Беседы с Шри Чинмоем

10 ноября 1998 года у себя дома в Нью-Йорке Шри Чинмой высказал следующие мысли о пожилых людях. 1998 год был Международным годом пожилых людей.

Я искренне считаю, что пожилых людей нужно ценить и почитать, ими нужно восхищаться. Я так говорю не потому, что сам тоже пожилой человек, а потому что теперешний мир пожилыми людьми пренебрегает. Они ведь тоже когда-то были молодыми побегами, которые потом выросли и превратились в деревья, а потом — в огромные баньяны.

Когда они были побегами, то есть детьми, они приносили родителям, дедушкам и бабушкам радость. Потом, став старше, они, несомненно, вдохновляли людей. Мы вечно говорим о далеком будущем, но нужно же понимать, что и золотое прошлое когда-то было далеким будущим. В золотом прошлом эти старики были малышами, приносившими семье столько радости. Если мы не будем их уважать, мы не получим от них сострадания, нежности, любви и мудрости. Если ими пренебрегать, они окажутся оторванными от своего прошлого, будто разрубленное надвое дерево. Как выжить дереву, если его перерубили? Если его нужно сохранить, то надо, чтобы были целыми и корни, и ветви с листьями. Несколько лет тому назад это же самое дерево, пока не состарилось, давало прекрасные цветы и приносило очень вкусные плоды.

Так же и старики приносили семье имя, славу и финансовую независимость. Как же можно ими пренебрегать? Если уж говорить о рождении благодарности на свете, то этих пожилых людей нужно ценить, почитать, ими нужно восхищаться за то, что они сделали для всей мировой семьи. Само их присутствие должно стать источником вдохновения. Это вдохновение в один прекрасный день перейдет к молодому поколению, чтобы лет через сорок-пятьдесят вдохновлять следующее поколение молодых.

Примечание

5 мая 2005 года Шри Чинмой ответил на несколько вопросов, заданных ему в письменном виде Джупом Купманом, главным редактором и членом совета издательства «Католического Дайджеста» (выходит в Голландии). Шри Чинмой встретился с г-ном Купманом, а на следующий день вручил ему награду «Поднимая мир сердцем-единством».

Джуп Купман: Шри Чинмой, вы поддерживали дружеские отношения и помните свои знаменательные встречи с Папой Иоанном Павлом II и Матерью Терезой из Калькутты. Вы исключительно высоко отзываетесь о них, описывая их как замечательных, сильных и ярких людей. На Востоке превозносить и ценить

святых — это норма. Харизма духовных лидеров воспринимается реально и ощутимо. А основные тенденции иудаизма и христианства более интеллектуальны. Мы считаем своих лидеров хорошими людьми, но не обязательно живыми святыми, чье простое прикосновение или взгляд могут исцелить. Не могли бы вы описать Иоанна Павла II и Мать Терезу с этой точки зрения?

Шри Чинмой: Сначала поговорим о Святом Отце, Папе Иоанне Павле II. Святой Отец без предубеждения относился ко всем религиям. Он не ограничивал себя христианством. Вот почему я смог получить его безграничное сострадание, нежность и поддержку. В этой жизни мне шесть раз была дана золотая возможность получить от него благословение. Каждый раз, находясь в его присутствии, я действительно чувствовал многие его божественные качества — такие качества, какие редко обнаружишь у других людей.

Святой Отец был для кого-то другом, для кого-то отцом, а для иных — дедушкой. Как друг он хотел, чтобы люди поняли истинный смысл жизни. Истинный смысл жизни в сострадании, заботе и сочувствии.

Как отец он был строг с теми, кто был лишен нравственности, не следовал законам истины, а также с теми, кто жаждал власти и превосходства. Папа Иоанн Павел II предупреждал своих духовных детей о том, что, если они не будут заботиться о человечестве, разразится очень серьезный кризис. Уровень человечества будет не подниматься, а все падать и падать в бездонную пропасть.

Как дедушка он был полон нежности и в какой-то степени даже снисходительности к людям. Он чувствовал, что люди по природе слабы. Если он будет с ними строг, это может принести больше вреда, чем пользы. Он чувствовал, что с теми людьми, которые уже очень слабы, необходимо продвигаться очень медленно. Он дарил им безграничную заботу и считал, что капелька снисходительности в конечном счете пробудит их к Свету. Когда они придут к Свету, они не будут намеренно погружаться в непроглядную тьму невежества.

Святому Отцу я приношу бесконечную, бесконечную благодарность своего сердца. Каждый раз, встречаясь с ним, я испытывал что-то новое. На закате жизни, когда его здоровье стало таким хрупким и у него дрожали руки, он очень нежно коснулся моей руки и с огромным состраданием благословил меня. В отличие от других пап, он обладал и практичностью в делах внешнего мира, и видением величайших высот в мире внутреннем. Его внутреннее видение и внешняя деятельность замечательно дополняли друг друга.

Мать Тереза жила не только ради бедных и нуждающихся — она жила ради всего человечества. Ее сердце истекало кровью о беспомощном и безнадежном мире. Смыслом ее жизни была жертвенность ради спасения жизни других. Лодка ее жизни плыла то к берегу-состраданию, то к берегу-заботе. Когда она появилась на свет, страх не посмел родиться.

Она обладала безграничной верой в Спасителя Иисуса Христа.

Для меня она была то настоящей матерью, то настоящей сестрой. Она благословляла меня своими благословенными глазами как мать. Она любила меня своим сострадательным сердцем как сестра.

К тому же Мать Тереза была воплощением умения поддержать. Не раз и не два — целых три раза она просила меня сопровождать ее в поездке в Китай. Она горячо хотела сделать что-то великое, что-то доброе для Китая и китайского народа. Но, увы, — ее желанию не суждено было сбыться. Небеса призвали ее прежде, чем ее желание исполнилось.

Я недавно провел в Китае почти три месяца и много-много раз вспоминал ее благословенную просьбу сопровождать ее туда. Мать Тереза — отважная душа, полная любви ко всем душа, умеющая пожертвовать всем душа. Миру очень нужно как можно больше таких избранных Богом слуг, как Мать Тереза, чтобы лик и судьба мира изменились.

Джуп Купман: Какого вы мнения о большом интересе в США к духовности, значительная часть которого проявляется в форме увлечения если и не мнимыми религиями и движениями, то временами туманным понятием «нью-эйдж» («новая эра»)?

Шри Чинмой: Духовность в США — очень сложная тема. Ее можно сравнить с огромными океанскими волнами: то вверх, то вниз. Вероятно, подобное можно увидеть повсюду. Лет тридцать-сорок назад было время, когда молодое поколение проявляло гораздо больше интереса к духовности, приняв духовную жизнь и следуя ей. К моему великому огорчению, я не вижу, не чувствую того же внутреннего стремления сегодня. Возможно, я полностью ошибаюсь. Я никоим образом не критикую молодое поколение. Я на сто процентов с ними в их сердце и жизни.

Есть и другой фактор. В те дни все новое, что происходило, принималось на «ура». Начиная что-то новое, требующее напряжения сил, просветляющее, молодые люди чувствовали воодушевление изнутри. А теперь, похоже, людей ничто всерьез не интересует так, как это было лет тридцать-сорок тому назад. Людям нужен новый свет и новое сознание. Они хотят вырасти из старых достижений, или, можно сказать, выбраться из болота жизни, но не знают, куда повернуть. Им кажется, что прошлое не принесло им успеха. Теперь они боятся будущего. Им не хочется и пытаться предпринимать что-то новое, особенно потому что у них в жизни царят неуверенность и страх.

Любовь к движению «нью-эйдж» в прошлом была гораздо сильнее. Нужно с радостью принимать все новое. Оно ведь не будет, не может быть новым надолго. Если нам хочется достичь чего-то нового, стать кем-то новым, то нам нужно быть очень-очень строгими к своим внутренним молитвам и медитациям. Успех зависит от решимости и силы воли. Прогресс зависит от внешнего и внутреннего отречения перед Волей Бога в то время, когда мы очень одухотворенно молимся и медитируем и с любовью служим человечеству.

Каждый миг приходит к нам с новой мечтой, новой реальностью, новым вдохновением, новым устремлением и новым достижением.

Джуп Купман: Как найти доброе зерно в различных традициях?

Шри Чинмой: Если искренне молиться Богу об исполнении Воли Бога, то молитва непременно научит тому, как видеть хорошие реальности в каждом человеке. Если каждая традиция стремится к Любви и Свету Бога, то все хорошее проявится ради совершенствования мира. Сегодня мы видим добрые качества других. Если мы по достоинству их оценим, то эти добрые качества постараются расцвести, как лотос, в нашей собственной жизни — медленно, но верно.

