мы выживем?

Джоэл Мартин: Повсюду у нас в стране мы встречаемся с ужасной проблемой: молодежь употребляет всё больше и больше наркотиков. В чем причина, что так много людей склоняются к этому пути, который явно разрушителен, вместо того, чтобы следовать вашему совету, который, несомненно, является наилучшим?

Шри Чинмой: Люди хотят того, чего можно достичь во мгновение ока. Они не верят в дисциплину или терпение. Если мы ведем жизнь дисциплины и обладаем терпением, то мы обязательно получим от своей жизни всё хорошее.

Джоэл Мартин: Хорошо сказано. Я должен вас спросить, Гуру, прежде, чем мы закончим, — к чему всё это приведет? Есть ли у вас конечная цель всего этого?

Шри Чинмой: У меня нет какой-либо конкретной цели; моя цель — самопреодоление. Я всегда стараюсь превзойти самого себя. Я не соревнуюсь с миром. Я всё время соревнуюсь только сам с собой и стараюсь стать лучше. Это — моя высшая цель. Каждый день я молюсь, чтобы стать лучше и суметь принести больше пользы человечеству.

Джоэл Мартин: Большинство из нас, я думаю, время от времени гораздо больше заботится о том, что вокруг нас, чем о том, что внутри нас. Может быть, в этом заключается основное непонимание.

Шри Чинмой: К сожалению, большую часть времени мы смотрим по сторонам, вместо того чтобы смотреть глубоко внутрь. Если мы сможем погрузиться глубоко внутрь, то мы получим ответ. Мир вокруг нас полон соблазнов. Мир внутри нас полон просветления. Если мы сможем вынести на передний план свое внутреннее просветление, то внешний мир искушения преобразуется в мир просветления.

Джоэл Мартин: Вы создали тысячи картин, стихов и музыкальных произведений. Вы до сих пор занимаетесь этим?

Шри Чинной: Да, я делаю всё это. Сегодня утром я написал много песен. Мы только увеличиваем свои способности. Если я делаю что-то новое, это не значит, что я бросаю всё старое. Моя поэзия, музыка, живопись — это мои друзья. Поднятие тяжестей — это как новый друг. Я не брошу своих старых друзей потому, что у меня появился новый друг. Нет, просто у меня станет больше друзей.

Джоэл Мартин: И вы пришли к нам не для того, чтобы рассказать, что вы лучше, но для того, чтобы вдохновить нас делать то лучшее, что мы можем.

Шри Чинмой: Я ни с кем не соревнуюсь. Я пришел сюда просто чтобы предложить свое вдохновение и устремление.

Джоэл Мартин: Наше время истекло. Большое вам спасибо. Это было грандиозно — увидеть вас снова. Я даже не спросил вас, что означает белый цветок.

Это покой?

Шри Чинмой: Конечно! Цветок означает чистоту, а белое означает божественность. Когда у нас есть чистота и божественность, то внутри нас живет постоянный покой.

Джоэл Мартин: Гуру Шри Чинмой, я очень благодарен вам. Шри Чинмой — уроженец Индии, живущий сейчас в Нью-Йорке, личность мировой значимости — был с нами эти полчаса. Это были очень интересные полчаса, и большое спасибо за то, что вы были с нами. До новой встречи, спасибо вам, Гуру.

Глава 5

Следующий вопрос был задан Кеном Холлом, обладателем титулов “Мистер Америка старше 50”, “Мистер Америка старше 40”, “Мистер Восточная Америка”, “Мистер Восточное Побережье”, “Мистер Северо-Восточная Америка”, “Мистер Штат Нью-Йорк”, “Мистер Эмпайр Стейт” и “Мистер Нью-Йорк”.

Кен Холл: Я занимаюсь бодибилдингом более 40 лет. Я наблюдал, как этот вид спорта претерпел множество изменений. Одно из самых значительных

изменений за последние годы — это увеличение числа женщин, занимающихся этим видом спорта. Я чувствую, что это прекрасное изменение, как для женщин, так и для бодибилдинга в целом. Вы согласны?

