{{htmlmetatags>metatag-robots=()}} Шри Чинмой отвечает на вопросы, часть 14

Шри Чинмой отвечает на вопросы, часть 14

Часть I

2 июля 1997 года во время празднования Дня Дедушки на Площадке Устремления на Джамайке, Нью-Йорк, Шри Чинмой ответил на следующие вопросы детей своих учеников.

Вопрос: Какой формы Бог?

Шри Чинмой: У Бога бесконечное множество форм. Но все маленькое Он предпочитает тому, что больше самого большого. Наибольшее предпочтение Он отдает крошечным-прекрошечным предметам и формам.

Вопрос: Что делает Бог в свободное время?

Шри Чинмой: Когда у Бога бывает свободное время, — если оно у Него вообще бывает — Бог шутит Сам с Собой!

Вопрос: Могут ли люди видеть фей?

Шри Чинмой: Конечно, могут, но не все. Обыкновенные люди могут видеть фей во сне. А если вы духовно развиты, то запросто сможете увидеть фей прямо перед собой, стоит вам только захотеть.

Вопрос: Какой у Бога самый любимый звук?

Шри Чинмой: Самый любимый звук Бога — беззвучный. Беззвучный звук в то же время громче самого громкого. Он одновременно и беззвучный, и громче самого громкого. Беззвучный звук Бога может быть громче атомной бомбы.

Вопрос: Как ощутить самую большую радость?

Шри Чинмой: Просто представь себе дитя, которое бесконечно прекраснее любого ребенка, когда-либо виданного тобой в этом мире. Это у тебя внутри есть такой ребенок, который бесконечно прекраснее. Просто представь его себе! И, представляя это, ты ощутишь самую большую радость.

Вопрос: Кто из детей Бога смешит Его больше всех?

Шри Чинмой: Бога заставляют хохотать во все горло очень глупые дети, которые стараются показаться Богу самыми мудрыми.

Вопрос: Гуру, когда вы были маленьким, у вас были домашние животные?

Шри Чинмой: Да, у меня было несколько домашних животных, но самыми любимыми были две обезьянки, Джаду и Маду. Здесь, в Америке, у меня тоже были

две обезьянки. Я дал им те же имена, Джаду и Маду. Но сейчас они с Богом. Обезьянки, которые жили у меня в детстве, были ручными, но очень-очень

вредными. Они ужасно кусались. У меня осталось так много шрамов и отметин! Они кусались без всякого повода. Чтобы избежать их укусов, я открыл, что

они не кусают неподвижно лежащих людей. И, когда я видел, что Маду или Джаду несутся ко мне, я сразу же падал на спину и притворялся мертвым. Мне

очень часто удавалось успеть упасть на спину. Тогда они внимательно меня изучали. А я в это время притворялся мертвым. Они довольствовались этим и не кусали меня. Вот так я чаще всего спасался от них, но до сих пор у меня есть очень-очень глубокие отметины от их внезапных нападений.

Вопрос: Какой юмор нравится Богу больше всего?

Шри Чинмой: Любимый юмор Бога — это когда Ему видится одно, а все происходит не так, как Он того хотел. Бог может все, Он всемогущ, но иногда Он

следует естественному ходу событий. И, если результат на физическом плане, на земном плане, получается диаметрально противоположным, Его это очень

забавляет.

Предположим, Бог хочет, чтобы на земном плане что-то произошло, а силы невежества препятствуют или приводят к совершенно иному результату. Что

делает Бог? Он от души смеется. Вот какой юмор Он любит больше всего! Он знает, что обладает всемогущей силой, и легко может сделать то, что хочет.

Но Он наделил нас и невежество весьма ограниченной силой. Естественно, невежество никогда не использует свою ограниченную силу правильно, а потому

сила самого невежества только возрастает.

Что касается нас, то мы как ищущие истину и любящие Бога люди, получая ограниченную силу, которую дает нам Бог, зачастую способны правильно

использовать ту малую свободу, которой Он нас наделил. Когда Бог видит, что мы пользуемся ею правильно, Он бывает очень нами доволен, наделяет нас большим доверием и большей силой.

Вопрос: Почему, когда я был маленьким, мне так часто снились плохие сны?

Шри Чинмой: Может быть, твой витал хотел видеть такие сны. Часто витал испытывает злорадное удовольствие, призывая темные силы или взывая к ним.

Темные силы в данном случае — это плохие сны. С одной стороны, когда мы находимся в сознании, мы не хотим кошмарных снов, но когда мы в

бессознательном состоянии, мы иногда призываем то, что небожественно. Я уверен, что ты много-много раз был в зоопарке. Там можно увидеть тигров,

львов и всевозможных свирепых и хищных зверей. Мы не хотим, чтобы они нас съели, однако мы получаем удовольствие, подходя к ним как можно ближе.

Точно так же мы можем сказать, что не хотим кошмаров. Мы их не хотим и никогда не хотели. Но на определенном уровне мы все-таки их хотели.

Вопрос: Может ли человек быть духовно полным или худым?

Шри Чинмой: Конечно! Духовно полные люди — это те, кто сознательно отдали себя Воле Бога. А духовно худые люди — это те, у кого нет веры ни в себя,

ни в Бога. Те, кто совершили громадный прогресс, предлагая любовь, преданность и отречение, а также благодарность, — духовно полные. В данном

случае «полный» означает «наполненный божественными качествами». Другие, которые не развили в себе духовных качеств, которые можно было бы предложить другим, — духовно худые.

Вопрос: Есть ли у Бога любимое время года?

Шри Чинмой: У каждого времени года есть особое качество или свойство. Поэтому, когда наступает какое-то время года, Бог любит именно его. А когда

наступает другое время года, Он точно так же любит и другое. Скажем, у отца пять или шесть детей. Когда кто-то из них приезжает к отцу, отец дает

ребенку почувствовать, что он у него самый любимый. И ребенок тоже дает почувствовать отцу, что он любит отца больше всех. Бог проявляет свою

благосклонность к каждому времени года именно таким образом. Каждое время года предлагает Богу что-то особенное, и у Бога, в свою очередь,

находится особое благословенное чувство к каждому времени года.

Вопрос: Как я могу сделать Бога самым счастливым?

Шри Чинмой: Тебе надо молиться Богу, чтобы Он даровал тебе способность каждый миг воспевать Победу Бога. Даже если Бог пока не дал тебе способности

молиться о Его Победе все время, тебе принесет радость сам факт , что ты хочешь и стремишься молиться о Его постоянной Победе. Поэтому не беда,

если ты не можешь молиться о Победе Бога или медитировать на нее часами. Твое стремление и готовность молиться о Победе Бога сделает Бога чрезвычайно счастливым.

Вопрос: Как я могу всегда улыбаться?

