10 ноября 1998 года у себя дома в Нью-Йорке Шри Чинмой высказал следующие мысли о пожилых людях. 1998 год был Международным годом пожилых людей.

Я искренне считаю, что пожилых людей нужно ценить и почитать, ими нужно восхищаться. Я так говорю не потому, что сам тоже пожилой человек, а потому что теперешний мир пожилыми людьми пренебрегает. Они ведь тоже когда-то были молодыми побегами, которые потом выросли и превратились в деревья, а потом — в огромные баньяны.

Когда они были побегами, то есть детьми, они приносили родителям, дедушкам и бабушкам радость. Потом, став старше, они, несомненно, вдохновляли людей. Мы вечно говорим о далеком будущем, но нужно же понимать, что и золотое прошлое когда-то было далеким будущим. В золотом прошлом эти старики были малышами, приносившими семье столько радости. Если мы не будем их уважать, мы не получим от них сострадания, нежности, любви и мудрости. Если ими пренебрегать, они окажутся оторванными от своего прошлого, будто разрубленное надвое дерево. Как выжить дереву, если его перерубили? Если его нужно сохранить, то надо, чтобы были целыми и корни, и ветви с листьями. Несколько лет тому назад это же самое дерево, пока не состарилось, давало прекрасные цветы и приносило очень вкусные плоды.

Так же и старики приносили семье имя, славу и финансовую независимость. Как же можно ими пренебрегать? Если уж говорить о рождении благодарности на свете, то этих пожилых людей нужно ценить, почитать, ими нужно восхищаться за то, что они сделали для всей мировой семьи. Само их присутствие должно стать источником вдохновения. Это вдохновение в один прекрасный день перейдет к молодому поколению, чтобы лет через сорок-пятьдесят вдохновлять следующее поколение молодых.

Примечание

5 мая 2005 года Шри Чинмой ответил на несколько вопросов, заданных ему в письменном виде Джупом Купманом, главным редактором и членом совета издательства «Католического Дайджеста» (выходит в Голландии). Шри Чинмой встретился с г-ном Купманом, а на следующий день вручил ему награду «Поднимая мир сердцем-единством».

Джуп Купман: Шри Чинмой, вы поддерживали дружеские отношения и помните свои знаменательные встречи с Папой Иоанном Павлом II и Матерью Терезой из Калькутты. Вы исключительно высоко отзываетесь о них, описывая их как замечательных, сильных и ярких людей. На Востоке превозносить и ценить

святых — это норма. Харизма духовных лидеров воспринимается реально и ощутимо. А основные тенденции иудаизма и христианства более интеллектуальны. Мы считаем своих лидеров хорошими людьми, но не обязательно живыми святыми, чье простое прикосновение или взгляд могут исцелить. Не могли бы вы описать Иоанна Павла II и Мать Терезу с этой точки зрения?

Шри Чинмой: Сначала поговорим о Святом Отце, Папе Иоанне Павле II. Святой Отец без предубеждения относился ко всем религиям. Он не ограничивал себя христианством. Вот почему я смог получить его безграничное сострадание, нежность и поддержку. В этой жизни мне шесть раз была дана золотая возможность получить от него благословение. Каждый раз, находясь в его присутствии, я действительно чувствовал многие его божественные качества — такие качества, какие редко обнаружишь у других людей.

Святой Отец был для кого-то другом, для кого-то отцом, а для иных — дедушкой. Как друг он хотел, чтобы люди поняли истинный смысл жизни. Истинный смысл жизни в сострадании, заботе и сочувствии.

Как отец он был строг с теми, кто был лишен нравственности, не следовал законам истины, а также с теми, кто жаждал власти и превосходства. Папа Иоанн Павел II предупреждал своих духовных детей о том, что, если они не будут заботиться о человечестве, разразится очень серьезный кризис. Уровень человечества будет не подниматься, а все падать и падать в бездонную пропасть.

Как дедушка он был полон нежности и в какой-то степени даже снисходительности к людям. Он чувствовал, что люди по природе слабы. Если он будет с ними строг, это может принести больше вреда, чем пользы. Он чувствовал, что с теми людьми, которые уже очень слабы, необходимо продвигаться очень медленно. Он дарил им безграничную заботу и считал, что капелька снисходительности в конечном счете пробудит их к Свету. Когда они придут к Свету, они не будут намеренно погружаться в непроглядную тьму невежества.

