Не наказание, не принуждение, а расширение единства1

Учитель сидел в своей комнате для медитации совсем один, когда к нему вошел юноша- ученик, служивший ему вот уже почти десять лет. Он поклонился

Учителю и сказал:

— Учитель, я сегодня в очень одухотворенном сознании. Я сегодня полон любви к тебе, полон преданности и отречения. Если ты сможешь дать мне сегодня

наставления, полностью просветлится все мое существо. Мне будет нетрудно возложить все свое существование к твоим вечно сострадательным стопам даже

во внешней жизни.

Учитель сказал:

— Рамеш, сын мой, я так тобой доволен. Скажи мне, пожалуйста, какие же наставления тебе от меня нужны? Я очень хочу, и я более чем готов божественно

и возвышенно просветлить тебя и осуществить твое предназначение.

—Учитель, тебе лучше меня известно, какое наставление мне на самом деле нужно, чтобы осознать, что ты — мой самый близкий.

Учитель попросил ученика подойти к нему поближе, обнял его за плечи и сказал:

— Рамеш, а теперь скажи мне, какое отношение я сейчас к тебе проявляю?

Рамеш ответил со слезами в одухотворенном сердце:

— Отношение друга.

— Вечного и бескорыстного друга, — тут же добавил Учитель.

Рамеш был так глубоко тронут, что минут пятнадцать плавал в море Света и Восторга. Наконец Учитель сказал:

— Рамеш, я тебе поведаю, в чем заключается твой духовный недуг.

— Учитель, я так благодарен, что ты собираешься поведать мне о моем недуге. И мне вовсе нечего беспокоиться о лекарстве, ведь единственный лекарь и

единственное лекарство у меня — это ты. Ты можешь избавить меня от недуга, от которого я страдаю с незапамятных времен.

— Сын, ты болен не столь серьезно, как тебе кажется. Твой недуг — это непроходимое невежество внутри и вовне. Он заключается в неверном понимании

единства реальности. Это распространенная и легко излечимая болезнь. Итак — ты знаешь, что ты реальное человеческое существо и что я тоже реальное

человеческое существо.

— Нет, Учитель, ты не человеческое, а божественное существо. Вот почему мне так трудно тебя понимать.

— Сын мой, сегодня я научу тебя понимать меня. Как бы там ни было, а отрицать, что я реальное существо, точно так же как и ты реальное существо, ты

не можешь.

— Конечно, ты реален, Учитель, и я тоже реален.

И Учитель стал пояснять свою философию. Он сказал:

— Мы оба с тобой реальны, но я знаю то, чего не знаешь ты, а ты, к сожалению, у меня не учишься.

— А что это, Учитель? Я действительно хочу сегодня со всей преданностью и одухотворенностью всему у тебя научиться. И я тебя уверяю, Учитель: отныне

я никогда не буду сомневаться в твоих наставлениях или отвергать их.

— Ты уже получил от меня послание реальности, — сказал Учитель. — А сегодня я даю тебе послание единства реальности. Когда я прошу тебя что-то для

меня сделать, у тебя никак не должно возникать чувства, что с тобой разговаривает посторонний, что тебя просветляет кто-то чужой или что в тебя

проникает что-то чуждое. Ты прекрасно знаешь: расхожая точка зрения такова, что высшей частью человеческого существа является ищущий и развивающийся

ум. Но если погрузиться в духовную жизнь, то осознаешь, что высшей и более совершенной частью семьи души — тела, витала, ума и сердца — является

сердце. Когда ум просит тело и витал что-то сделать, они тут же это делают, потому что чувствуют, что у старшего брата больше света и мудрости, чем

у них. Они относятся к просьбе ума не как к наказанию, а как к озарению от старшего члена собственной семьи. Естественно, сопротивления не будет.

Они испытывают огромное удовлетворение, слушаясь старшего брата. А ты, став очень искренним ищущим, наверняка видел множество таких случаев, когда

ум тебя разочаровывал, подводил, отказывал в тот самый момент, когда ты внутренне отчаянно в нем нуждался. Я никогда тебя не подведу, и все же,

когда я прошу тебя что-то сделать, тебе кажется, что свет предлагает тебе посторонний.

Когда посторонний что-то тебе говорит или делает, ты, конечно же, будешь противиться или, по крайней мере, не почувствуешь той же радости, которая

пришла бы к тебе, если бы ты получил послание изнутри или совершил бы действие по собственной инициативе. Только потому, что ты вступил в духовную

жизнь, только потому, что ты совершаешь хороший прогресс, только потому, что я полон любви и заботы к тебе, я скажу тебе вот что: твое сердце

неразделимо едино со мной. Я не диктатор и даже не советчик. Я лишь расширение устремленного сознания твоего сердца. Твое сердце и мой свет-мудрость

в дар тебе вечно и неразделимо едины. Ты добился единства со своим умом, и точно так же ты можешь добиться неразделимого единства со своим сердцем,

считая меня расширением своего сердца. Если ты сумеешь это сделать, тогда я на физическом плане смогу убедить твои тело, витал и ум в том, что все,

что я говорю и делаю, на пользу не только тебе, но и Богу.

В словаре Учителя нет слов «наказание» и «принуждение». В его словаре есть слова «реальность» и «единство реальности». Когда ты достигнешь высоты

единства реальности, там не будет ни Учителя, ни ученика; ни наказания, ни принуждения. Будет лишь исполнение и осуществление большей Реальности

Света и меньшей реальности Света. Более низкая реальность может достичь удовлетворения только в сердце высшей Реальности. Излишне и говорить, высшая

Реальность не только принимает более низкую реальность как часть себя, но и прекрасно знает, что без освобождения и преображения более низкой

реальности она сама никогда не станет полной, совершенной и осуществленной.

— Учитель, ты сегодня полностью просветлил мое сердце. Я знаю, что в ближайшем будущем ты проявишь и осуществишь себя в моей жизни устремления и

посвящения. А за это я отдаю тебе всю благодарность, которая только есть у меня в этой жизни.

  1. WM 1-ru. 22 января 1974 года

From:Шри Чинмой,Почему Учителя не общаются, Центр Шри Чинмоя, Москва, 2008
Источник: https://ru.srichinmoylibrary.com/wm