Шри Чинмой: Действительно, следует поддерживать женщин в их стремлении заниматься бодибилдингом и тяжелой атлетикой. Ничто хорошее не должно быть исключительной привилегией мужчин. Женщины занимаются бегом, прыжками, метанием, плаваньем и многими другими видами спорта. Если женщины занимаются спортом и соревнуются между собой, это прекрасный опыт и отличное достижение для человечества.

Глава 6

Следующие два вопроса были заданы Терри Лоцицеро, обладательницей титулов “Мисс Восточная Америка”, “Мисс Три-Стейт” и “Голдс Классик Чемпион”, Нью-Йорк, 1985.

Терри Лоцицеро: Когда во время конкурсов я выхожу на сцену и что-то не получается — например, зрители не аплодируют или возникает техническая проблема с сопровождающей музыкой, — мне приходится делать большие усилия, чтобы не потерять концентрацию. Как я могу сохранять спокойствие, когда

возникают проблемы?

Шри Чинмой: Вам нужно быть или изобретательной, или духовной. Если быть изобретательной, то можно сказать себе, что могло бы быть бесконечно хуже. Когда вы так говорите, приходит определенное расслабление и ментальный покой или равновесие. Но если быть духовной, то можно очень сильно помедитировать пятнадцать-двадцать минут перед выступлением. Это позволит вам обрести колоссальную ментальную силу, а когда у вас будет эта ментальная сила, проблемы, возможные во время выступления, вообще не смогут вам помешать. Ваша ментальная сила сможет преодолеть силу так называемых проблем перед выступлением или во время него.

Терри Лоцицеро: Когда я побеждаю в конкурсе, я на вершине мира; я так счастлива! Когда я проигрываю, я слишком много беспокоюсь о том, почему это произошло. Как научиться сохранять должное равновесие, когда участвуешь в конкурсе?

Шри Чинмой: Есть только один способ, и это медитация. Если вы медитируете, то, даже проиграв, вы легко сможете почувствовать такую же радость, как и победительница. И более того, вы сможете почувствовать радость победительницы как свою, свою собственную. Это не самообман. Медитация дает вам силу единства. Поэтому победительница и проигравшая могут с легкостью стать одним целым с помощью медитации. А также, победив, если благодаря медитации вы сможете на несколько секунд установить сострадательное единство с проигравшей, вы не только почувствуете радость от своей победы, но и получите дополнительную радость. Вы увеличите свое счастье, став единой с проигравшей. Ваше сочувствие и забота дадут вам огромное удовлетворение, такое удовлетворение, которого вы не получите от победы.

Глава 7

Следующий вопрос был задан Ниной Шенбаум, обладательницей титула “Мисс Колониальная Америка” и представительницей Штата Нью-Йорк в Американской Федерации женщин, занимающихся бодибилдингом.

Нина Шенбаум: В бодибилдинге говорят, что без боли не будет успеха — “Без труда не выловишь и рыбку из пруда”. Мне кажется, что это нелепо. Я никогда не чувствовала боли. Бодибилдинг — это фонтан юности: занимаясь им, становишься сильнее. Я достигала успехов без боли. Почему люди считают, что для того, чтобы усовершенствовать себя, нужно мучиться?

Шри Чинмой: Я разделяю вашу точку зрения. Не только те, кто занимается бодибилдингом, но и многие другие спортсмены считают, что без боли не будет успеха. Но я хочу сказать, что, если Бог находится в каком-то месте и мне нужно придти к Нему, что же порадует Его больше: если я нанесу себе увечье и прибегу к Нему на одной ноге, или если я прибегу к Нему нормальным способом, на двух ногах? Я могу воспользоваться или светом своей мудрости, или высотой своей глупости. Если мы говорим, что только мучая себя, мы можем совершенствоваться, это почти то же самое, что говорить, что нужно переедать, чтобы сделать себя сильнее, что нужно быть обжорой, чтобы в одночасье стать сильнейшим из сильнейших. Это невозможно! Свои способности следует стараться развивать медленно, но верно, а не прыжками и скачками, которые могут вызвать травмы.

Мне трудно принять теорию, гласящую, что физическая боль неизбежна в процессе совершенствования. Действительно, мы можем иногда испытывать боль, пытаясь выполнить трудное упражнение или поднимая большой вес. Но это совсем другое дело. Если намеренно терзать тело, превышая его ограниченные способности, в надежде стать сильнее в одночасье, есть полная вероятность того, что тело станет сопротивляться. Такие тренировки скажутся на нашем здоровье.