Шри Чинмой: Ты сможешь всегда улыбаться, если будешь представлять себе прекраснейший цветок. Это может быть роза или любой другой цветок, который

тебе нравится. Сначала попробуй представить себе, что цветок находится прямо перед тобой, и ты им восхищаешься и любуешься. Затем почувствуй, что

этот цветок не что иное, как твое собственное «я». Так ты сможешь всегда-всегда оставаться счастливой и улыбаться.

Я просил тебя всегда улыбаться, и чаще всего ты действительно мне улыбаешься. А твоя мама улыбается всегда, когда меня видит, хотя я даже не просил

ее об этом. Это очень хорошо. Когда искренне улыбаешься, из организма сразу же уходит весь яд!

Вопрос: Какими игрушками играет Бог?

Шри Чинмой: Любимые игрушки Бога — это люди. А те люди, которые любят играть с Ним все время, — Его самые любимые. Мы устаем, играя с друзьями, с

родителями или близкими. Но есть такие устремленные люди, которые хотят играть с Богом постоянно, неустанно, непрерывно и самозабвенно. Вот эти

люди и есть самые любимые игрушки Бога.

Вопрос: Надо ли стараться запоминать свои сны?

Шри Чинмой: Что касается нас, то мы видим сны, только когда крепко спим. Если же говорить о Боге, у Него бывает Видение, когда Он бодрствует. Наши

сны могут быть очень приятными, приятнее приятного. Но они могут быть и мучительными, мучительнее мучительного. Мы понятия не имеем, какой нам

приснится сон. Однако сила нашего сновидения ограниченна. Даже когда нам приснится сладостный сон, скажем, абсолютно прекрасный сон, его

воздействия хватает не больше чем на несколько часов или несколько дней. Потом мы совсем забываем о том, что нам снилось. Мы смутно помним, что два

года назад видели какой-то сон, только и всего. Вначале мы несколько дней или несколько часов ходим в восторге от того, что видели такой прекрасный

сон, но это впечатление угасает.

А вот духовного Учителя или духовно развитого человека Бог благословляет способностью провидеть. Что они провидят? Прошлое, настоящее и будущее или

всю вселенную прямо перед собой. Как можно увидеть всю вселенную? Она такая бескрайняя, такая необъятная!

Надо понимать, что эта планета не единственный мир. Миров много, много. Бог может собрать все эти миры прямо перед вами и показать их вам. Он легко

может преобразовать конечное в Бесконечное, и Он также легко может преобразовать Бесконечное в конечное. В одно мгновение Он может показать нам

целый океан внутри капли. А если Он захочет, Он может превратить каплю в океан. Так что Он легко может представить нам все пространство вселенной,

когда мы разовьем способность универсального или трансцендентального видения, или Он может превратить это же самое пространство во что-то меньше

самого малого. Мы называем свое переживание сном, потому что не сознаем, что происходит вокруг нас. Но у Бога — это Его Видение. Я пользуюсь

термином «Видение», поскольку Он бодрствует, когда у Него бывает Видение.

Я всегда говорю, что сегодняшний сон — это завтрашняя реальность. Если вы видели хороший сон, молите Бога, чтобы он стал реальностью. А если вы

видели плохой сон, молите Бога как можно скорее свести его на нет, чтобы он на вас не повлиял.

Вопрос: Бог живет на небе?

Шри Чинмой: Бог живет повсюду. Он живет не только на небе, не только на планетах, не только на солнце и на луне, а повсюду. Но если вы спросите,

что Он предпочитает — безбрежность неба или бескорыстие сердца, — то я должен сказать, что безбрежности неба Он предпочитает бескорыстие сердца.

Чаще всего мы отождествляем с Богом что-то безбрежное, как небо. Нам кажется, что Он обитает только в безбрежности. Но Бог вездесущ и всемогущ. Он

может быть самой Бесконечностью, а может легко превратиться и в конечное. Бога можно найти внутри атома так же, как и в бескрайнем небе. Любимое же

место обитания Бога — это наше сердце-устремление. Устремленное сердце молится о Победе Бога и медитирует на нее, тогда как безбрежность неба может вовсе не молиться Богу. Есть много-много планет, но эти планеты не молятся о Победе Бога так, как это делает устремленное сердце.

Вопрос: Кто лучший друг Бога?

Шри Чинмой: Ищущий, который совершил полное, безусловное, бессонное, непрестанное и нескончаемое отречение, естественно, и есть лучший друг Бога.

Но есть кое-что еще, что всегда будет лучшим другом Бога, и это внутренняя Уравновешенность Бога. Ничто на свете не может потревожить внутренней

Уравновешенности Бога. Поэтому внутренняя Уравновешенность Бога и Бог — вечные и бессмертные друзья.

Вопрос: Кто лучший друг Матери Кали?

Шри Чинмой: Лучший друг Матери Кали — это Господь Шива, ее супруг, ее божественный спутник. Он ее самый лучший друг. Кроме того, некоторые души

высочайшей высоты, которые приняли человеческую инкарнацию, которые молились, молились и стали неразделимо едиными с Матерью Кали, такие, как Шри

Рамакришна, — стали ее лучшими друзьями. Они постоянно думают о Матери Кали, молятся Матери Кали и медитируют на Мать Кали. Эти возвышенные души,

ставшие духовными Учителями, развили с Матерью Кали постоянное, неразделимое единство. Поэтому и они, конечно же, ее друзья. С одной стороны, они

как дети и родители. С другой стороны, они лучшие друзья. Лучшие друзья — это те, кто доверяют друг другу, кто готовы отдать себя друг другу. Так

что лучший друг Матери Кали — Господь Шива. А духовные Учителя, принявшие человеческую инкарнацию, такие, как Шри Рамакришна, Рампрасад и так

далее, стали ее любимыми детьми и лучшими друзьями.

Комментарии Шри Чинмоя в конце празднования Дня Дедушки

День Дедушки для меня сладостнее сладостного. Дедушка никогда, никогда, никогда ничего от внуков не ждет. Он только отдает, отдает и отдает. Дети,

которые все время чего-то ждут и просят у бабушек и дедушек, будут для них самыми милыми и дорогими внуками. Те, кто чего-то ждут и просят,

чувствуют, что их дедушка — единственный, кто исполнит все их заветные чаяния и просьбы. И это абсолютно верно! У дедушек и бабушек

огромное-преогромное сердце для своих внуков. Когда дело касается внуков, ума просто нет — есть только сердце. Из нежности внуков и любви дедушек

нужно было бы сделать весь мир! Тогда он стал бы сладостнее сладостного и прекраснее прекрасного.

Каждому моему духовному внуку я хочу предложить бесконечную нежность, бесконечную любовь, бесконечную гордость и еще раз гордость, благодарность и

еще раз благодарность.