Без молитвы и медитации почти невозможно отдать должное хорошим качествам других, и чтобы при этом нас безжалостно не ужалила змея-зависть. Каждая традиция по-своему права. Нужно освободить от национальных предрассудков сердце, чтобы понимать, ценить, уважать все традиции и стать гражданином мира, вдохновляя, воодушевляя, просветляя и осуществляя каждую традицию.

Джуп Купман: Вы считаете Иисуса Христа «несравненным Пророком и возлюбленным Сыном Божьим, а также высшим Другом-Единством человечества». Что это значит — «Друг-Единство человечества»?

Шри Чинмой: Христос сказал: «Я и Отец мой — одно». А еще Христос сказал: «Я — Путь. Я — Цель». Внешне трудно понять, как один человек может быть обладателем и Пути, и Цели. Но мы знаем, что, когда у человека есть полное единство с Высшим Абсолютом, он может быть чем и кем угодно и к тому же намного превзойти двойственность.

Дружба означает расширение единства. Как высочайший Сын Божий Христос знал, что он не только Сын Бога-Творца. Он прекрасно знал, что Бог-Творец и Бог-Творение — одно.

Размышляя о понятиях «забота», «воодушевление», «вдохновение» и так далее, мы испытываем высшую потребность в дружбе. Без дружбы этот мир будет день за днем погружаться в океан забвения.

Именно дружба придает нам живости и пробуждает к осознанию того, что мы принадлежим не только себе. Мы принадлежим всем, кто вокруг нас, с нами и для нас. Вокруг нас — весь мир, и именно в нем нам нужно заводить дружбу, чтобы вместе нести бремя всего мира. Без дружбы мир не будет продвигаться вперед, а покатится назад.

Христос сыграл роль Творца, сказав, что он и Отец Его — одно.

Затем, воскликнув: «Отче, для чего Ты меня оставил?» — он сыграл роль Творения. Творение отчаянно нуждается в помощи Творца.

Благодаря единству с Творением Христос ощущал страдание человечества как свое. Это страдание могут разделить все. Страдание существует, но когда другие приходят и облегчают бремя своих друзей, это, несомненно, помогает каждому без исключения человеку узреть свет единства. Единство — это расширение себя самого. Если дружба настоящая, то единство расцветает пышным цветом. Христос был величайшим Другом. Он стал единством, и не только Небесным, но и земным.

Он был несравненной частью Небес и щедрой рукой наделял Мать-Землю Состраданием. С другой стороны, он был частью Матери-Земли и делился Состраданием, которым безгранично и без условий наделял его Отец-Небеса, чтобы поднимать сознание мира и показать миру, что есть Свет, такой Свет, который жаждет установить Истину здесь, на земле.

Христос-Сын воспринимал. Христос-Друг раздавал. Христос-Сын воспринимал данное Свыше. Христос-Друг благословенно раздавал своим друзьям-гражданам мира все, чем обладал, и все, чем был.

Джуп Купман: Какие основные идеи являются общими для христианства и индуизма?

Шри Чинмой: Не только у христианства с индуизмом, но и у всех религий общим является одно: любовь к Богу. Все они ценят истину, сострадание и прощение. Эти божественные качества лежат в самых сокровенных глубинах каждой религии. Последователям каждой религии нужно проявлять эти божественные качества и с любовью, радостью и всем сердцем жить ими в своей внешней жизни ради совершенствования человечества. Вот так мы вместе сможем сплести прекрасную и благоуханную гирлянду душ-наций.

Джуп Купман: Какие области в межконфессиональных отношениях представляют собой самые большие проблемы?

Шри Чинмой: Мне довелось принимать участие в нескольких межконфессиональных форумах. На них я одну-две минуты в безмолвии молился и медитировал. Мы зачастую склонны возносить собственные религии до небес. Мне кажется, лучше всего будет, если мы сможем принимать выдающиеся достижения каждой веры как свои собственные. Так из общих достижений всех верований может извлечь пользу все человечество.

Джуп Купман: Какие самые актуальные уроки Восток может дать Западу?

Шри Чинмой: Восток может научить Запад силе безмолвия. Запад может научить Восток силе науки. Восток сосредоточен на себе. Запад смотрит в окружающий мир.

Там, где смогут сойтись Восток и Запад, возникнет место встречи. Они вместе скажут: «Мы обладаем, и мы представляем собой», а не «Я обладаю, и я представляю собой».

О поэзии

Некоторые люди ждут, когда птица вдохновения прилетит и опустится к ним на голову или на колени. Что касается меня, то я или велю птице вдохновения прилетать ко мне, или преследую ее. И как только я принимаюсь ее преследовать, я ее ловлю.

Поэзия может быть очень нежной и в то же время полной силы. И лаконично можно сказать так много. Поэзия не обязательно должна быть утонченной и женственной. Она может быть и очень сильной. Даже нежное слово может быть сильным.


  1. CSC 9-ru. 3 ноября 1989 года Шри Чинмой в неформальной обстановке следующим образом высказался о поэзии.

О мантрах

По Своей бесконечной Щедрости Господь Возлюбленный Абсолютный Всевышний написал в вашем Учителе и через него тысячи трогающих душу, возвышающих сердце и пробуждающих жизнь мантр на английском языке.

Было такое время, когда океан невежества во мне считал, что мантры, заклинания, могут быть написаны лишь на санскрите. Бескрайним невежеством — вот кем я был. Потом, когда я прочитал и изучил «Савитри» Шри Ауробиндо, во мне забрезжила мудрость. Вот тогда я пришел к пониманию, что мантры можно писать и на английском языке.

Когда я прочитал некоторые строки известных английских поэтов, мудрости у меня прибавилось. К моему великому удивлению и к радости, эти английские поэты, несомненно, создали мантры. Уверен, мантры писали и на других языках.

Теперь я знаю, что у санскрита нет монополии на мантры. Они могут быть сокровищем, самым божественным сокровищем каждого языка без исключения.


  1. CSC 10-ru. 29 декабря 2002 года в Крайстчерче, Новая Зеландия, Шри Чинмой высказал следующие размышления о мантрах.

Примечание

Следующие вопросы были заданы в Сингапуре 27 ноября 2003 года.

Вопрос: Когда во время ваших занятий тяжелой атлетикой к вам приходят Космические Боги и Богини, чем они вам помогают?

Шри Чинмой: Мне помогает само их присутствие. Они приходят с такой доброй волей и состраданием! Я выполняю поднятия на физическом плане, но мне помогают сами их благословения. Они приходят меня благословить, потому что хотят показать, что физическое должно быть представителем духовного. Между физическим и духовным не должно быть зияющей пропасти. Духовное должно работать в физическом и через него, а физическое должно быть достаточно восприимчивым к духовному. Вот я и стараюсь перебросить мост между физическим и духовным. Может быть, другие духовные Учителя и не пытались этого делать, потому что это почти невыполнимая задача. Они довольствуются лишь духовным.

По словам Шри Ауробиндо, физическое означает материю. Мы здесь говорим о материи и духе. С точки зрения восприимчивости физическое хуже всего. Это непробиваемая стена. Мы изо всех сил стараемся сделать тело восприимчивым, но это почти невозможная задача. Вот почему приходят Космические Боги и Богини. Мне помогает само благословение от них, и они предлагают мне свою безграничную поддержку.

Вопрос: Они фактически берут часть веса на себя?

Шри Чинмой: Конечно, берут. Когда вы с кем-либо отождествляетесь, вы обретаете такую мощь! Всю свою силу воли, всего себя вы отдаете тому, кого любите, цените, чтобы он добился успеха. Когда я наблюдал, как бегает и выполняет прыжки Шудахота Карл Льюис, как сильно я с ним отождествлялся! И тут тоже, когда благословить меня приходят Космические Боги и Богини, они вливают в меня такую сильную волю для поднятия тяжестей! Куда попадает эта сила воли? Она проникает в мое тело. Я использую свое физическое тело — руки, плечевые мышцы, — а они используют свою внутреннюю силу воли, чтобы мне помочь.

Следующие вопросы прислал Шри Чинмою Матиас Титке для журналов «Йога актуэль» и «Йога форум». Шри Чинмой ответил на них 3 ноября 2005 года.

Вопрос: Какие качества свойственны духовному человеку?

Шри Чинмой: Духовному человеку свойственны простота, доброта, сострадательность и самоотдача.

Вопрос: Насколько это важно — следовать Гуру, и что характерно для такого Учителя?