У всего есть свои возможности. Эти возможности нужно увеличивать разумно и, если речь идет об ищущем, также одухотворенно. Ищущий знает, что не нужно травмировать или калечить какую-нибудь часть своего тела, чтобы доказать Богу, как он любит Его. Не нужно говорить: “Вот как я Тебя люблю: я пришел к Тебе с искалеченными руками и ногами”. Это нелепо. Бог хочет, чтобы мы пришли к Нему как можно быстрее. Искалечив тело, мы никоим образом не увеличим свою скорость. Я говорю сейчас о духовном прогрессе, но даже с обычной точки зрения мудрость подскажет нам не причинять себе боли в надежде обрести что-то ценное. Мудрость может показать нам путь к цели без вмешательства боли.

Глава 8

Следующий вопрос был задан Жаном Лагерром, обладателем титулов “Мистер Штат Нью-Йорк”, “Мистер Восточная Америка” и “Мистер Геркулес-тинейджер”.

Жан Лагерр: Когда я чувствую, что честно сделал всё, что мог, как можно почувствовать, что результат конкурса был справедливым и беспристрастным, если я не победил?

Шри Чинмой: Нужно иметь духовное отношение, чтобы чувствовать, что результат соревнований был справедливым и беспристрастным и зависел исключительно от тех способностей, которые вы проявили. Внутренне вы должны соревноваться только со своими собственными способностями. Если вы чувствуете, что вы в идеальной форме, вы будете удовлетворены, даже если судьи присудят победу кому-то еще. А иначе, если вы будете сравнивать себя только с другими, естественно, вы почувствуете неудовлетворение, если их способности затмят ваши. Ищущий вполне может быть доволен результатом, если он во всем делает максимум возможного.

Глава 9

26 октября 1986 года Шри Чинмой дал интервью д-ру Расселу Барберу, продюсеру и ведущему программы “Первое сословие: религиозный обзор”, широко известному редактору программ о религиях и лауреату премии Эмми на телевидении WNBC. Далее следует запись программы, посвященной достижениям Шри Чинмоя в тяжелой атлетике.

Рассел Барбер: Гуру Шри Чинмой — это Учитель медитации. В своих поисках Бога и Истины он с помощью силы медитации совершил поразительные вещи, написав 700 книг и 3.000 песен и создав более 140.000 эзотерических картин. Сейчас он использует эту восточную дисциплину в тяжелой атлетике. Шри Чинмой совершил удивительный прогресс в мире поднятия тяжестей.

Сегодня Шри Чинмой с нами для того, чтобы пояснить, как он использует медитацию, чтобы добиться выдающихся результатов в атлетике. Спасибо, Гуру, за то, что вы снова пришли на передачу “Первое сословие”.

Вначале я хотел бы побольше узнать о медитации. Если бы я хотел научиться медитировать и использовать эти особые силы, какой бы первый урок вы мне дали?

Шри Чинмой: Когда мы медитируем, первое, что нужно делать, — это контролировать свои мысли. Нужно сделать свой ум как можно более тихим и спокойным, и для этого мы не должны позволять ни одной мысли проникать в него.

Рассел Барбер: Должна ли быть какая-то одна конкретная мысль, которой человек будет придерживаться?

Шри Чинмой: Если человек хочет, он может концентрироваться на Боге или на Христе, Будде или любой другой духовной личности. Но даже это не обязательно. Важнее всего не позволять мыслям проникать в ум. Но если человек хочет повторять Имя Бога, он может делать это.

Рассел Барбер: Любой человек может научиться медитировать?

Шри Чинмой: Да, любой человек может научиться медитировать. Медитация — это не исключительная монополия какой-либо личности.

Рассел Барбер: Каким же образом этот покой, который приходит из наших попыток медитировать, преобразуется в такие вещи, какие вы сейчас совершаете в тяжелой атлетике?

Шри Чинмой: Молитву и медитацию можно использовать в повседневной жизни так же, как и во внутренней жизни. До сих пор у нас было впечатление, что молитва предназначена только для тех немногих людей, которые верят во внутреннюю жизнь. Но теперь мы чувствуем, что сила молитвы должна выйти на передний план, помогая нам также и в физическом мире.