А сейчас я хочу рассказать о своих бабушках и дедушках. Отца моего отца звали Рамачандра Гхош. У него был начальник-англичанин. Случилось так, что

этого человека привлекли к судебной ответственности, и он попросил моего деда дать в его защиту ложные показания. Дед не согласился, он не хотел

лгать. В результате его понизили в должности. Затем, по другому поводу, тот же босс-англичанин снова попросил его солгать в его оправдание. И опять

мой дед не послушался. На этот раз деда уволили! Тогда он уехал из деревни, ничего с собой не взяв. Он сказал: «Не собираюсь лгать в поддержку

этого начальника. Лучше всего переехать в другую деревню».

Еще я могу кое-что рассказать о моей бабушке по отцовской линии, матери моего отца. Когда я родился, в нашем городском доме случился пожар, и она

тут же предрекла, что этот малый принесет всей семье погибель. Моя мама ей возразила. Она сказала, что я принесу семье имя и славу.

Другая моя бабушка заявила, что я буду чиновником. У нас в индийских деревнях быть чиновником — признак образованности. Это означает, что ты учился

в школе. Быть чиновником значило что-то особенное, значительное. Чиновник — это тот, кто занимается бумагами, и в этом смысле моя бабушка была

абсолютно права. Здесь, в Америке, в тридцать два года я стал младшим чиновником и был им три года. И сейчас я каждый день занимаюсь бумагами. Так

что ее предсказание относительно меня сбылось.

Я никогда не видел отца моей матери — даже на фотографии. Но была фотография матери моей матери, и на ней есть и моя мама. Эту фотографию сделали

еще до моего рождения. Я благословил душу этой бабушки раз, наверное, десять, когда рассматривал фотографию здесь, в Нью-Йорке. Я чувствую такое сострадание к матери моей матери. И я благословил ее душу, когда она вернулась в этот мир. Она уже не в мире души.

Часть II

О стеснительности

В 1997 году Шри Чинмоя попросили изложить свои взгляды на стеснительность для книги под названием «Учебник для стеснительных», которая готовилась к печати в издательстве «Саймон и Шустер».

Когда мы видим малыша, очень стеснительного малыша, он кажется нам таким милым. К сожалению, с духовной точки зрения стеснительность вовсе не

является хорошим качеством. Когда вы проявляете стеснительность, вы внешне притворяетесь не таким, какой вы есть, а лишь внутренне пытаетесь

привлечь внимание и восхищение всего мира. Стеснительность — это лишь хитрый способ чего-то добиться. Вы несете в мир не что-то естественное и

нормальное, а пытаетесь привлечь внимание своей неестественностью.

Некоторые вещи проходят сами по себе, они не влекут за собой других чувств. Но стеснительность не из их числа. Стеснительность не кончается просто

стеснительностью. От нее появляется дурное настроение, а за ним приходят губительные качества. Убежден: чем больше мы поощряем детей стесняться,

тем сильнее замедляется их прогресс. Чтобы ребенок был непосредственным, свободным и естественным, чтобы его любили все и вся, ему надо преодолеть

стеснительность. Мое мнение основано на личном наблюдении, сделанном благодаря общению с моими учениками со всего мира.

Часть III

Шри Чинмой ответил на следующие вопросы 7 июня 1997 года в ресторане «Аннам-Брама» в Квинсе, Нью-Йорк.

Вопрос: Как нам, ученикам, довериться вам больше, чтобы отдать вам свое невежество?

Шри Чинмой: Сейчас вам кажется, что, если у вас будет больше доверия, вы сможете отдавать мне больше своего невежества. Но я хочу сказать, что

доверие находится не в уме. Доверие находится в сердце. Вера матери в своего ребенка такова, что она верит в него, даже если он все ломает и

хулиганит. Она скажет: «Это не он делает. Это все творит какая-то сила. Через несколько лет у него все наладится».

Важно не пользоваться умом. Вы говорите, что, если будете мне больше доверять, у вас будет больше любви, преданности и отречения. А я говорю —

попробуйте по-другому. Если у вас будет больше любви, преданности и отречения, у вас будет и больше доверия. Если вы стоите у бортика бассейна и

знаете, что вода теплая, вам захочется прыгнуть в воду. В противном случае вы так и будете там стоять. Но если вы любите воду как таковую, неважно,

холодная она или горячая, вы прыгнете в нее сразу. Вы скажете: «Какая разница, холодная она или горячая!»

Точно так же и в духовной жизни: если человек хочет совершать прогресс, если он хочет развивать веру, то это получится уж никак не оттого, что он

будет следить за Учителем или судить его: «Если он поступит так-то, если он скажет то-то, вот тогда-то я в него поверю». Нет. Пловец прыгает в

бассейн просто потому, что любит воду. Точно так же, если вы любите Учителя, вам будет все равно, что он говорит и что он делает. У вас просто

возникнет с ним единство. Если мы войдем в воду, ощущая с ней единство, мы сразу же поплывем. Если вы любите Учителя, его путь и его духовность, вы

не будете говорить: «Если он поступит так, я буду ему больше доверять. А если он поступит этак, я буду доверять ему меньше. Моя вера будет расти

или слабеть в зависимости от того, что он говорит и что делает». Вопрос веры не в «больше» или «меньше». Все это суждения нашего глупого ума. Надо

использовать способности сердца.

Попадая в сад, мы не стараемся рассматривать, все ли лепестки цветов одинаковой формы или какой-то из них слегка искривлен. Мы заходим в сад и

тотчас же ощущаем всю его красоту и аромат. Тогда наш ум, витал и тело становятся чистыми, радостными и веселыми. Но если мы, войдя в сад, начнем

выискивать, какой цветок красивее всех, то не почувствуем такой радости. Если какой-то цветок окажется красивее, мы проведем пять минут, любуясь

им. Затем перейдем к другому цветку и скажем: «О Боже, я ошибся, этот цветок еще красивее. Постою здесь десять минут». А между тем, у вас уже нет

времени! Вам пора домой. У вас есть более важные дела.

Попав в сад, надо сразу же стараться увидеть красоту и ощутить аромат сада. Точно так же, раз вы выбрали Учителя и путь, не говорите: «Если путь

даст мне то-то, я поверю в него. Если Учитель скажет вот это, то я буду больше ему доверять». Нет, сразу же прыгайте в море сострадания Учителя.

Вам надо сказать: «Если я не ощущаю сострадания Учителя, его нежности и любви, ничего страшного. Я пришел, чтобы дать ему то, что у меня есть, и

то, что я собой представляю. Я знаю, он все мне даст в избранный им час».

Всегда развивайте отношение безусловного единства. До тех пор пока мы будем ставить условия своей любви и вере, мы будем испытывать разочарование.