Шри Чинмой: Иметь Гуру необходимо, но не обязательно. Гуру ускоряет прогресс своего ученика. Божьей Милостью духовный Учитель помогает ученику в просветлении его тьмы и невежества.

Вопрос: Какую роль играют дисциплина и послушание?

Шри Чинмой: Дисциплина и послушание в духовной жизни имеют первостепенную важность.

Вопрос: Что йога значит для вас, и в чем польза от регулярной медитации?

Шри Чинмой: Йога — это санскритское слово. Оно означает «союз с Богом». Все, что мы выполняем регулярно, обязательно принесет нам удовлетворение и прогресс. Нерегулярность никогда не приносит удовлетворения.

Вопрос: Учитель йоги однажды мне сказал, что йога значит отсутствие привязанности. Смысл этого в том, что все одинаково ценно. Какова ваша точка зрения на это, Шри Чинмой?

Шри Чинмой: Отсутствие привязанности — это одна часть йоги, а не йога целиком. У всего своя ценность, но если мы будем отстраняться от того, что понижает наше сознание, от того, к чему мы иначе были бы привязаны, то мы сможем быстрее совершить прогресс. Привязанность в духовной жизни приносит лишь несказанные страдания. Мы изо всех сил должны стараться отстраняться от результата. Каким бы он ни оказался, его нужно возложить к Стопам Бога. Именно это сделает нас счастливыми.

Вопрос: Все люди одинаково несут в себе Божественное, или они в этом серьезно отличаются друг от друга?

Шри Чинмой: Все не могут обладать одинаковыми качествами или способностями. Мы воплощаем в себе Божественность в меру своей внутренней восприимчивости.

Вопрос: Внутренний покой человека — это предпосылка или результат внешнего покоя?

Шри Чинмой: Внешний покой — это то, что приходит из внутреннего покоя. Внешний покой длится недолго, а внутренний — очень долго или даже вечно.

Вопрос: «Бхагавад-Гиту» снова и снова цитируют в качестве оправдания войны. Справедливо ли такое ее толкование?

Шри Чинмой: Нужно понимать, что Господь Кришна изо всех сил старался предотвратить войну. Он трижды ездил к Кауравам и умолял их войну не начинать. Битва при Курукшетре была последним средством. Послание Шри Кришны — это любовь, вселенская любовь, но когда враги не желают ни идти на компромисс, ни проявлять согласие, что же тут поделаешь?

Вопрос: В наше время посещение концерта обходится в 25-140 долларов. Как вам удается делать свои концерты бесплатными?

Шри Чинмой: Мои концерты бесплатны, потому что ко мне очень добры и щедры мои ученики со всего мира. Они хотят оплачивать все расходы за концерты, которые я даю. Я дал более 700 концертов в разных странах, и некоторые залы очень широко известны — Королевский Альберт-холл в Лондоне, Сиднейский оперный театр, Карнеги-холл в Нью-Йорке, Дэвис-холл в Сан-Франциско и так далее. Я считаю своим долгом нести свою музыку моим братьям и сестрам бесплатно. А мои ученики организовывали эти концерты, и они вдохновляют меня давать их бесплатно.

Вопрос: Что именно вы понимаете под словами «Мировая Гармония», которыми вы называете свое концертное турне?

Шри Чинмой: Если у нас в семье царит гармония, то жизнь приносит нам удовлетворение. Все семьи без исключения должны собраться и установить мировую гармонию. Из-за отсутствия гармонии мир стал несчастным. Само слово «гармония» вызывает у нас нежное чувство. Это нежное чувство как раз и сможет привести и приведет к мировой гармонии.

Если есть гармония, не может возникнуть непонимание, а если не будет непонимания, сегодняшний мир сможет по-новому взглянуть на жизнь. Я назвал свои выступления «Концертами Мировой Гармонии», потому что чувствую, что абсолютно каждый человек хочет мирной и счастливой жизни, а обрести ее можно лишь благодаря мировой гармонии.

Вопрос: Вы как музыкант открыты для критики и споров, и как вы с ними поступаете?

Шри Чинмой: Будучи духовным человеком, я всегда стараюсь быть намного выше критики и споров. Критиковать других бесконечно проще, чем их ценить. Наш Творец — воплощение Любви. Совершенства нам не прибавит никакой критик. Это может сделать лишь один Бог. Поэтому, чтобы добиться совершенства, нужно обращать внимание на Бога, а не на критиков.

Я музыкант и художник. Я слушаю указаний своего внутреннего музыканта и внутреннего художника и не придаю значения критике и спорам.

Вопрос: Музыканты Карлос Сантана и Джон МакЛафлин были вашими выдающимися учениками. Связи с ними у вас все еще существуют?

Шри Чинмой: Моя связь с этими великими музыкантами существует во внутреннем мире, но не во внешнем. Во внутреннем мире их души по-прежнему поддерживают с моей душой очень надежную и крепкую связь. Я их люблю и от души радуюсь, когда они делают что-либо великое, чтобы вдохновить человечество и поднять уровень его сознания.

Интервью

Данное интервью появилось в «Стар Трибьюн», газете с самым большим тиражом в Двойном Городе [Сен-Пол и Миннеаполис], в субботу 14 октября 2000 года. Шри Чинмой отвечал на вопросы, заданные Мартой Сойерт Ален. Г-жа Ален ведет колонку под названием «Вера и тело». На ее вопросы Шри Чинмой ответил по телефону в субботу, 8 октября, в 9:30 утра.

Вопрос: Чего вы стремитесь добиться, давая концерты?

Шри Чинмой: Своими концертами я стараюсь преданно служить человечеству и быть добрым гражданином мира. Мне очень хочется, чтобы все мы растили в себе внутреннюю жажду и стали добрыми гражданами, чтобы вдохновляли весь мир и трудились вместе ради совершенствования мира.

Вопрос: Как вам кажется, люди на Западе восприимчивы к вашим восточным идеям или для этого требуется дополнительное обучение?

Шри Чинмой: Я чувствую, что люди на Западе всегда восприимчивы к нашим восточным идеям. Они с готовностью, любовью, с душой и самоотдачей приняли наши восточные идеи.

Вопрос: А требуется ли дополнительное обучение?

Шри Чинмой: Нет, не требуется. Их сердца совершенно готовы к восприятию. Поэтому им не требуется никакого дополнительного обучения, чтобы принять духовный путь Индии.

Вопрос: Пожалуйста, расскажите побольше о некоторых своих утверждениях, с которыми мы не знакомы, — например, о том, как зависть может разрушить жизнь.

Шри Чинмой: Зависть означает разобщение. Все, что нас разобщает, в конечном счете нас и разрушит. Когда мы завидуем, единственное, что мы считаем своим, — это наше маленькое «я». Свое же большое «Я», мировое, вселенское «Я» мы полностью забываем. Зависть — одна из тех сил, которые нас разобщают, и в конце концов эти силы нас разрушат, если мы с ними не справимся.

Вопрос: Как по-настоящему почувствовать свое чистое сердце?

Шри Чинмой: Свое чистое сердце можно почувствовать двумя способами: или одухотворенным повторением слова «чистота, чистота, чистота», или умением вызывать искренние слезы в сердце. Эти два способа могут спонтанно благословить и наполнить нас самой настоящей чистотой. К тому же, чтобы обрести чистое сердце, нужно проявить в своей жизни преданность, искреннюю, подлинную преданность.

Вопрос: Пожалуйста, не могли бы вы подробнее раскрыть свое утверждение о том, что новичку медитация кажется высшей реальностью, но когда он как ищущий совершит прогресс, он начинает понимать, что медитация только ведет к высшей реальности.

Шри Чинмой: Медитация — это и путь, и цель. Поначалу медитация играет роль лестницы. Лестница нам нужна для того, чтобы подняться на определенную высоту. Затем настает время, когда мы видим, что медитация не просто ведет к высшему, но фактически воплощает высшее. Мы говорим, что Бог — это Лодка, Бог — это Лодочник, Бог — Путь, и Бог — Цель. Точно так же можно описать медитацию. С помощью медитации мы поднимаемся ввысь, все выше и выше, пока наконец не станем самой медитацией. И такая медитация воплощает вселенский Свет, вселенский Восторг и одновременно Бога-Творца и Бога-Творение.

Вопрос: Вы работаете с людьми разных вероисповеданий. Вы согласны с тем, что все вероисповедания правильны?

Шри Чинмой: Я полностью согласен с тем, что все вероисповедания правильны. Все они одинаково важны.

Вопрос: Есть у вас какой-либо критерий того, что такое правильная вера?

