Не ожидайте!1

Мы рождаемся с ожиданием! Если я заплачу, придет мама и даст мне молока. Если я заплачу, придет папа и возьмет меня с собой в город. Но Господь

Кришна сказал: «У вас есть право на действие, но не на плоды его».

Да, мы считаем своим правом что-то делать; но мы не имеем права ожидать плодов от своего действия. Вот мы ожидаем, что действие и результат связаны.

Ударив в барабан, мы ожидаем, что будет звук. Но почему должен быть звук? Мы ожидаем звука, когда бьем в барабан. Но, делая это, мы не должны думать

о звуке. Наше дело — только ударить в барабан. Надо отделять звук от удара.

Трудность в том, что, сделав что-то, мы по большей части ожидаем результатов. Мы должны говорить: «Если результат будет и он окажется хорошим, это

меня порадует. Если не будет, меня это не обеспокоит». Но мы не всегда так поступаем. Каждый миг мы чего-то ждем.

Выходя из дома, мы ожидаем прохладного ветерка. Будет дуть прохладный утренний бриз — вот чего мы ждем. Если мы выходим из дома и обнаруживаем, что

вместо прохладного ветерка дует жаркий ветер, разочарования не миновать. Но если сказать: «Я выйду на улицу, какой бы ни была погода, потому что

внутренне чувствую, что гулять хорошо», то разочарования не будет.

К сожалению, мы так не говорим. Мы пытаемся получить результат еще прежде, чем выполним действие. Нам нужно достичь уровня, где мы скажем: «Я буду

действовать, но не буду стремиться к результатам». Ведь именно тут мы и совершаем прогресс. В ином же случае мы ожидаем результатов еще до того, как

что-то сделаем. Мы ждем, что барабан зазвучит, даже прежде, чем в него ударить!

Ну, и где же здесь безусловное отречение? Взывая к Богу, разве мы говорим: «Боже, взываю к Тебе! Если есть на то Твоя Воля, приди. Но если Твоей

Воли на это нет, не приходи. Я хочу радовать Тебя так, как Ты Сам того желаешь»? Сколько людей каждый день повторяют: «Я хочу радовать Тебя, Боже,

так, как Ты Сам того желаешь»? Если мы повторим это больше десятка раз, нам надоест слышать собственный голос! Тогда мы меняем молитву: «Я буду

радовать Тебя, только когда мне этого захочется, и я даже не против, если Ты не порадуешь меня в ответ, если мы по крайней мере раз в кои-то веки

можем радовать друг друга».

Теперь позвольте мне рассказать историю о безусловном отречении.

Сегодня я просматривал старые семейные фотографии. Когда я увидел фото своей двоюродной сестры Нирмалы-ди, у меня сразу потекли слезы. Она была так

близка нашей семье! Она погибла, собирая цветы. Она стояла на крыше своего дома в Ашраме. С одной стороны было дерево, на котором растут цветы

защиты. Это Мать дала этому дереву имя «Защита». Моя двоюродная сестра рвала цветы и каким-то образом упала на улицу вниз головой. Она умерла на

месте. Моя сестра Лили шла мимо, слышала шум, но не видела, что случилось. Она просто шла по улице домой. Через пять минут ей сообщили, что

произошло, и она побежала туда.

Благодаря этой двоюродной сестре я начал работать с Нолини-да. Это она сказала, что я должен там работать, должен. Именно она сказала, чтобы я

подарил подарок Нолини-да. Моим подарком была его статья в прозе, которую я переделал в поэзию, английский белый стих.

Но самое важное случилось, когда меня привозили в Ашрам в возрасте года и трех месяцев. Как была добра Нирмала-ди! Она так любила мою маму. Целый

месяц, когда моей маме хотелось побыть в главном здании Ашрама или увидеть Божественную Мать на балконе или где-то еще, эта сестра жертвовала собой

и присматривала за мной. А я так плакал, плакал, плакал и звал маму! Слышно было за несколько кварталов! Эта двоюродная сестра говорила моим

сестрам: «Вы идите. Я присмотрю за ним». Когда меня привезли в Ашрам, она сама была там всего два месяца — она пришла одновременно с моим братом

Хридаем, — но все равно совершала это самопожертвование. Она хотела, чтобы моя мама проводила как можно больше времени в главном здании и видела

Божественную Мать. Вот какая была моя двоюродная сестра! Она так нас любила. Она ругала нас каждую секунду! Она была старше моих сестер. Если ты

старше, у тебя есть полное право ругать младших.