Эти условия сделают нашу жизнь несчастной. Мы начинаем со слов: «Если он даст мне пятьдесят процентов, то и я дам ему пятьдесят процентов». Потом

мы говорим: «Если он даст мне девяносто процентов, я сделаю для него что-нибудь». В конце концов, наше ожидание требует: «Он должен дать мне

девяносто девять процентов, чтобы сделать меня счастливым». Сначала это пятьдесят на пятьдесят. Затем появляется жадность, и мы сводим все к

шестидесяти на сорок или к семидесяти на тридцать. В итоге мы говорим: «Если он исполнит мои желания в девяноста девяти случаях из ста, тогда он —

мой Учитель».

Но зачем начинать с условий? Другой путь — просто идти в корень. Мы можем сказать: «Если даже он ничего мне не даст, я хочу отдать ему сто

процентов. Если он ничего не даст мне в ответ, то над ним есть Бог, чтобы его наказать. Но это не мое дело. Мое дело — подчиняться ему. А он пусть

отвечает за свое поведение перед Кем-то еще, перед своим руководителем». Можно взглянуть на это таким образом: Всевышний будет недоволен Учителем,

если тот будет поступать неправильно. Но если вы настоящий ученик, вы скажете: «Какая разница, будет Всевышний недоволен им или нет? Поскольку я

хочу идти его путем, я должен безоговорочно следовать его философии». Что касается меня, то моя философия — это любовь, преданность и отречение.

Если вы будете следовать путем любви, преданности и отречения, разве сможет отсутствие доверия у вас в уме противостоять любви вашего сердца ко мне и к моему пути?

Вопрос: Я не совсем понимаю смысл молитвы. Если наша цель в отречении, как сказал Христос: «Да будет Воля Твоя», то почему у Бога надо что-то просить?

Шри Чинмой: Разве это преступление — просить чего-то хорошего, не плохого? Можно молиться Богу: «Сделай меня лучшим учеником Гуру». Не думаю, что

вы будете просить Бога дать вам десять машин! Всегда надо выбирать хорошее. Нет совершенно ничего плохого в том, чтобы молиться о хорошем: «Боже,

дай мне покоя, дай мне радости, дай мне любви». Затем мы скажем: «Боже, Тебе решать, дать ли мне все это сегодня или завтра, через десять дней или

через двадцать лет». Бог будет счастлив, что мы молим Его о покое. Настанет день, когда на нас щедро прольются покой, любовь и свет. Тогда можно

будет сказать Богу: «Дай мне то, что хочешь дать. Делай с моей жизнью все, что хочешь».

Надо как внутренне, так и внешне быть активным и динамичным. Когда вы получите от Бога немного света, можно будет сказать: «Да исполнится Воля

Твоя». Когда ваше отречение будет полным, вам незачем будет говорить: «Дай мне это, дай мне то». Но чтобы сделать отречение полным, сначала надо

молиться Богу и медитировать на Бога. Ведь вы сможете стать едиными с Волей Бога только благодаря молитве и медитации. Если вы не будете молиться и

медитировать, вы просто утонете в бездействии. Вы погрязнете в удовольствиях праздности и скажете: «О, да Бог все для меня сделает». Почему Бог

должен что-то делать для ленивых ищущих? Так что выбирайте, чего вы хотите, — света или тьмы. Мы и так пребываем во тьме, но если мы не будем

стремиться к свету, так во тьме и останемся.

Христос сказал: «Да будет Воля Твоя». Но прежде чем он изрек эти бессмертные слова, он молился, он медитировал, он делал все. Потом он сказал:

«Теперь решать Тебе». А иначе в чем же разница между ищущим Бога и людьми с улицы? Если отречение означает ничего не делать да приговаривать: «Да

будет Воля Твоя», значит, уличные бродяги, пьяницы и курильщики, уже достигли отречения! Разве Богу нужно такое отречение? Нет! Всегда надо

молиться о хорошем: «Пожалуйста, Боже, даруй мне покой, даруй мне свет, даруй мне радость, даруй мне божественную любовь». А потом мы будем ждать

Часа Бога, в который Он исполнит наши белоснежно-чистые молитвы.

Всегда молитесь и медитируйте. Молитва гораздо проще медитации. Однако, когда вы молите Бога даровать вам что-то хорошее, в этом могут не

участвовать ваш ум или сердце. Можно молиться, повторяя, как попугай. Но если вы медитируете, нужно быть серьезным. В это время вы не допустите

никаких мыслей. Все должно быть спокойным и тихим. Иначе что это за медитация? Медитация гораздо труднее молитвы, но необходима и молитва.

Трудность при молитве состоит в том, что, если она не принесет плодов, может наступить разочарование, отвращение и раздражение. Но когда вы

медитируете и делаете ум тихим и безмолвным, вы обретаете огромный покой. В это время вам незачем беспокоиться об ожидаемом результате от своей

медитации. Когда вы успокаиваете ум и делаете его безмолвным, может быть, вы и не достигаете того, чего хотели, но сам факт того, что вы успокоили

и утихомирили ум, приносит вам огромную радость и покой. Тут есть непосредственная внутренняя польза.

Можно молиться о чем-то два дня, два месяца или два года, но если после этого молитва не исполняется, у нас может появиться разочарование и

отвращение. Мы можем подумать, что Бог не внемлет нашим молитвам. Надо понимать, что иногда Бог нас испытывает, когда мы о чем-то молимся. Если мы

молимся Богу: «Господи, забери, пожалуйста, у меня боль в колене», Бог нас проверяет, чтобы увидеть, действительно ли мы Его любим или нет. И Бог

может даже увеличить боль, чтобы увидеть глубину нашей к Нему любви. Если мы действительно любим Бога, мы не будем говорить: «Боже, почему Ты так

ко мне жесток?» Вместо этого мы скажем: «О Боже, я молился Тебе, чтобы Ты облегчил мою боль, а Ты ее усилил. Тебе решать. Я молился о насущном — об

облегчении боли, но если Ты хочешь, чтобы я Тебе доказал, что действительно Тебя люблю, то усиливай ее, усиливай сколько хочешь».

Вопрос: Если мы молимся о том, о чем, как мы знаем, и должны молиться, то как молиться эффективнее всего?

Шри Чинмой: Если вы хотите добиться результатов, ваша молитва должна быть очень-очень интенсивной и очень-очень сильной. Сейчас я касаюсь своей

руки легонько, но если я ее сожму, то почувствую, сколько у меня силы. Поэтому, когда вы молитесь, надо делать это очень интенсивно. В это время

надо чувствовать, что то, о чем вы молитесь, делается или уже сделано. Правда, на внешнем плане этого пока не произошло. Надо себе представлять,

что то, о чем вы молитесь, не просто произойдет, но произойдет обязательно. Часто, когда вы о чем-то молитесь: «Господь, дай мне то» или «Господь,

сделай для меня это», — все это делается умом. А надо почувствовать, что молитва вошла внутрь вас, и, если вы не получите того, о чем просите,

поезд жизни уйдет. Поезд отправляется, и, если у вас нет искренности, вы не сможете на него сесть. Нужны усилия плюс горячее стремление.