Шри Чинмой: Нет. Все религии в бесконечной степени воплощают божественность. Я все их воспринимаю как одно целое. Но, что касается моей точки зрения, то я говорю, что есть только одна вера, одна религия — любовь к Богу. Я люблю Бога, как умею. Вы любите Бога, как умеете. Кто-то еще любит Бога, как умеет. Все религии, все вероисповедания одинаково истинны и одинаково божественны. С другой стороны, всеобщая истина заключается в том, что есть только одна религия — наша любовь к Богу.

Вопрос: В чем заключается ваше высшее желание?

Шри Чинмой: Мое высшее желание заключается в том, чтобы увидеть мир, наполненный покоем и блаженством. И в этом божественном деле я хотел бы принять участие всей душой и с самоотдачей.

Вопрос: Каким бы стал мир, если бы он следовал вашим надеждам?

Шри Чинмой: Если мир отождествится с моей надеждой, то не будет непонимания, раздоров, конфликтов и никаких сражений, никаких войн. Повсюду будет царить гармония. Гармония заполнит этот мир от края и до края.

Вопрос: Кто из всех тех людей, с которыми вы встречались, ближе всего к пониманию вашего учения?

Шри Чинмой: За годы я встречался с многими личностями мирового уровня. Должен сказать, Мать Тереза оказалась мне и матерью, и сестрой. Она то проявляла ко мне нежность, как сестра, то сострадание, как мать. Она была ближе всего к моей подлинной духовной жизни. Я чувствую, что она понимала меня больше всех других, потому что и сама была очень преданным ребенком — можно сказать, любимым ребенком — Спасителя Иисуса Христа.

Вопрос: Не приводит ли временами вас в уныние состояние мира со всеми его сражениями, насилием и отсутствием счастья?

Шри Чинмой: Приводит, ибо во мне, как и во всех, есть и божественное, и человеческое. Человеческое во мне действительно впадает в уныние — но никоим образом не божественное, потому что божественное во мне воплощает бесконечное равновесие и покой. Божественное во мне принимает мир таким, каков он есть. Святой долг божественного во мне заключается в том, чтобы приносить пользу человечеству и молить Абсолютного Всевышнего поднять сознание человечества. Поэтому божественное во мне никогда не впадает в уныние. Человеческое же во мне, несомненно, временами унывает. Но это уныние долго не длится. Божественное во мне просветляет человеческое во мне, чтобы оно не страдало от уныния слишком долго.

Каждый человек может пасть духом, когда не исполняется его желание, не исполняется его устремление, когда мир не принимает его искреннего и преданного служения. Но, с другой стороны, если он видит, что Всевышний Пилот внутри него ведет и направляет его к предназначенной ему цели, к тому, что мы называем Золотым Берегом вечно превосходящего себя Запредельного, то его уныние длится не больше пяти секунд, пяти минут или, самое большее, часа. У меня оно длится не больше тридцати пяти минут, как бы сильно я ни падал духом. Через пять секунд или тридцать пять минут человеческое во мне становится неразделимо единым с божественным во мне, и тогда исчезает все, что можно назвать унынием или печалью. В это время я вхожу в контакт с Радостью, Светом и Блаженством Бесконечности. Радость, Свет и Блаженство Бесконечности благословляют меня и потоком проливают свои сокровища на мою преданную голову и отрекшуюся жизнь.

Примечание

На следующие вопросы Шри Чинмой ответил 26 сентября 2004 года на Площадке Устремления на Джамайке, Нью-Йорк.

Вопрос: Гуру, последние несколько лет оказались такими трудными…

Шри Чинмой: Этот год очень трудный.

Вопрос: Эти последние три-четыре года оказались очень трудными для нашей манифестации. По каким-то причинам многие из нас не смогли сделать то, что нам хотелось бы, в плане служения Всевышнему. Что можно делать, пока ситуация хотя бы немного не прояснится и мы не продолжим свою работу в мире?

Шри Чинмой: По определенным причинам мы сейчас не можем делать некоторые вещи на внешнем плане, но мы можем усилить устремление внутренне. У нас есть внешнее устремление, внешнее посвящение и внешняя манифестация, и точно так же есть внутреннее устремление, внутреннее посвящение и внутренняя манифестация. На днях, когда я сказал Чарльзу Осгуду: «Мы пока не можем выполнять работу на благо мира», он тут же ответил: «Но ваш дух, ваш дух работает внутренне».

Так что есть дела, которые мы не можем делать внешне, и тому есть причины. Но мы можем усилить свое вдохновение и устремление внутренне. А когда наступит время, мы сможем делать то, что делали когда-то, энергичнее, сильнее и лучше, чем прежде.

Вопрос: Мне хотелось бы узнать, как в духовной жизни быть бдительным, не становясь озабоченным и беспокойным.

Шри Чинмой: Когда мы беспокоимся, мы ослабляем свои нервы. Проявлять рвение и беспокоиться — это не одно и то же. Мы можем проявлять рвение в исполнении чего-то, но когда мы беспокоимся, появляется нервозность. Лучше всего в делах усиливать стремление, но, если появляется ощущение беспокойства, оно разрушает чистую радость. Тут же возникает нервозность.

Когда нам чрезмерно сильно хочется что-то сделать, мы временами даже прибегаем к бесчестным средствам. С другой стороны, рвение в делах — это что-то по-настоящему божественное. Так что нам нужно все время проявлять рвение, рвение, рвение! Рвение естественным образом будет заставлять нас помнить о своей цели.

Если у нас есть рвение, настоящее рвение, то спонтанно и без условий нисходит Милость Бога. Так что лучше всего — всегда проявлять рвение, рвение делать что-то доброе, божественное, просветляющее и осуществляющее.

Вопрос: Когда мы молимся, может ли Бог предпочесть, чтобы мы молились определенным образом, а не просто интенсивно? Ведь есть столько способов молиться! Можно молиться со слезами, можно молиться с улыбкой, и так далее. Есть ли такой предпочтительный для Бога способ молиться, чтобы наши

молитвы быстрее достигали Его Ушей и были бы более действенными?

Шри Чинмой: Да. Когда мы молимся, и со слезами не на глазах, а в сердце, такая молитва лучше всего. И молитва должна быть не с улыбкой или смехом и не с самодовольством, и не просто с преданностью — нет! Внутри сердца должны литься горючие слезы. Бог будет Судьей во всех наших молитвах. Лучшая молитва рождается в сердце, а не в уме, и в ней должны быть потоки слез. Тогда Бог обязательно услышит.

С другой стороны, если Бог исполнит наши желания, это может произойти совершенно не так, как мы себе это представляли. Нам хочется, чтобы наши молитвы сбывались определенным образом, но, когда Бог нами доволен, когда мы его радуем, Он может исполнить то же самое желание совершенно по-другому, так, как мы себе и представить не можем. Тогда мы испытываем к Богу огромную благодарность.

Когда мы о чем-то молимся, мы не знаем, каким образом придет итог, результат. Так что лучше всего — взывать со слезами в сердце. Такая молитва ускорит наше осуществление.

Вопрос: В последнее время я чувствую себя слабым, и не только физически. Мне хотелось бы знать, как можно стать сильным и бежать быстрее всего.

Шри Чинмой: Пребывай в безмолвии, в безмолвии, в безмолвии! Не впускай мысли, даже пока ходишь. Не говори: «О, вот это хорошая мысль, а это плохая». Нет. Старайся, чтобы мыслей не было, вообще не было. Пусть внутри тебя думает Бог. Пусть внутри тебя думает Всевышний. Пусть делает то, что нужно. Если придет мысль, оборви ее, оборви, оборви. Вот тогда ты увидишь, сколько у тебя появится энергии, сколько готовности, рвения и всего того, что тебе нужно; тебе покажут как.

Только заставляй ум быть абсолютно тихим — хотя бы две-три минуты. Это похоже на накачивание мускулатуры. Если ты сможешь заставить ум быть в полной тишине сегодня две минуты, завтра — три минуты и будешь делать это длительное время, то ты увидишь, как ты постепенно, постепенно будешь совершенствоваться во внутренней жизни, и не только во внутренней, но и во внешней тоже. Ты сможешь добиться огромного улучшения.

Вопрос: Как каждому из нас лучше всего помогать собственной стране идти вперед в данный исторический период?