Святому Отцу я приношу бесконечную, бесконечную благодарность своего сердца. Каждый раз, встречаясь с ним, я испытывал что-то новое. На закате жизни, когда его здоровье стало таким хрупким и у него дрожали руки, он очень нежно коснулся моей руки и с огромным состраданием благословил меня. В отличие от других пап, он обладал и практичностью в делах внешнего мира, и видением величайших высот в мире внутреннем. Его внутреннее видение и внешняя деятельность замечательно дополняли друг друга.

Мать Тереза жила не только ради бедных и нуждающихся — она жила ради всего человечества. Ее сердце истекало кровью о беспомощном и безнадежном мире. Смыслом ее жизни была жертвенность ради спасения жизни других. Лодка ее жизни плыла то к берегу-состраданию, то к берегу-заботе. Когда она появилась на свет, страх не посмел родиться.

Она обладала безграничной верой в Спасителя Иисуса Христа.

Для меня она была то настоящей матерью, то настоящей сестрой. Она благословляла меня своими благословенными глазами как мать. Она любила меня своим сострадательным сердцем как сестра.

К тому же Мать Тереза была воплощением умения поддержать. Не раз и не два — целых три раза она просила меня сопровождать ее в поездке в Китай. Она горячо хотела сделать что-то великое, что-то доброе для Китая и китайского народа. Но, увы, — ее желанию не суждено было сбыться. Небеса призвали ее прежде, чем ее желание исполнилось.

Я недавно провел в Китае почти три месяца и много-много раз вспоминал ее благословенную просьбу сопровождать ее туда. Мать Тереза — отважная душа, полная любви ко всем душа, умеющая пожертвовать всем душа. Миру очень нужно как можно больше таких избранных Богом слуг, как Мать Тереза, чтобы лик и судьба мира изменились.

Джуп Купман: Какого вы мнения о большом интересе в США к духовности, значительная часть которого проявляется в форме увлечения если и не мнимыми религиями и движениями, то временами туманным понятием «нью-эйдж» («новая эра»)?

Шри Чинмой: Духовность в США — очень сложная тема. Ее можно сравнить с огромными океанскими волнами: то вверх, то вниз. Вероятно, подобное можно увидеть повсюду. Лет тридцать-сорок назад было время, когда молодое поколение проявляло гораздо больше интереса к духовности, приняв духовную жизнь и следуя ей. К моему великому огорчению, я не вижу, не чувствую того же внутреннего стремления сегодня. Возможно, я полностью ошибаюсь. Я никоим образом не критикую молодое поколение. Я на сто процентов с ними в их сердце и жизни.

Есть и другой фактор. В те дни все новое, что происходило, принималось на «ура». Начиная что-то новое, требующее напряжения сил, просветляющее, молодые люди чувствовали воодушевление изнутри. А теперь, похоже, людей ничто всерьез не интересует так, как это было лет тридцать-сорок тому назад. Людям нужен новый свет и новое сознание. Они хотят вырасти из старых достижений, или, можно сказать, выбраться из болота жизни, но не знают, куда повернуть. Им кажется, что прошлое не принесло им успеха. Теперь они боятся будущего. Им не хочется и пытаться предпринимать что-то новое, особенно потому что у них в жизни царят неуверенность и страх.

Любовь к движению «нью-эйдж» в прошлом была гораздо сильнее. Нужно с радостью принимать все новое. Оно ведь не будет, не может быть новым надолго. Если нам хочется достичь чего-то нового, стать кем-то новым, то нам нужно быть очень-очень строгими к своим внутренним молитвам и медитациям. Успех зависит от решимости и силы воли. Прогресс зависит от внешнего и внутреннего отречения перед Волей Бога в то время, когда мы очень одухотворенно молимся и медитируем и с любовью служим человечеству.

Каждый миг приходит к нам с новой мечтой, новой реальностью, новым вдохновением, новым устремлением и новым достижением.

Джуп Купман: Как найти доброе зерно в различных традициях?