Молитва становится эффективнее, если молиться регулярно. В жизни-молитве и в жизни-медитации первостепенное значение имеет пунктуальность. Если вы

молитесь и медитируете, вы бесконечно лучше тех, кто этого не делает. Но если вы хотите быть отличным ищущим или отличным учеником, не

пренебрегайте пунктуальностью. В один день вы, возможно, медитируете в шесть часов, в другой — в семь, в третий — в восемь. Это неправильно. Надо

быть мудрым. Надо чувствовать, что есть Некто, кто наблюдает. Никто не будет стоять неизвестно сколько и ждать, пока мы сделаем что-то хорошее.

Если вы хотите сделать что-то хорошее, делайте это своевременно. Есть много дел, в которых не надо быть пунктуальным, так как невозможно быть

пунктуальным во всем. Но когда дело касается молитвы и медитации, надо быть пунктуальным. Смотреть на нас или нет — дело Бога. Но, поскольку Бог

вездесущ и всеведущ, Он непременно смотрит.

С помощью молитвы, безусловно, можно осознать Бога. Но если вы еще и умеете хорошо медитировать, то у вас будет огромная уверенность в высшем

осознании Бога — не чрезмерная, а реальная уверенность в том, что вы сможете радовать Бога так, как Он того желает. Когда вы пребываете только в

мире молитвы, существует большой риск. Вы все время умоляете о том, чтобы что-то было исполнено. В уме вы назначаете срок — может, это будет завтра

или через десять дней. А потом пройдет год, и вам покажется, что вы, наверное, как-то неправильно молились. А если вы хорошо медитируете, вы всегда

уверены. Если вы хорошо медитируете, вы чувствуете: «Бог и не должен приходить. Это мне надо идти к Нему, раз это я испытываю голод». Ведь подход

молитвы заключается в том, чтобы привести Бога к нам, чтобы Он нас накормил, а подход медитации — в том, чтобы самим пойти к Богу.

Этими внутренними делами, особенно молитвой, можно заниматься в любое время. Можно молиться во время прогулки. Да и если вы на работе прерветесь на

две-три минуты, кто вас на этом поймает? Кто узнает, чем вы занимаетесь? Когда речь заходит о внешних вещах — когда вам надо что-то писать, что-то

делать, что-то говорить, — люди могут сказать, что вы не выполняете своей работы. Но медитация и молитва — это внутреннее занятие. Можно

перехитрить весь мир. Люди видят, что вы куда-то идете или сидите за столом, а вы находитесь в глубокой медитации. В этом есть преимущество. Когда

что-то происходит внутри, никто не видит, чем мы занимаемся.

Возвращаясь к вашему вопросу: чтобы молитва принесла плоды, надо быть очень строгим с собой. Развивайте стремление, стремление, стремление.

Готовность уже есть. Но готовность надо преобразовать в стремление и пунктуальность. Это должно быть как прием пищи. Мы каждый день регулярно

принимаем внешнюю пищу. Когда же дело касается внутренней пищи, надо проявлять не только регулярность, но и пунктуальность. Большинство моих

учеников, если не все, не верят в пунктуальность. Поэтому плодов все еще нет. Самое вкусное манго остается высоко на дереве. Божья Милость — ветер — не поможет манго упасть.

Вопрос: Если есть предписанный Богом долг, а ум противодействует, как преодолеть сопротивление ума?

Шри Чинмой: Ваше сердце всегда готово исполнить предписанный вам Богом долг, а ум сопротивляется. Поэтому можно спросить свои витал и тело,

собираются ли они вам помогать. Умоляйте сердце поговорить с ними от вашего имени. Если они говорят, что помогут вам, значит, на вашей стороне уже

трое. Тогда скажите уму: «Мне все равно, со мной ты или нет. Нас четверо. Мы не обязаны тебя ждать».

Если сердцу удастся получить помощь от витала и тела, тогда вы непременно добьетесь успеха. Сердце также может обратиться к своему руководителю —

душе. Если душа, сердце, витал и тело заодно, что может сделать ум? Если на одной стороне четверо, то ум можно либо отбросить, либо легко потащить

за собой. Если ум не хочет идти, просто скажите ему: «Ну, и оставайся там, где ты есть». Очень-очень часто сердце не может справиться с умом. Если

ум не хочет подчиняться, тогда он не нужен для выполнения нашей задачи. Души, сердца, витала и тела более чем достаточно.

Вопрос: Что требуется, чтобы стать совершенным учеником?

Шри Чинмой: Чтобы стать совершенным учеником, требуется только одно — безусловное отречение. Пока вы не знаете, в чем заключается Воля Бога. Вы

молитесь о себе, о своей дочери, о сыне, о муже. Это совершенно правильно. Вам надо молиться, молиться и молиться. Тогда настанет день, когда

изнутри вы получите послание, что вы уже достаточно молились о членах своей семьи. Бог скажет: «Хватит, хватит! Ты достаточно молилась. Теперь Я

позабочусь о них по-Своему». Тут надо иметь веру, что Он позаботится о них, даже если ваш ум будет говорить: «О, Бог заботится о них по-Своему? Но

все идет хуже некуда!» Однако, пока вы не получите от Бога такого послания, надо очень искренне молиться и медитировать.

Опять же, может случиться так, что, когда вы молитесь и медитируете со всей искренностью и преданностью, Бог исполнит ваши молитвы. Но не следует

думать: «Раз я молюсь искренне, Бог должен это сделать». В конечном счете Бог должен это сделать, но у Бога Свое время. Наше время — это не время

Бога.

Часто бывает так, что, если мы не получаем плодов своих молитв, мы виним себя, и это означает, что косвенно мы виним Бога. Либо мы говорим, что Бог

не дал нам способности быть более искренними или бескорыстными, либо мы говорим: «Я была так искренна, я вложила всю душу! Почему же то, о чем я

молилась, не сбылось?» Но почему наш срок и Час Бога должны совпадать? У Него может быть Свой срок. Он Верховный Руководитель!

Скажем, ваш начальник попросил вас прийти в восемь, чтобы дать вам какое-то задание. Вы пришли, а он читает газету и не обращает на вас внимания.

Вы пришли в то время, которое он вам назначил, но он не готов заниматься вами. Когда таким начальником является Бог, Он будет очень доволен, что вы

пришли вовремя, но даст ли Он вам работу в восемь часов или гораздо позже — это уж Его дело. Он уже определил час, и это означает — когда Он того

пожелает. Вы будете ждать у дверей, пока Он не велит вам что-то сделать. Вот что такое избранный Им Час.