Шри Чинмой: Единственный ответ: посредством молитвы и медитации. Другого пути нет. Ни обсуждения, ни советы — ничто на этой стадии во внешнем мире не поможет. Нужно лишь обретать больше богатства во внутреннем мире посредством молитвы, медитации и нашей любви к Воле Бога, преданности ей и отречению перед ней. Нужно накапливать внутреннюю силу, внутреннюю силу, внутреннюю силу. Иногда, чтобы двигаться вперед, нам отчаянно нужна внутренняя сила. Так что сейчас такое время, когда, если вы желаете что-то делать для своей страны, нужно глубоко молиться внутренне и набирать силу, которой можно будет воспользоваться позже.

Сейчас старайся только накапливать и удерживать как можно больше во внутреннем мире, во внутренней жизни. И когда наступит время, ты сможешь тратить это внутреннее богатство в своей внешней жизни, чтобы служить своей стране.

Вопрос: Когда я чувствую себя недостойным, я сомневаюсь в том, что Бог меня простит. Не понимаю, как можно дождаться прощения за одну короткую инкарнацию.

Шри Чинмой: Спросите себя, сумеем ли мы когда-нибудь победить Бога? Ответом будет «нет». Если Бог применит Силу Своего Прощения, то она будет бесконечно сильнее всех преступлений, которые, как вам кажется, вы совершили в этой инкарнации, да и в своих прежних инкарнациях.

Представьте себе комнату, которая не освещается днями и даже месяцами. Тут входите вы, поворачиваете выключатель, и в мгновение ока вспыхивает свет. Точно так же вам нужно чувствовать, что ваша слабость — ничто, ничто по сравнению с Силой Сострадания или Силой Прощения Бога.

Теперь вопрос в том, говорите вы, зачем Богу вас прощать, если вы много раз совершали ту же ошибку? Вы сегодня поступаете неправильно и молитесь Богу: «О Господи, прости, прости, прости меня!» А потом вы и завтра делаете то же самое. Как человек, который ест блюдо, приправленное перцем «чили». Сегодня он говорит: «Ох, как жжет язык! Больше не буду его есть». А на следующий день он снова берет и ест чили, и у него снова горит язык. Возвращаюсь к вашему вопросу. Бог нас простит, сколько бы раз мы ни поступали неправильно, если у нас будет искренний зов. Но если мы не будем снова и снова повторять ту же ошибку, разве Он не будет доволен больше?

Прощение Бога всегда с нами, это верно, но Бог будет нами гордиться, если мы сумеем вообще отказаться от совершения неправильных поступков. Если невозможно это сделать мгновенно, тогда старайтесь ежедневно уменьшать количество всего того, что в вашем уме или в вашей жизни неверно. Вы ведь знаете, сколько раз поступаете неправильно в своей внешней или внутренней жизни. Сосчитайте их. Тогда на следующий день вы сможете уменьшить это число. И если вы вот так, понемногу, понемногу сможете уменьшить это число, настанет день, когда вы не будете совершать ошибок. Тогда Бог будет не просто доволен — Он будет очень-очень вами гордиться. Всегда помните, что Сила Сострадания Бога бесконечно больше всех ошибок, которые вы, по вашему мнению, натворили.

Вопрос: Как можно при работе с людьми, принимающими решения на мировом уровне и сделавшими карьеру своим умом и силой, вывести вперед их сердце?

Шри Чинмой: Если будет возможно, то время от времени старайтесь фокусировать взгляд на их сердце и пытайтесь почувствовать там Присутствие Всевышнего. Это может оказаться трудным, ибо один Бог знает, что и где Он совершает. Но вам будет нетрудно представить себе лицо своего духовного Учителя. Представьте лицо своего духовного Учителя внутри этого человека. А потом постарайтесь увидеть лишь одно: слезы или улыбки духовного Учителя. Если вам покажется, что вывести вперед качества сердца в этом человеке вам будет легко, представьте себе улыбки Учителя. А если вы почувствуете, что это долго, что это займет много времени, тогда представьте себе слезы Учителя или его очень-очень огорченное лицо.

Предположим, вы проводите с каким-то важным человеком пятнадцать минут. Тогда можно попытаться смотреть в сердце этого человека хотя бы одну минуту. Для этого не нужно широко открывать глаза. Держите их полуоткрытыми, но концентрироваться нужно прямо на сердце этого человека.

Несколько дней тому назад, когда я поднимал Ларри МакКоннеги, он мне сказал: «Уму нужно дать сердце!» Так что, когда важные люди пытаются управлять миром с помощью ума, вы также можете молиться: «О Боже, дай им сердце, дай им сердце!» Вы в безмолвии помолитесь о том, чтобы им было даровано сердце, и примерно с минуту внутри их сердца постараетесь ощутить себя, а потом — присутствие своего Учителя. Ваш Учитель или будет в слезах, или будет улыбаться. Если он будет улыбаться, значит, вы очень скоро добьетесь успеха. Если он будет в слезах, то на это понадобится больше времени. Но все это нужно делать в безмолвии, посредством молитвы.

Если эти вершители судеб мира будут продолжать действовать умом, они непременно потерпят неудачу. Если же они будут подходить к делам сердцем, они в конечном счете добьются успеха. Так что, если вы увидите, что они совершают хоть небольшой прогресс, постарайтесь увеличить силу своих молитв о том, чтобы они пребывали в сердце и работали сердцем.

Вопрос: Мне кажется, что по мере того, как мы стареем, мы должны больше щадить свое физическое тело.

Шри Чинмой: Вовсе нет! Я не согласен с вашей теорией! Если мы станем больше щадить свое физическое тело, то мы просто уляжемся и будем спать сутками. Чем старше мы становимся, тем осознаннее нам нужно относиться к деятельности тела и тем сильнее нам нужно быть. Иначе нами овладеет вялость. Чем больше мы будем проявлять к телу нежности и сострадания, тем сильнее оно будет нами злоупотреблять. Некоторые люди говорят: «Ах, мне уже под шестьдесят, так что лучше мне поваляться. Уж я заслужил возможность отдохнуть хотя бы на четверть часика больше». Но я совершенно не согласен с этими людьми. По-моему, нужно говорить так: «Да, мне под шестьдесят. Поэтому я должен отдыхать на пятнадцать минут меньше».

Вот таким образом нам всегда нужно просить тело делать все больше и больше, а не меньше, меньше и меньше. Если сказать телу: «Тебе нужно больше, намного больше отдыха», это будет неправильный подход. Тогда, даже если мы попытаемся наполнить тело энергией, оно нас не послушается. Если мы подчиняемся телу, если хотим быть с ним помягче, значит, мы сами себе роем могилу. Сначала тело будет очень счастливо, а затем оно же сделает нашу жизнь совершенно, совершенно, совершенно бесполезной.

Да, вы уже не можете пробежать милю за семь минут, но если вы можете пробежать ее за десять, даже за одиннадцать минут, вы должны это делать. Иначе, если вы позволите телу своевольничать, это будет ужасной ошибкой. Внутри тела работает ум. Когда-то ум использовал тело, чтобы бежать быстрее быстрого. Теперь этот же ум говорит телу: «Ты ни на что не годишься!» Когда-то ум заставлял вас вставать в шесть часов и медитировать. Теперь он же говорит: «Это слишком рано!» Наконец, вы встаете в восемь часов, и тут ум заявляет: «Слишком поздно!»

Так что с телом лучше всегда быть построже и пристально следить за его деятельностью. А если мы говорим, что нам нужно больше, больше отдыха, мы только ослабляем себя внутренне. Нет, такой слабости нам не нужно.

С другой стороны, к делу нужно подходить мудро. Если вы видите, что недостаток отдыха сказывается на вашем здоровье, если вы видите, что это вас ослабляет, то нужно быть осторожнее. Тут полезно проявить мудрость. Если вы отдыхаете меньше и в результате не в состоянии пройти по улице, еле ноги волочите, то нужно понимать, что вы требуете от тела больше, чем оно может дать.

Так что будьте мудрыми. Разберитесь, какую нагрузку может выдержать ваше тело. Иногда мы и представления не имеем о том, на что способно наше тело, потому что в теле и через тело действует ум. Вполне возможно, что тело способно пройти 200 метров, а ум скажет: «Пятидесяти метров достаточно». Нужно наблюдать за тем, сколько может сделать для нас наше тело и сколько можем сделать мы в теле и через него.

Если мы будем относиться к этому так: «О мое тело, ты одряхлело! Теперь мне нужно быть с тобой осторожнее, мудрее, потому что я знаю, что твои возможности каждый день все уменьшаются, уменьшаются», если мы будем настолько сострадательно относиться к телу, то через несколько месяцев или лет тело скажет: «Наконец-то я обрело полную свободу!» В этом случае полная свобода означает не что иное, как бездействие. Из вашей жизни в мгновение ока исчезнет энергичность. Так что всегда подходите к делу с мудростью, мудростью, мудростью.