Шри Чинмой: Если искренне молиться Богу об исполнении Воли Бога, то молитва непременно научит тому, как видеть хорошие реальности в каждом человеке. Если каждая традиция стремится к Любви и Свету Бога, то все хорошее проявится ради совершенствования мира. Сегодня мы видим добрые качества других. Если мы по достоинству их оценим, то эти добрые качества постараются расцвести, как лотос, в нашей собственной жизни — медленно, но верно.

Без молитвы и медитации почти невозможно отдать должное хорошим качествам других, и чтобы при этом нас безжалостно не ужалила змея-зависть. Каждая традиция по-своему права. Нужно освободить от национальных предрассудков сердце, чтобы понимать, ценить, уважать все традиции и стать гражданином мира, вдохновляя, воодушевляя, просветляя и осуществляя каждую традицию.

Джуп Купман: Вы считаете Иисуса Христа «несравненным Пророком и возлюбленным Сыном Божьим, а также высшим Другом-Единством человечества». Что это значит — «Друг-Единство человечества»?

Шри Чинмой: Христос сказал: «Я и Отец мой — одно». А еще Христос сказал: «Я — Путь. Я — Цель». Внешне трудно понять, как один человек может быть обладателем и Пути, и Цели. Но мы знаем, что, когда у человека есть полное единство с Высшим Абсолютом, он может быть чем и кем угодно и к тому же намного превзойти двойственность.

Дружба означает расширение единства. Как высочайший Сын Божий Христос знал, что он не только Сын Бога-Творца. Он прекрасно знал, что Бог-Творец и Бог-Творение — одно.

Размышляя о понятиях «забота», «воодушевление», «вдохновение» и так далее, мы испытываем высшую потребность в дружбе. Без дружбы этот мир будет день за днем погружаться в океан забвения.

Именно дружба придает нам живости и пробуждает к осознанию того, что мы принадлежим не только себе. Мы принадлежим всем, кто вокруг нас, с нами и для нас. Вокруг нас — весь мир, и именно в нем нам нужно заводить дружбу, чтобы вместе нести бремя всего мира. Без дружбы мир не будет продвигаться вперед, а покатится назад.

Христос сыграл роль Творца, сказав, что он и Отец Его — одно.

Затем, воскликнув: «Отче, для чего Ты меня оставил?» — он сыграл роль Творения. Творение отчаянно нуждается в помощи Творца.

Благодаря единству с Творением Христос ощущал страдание человечества как свое. Это страдание могут разделить все. Страдание существует, но когда другие приходят и облегчают бремя своих друзей, это, несомненно, помогает каждому без исключения человеку узреть свет единства. Единство — это расширение себя самого. Если дружба настоящая, то единство расцветает пышным цветом. Христос был величайшим Другом. Он стал единством, и не только Небесным, но и земным.

Он был несравненной частью Небес и щедрой рукой наделял Мать-Землю Состраданием. С другой стороны, он был частью Матери-Земли и делился Состраданием, которым безгранично и без условий наделял его Отец-Небеса, чтобы поднимать сознание мира и показать миру, что есть Свет, такой Свет, который жаждет установить Истину здесь, на земле.

Христос-Сын воспринимал. Христос-Друг раздавал. Христос-Сын воспринимал данное Свыше. Христос-Друг благословенно раздавал своим друзьям-гражданам мира все, чем обладал, и все, чем был.

Джуп Купман: Какие основные идеи являются общими для христианства и индуизма?

Шри Чинмой: Не только у христианства с индуизмом, но и у всех религий общим является одно: любовь к Богу. Все они ценят истину, сострадание и прощение. Эти божественные качества лежат в самых сокровенных глубинах каждой религии. Последователям каждой религии нужно проявлять эти божественные качества и с любовью, радостью и всем сердцем жить ими в своей внешней жизни ради совершенствования человечества. Вот так мы вместе сможем сплести прекрасную и благоуханную гирлянду душ-наций.

Джуп Купман: Какие области в межконфессиональных отношениях представляют собой самые большие проблемы?

Шри Чинмой: Мне довелось принимать участие в нескольких межконфессиональных форумах. На них я одну-две минуты в безмолвии молился и медитировал. Мы зачастую склонны возносить собственные религии до небес. Мне кажется, лучше всего будет, если мы сможем принимать выдающиеся достижения каждой веры как свои собственные. Так из общих достижений всех верований может извлечь пользу все человечество.