Рассел Барбер: Несомненно, это и произошло в вашем случае. У нас есть фотография, которую вы любезно принесли сегодня, и на ней вы поднимаете — одной рукой — 360 фунтов (163 кг)! Вот это действительно достижение. Это больше чем в два раза превышает вес вашего тела.

Шри Чинмой: Гораздо больше. Я вешу 160 фунтов (72 кг).

Рассел Барбер: Но сегодня утром вы совершили еще более потрясающую вещь, которая у нас есть в записи на видео, — поднятие машины весом 2.825 фунтов (1.280 кг). Это поразительно. Я не уверен, что когда-либо смог бы обрести подобную медитативную силу, чтобы сделать это.

Шри Чинмой: Конечно, смогли бы. Жизнь молитвы напоминает нам о бесконечных возможностях, которые находятся глубоко внутри нас.

Рассел Барбер: Когда вы напрягаете свои силы подобным, чисто спортивным образом, вы молитесь в это время? Вы думаете о Боге?

Шри Чинмой: Да, я молюсь и медитирую. Я не отделяю свою внешнюю жизнь от внутренней жизни. Перед тем, как поднимать, я молюсь. Поднимая, я молюсь. И в конце, завершив поднятие, я вновь молюсь и предлагаю благодарность Всевышнему. Я считаю, что не на 99 процентов, а на 100 процентов я обязан своими достижениями в тяжелой атлетике Состраданию моего Господа. Исключительно Его Милость позволила мне вдохновлять моих братьев и сестер в подобной сфере.

Рассел Барбер: Здесь у нас есть еще видеокассета с другими вашими достижениями в области медитации. Сейчас мы ее посмотрим. Это просто поразительно — всё то, чего вам удалось достичь. Вот, например, некоторые из ваших картин. А здесь мы видим вас в арке, сделанной из 700 ваших книг. Что вы пытаетесь сказать тем из нас, кто, кажется, не обладает подобной силой? Вы стараетесь показать нам пример, как с помощью медитации можно найти Бога и совершить поразительные достижения в своей жизни?

Шри Чинмой: Вот именно! С помощью медитации можно обрести покой. И когда мы обретем покой ума, невозможность перестанет существовать для нас. Тогда наш Господь Всевышний сможет всё время проявлять Себя в нас и через нас, и поэтому в нашей жизни не будет такой вещи, как невозможность. Если мы будем одухотворенно молиться и медитировать, мы сможем преодолеть все свои барьеры — ментальные и прочие.

Рассел Барбер: Я предполагаю, что человеку не обязательно заниматься физическими упражнениями, чтобы достичь духовного единства с миром. Я имею в виду, что ленивый человек вроде меня, наверное, смог бы достичь его с помощью молитвы и медитации. И все же, какая есть связь между атлетикой и покоем?

Шри Чинмой: Что бы мы ни делали в жизни — молимся ли мы, медитируем, разговариваем с друзьями или занимаемся спортом, — каждую минуту мы пытаемся получить радость. Но радость можно обрести, только ведя жизнь, полную покоя. Мы все жаждем радости, а радость пребывает только в покое. Каждую минуту нам дается возможность почувствовать покой в глубине своего сердца с помощью жизни молитвы и жизни медитации. Молитва и медитация — это не только внутренние переживания; их можно проявлять в нашей повседневной многообразной деятельности.

Рассел Барбер: Говоря о спорте на более практическом уровне, что вы думаете по поводу того факта, что политика каким-то образом стала частью некоторых спортивных соревнований, например, Олимпийских Игр? Вас это расстраивает?

Шри Чинмой: Это очень расстраивает меня, потому что в спорте мы всегда стараемся создать семью-единство. Люди приезжают из разных концов света, чтобы представлять свои страны. Они выходят за пределы ограничений своих собственных национальностей. Они побеждают национальные барьеры в своем уме и стараются проявить те способности, которые воплощают. Это как в Организации Объединенных Наций, где каждая нация — цветок в гирлянде наций. Но когда в спорт вмешивается политика, это очень болезненный и прискорбный опыт. Политика не должна служить препятствием сердцу-единству.