Вопрос: Как найти внутри себя решимость, чтобы поступить правильно?

Шри Чинмой: Только с помощью молитвы. Другого пути нет. Вы должны плакать и взывать, как дитя. Ребенок думает, что стоит ему пять минут покричать, требуя игрушку, как мама тут же ее ему даст. Нет! Мама понаблюдает десять-пятнадцать минут или даже полчаса, а потом скажет: «Безнадежно. Придется дать, а то он не перестанет».

Когда я сижу в своем кресле, ко мне прибегает мой песик Чела и выпрашивает еду. Я надеюсь, что он вот-вот перестанет скулить, да не тут-то было. Он скулит все громче и громче, будто сейчас на меня нападет! Тут то же самое: когда малыш все плачет да плачет, в конце концов он принимается рыдать изо всех сил. Когда мы действительно хотим чего-то изо всех сил, к нам приходит внутренняя решимость. Но у нас решимость не такая, как у ребенка, нет. В ней должно быть равновесие. И должны быть слезы.

Если вы сможете научиться искренне плакать, вы на самом деле обретете решимость. Все зависит от слез и мольбы сердца. Если мы действительно захотим стать хорошим человеком и что-то совершить для мира, мы должны ощущать слезы не на глазах, а в сердце. Нужно чувствовать потоки слез внутри сердца, нужно чувствовать, что наше сердце истекает кровью, стремясь к чему-то. Тогда приходит решимость.

Все заключено внутри сердца. Если мы сможем пробыть в сердце пять минут, десять минут, пятнадцать минут, мы найдем ответ. Вопрос «Как обрести решимость и несокрушимую силу воли» исходит из ума, но ответ на него лежит в сердце, в слезах сердца. Ответ на все заключается в слезах сердца. И этими слезами мы говорим Богу: «Все свое существо я возлагаю к Твоим Стопам, о Господь! Пожалуйста, пожалуйста, даруй мне решимость поступать правильно и не совершать неверные поступки».

Вопрос: Когда единство становится постоянным?

Шри Чинмой: Единство к нам приходит из осознания Бога. Это единство абсолютно постоянно. Оно становится постоянным, когда мы осознаём Бога. С другой стороны, осознание Бога — это то, чего нельзя понять, нельзя даже почувствовать. Им можно только жить. Вот почему духовный Учитель иногда внешне ведет себя так, что мы не можем в этом разобраться, не можем этого понять.

Я думаю, что полного единства с Волей Бога нельзя достичь прежде, чем осознаешь Бога. Если говорить о моих учениках, то у некоторых из них установилось со мной внешнее единство. Если я попрошу их что-то сделать во внешнем мире, они тут же это делают, с радостью и охотой. Все видят, что они делают это очень радостно, что у них есть единство с Учителем. Но во внутреннем мире зачастую есть колоссальный конфликт, потому что ум заявляет, что то, что им говорит Учитель, неправильно или что он велит сделать что-то не так, как нужно.

Если у человека возникнет внутреннее единство на пять минут, это будет великое достижение. Но, увы, это внутреннее единство исчезает во мгновение ока, если не исполняются желания учеников, если кто-то другой совершает прогресс быстрее них, если человеку кажется, что дела у него плохи и он катится по наклонной.

Призвав на помощь свою мудрость, мы почувствуем, что никогда, никогда, никогда не будем счастливы без единства с Волей Бога. Некоторые люди умудряются чувствовать себя счастливыми, впадая в депрессию, в разочарование. Другие по неизвестной причине начинают очень сердиться на кого-то и внешне его мучают, а потом считают, что на то, чтобы они так себя вели и наказали того человека, была Воля Бога. Чего только не придумают люди, считая, что то или другое — хороший способ добиться единства с Волей Бога! Но я думаю, что достичь постоянного единства с Богом прежде, чем осознаешь Бога, невозможно, разве что, возможно, ищущий будет находиться на пороге осознания Бога. В остальных случаях можно в данный момент быть абсолютно единым с Волей Бога, а через минуту получить грустные новости — и единства как не бывало; а потом снова получить хорошие известия и вернуть свое единство назад.

И вот еще что: в единстве может быть столько гордости! Некоторым людям удается достичь единства с Волей Бога на пять минут, пять часов или пять дней, а потом они преисполняются огромной гордыни. Они глянут туда — и чувствуют, что такой-то не достиг единства; глянут сюда — и видят, что кому-то другому до единства с Волей Бога миллионы миль.

Поэтому я считаю, что во всем важно поступать правильно и ждать Часа Бога. Пока ум очень активен и не отрекся перед сердцем, постоянное единство невозможно. Если ум сможет отречься перед сердцем или советоваться с ним, то, несомненно, добиться единства будет гораздо легче. Наши души всегда едины с Волей Бога. Это единство полностью постоянно. Но у души недостаточно сил работать в теле, витале, уме, а иногда еще и в сердце, и через них. В чем заключается Воля Бога, знает душа, но когда она сообщает об этом уму, он бунтует. Когда душа говорит об этом виталу, витал бунтует. А когда она говорит телу, оно просто засыпает.

Чтобы стать единым с Волей Бога, мы должны чувствовать потребность в самоотдаче — на физическом плане, витальном, ментальном, психическом и духовном. Мы должны быть всегда наготове. Мы не знаем, в чем Воля Бога, но ведь мы знаем, что она существует. Нам и не нужно ее знать, пока мы повторяем священную молитву Иисуса Христа: «Не моя воля, а Твоя да исполнится». Вы скажете, как же Он будет работать, если вы не будете знать, в чем Его Воля? Но совсем не обязательно знать, в чем она заключается. Только молитесь Богу: «Боже, я не знаю и не хочу знать, в чем Твоя Воля. Я лишь молю Тебя исполнить Свою Волю во мне и через меня».

Когда Бог начинает исполнять Свою Волю в вас и через вас, это значит, что Он установил Свое Единство с вами в вашей внутренней и внешней жизни. Просто молитесь нашему Возлюбленному Всевышнему о том, чтобы Он каждый миг действовал в вас и через вас. Именно так вы сможете достичь единства, а не размышляя о нем. Если вы будете повторять: «Твоя Воля, Твоя Воля, твоя Воля, а не моя, не моя, не моя», то сможете даже во сне слышать то же самое, тот же внутренний голос: «О Всевышний, Твоя Воля, Твоя Воля, Твоя Воля». Каждый раз, повторяя «Твоя Воля», вы устанавливаете единство с Волей Бога.

Примечание

На следующие вопросы Шри Чинмой ответил 3 января 2005 года в отеле «Хай Тян» в Циндао, Китай.

Вопрос: Если человек первым совершает что-то, значит ли это, что во внутренних мирах он прокладывает путь другим? Например, если кто-то пробежит милю быстрее, чем за четыре минуты, будет ли другим легче следовать за ним?

Шри Чинмой: Конечно, конечно! Когда что-то совершает первопроходец, это значит, что на земле благодаря ему расцветает новая мечта. Он открывает дверь, чтобы вошли и другие. У тех, кто сделает это позже, будет преимущество знания, что это уже кто-то совершал. Человека, не имевшего предшественника, нужно помнить, потому что он принял очень трудный вызов. Это как подъем на Гималаи. Заслуги первого поднявшегося непременно нужно признать. Потом людям будет легче это делать, и они, может быть, побьют его рекорды, но первый, несомненно, заслуживает признания.

Вопрос: Есть ли способ быстро получить от своей души любовь и прощение?

Шри Чинмой: Просто представь себе свою душу и одухотворенно проливай слезы. Воображение само по себе является реальностью. Постарайся представить себе свою душу как прекраснейшее дитя. Потом горько плачь перед ней. Твоя душа исправит все ошибки, которые ты натворил.

Вопрос: Когда мы на днях слушали вашу игру на синтезаторе, казалось, что в различных частях выступления проявляются разные качества, и я хотел бы узнать, не могли бы вы нам что-то рассказать о том, что происходит внутренне?

Шри Чинмой: Здесь нужно не говорить, а чувствовать. Одному покажется, что грохочет гром. Кому-то другому покажется, что играют на флейте. Если вам нравится грохотание грома, вы выделите именно эту часть. Если вы любите нежную мелодичность флейты, вам она и понравится.

Вопрос: Когда я приезжаю домой и приступаю к работе, я стараюсь представлять себе вас как можно чаще, но иногда это бывает трудно, потому что так много всего происходит. И все-таки, когда я концентрируюсь на сердце, я часто чувствую, что оно полно света и радости. Я хотел спросить, достаточно ли этого?