Джуп Купман: Какие самые актуальные уроки Восток может дать Западу?

Шри Чинмой: Восток может научить Запад силе безмолвия. Запад может научить Восток силе науки. Восток сосредоточен на себе. Запад смотрит в окружающий мир.

Там, где смогут сойтись Восток и Запад, возникнет место встречи. Они вместе скажут: «Мы обладаем, и мы представляем собой», а не «Я обладаю, и я представляю собой».

О поэзии 1

Некоторые люди ждут, когда птица вдохновения прилетит и опустится к ним на голову или на колени. Что касается меня, то я или велю птице вдохновения прилетать ко мне, или преследую ее. И как только я принимаюсь ее преследовать, я ее ловлю.

Поэзия может быть очень нежной и в то же время полной силы. И лаконично можно сказать так много. Поэзия не обязательно должна быть утонченной и женственной. Она может быть и очень сильной. Даже нежное слово может быть сильным.


  1. CSC 9-ru. 3 ноября 1989 года Шри Чинмой в неформальной обстановке следующим образом высказался о поэзии.

О мантрах 1

По Своей бесконечной Щедрости Господь Возлюбленный Абсолютный Всевышний написал в вашем Учителе и через него тысячи трогающих душу, возвышающих сердце и пробуждающих жизнь мантр на английском языке.

Было такое время, когда океан невежества во мне считал, что мантры, заклинания, могут быть написаны лишь на санскрите. Бескрайним невежеством — вот кем я был. Потом, когда я прочитал и изучил «Савитри» Шри Ауробиндо, во мне забрезжила мудрость. Вот тогда я пришел к пониманию, что мантры можно писать и на английском языке.

Когда я прочитал некоторые строки известных английских поэтов, мудрости у меня прибавилось. К моему великому удивлению и к радости, эти английские поэты, несомненно, создали мантры. Уверен, мантры писали и на других языках.

Теперь я знаю, что у санскрита нет монополии на мантры. Они могут быть сокровищем, самым божественным сокровищем каждого языка без исключения.


  1. CSC 10-ru. 29 декабря 2002 года в Крайстчерче, Новая Зеландия, Шри Чинмой высказал следующие размышления о мантрах.

Примечание

Следующие вопросы были заданы в Сингапуре 27 ноября 2003 года.

Вопрос: Когда во время ваших занятий тяжелой атлетикой к вам приходят Космические Боги и Богини, чем они вам помогают?

Шри Чинмой: Мне помогает само их присутствие. Они приходят с такой доброй волей и состраданием! Я выполняю поднятия на физическом плане, но мне помогают сами их благословения. Они приходят меня благословить, потому что хотят показать, что физическое должно быть представителем духовного. Между физическим и духовным не должно быть зияющей пропасти. Духовное должно работать в физическом и через него, а физическое должно быть достаточно восприимчивым к духовному. Вот я и стараюсь перебросить мост между физическим и духовным. Может быть, другие духовные Учителя и не пытались этого делать, потому что это почти невыполнимая задача. Они довольствуются лишь духовным.

По словам Шри Ауробиндо, физическое означает материю. Мы здесь говорим о материи и духе. С точки зрения восприимчивости физическое хуже всего. Это непробиваемая стена. Мы изо всех сил стараемся сделать тело восприимчивым, но это почти невозможная задача. Вот почему приходят Космические Боги и Богини. Мне помогает само благословение от них, и они предлагают мне свою безграничную поддержку.

Вопрос: Они фактически берут часть веса на себя?

Шри Чинмой: Конечно, берут. Когда вы с кем-либо отождествляетесь, вы обретаете такую мощь! Всю свою силу воли, всего себя вы отдаете тому, кого любите, цените, чтобы он добился успеха. Когда я наблюдал, как бегает и выполняет прыжки Шудахота Карл Льюис, как сильно я с ним отождествлялся! И тут тоже, когда благословить меня приходят Космические Боги и Богини, они вливают в меня такую сильную волю для поднятия тяжестей! Куда попадает эта сила воли? Она проникает в мое тело. Я использую свое физическое тело — руки, плечевые мышцы, — а они используют свою внутреннюю силу воли, чтобы мне помочь.