Рассел Барбер: Вы живете на Западе около 22 лет. Вы индус по происхождению. Вы говорите о мире, и когда вы приходите на “Первое сословие”, на нас всегда нисходит чувство покоя. Я хотел бы поблагодарить вас за то, что вы принесли нам этот момент покоя и хорошую медитацию. Благослови Бог!

Глава 10

Шри Чинмой ответил на следующие вопросы, заданные его учениками 17 декабря 1986 года.

Вопрос: Перед тем, как поднимать штангу, ты концентрируешься на каждом металлическом диске несколько раз?

Шри Чинмой: Сколько раз я концентрируюсь и медитирую! Сначала, наряду с концентрацией и медитацией, я делаю множество легких упражнений. Потом, когда я готов поднимать большой вес, перед каждым поднятием я смотрю на изображение Матери Кали, которая воплощает колоссальную силу, и чувствую с ней единство. Перед ее изображением я концентрируюсь и медитирую. Потом я смотрю на себя в зеркало и концентрируюсь и медитирую. После этого я кладу руку на штангу и концентрируюсь. Затем я смотрю на каждый металлический диск и стараюсь влить в него свет во имя божественной победы. После этого я снова смотрю на себя в зеркало и очень сильно концентрируюсь и медитирую. Потом я прикасаюсь к штанге и еще раз концентрируюсь и медитирую на каждый металлический диск. Вот почему это занимает столько времени.

Эвлогио Гарсия: По мере увеличения веса штанга имеет тенденцию прогибаться, поэтому кажется, что требуется больше усилий на то, чтобы поднять ее.

Шри Чинмой: Ты абсолютно прав. Когда она прогибается, кажется, что она тяжелее. Штанга тяжела уже сама по себе, но то, что не является прямым или жестким, поднять труднее. Кроме того, если бы она не прогибалась, я смог бы поднять ее выше. Когда я поднимаю ее с опоры, я теряю часть высоты, потому что она прогибается сильнее.

Эдит Артури: Как тебе сейчас удалось “перепрыгнуть” с 1.500 фунтов (680 кг) до 2.000 фунтов (908 кг), если раньше ты мог увеличить результат только с 70 (31,7 кг) до 90 (40,7 кг), а потом до 100 фунтов (45,3 кг)?

Шри Чинмой: Это мой отчет о прогрессе. Я всегда был сторонником прогресса. Иногда, когда лодка приближается к берегу, она или переворачивается, или увеличивает скорость. В моем случае, к счастью, лодка не перевернулась; она очень быстро достигла берега. Как сказал Билл Перл, у меня нет предвзятых представлений о тяжестях и о том, что можно поднять, а что нет. Поэтому, если вы не боитесь чего-то, вы просто пробуете это сделать. Если не случится ничего плохого, вам повезло. Иначе, возможно, вы будете жалеть об этом до конца своих дней. К счастью, я был под защитой моего Возлюбленного Всевышнего. Иначе в любой день мог произойти несчастный случай. После 1300 фунтов (590 кг) штанга просто ужасно прогибалась. Когда я поднимал 2000 фунтов (908 кг), она так прогнулась, что многие думали, что она сломается.

Вивиан Фреднер: Когда ты поднимаешь очень тяжелую штангу, ты чувствуешь, что становишься единым с ней, или это как противник, которому ты бросаешь вызов?

Шри Чинмой: Штанга — это не противник, но я чувствую, что бессознательное бросило вызов моему устремлению и моей реализации; оно бросило вызов Вездесущности Бога. В этом металле нет устремления, почти нет света. Поэтому я хочу войти туда со своей любовью. Не с физической силой, а с силой любви, то есть силой единства, я вхожу в этот металл. Но надо знать, что сила моего единства воплощает колоссальную волю. Это не как Битва при Курукшетре, в которой сражаются две силы. Нет! Просто одна сила бросила вызов Свету Бога своим невежеством и бессознательностью, а другая сила пытается победить ее — не силой агрессии, а любовью. Бессознательность штанги бросила мне вызов, и поэтому я стараюсь стать единым с штангой с помощью своей внутренней любви.