Шри Чинмой: Вполне достаточно. Если вам трудно концентрироваться, несколько минут подышите. Вдыхайте очень-очень глубоко и вспоминайте меня, особенно мою улыбку. Вы можете вспомнить, сколько раз я вам улыбался. Если и это трудно, сразу же посмотрите на мой Трансцендентальный Портрет. Трансцендентал носят все мои ученики — либо в бумажнике, либо в медальоне. Трансцендентал все для вас сделает. Вы, может быть, не увидите, как Трансцендентал улыбается, но если вы посмотрите на него и вспомните одну из моих фотографий, где я улыбаюсь, то Трансцендентал сможет показать вам мое улыбающееся лицо. Трансцендентал — это мое высшее, но когда вам нужна улыбка, сконцентрируйтесь на аспекте моей улыбки, и я вас уверяю, Трансцендентал сможет показать вам этот аспект. Постоянно поддерживая мою высочайшую высоту, он в то же время сможет показать вам мое улыбающееся лицо. Трансцендентал обладает и является всем. Если я и дал миру что-то такое, что мир будет ценить вечно, то это мой Трансцендентальный Портрет. С другой стороны, это не портрет. Он представляет собой Трансцендентальное Сознание. Когда вы смотрите на этот портрет, вы, несомненно, концентрируетесь на моем Трансцендентальном Сознании, а не просто на фотографии на кусочке бумаги.

Вопрос: Почему ум боится попасть на Небеса?

Шри Чинмой: Почему ваш ум боится попасть на Небеса? Я умираю от желания попасть на Небеса и жить там, а вы этого боитесь! Когда вы хотите попасть на Небеса с помощью ума, он тут же напоминает вам о том, сколько вы совершили неустремленных, небожественных поступков. Как только вы думаете о Небесах умом, он тут же пугается, потому что считает, что Небеса сразу нарисуют вам картину всего того плохого, что вы натворили.

Но если вы попытаетесь попасть на Небеса путем сердца, вы нисколько не испугаетесь. Сердце похоже на малыша. Малыш вовсе не боится подойти к маме или отцу. Ребенок чувствует себя открытой книгой. Это родители должны его отмывать, учить его истине и всячески помогать ему быть хорошим человеком. Ребенок не боится. Он бежит бегом даже к огню, не зная, что огонь его обожжет. Он просто испытывает радость, попадая в новое место, а для ребенка Небеса — это новое место.

Используя способности сердца, вы никогда не будете бояться Небес, но если вы воспользуетесь умом, он тут же вспомнит так много неправильного, что вы совершили за многие годы, и вы испугаетесь. Если ученик не занимался, если он не сделал уроки, он побоится идти в школу, потому что понимает: учитель его отругает. А если ученик знает, что он хорошо занимался, что сделал уроки и так далее, он не будет бояться учителя, потому что уверен, что сдаст экзамен.

Ум похож на ученика перед экзаменом, а сердце — на маленького ребенка, который бежит к своим родителям.

Интервью

14 января 2005 года Шри Чинмой ответил на вопросы, заданные Гайей, репортером журнала «Пекинский вестник науки и техники». Она брала интервью по телефону. Гайя находилась в Пекине, а Шри Чинмой — в отеле «Шингри-Ла Голден Флауэр» в Сиане.

Шри Чинмой: Доброе утро! Доброе утро! Вас зовут Гайя? Вы знаете, что имя Гайя есть и в Индии? В Индии есть святой город, который называется Гая. Бодх-Гая — это место паломничества. Недалеко от этого места под деревом бодхи достиг Нирваны Будда. Он обрел там полное просветление, поэтому это для нас святое, очень святое место.

Как я понимаю, у вас есть несколько вопросов. Можно, я начну на них отвечать?

Вопрос: Из всех инструментов, на которых вы играете, какой вы любите больше всего?

Шри Чинмой: Я играю на многих инструментах. Мой самый любимый — эсрадж. Это индийский инструмент, он появился более пятисот лет тому назад во времена Могольских императоров. Самым великим из всех императоров был Акбар. Именно у него при дворе музыканты играли на этом инструменте — эсрадже.

Вопрос: Что вы хотите передать людям своей музыкой?

Шри Чинмой: Как все мы знаем, музыка — это универсальный язык. Вот сейчас нам не нужно учить китайский язык. Конечно, если мы его выучим, это принесет нам огромную пользу. А вы можете и не знать бенгальского языка. Но вам и не нужно его учить. Мои песни на бенгальском языке смогут проникнуть вам в сердце. Они смогут это сделать благодаря своим нежным мелодиям. С другой стороны, я здесь слышал много китайских песен и был очень-очень глубоко тронут. Я не знаю ни слова по-китайски, но в музыке не существует языкового барьера. Она в мгновение ока проникает в сердце. Вот почему нам так легко понимать, любить и ценить музыку других стран.

Таким образом, музыка играет в нашей жизни очень особую роль. Я давал концерты во многих городах. В основе моих выступлений лежат мои собственные внутренние чувства. Каждому человеку нужно сильно верить в собственную жизнь. Я индиец, и я молюсь и медитирую. Это мой образ жизни, мой уклад жизни. И я стремлюсь передать смысл своих внутренних молитв и медитаций в своих концертах.

Я верю в Бога. Другие ищущие скажут, что верят в Истину. Мой Бог и их Истина тождественны. А третьи верят в Свет. Господь Будда верил в Свет и совсем не верил в Бога. Его внутренний Свет — то же самое, что наш Бог. Бога и Свет разделить нельзя. Бога и Истину разделить нельзя. С другой стороны, если у вас есть сильная вера в себя самого, то эта ваша вера — то же самое, что мой Бог. Бог может быть Светом, Бог может быть Истиной, и Бог может быть убеждением, очень сильным убеждением, о котором мы говорим — «вера».

Вопрос: На скольких инструментах вы играете на концерте?

Шри Чинмой: Когда концерт длится два с половиной часа, обычно я играю на двадцати-двадцати пяти инструментах, а если час с четвертью, то на двенадцати-тринадцати. А иногда я рисуюсь! Я играю на ста инструментах, но это только для моих учеников, чтобы их порадовать. Думаю, раза два я играл более чем на ста инструментах за один концерт.

Мои ученики ко мне очень-очень добры и щедры. Они постоянно привозят мне национальные музыкальные инструменты из своих стран, и я с удовольствием играю на многих уникальных инструментах. Как говорится, я «всему учился, а мастерства ни в чем не добился». Я и музыкант, и художник. Я и поэт, и певец. Я еще и тяжелоатлет. Но если говорить совсем искренне, то придется признать, что мастерства я ни в чем не достиг. Я хотел бы достичь мастерства только в одном: в своей жизни-молитве и жизни-медитации. Я начал жизнь с молитвой и медиацией и хочу продолжать это делать до последнего вздоха. Самые важные дела в моей жизни — это молитва и медитация, все остальное на втором месте.

Вопрос: Оказавшись перед лицом таких природных катастроф, как недавнее цунами, можно реагировать двумя способами. Первый — чувствовать, что люди должны относиться к природе с большим уважением. Второй — чувствовать, что на первом месте всегда люди и поэтому нам нужны более продвинутые технологии для защиты людей от катастроф. А как смотрите на это вы?

Шри Чинмой: Я со всей искренностью разделяю обе точки зрения. Во-первых, мы должны уважать природу. Президент Горбачев и другие деятели отчаянно стараются спасти Мать-Природу. Природа разрушается повсюду, и их организация Зеленый Крест пытается ее уберечь, сохранить окружающую среду. Природа — это выражение нашей внутренней, более высокой жизни. Именно от природы мы получаем все, что есть хорошего, — красоту, спокойствие, смирение, простоту и многие другие божественные качества. Прежде всего, природа естественна. Когда мы развиваем ум, у нас все так усложняется, и мы ничего не способны сделать естественным образом. Природа помогает нам вернуть естественность. Так миллионами способов природа помогает нам стать добрыми гражданами мира. Поэтому мы должны уважать природу и поклоняться ей.

Ваш второй вопрос в том, что нам нужны более продвинутые технологии для защиты людей от катастроф. Я полностью согласен также и с этим утверждением. Наука и техника должны совершать прогресс. Но, простите меня, как бы далеко мы ни продвинулись в развитии науки и техники, если природа разгневается, она не подчинится достижениям нашей науки и техники. Вселенская природа бесконечно могущественнее достижений человеческой науки. Говорю вам, эти достижения не смогут противостоять Матери Природе, когда она во гневе.