Поэтому продолжайте молиться и медитировать. Со временем либо исполнятся ваши молитвы, либо вы получите внутреннее послание. Пожалуйста, молитесь о

себе, о своей дочери, о муже и о сыне. Они тоже приняли духовную жизнь, так что они облегчают вашу ношу.

Мы не сможем радовать Бога, пока не будем отдавать себя Богу каждый миг без всяких условий. Это надо делать счастливо, радостно, одухотворенно и с

самоотдачей. Иначе отречение будет не отречением, а подчинением уличного попрошайки. Если вы хотите каждый миг быть совершенной ученицей, то не

ставьте условий. Вы можете даже делать джапу, повторяя: «Я хочу стать ученицей, отдавшей себя в руки Бога без всяких условий». Тогда вы

естественным образом станете совершенной ученицей.

Вопрос: Почему, когда мы чувствуем, что совершаем духовный прогресс, могут появиться враждебные силы?

Шри Чинмой: Когда враждебные силы видят, что вы становитесь все сильнее и сильнее, они напоследок вас кусают. Они видят, что вы выходите за пределы

их власти. Когда они видят, что вы поднимаетесь на гораздо большую высоту, они дают вам последний яростный бой. Они долгое время хозяйничали на

определенной территории, и вы были в их власти. Поэтому, когда они видят, что вы выходите из-под их власти, естественно, они на вас нападают. Вы

радуете Бога тем, что пытаетесь выйти за пределы старого. Но враждебные силы говорят: «Куда это ты собрался? Ты так долго нам подчинялся. Как ты

смеешь уходить?»

Однако Бог смотрит, чтобы выяснить, искренне ли вы хотите выбраться из тюрьмы-ума. Если Бог видит, что вы искренне хотите вырваться из тюрьмы

своего ума, тогда он откроет для вас потайную дверь. Вы выбегаете через нее — и вот вы на воле, избавлены от этих враждебных атак.

Вопрос: Несколько раз после соревнований по бегу или после напряженной тренировки у меня возникало особое чувство, связанное с планетами и звездами. Я говорил себе, что это просто мое воображение, но потом, в 1980 году, вы написали песню «Я бегу круглые сутки», посвященную суточному пробегу. В этой песне вы упомянули солнце, луну, звезды и планеты. И мне было интересно, получают ли наши души благословения планет, когда мы делаем что-то хорошее на физическом плане, когда мы выкладываемся, или это просто мое воображение?

Шри Чинмой: Это не воображение; это абсолютно верно. Солнце, луна, звезды и планеты наблюдают всегда. Когда они видят, что человек находится в

очень молитвенном и одухотворенном состоянии, в хорошем сознании, то, помимо наблюдения, они его еще и благословляют. Если это не так, они никого

не благословляют. Что же касается вас, то, если вы бежите в очень хорошем сознании, вы получаете благословения, каким бы ни было у вас время. И вы,

естественно, получите благословения, если вы пробежали хорошо, с прекрасным результатом. Но все полностью зависит от вашего отношения. Если вы

сохраняете очень одухотворенное сознание на всей дистанции и финишируете тоже в хорошем сознании, вы обязательно получите благословения. Это не

воображение, а абсолютная реальность.

Звезды и планеты принадлежат всему миру, но определенные звезды благоволят к некоторым странам. У вашей страны, Японии, несомненно, есть планеты и

звезды, которые помогают ей особым образом. В них больше любви и заботы о Японии, чем об остальных странах. А другие звезды предпочитают другие

страны. Что касается вас, то, хотя вы и живете в Америке, сознание у вас на сто процентов японское, поэтому у вас есть преимущество: вам реально

помогают звезды и планеты, благосклонные к вашей стране. Когда эти звезды и планеты проявляют особое внимание и расположение к вашему острову,

Японии, вы сразу же почувствуете результат. А если американцы будут в очень хорошем сознании, значит, они добьются лучших результатов благодаря

благословениям звезд, благосклонных к Америке. Если же говорить о вас, то вы много раз получали благословения, любовь и радость от тех планет, у которых к Японии особое чувство или благосклонность.

Часть IV

Вопрос: Каково ваше послание для Гватемалы? 1

Шри Чинмой: Вчера мне посчастливилось получить благословения от архиепископа Гватемалы. Он мне рассказал о том, что сейчас очень важный период.

Сейчас люди выбираются из страданий и идут к новой жизни. Они принимают новую жизнь. Мое пребывание здесь в такое время очень меня вдохновляет и

обнадеживает.

Мое молитвенное послание сердцу, душе и жизни Гватемалы очень простое: после страданий всегда приходят радость, любовь и счастье. Страдание

закончилось. Теперь в сердце Гватемалы входят новая жизнь, новая радость и новое блаженство.

  1. sca:550-ru. Шри Чинмой ответил на следующий вопрос 23 декабря 1997 года во время телевизионного интервью в городе Гватемала, который он посетил с группой своих учеников.

Часть V

Ниже приводятся замечания Шри Чинмоя о послушании, сделанные им 26 декабря 1997 года в Гватемале, и ответы на последовавшие за замечаниями вопросы.

О послушании

Шри Чинмой: В жизни ко всему можно относиться серьезно. А можно относиться ко всему легко. Но именно оттого, что с самого начала мы относились к

многим-многим вещам в жизни легко, наша духовность и стала сегодня такой трудной задачей. В духовной жизни каждый миг должно быть послушание. Стоит

возникнуть непослушанию — и ему не будет конца. Вы начинаете копать себе могилу крошечным непослушанием. Разумеется, если люди, копающие себе

могилу, находятся на нашем пути, я пребываю и внутри этих горе-учеников.

Незначительного непослушания не бывает! Зарубите себе это на носу. Если вы будете считать: «Это ерунда, и это ерунда», то и, окажись у вас прямо

перед носом самое важное в вашей жизни, вы скажете: «О, да это тоже не важно». Затем случится что-то еще, потом еще что-то. Постепенно, постепенно

вы заметите, что вы ко всему в жизни относитесь легко, и что вы как ищущий Бога и любящий Бога становитесь все хуже и хуже.

Если вы посчитаете, сколько раз вы проявили непослушание, скажем, хотя бы вчера, вы будете потрясены, обнаружив, как часто вы ослушивались — не

меня, а Всевышнего в себе. Я — Его рупор на данном пути, а просьба или приказ исходит не от меня. Она приходит от Высочайшего. Ваше высочайшее и

мое высочайшее — одно и то же, просто я знаю немного больше, чем вы. Поэтому Бог и возложил на меня эту мучительную или невыполнимую задачу —

снова, снова и снова растолковывать вам, чего ждет от вас Всевышний.