Возвращаясь к нашей теме, чего ожидала Нирмала-ди от своего служения? Она могла бы сказать моей маме: «Ты привезла сюда своего ребенка, и ты за него

отвечаешь. Почему бы тебе не попросить присмотреть за ним кого-нибудь из твоих дочерей или сыновей? У тебя четверо-пятеро других детей, которые

легко могут позаботиться о нем. Пусть они это и делают». Но она так не поступила. Вместо этого она сказала: «Я живу здесь два месяца. Ты через месяц

уедешь, так что позволь мне принести такую жертву». Все это было из любви к моей маме. Вот какое безусловное отречение она совершала.

Сколько человек из вас пытались — искренне пытались — видеть все так, как вижу я? Неужели мне на роду написано не иметь ни одного такого ученика?

Некоторые ученики из года в год так и не попытались меня порадовать, намертво заперев свою внутреннюю дверь и внешнюю дверь. Я не могу открыть ни их

внешнюю дверь, ни внутреннюю. У них внутри нет меня. Я снаружи, снаружи, снаружи. Меня нет у них ни в уме, ни в сердце; меня нет у них в жизни.

Никто не посмеет мне сказать: «Я делаю все так, как ты хочешь». И никто не сможет сказать: «Я всегда стараюсь делать все так, как ты хочешь».

Человек может попытаться делать все так, как я хочу, неделю или месяц, но потом устает. Он просто говорит: «Я целый месяц так сильно старался

радовать Гуру. Теперь он должен порадовать меня хотя бы один день, два дня или три дня». Такое отречение — просто насмешка. Оно заставляет меня

страдать.

Ученик может попытаться радовать меня два дня, а потом ждет, что я буду радовать его десять дней — даже не наоборот! А иногда кое-кто говорит: «Раз

способность у Гуру больше, раз он духовно сильнее меня, то он должен больше радовать меня так, как хочется мне». Но это неправильная философия.

Ученики должны говорить: «Поскольку способности у Гуру больше, мне нужно стать с ним единым. Тогда у меня будет такая же способность». Вот каким

должно быть отношение.

Вы несколько недель или несколько месяцев стараетесь радовать меня. Потом в вас проявляется ожидание, а когда оно не исполняется, вы говорите: «О,

наша философия — не ожидать» и снова начинаете стараться. Но вы не забываете снова запустить свое ожидание! Вы говорите: «Кто знает, может, в

следующий раз Гуру и исполнит мое ожидание».

Отныне старайтесь служить, не ожидая. Лучше поздно, чем никогда! Мы в жизни всегда даем обещания, как мой брат Манту. Каждое утро он обещает себе не

читать газет. Потом заходит один из его друзей и говорит: «Манту Бабу, Манту Бабу, вы читали о том-то? Вы знаете?»

«Что? Что?» — говорит Манту.

А его друг говорит: «Не хочу рассказывать. Не хочу отнимать у вас радость. В газете опубликовано кое-что очень важное. Идите, идите скорее,

почитайте сами!»

Решимость Манту держится, может, еще минут двадцать. Потом он летит в библиотеку, чтобы прочитать статью!

Что касается вас, вы можете прямо сегодня пообещать себе искренне стараться все видеть и делать по-моему. Просто повторяйте: «Радостное послушание,

радостное послушание, радостное послушание». Потом можно говорить: «Никакого ожидания, никакого ожидания, никакого ожидания!», а также «Самый

быстрый прогресс, самый быстрый прогресс, самый быстрый прогресс!» Если вы сможете повторять эти слова как джапу, если они отпечатаются на скрижали

вашего сердца, то вы непременно сможете совершать прогресс быстрее быстрого.

  1. LEN 10-ru.Шри Чинмой дал эту речь у себя дома в районе Джамайка (Квинс) 10 июля 1998 года.

From:Шри Чинмой,Живите в Вечном Сейчас, Центр Шри Чинмоя, Москва, 2012
Источник: https://ru.srichinmoylibrary.com/len