Дэвид Берк: Что на самом деле совершает прогресс, когда ты продолжаешь осуществлять эти колоссальные “прыжки” в поднятии тяжестей? Твоя восприимчивость к свету, твои человеческие способности, или ты получаешь больше помощи Свыше, или что-нибудь еще?

Шри Чинмой: Не моя восприимчивость к свету или к Состраданию Бога совершает прогресс. Как раз наоборот. Я экспериментирую с восприимчивостью бессознательности; я стараюсь понять, сколько моего света может воспринять бессознательный металл. Перед тем, как поднимать, на каждом металлическом диске я концентрируюсь дважды. Предположим, есть двадцать дисков — по десять с каждой стороны. Сначала я берусь за штангу посередине. Потом я концентрируюсь на каждом диске слева и устанавливаю с ними дружбу во имя божественной победы. Потом я перехожу к правой стороне. У меня есть особый способ концентрироваться на каждом диске.

С одной стороны, Божественное или Всевышний во мне благословляет меня Состраданием, а я воспринимаю его. С другой стороны, я вхожу в план бессознательного, чтобы посмотреть, можно ли сделать тяжести восприимчивыми. Если бы они не были восприимчивыми, никто не смог бы их поднять. Но они были восприимчивыми ко мне, и поэтому я смог поднять их. Может быть, в это время они не были бы восприимчивыми ни к кому другому на свете. Попросите кого угодно в мире, и пусть они попробуют! Я не хвастаюсь; я просто говорю, что мне довелось быть восприимчивым к высшему свету, и точно так же — по милости Бога — тяжести стали восприимчивыми к этому свету во мне. А иначе кто бы смог просто так “перепрыгнуть” с 1300 фунтов (590 кг) на 1500 фунтов (680 кг)? Когда речь идет о таком тяжёлом весе, людям потребовалось бы две-три недели, если не месяца, чтобы прибавить только десять фунтов. И, поскольку у меня была хорошая восприимчивость, божественное Сострадание действовало через меня, и я смог предложить свой свет творению Бога. В творении Бога так мало божественного света — его почти что нет. Но там я нашел каплю восприимчивости и смог предложить тяжестям свет, потому что они были восприимчивыми. Если бы металл не сотрудничал, я не смог бы его поднять. Поэтому это наше взаимное достижение. И я совершил его именно силой любви, а не железной силой воли.

На моем лице вы действительно видите силу решимости и силу воли, когда я поднимаю тяжести. Но на самом деле именно благодаря силе любви я смог поднять эти тяжести. Иногда сила решимости может быть разрушительной, но моя сила никоим образом не несет разрушения. Когда я совершаю поднятие, вы видите мое свирепое лицо, безобразнее безобразного. Но то, что вы видите, — это не сила разрушения; это просто железная сила воли на моем лице, потому что мне нужно наполнить энергией свою руку.

Мне приходится прикладывать особого рода силу воли — я называю ее электрической силой воли — к своей руке, в особенности к запястью. У меня есть много, много различных видов силы воли, но эта сила — абсолютно самая могущественная и быстрая. Я удерживаю очень особую концентрацию на своей руке, в особенности на запястье. Рука поддерживает девяносто процентов веса. Люди скажут: “Твои плечи, спина, ноги и множество других мышц тоже работают”. Но я-то знаю, насколько работают у меня мышцы ног. Почти никак! Когда я совершаю поднятие, все мое тело поддерживает штангу, но ни грудь, ни плечи, ни ноги никоим образом не помогают мне активно. Правая рука держит девяносто процентов веса, а на запястье приходится, по крайней мере, семьдесят пять процентов из них. Люди могут посмеяться, потому что мое запястье тоньше тонкого. Но я-то знаю, что запястье держит по меньшей мере семьдесят пять процентов веса. Поэтому я всегда чрезвычайно бережно отношусь к своему запястью. Вся моя динамическая энергия и сила воли сосредоточены в правой руке и запястье. Иначе это крошечное запястье разлетелось бы на кусочки.