Всем вам я говорю: когда дело доходит до шуток между мальчиками и девочками, то невинной шутки просто не бывает. Когда вы рассказываете анекдоты,

разве это не общение виталов? Вы можете сказать, что это витальное общение происходит не на эмоциональном уровне, но начинается-то все отсюда. Все

проблемы в жизни человечества начинались с отсутствия серьезности.

Когда же мы станем серьезными в своей жизни устремления? Есть дороги с двухрядным движением. Если мы выедем не в тот ряд, нам может показаться, что

через пару секунд мы вернемся в свой ряд и ничего с нами не случится. Но я вам говорю: эти две секунды могут никогда не настать. Оказавшись не в

своем ряду, вы можете заснуть. И тогда конец! Произойдет столкновение.

Когда я сдавал на права в первый раз, экзаменатор попросил меня сделать левый поворот, и я благополучно выполнил его из правого ряда. Я сразу же

понял, что совершил ошибку. Даже если бы я сказал экзаменатору: «Я больше не буду так делать», почему он должен был мне поверить? Я выполнил

поворот неправильно, поэтому он меня завалил. Я это заслужил. Здесь — то же самое: когда вы становитесь не в тот ряд в своей духовной жизни и

впадаете в сон невежества, вы иногда говорите: «О Господи, что я натворил?» Но тогда уже слишком поздно. Ваш экзаменатор — не кто иной, как наш Господь Возлюбленный Всевышний — спросит: «Что ты наделал? Чего ты только не наделал?»

Вопрос: Прошлое — это прах, но иногда, когда я стараюсь поступать правильно, друзья напоминают мне о прошлых ошибках. Они говорят, что делают это, заботясь обо мне.

Шри Чинмой: Это делается не из заботы! Я велю вам идти вперед, а не назад, и вы сейчас стараетесь вести божественную жизнь, а им хочется копаться в

вашей животной жизни и отслеживать, какие ошибки вы там совершали. Оглядываться назад опасно и пагубно. Из прошлого надо помнить только то, что вам

дорого. Если отец с матерью проявляли к вам огромную нежность, когда вам было пять лет, это стоит помнить. Старайтесь помнить все, что сладостно и

дорого.

Но вам надо понимать, что материнской нежности и любви вам сейчас будет недостаточно. Вам будет достаточно, только когда вы получите Любовь и

Улыбки от Всевышнего. Но и та малая любовь, которую вы получаете от своих физических родителей, — а это просто ничто, ничто, ничто по сравнению с

Любовью Всевышнего, — может напомнить вам о Любви Всевышнего. Поэтому помнить эти нежные переживания полезно.

Но не старайтесь помнить, сколько ошибок вы сделали в прошлом и сколько проступков совершили. Если вы отчаянно пытаетесь их забыть, а другие вам о

них напоминают, проявляя так называемую заботу, просто попросите их не лезть не в свое дело. Скажите им: «Моя жизнь — для Бога. Моя жизнь — для

Всевышнего. Моя жизнь — для моего Гуру. Моя жизнь не для вас. Это не ваше дело. Занимайтесь своей жизнью».

Я умоляю своих учеников заниматься собственными проблемами, а не увлекаться напоминанием другим людям об их проблемах. Люди, напоминающие вам о

прошлых ошибках, не настоящие ваши друзья. В большинстве случаев на их совести больше проступков, чем у вас. Так что пусть они разбираются с

собственными ошибками. Пусть заглянут к себе в ум и сердце. Они увидят, что у них за ум, что у них за сердце. Не думайте о них. Думайте только о

Всевышнем.

Я всегда говорю, что прошлое — это прах. Когда я в своей животной инкарнации был львом, я истребил Бог знает сколько невинных Божьих тварей. Что ж

мне теперь, только об этом и думать и твердить: «О Боже, о Боже, прости меня, прости меня»? Бог говорит: «Я тебя уже простил. Но как только ты

вспоминаешь о своих прошлых животных инкарнациях, Я забираю Свое Прощение обратно». То же самое относится и к ошибкам, которые мы совершаем в своих

человеческих инкарнациях. Как только мы начинаем предаваться воспоминаниям и носиться со своей небожественной жизнью двадцати-, сорока- или

пятидесятилетней давности, наше сознание тотчас же снова падает до этого уровня. Бог говорит: «Иди только вперед, только вперед!»

Если уж вам непременно надо вспоминать что-то из прошлого, вспоминайте те моменты, в которые у вас были высочайшие медитации. Когда вы

медитировали, вы представляли себе, что вы на вершине покрытых снегом Гималаев, где повсюду только белый снег. Повсюду была чистота, и вы там

медитировали. Прямо перед вами был Господь Шива, который с вами тесно связан. Такие картины не будут выдумками ума. Вы действительно связаны с

нашим Господом Шивой.

У вас так много доброжелателей. Но если вы сегодня оставите путь — чего мы с вами не хотим, — то эти так называемые доброжелатели внутренне

запляшут от радости. Они скажут: «В отличие от нас, она для духовной жизни не создана». В них проявится их человеческий ум разделения, и они будут

счастливы оттого, что для духовной жизни созданы только они. Такова уж человеческая дружба. Человеческое участие — это сплошная фальшь. В

большинстве случаев забота других о нас и наша забота о других — просто анекдот.

Многие испытывают злорадство, когда их так называемые близкие выпрыгивают из духовной лодки и снова погружаются в трясину мира невежества.

«Злорадство» — точное слово! Внешне они скажут: «Ой, я так огорчен тем, что он или она покинули путь». Но у девяноста из ста нет никакого

сочувствия. Даже если эти несчастные — члены их собственной семьи: отец, мать, сестра, жена или муж, они все равно счастливы, когда те покидают

лодку. Вот до какой степени люди наслаждаются разобщением! Разве я ничего не знаю о внутреннем мире? Я вижу, какая подлость может быть в природе людей. Человеческая природа — это всегда разобщение, разобщение, разобщение: «Я лучше, лучше, лучше! Вот почему я все еще на пути».

Вопрос: По каким причинам, в основном, спустя некоторое время уходят новые ученики?

Шри Чинмой: Они должны что-то увидеть и почувствовать внутри старых учеников. Если я войду в сад и увижу, что сад по-настоящему красив, очень

красив, я буду проводить там время. Но если я увижу, что в саду нет никакой красоты, тогда я пойду искать другой сад. Вот главная причина того,

почему новые ученики покидают наш путь.

Но может и оказаться, что они не полностью готовы для этого сада. Когда они увидят красоту, почувствуют аромат и божественность сада, они могут

сказать: «О Господи, моя витальная жизнь! Что теперь будет? Что подумает мой парень, или что подумает моя девушка? Что подумают родители?» Могут

возникать такие мысли.