Говорят, что мир не прогрессирует. Люди всегда говорят: “О, мои прадедушка и прабабушка были святыми, а сейчас все — негодяи”. Мы всегда чувствуем, что прошлое было золотым, что вся слава — в прошлом. Не только жители Запада — даже индусы говорят, что сейчас в мире нет ни оккультной, ни духовной силы. Любое чудо они немедленно будут отрицать. Даже если бы они увидели его собственными глазами, они не поверили бы в него. Так вот, теперь они могут его увидеть. Я смогу доказать то, что я совершил, и с помощью видео, и с помощью фотографий, но все-таки некоторые не поверят в это. Эти люди никогда ни во что не поверят. Но, с другой стороны, некоторые, увидев, как я поднимаю тяжести, почувствуют вдохновение сделать шаг вперед в своей собственной жизни. Я живу для этих людей. Я не пытаюсь доказать нигилистам и скептикам, что я кое-что совершил. Вот уж нет! Я просто стараюсь внутренне служить людям, желающим сделать шаг вперед. Им не надо поднимать 2000 фунтов, но, может быть, они ощутят вдохновение, которое я предлагаю, и приложат усилие, чтобы сделать в своей собственной жизни что-то такое, что они раньше считали слишком трудным или невозможным. В любой области они могут почувствовать вдохновение сделать что-то лучше, чем раньше.

Дэвид Берк: Гуру, для тебя воспользоваться духовной силой почти так же просто, как выпить воды. Но когда ты поднимаешь тяжести, кажется, что тебе приходится прикладывать большие усилия, и потом, по-видимому, ты по-настоящему чувствуешь, что достиг чего-то значительного.

Шри Чинмой: Надо понимать, на каком плане сознания я действую. Здесь я имею дело с грубой материей. Физический план менее всего восприимчив к свету, но всё же тяжести воспринимают его. Если я действую на психическом плане, а ты молишься и медитируешь, тогда мне не так трудно поднять твое сознание, потому что ты уже находишься на более высоком плане и сознательно пытаешься воспринимать. Если ты уже немножко поднялся, то мне легче поднимать тебя дальше. Но если твое сознание в бездонной пропасти, тогда разве мне не приходится по-настоящему выбиваться из сил, чтобы поднять тебя хоть на дюйм? Когда я имею дело с внутренним планом, уровень восприимчивости уже выше. Но все тяжести находятся на грубом материальном плане, поэтому лишь с огромным трудом мне удается дать им свет.

С другой стороны, когда люди, устремлявшиеся много лет, падают, поднять их сознание почти невозможно. Когда-то они поднялись очень высоко на дерево устремления, но сейчас значительно спустились. Так вот, поднять этих людей хотя бы настолько, насколько я поднимаю тяжести, практически невозможно. Эти металлические диски отзываются на мое устремление и посвящение сильнее, чем некоторые люди. Вместо того, чтобы подниматься, как штанга, некоторые люди опустились и не желают подниматься снова. Не то что бы они были неспособны на это, но они сознательно и намеренно не хотят больше принимать свет. Так что вот вам разница. Металлические диски устремлялись в меру своей очень ограниченной способности, и поэтому я смог что-то сделать.

Сьюзан Хоффман: Почему ты совершаешь серьезные поднятия тяжестей рано утром?

Шри Чинмой: Раннее утро, до восхода солнца, — это лучшее время. Это избранное время, Час Бога. Мир все еще спит, и тебе не мешает его шум и гам. Это время для совершения того, что ты считаешь священным.

Душа всегда сознательна и всегда готова совершать что-нибудь важное для Бога, в какое бы время суток это ни происходило. Но лучшее время для сердца получать прямую помощь от души — это во время глубокой медитации или сразу после того, как проснешься, перед тем, как суета и суматоха мира смогут разрушить твою уравновешенность. В это время душа и сердце сильнее, чем сомневающийся ум, агрессивный витал и вялое тело. Все тревоги, беспокойства и другие негативные силы повседневной жизни еще не проникли в тебя. Ум тих и спокоен, а иметь тихий и спокойный ум чрезвычайно важно, когда ты желаешь совершить что-то действительно значительное.

Поэтому очень значительные, исключительно важные вещи в своей жизни всегда старайтесь совершать ранним утром. Или, если ранним утром не получается, следующее лучшее время — около девяти-десяти часов вечера. Но если вы делаете это вечером, то сначала нужно очистить ум, тогда как ранним утром ум уже пуст. Поэтому, если ты можешь делать очень особенные вещи рано утром, — это огромное преимущество.