Когда я смотрю на фотографии ищущих и принимаю их в ученики, я чувствую, что среди них есть много-много очень хороших ищущих. Я вижу, что они

определенно предназначены для нашего пути, но потом они уходят. За это я должен винить учеников. Когда эти новенькие смотрят на старых учеников,

они говорят: «Ну, если они вот такие после десяти, пятнадцати или двадцати лет ученичества, то такая духовная жизнь мне не нужна!» По этой причине

мы потеряли несколько действительно замечательных ищущих.

К сожалению, у большинства учеников, которые пробыли с нами много-много лет, нет искреннего зова во время медитации. Для них это обыденное дело.

Обыденные дела можно делать регулярно или от случая к случаю, но почти всегда они делаются неохотно и через силу. Если вы молитесь и медитируете

неохотно, через силу, разве вы получите те же плоды, что и те, кто делают это молитвенно, от всей души и самозабвенно?

Так что те ученики, которые уходят, делятся на две группы. Одна группа чувствует, что вы слишком хороши, а другая группа считает, что если это все,

чего вы достигли за двадцать-двадцать пять лет, то не стоит и стараться.

Вопрос: Есть ли какое-либо значение в том, что Мать Тереза и принцесса Диана умерли почти в одно время?1

Шри Чинмой: Две известные во всем мире личности — Мать Тереза и принцесса Диана — ушли в один год! Мать Тереза полностью расцвела, но она могла бы

оставаться здесь, на земле, еще несколько лет в полном расцвете. А принцесса Диана — какая трагедия быть вырванной из жизни во цвете лет! Она

только начинала расцветать, даже еще не раскрылась. Смерть унесла ее, прежде чем она начала распускаться.

Мать Тереза по праву заслуживает отдыха. Она так много, так много, так много трудилась для Спасителя Христа здесь, на земле! Между тем, принцесса

Диана хочет вернуться на земной план. Такая трудная задача, такая трудная задача! Но Всевышний осыпает ее особой благосклонностью. Простым душам

дается не меньше шести лет, прежде чем они снова примут инкарнацию. Выдающиеся души — духовные Учителя или высоко-высоко развитые души — могут

проводить в мире души долгое или, можно сказать, неопределенно долгое время. Но, если на это есть Воля Бога, Воля Всемогущего, то, каким бы великим

ни был человек в духовном или каком-нибудь другом смысле, Бог может вернуть этого человека на землю через месяц-два под новым именем и в новом

обличье. Тогда этой душе опять придется погрузиться в мир невежества и начать вести духовную жизнь много-много лет. Как правило, высокие, самые высокие души не принимают инкарнацию так быстро. То есть, они не возвращаются через шесть или десять лет.

  1. sca:554-ru.Шри Чинмой ответил на следующий вопрос 26 декабря 1997 года в Гватемале.

Часть VI

11 ноября 1998 года в аэропорту Твид города Нью-Хейвен, штат Коннектикут, Шри Чинмой поднял полностью заправленный топливом двухмоторный самолет

Бичкрафт при помощи модифицированного механизма для поднятия тяжестей силой икроножных мышц из положения стоя. Вес самолета, топлива и подъемного

механизма составил 13 040 фунтов [около шести тонн]. После поднятия Шри Чинмой дал интервью репортеру газеты «Нью-Хейвен Реджистер».

Репортер: Вы поднимали такие тяжести, как самолеты и слонов, много лет назад. Что заставило вас возобновить это сейчас?

Шри Чинмой: Я хотел узнать, связана ли физическая форма с возрастом. Я обнаружил, что трудности создает наш человеческий ум. Если выйти за пределы

ума, бросив ему вызов, то физическое тело повинуется нам. Но ум заставляет нас чувствовать себя дряхлыми.

Сейчас мне шестьдесят семь лет. Когда я живу сердцем, я чувствую, что мне двадцать. Поэтому я стараюсь прибегать к помощи сердца, когда добиваюсь

подобных достижений в тяжелой атлетике. Когда я использую силу сердца, я чувствую единство с самолетом. Когда я предлагаю единство, мне помогает

всё, мне помогает каждый. А если бы я пребывал в уме, я вообще не смог бы поднимать тяжестей.

Человеческий ум на всех уровнях полон разобщения. Например, ум ценит правую руку больше, чем левую, хотя обе они — неотъемлемые части тела.

Поскольку правая рука сильнее левой, ум отдает предпочтение правой руке.

Репортер: Подъем самолета отличается от подъема чего-то другого?

Шри Чинмой: Со слонами совсем не так, как с самолетами! Как только вы видите перед собой слона, вам становится страшно, потому что он такой

огромный. Тот, которого я поднимал, весил больше восьми тысяч фунтов, и он стоял на платформе всего в нескольких футах от меня. Когда я поднимаю

слона, по какой-то причине я чувствую, что на это уходит больше сил.

Когда я поднимаю самолеты, я получаю ощущение легкости от самого самолета. К тому же я испытываю какое-то внутреннее волнение или радость, потому

что я летаю на самолетах.

Репортер: Да, слона трудно представить себе легким!

Шри Чинмой: Ум сразу же дает нам почувствовать, что слон такой тяжелый. Разве можно его поднять? Поэтому я совсем не обращаюсь к уму, а доверяю

сердцу и пытаюсь установить единство со слоном.

Репортер: Значит ли это, что поднимать шеститонный самолет было легче, чем слона?

Шри Чинмой: Хотя самолет такой большой и тяжелый, в нем, как ни странно, есть некая чарующая сила. Это очарование уменьшает вес самолета. Я

чувствую, что лечу вместе с самолетом. Когда же мы думаем о слоне, в нас проникает какой-то безотчетный страх. Поэтому все зависит от внутреннего

чувства.

Репортер: Что вы пытаетесь доказать, когда совершаете подобное в присутствии публики?

Шри Чинмой: Я поднимаю эти тяжести, чтобы вдохновлять людей. Вдохновение — это радость. Вы так любезны, что пришли в такую плохую погоду

посмотреть, как я поднимаю тяжести. Возможно, вы упомянете об этом в газете, или, может быть, это будет транслироваться по местному телевидению.

Так мы пытаемся распространять вдохновение.

Когда мы, люди, вдохновлены, мы делаем много хорошего для себя, а также для улучшения мира. А если у нас вдохновения нет, то нам нечего предложить

миру. Мы можем даже уничтожить себя или других. Вдохновение же может принести нам так много счастья, а если мы счастливы, мы обретаем и покой.

Внутри счастья пребывает покой. Если мы счастливы, мы не ссоримся и не воюем с другими. Мы не выискиваем у них недостатки. Если вы счастливы, вы

будете добры ко мне, а я буду добр к кому-то еще, и так это будет распространяться дальше. Так что счастье проистекает из вдохновения. Вот такая у меня простая философия.

From:Шри Чинмой,Шри Чинмой отвечает на вопросы, часть 14, Центр Шри Чинмоя, Москва, 1999
Источник: https://ru.srichinmoylibrary.com/sca_14