Так что есть два подхода: продвинутая технология и уважение к Матери Природе, чтобы она не гневалась на нас и не мучила нас, вызывая природные катаклизмы. Оба ваших подхода совершенно правильны, но, если мне будет позволено, я хотел бы добавить еще один подход, который никак не помешает первым двум. Этот третий подход — молитва, молитва к высшему, самому сильному, самому могучему Единому о защите от бед, от природных катаклизмов, от всего и всех.

Если применить все три подхода одновременно, то будет очень велика вероятность того, что мы сможем предотвратить природные катаклизмы.

Вопрос: Вы хотите сказать, что нужно одновременно проявлять любовь, мудрость и развивать технологии?

Шри Чинмой: Да. Я чувствую, что нужно объединить все три подхода: любовь к природе, внутреннюю мудрость и развитие технологий. Тогда мы сможем противостоять природным катаклизмам. Внутренняя мудрость — это не что иное, как любовь, чувство единства. Если мы искренне кого-то любим, этот человек не причинит нам вреда.

Этот мир — просто одна семья. Вы моя сестра, я ваш брат. Весь мир — это большая семья, он состоит из братьев и сестер. Каждый человек в этой семье обладает чем-то уникальным и отдает это всему миру. Мы все вместе можем жить в мире, а можем ссориться, бороться и развязывать войны. Так что у нашего мира есть два пути на выбор: один — установить дружбу, братство и единство, а другой — стараться завоевывать или уничтожать других. Если мы примем этот подход, мы в конечном счете уничтожим себя.

Радость, счастье и удовлетворение — вот то, чего мы, собственно, хотим как люди. Эти качества можно получить, лишь объединившись с другими людьми. Все прочие люди — это не что иное, как расширение нашей собственной реальности. Когда мы достигаем единства с остальными членами мировой семьи, мы испытываем радость, и эта радость длится вечно. Но когда мы кого-то побеждаем большей силой и властью, любыми, бесчестными средствами, мы не можем испытывать постоянной радости.

Один подход совершенно правилен: достижение единства со всей мировой семьей. Другой подход — это песня превосходства. Нам кажется, что нужно доказывать другим свою силу, что мир должен знать, что мы сильнее. Это неверный подход. Добиться радости можно только путем союза, а не разобщения. Когда мы расширимся, когда расправим крылья и весь мир станет нам своим, совершенно родным, когда мы полюбим Мать-Природу, вот тогда наша радость будет длиться вечно. И в такой радости есть сладостность, огромная сладостность. Мы жаждем такой радости — радости творения.

Вопрос: Как людям достичь любви?

Шри Чинмой: К чему мы придем без любви? Если мы не любим мир, значит, мы к миру равнодушны, безразличны. Когда мы мир ненавидим, мы разрушаем себя. А с другой стороны, когда мы равнодушны, мы не испытываем радости. Нужно любить мир и принимать его как свой, родной. Ради чего? Ради совершенствования мира.

Вы спросили, как нам достичь любви? Ответ такой: что будет, если не любить? Мир, который нас сейчас окружает, полон ненависти, стремления к превосходству. Мы не любим друг друга, поэтому так сильно страдаем.

Но как же полюбить кого-то или что-то? Первое: если мы не любим себя, мы не сможем полюбить других. Если мы рано утром чувствуем себя счастливыми, то мы поздороваемся или улыбнемся тем, кого встретим на улице. Но если мы утром несчастны, то мы на других и не посмотрим. Мы почувствуем себя отвратительно и можем даже дойти до заявления, что у нас пойдет насмарку весь день, если нам кто-нибудь попадется по пути. Если мы внутренне счастливы, то весь мир нам кажется прекрасным. Но если глубоко внутри мы несчастны, то виноват весь мир. Мы никогда не виним себя — мы обвиняем мир. А кто же виноват на самом деле? Это мы виноваты.

Так вот, а как любить мир? Хочу сказать, что можно любить мир, создавая радость. Из радости придет любовь, а из любви — радость. Как же нам создать радость? Для этого нужно что-то делать. Малышка получает радость, играя с куклой. Если я верю в Бога, я получаю радость от молитв к Нему. Когда я получаю радость, я тут же обнаруживаю, что мне хочется проявить ее в своей повседневной жизни. Тогда эта радость превратится в любовь. Я хочу сказать, что мы должны уделять внимание тому, что приносит нам радость. Тогда из радости мы получим любовь. Нужно начать с радости. Мы пришли в мир, чтобы приносить миру радость и получать радость от мира. Но, к сожалению, многие люди живут умом, а не сердцем. Вот почему им так трудно получать от мира радость. Единственное, от чего ум испытывает радость, — это разобщение, разделение. Ум старается получить радость, разрезая реальность на кусочки. Сердце же хочет сохранять реальность нетронутой. Оно не желает кромсать реальность на части.

Так что ответ — в сердце. В сердце есть и радость, и любовь, в уме же радости нет. И более того: ум отбирает всю нашу внутреннюю радость, которую мы черпаем в сердце. Ум — виновник того, что мы сомневаемся в других, завидуем им. Если кто-то — прекрасный человек или если он добился чего-то замечательного, мы погружаемся в сомневающийся ум и стараемся умалить этого человека или его достижение. Разве от сомнений и зависти получишь радость? И, с другой стороны, мы испытываем такую радость, если используем способности сердца, отождествляемся с этим человеком! Если мы будем слушать прекрасную, восхитительную музыку сердцем, мы отождествимся с музыкой, с певцом или с мелодией. Мы можем даже ощутить, что мы сами и поем эту мелодию. Но если мы погрузимся в ум, то начнем завидовать певцу, музыке и так далее.

Так что сердце и ум дают нам два различных опыта. Сердце ценит других людей, а ум стремится свести их славу к минимуму. Сердце делает нас счастливыми, ум — несчастными. Если исполняют китайскую песню и я слушаю ее сердцем, я испытываю такую радость, такое чувство единства с музыкой! Но если я буду находиться в уме, я скажу: «Ну, нет, моя индийская музыка гораздо лучше!» И если вы точно так же подойдете к этому умом, вы скажете: «Эта индийская музыка такая нелепая. От нее так в сон и клонит. Уж как начнется, так и не кончится никогда». Но если вы будете чувствовать сердцем, вы скажете: «Индийская музыка такая красивая, такая успокаивающая, такая чарующая».

Кто остается в проигрыше, когда мы все критикуем умом? Мы сами. Критикуя кого-то, мы никогда, никогда не станем счастливыми, потому что наша внутренняя природа — это сама любовь, вечная любовь. Вот почему мы в нашей философии придаем столько значения сердцу. Сердце принимает реальность такой, как она есть. Сердцу все равно, что за люди вокруг — хорошие или плохие. Предлагая другим добрую волю, оно становится с ними неразделимо единым. Ум же, с другой стороны, постоянно разрывается между хорошими качествами других людей и их плохими качествами. Он то говорит, что такой-то — хороший человек, то заявляет, что мы напрасно тратим на этого человека свое драгоценное время. Подходя к другим людям сердцем с доброй волей, мы налаживаем с их душой своего рода дружбу или единство, и это приносит нам огромную радость. Но если мы будем подходить к другим людям умом, мы только и будем что стараться искать у них недостатки.

Если, проходя мимо цветка, мы используем способности ума, то, как зловредная обезьянка, мы постараемся разорвать его лепесток за лепестком. Но если мы подойдем к цветку, находясь в сердце, мы залюбуемся его красотой и порадуемся аромату.

Сердце дает радость, и сердце получает радость. Ум стремится уничтожить красоту, ту реальность, которую он видит. Естественно, те, кого подвергли критике, будут отвечать той же монетой. Они соберутся с силой и станут защищаться. Так что сердце — это взаимная любовь, а ум — взаимное разрушение. Когда появляется добрая воля, мы мгновенно открываем дверь сердца. Так мы освобождаем свое сердце. Если говорить о вас, то вы, несомненно, открыли свое сердце. Открыв сердце, вы поднялись на определенный уровень. Завтра вы увидите, что это не конец, что вы сделали только первый шаг. Это очень солидный шаг, и внутри своего сердца вы непременно ощутите любовь, радость, свет, покой, блаженство и другие божественные качества. Этот первый шаг — открыть сердце — приносит немалое удовлетворение. Вы завтра же увидите, что у вас внутри расцветают многие-многие божественные качества. Как у цветка распускается лепесток за лепестком, так и в вашем сердце расцветет много-много божественных качеств, и они принесут вам огромную радость. И вы почувствуете в жизни колоссальный смысл — каждый день растить любовь, радость, покой и блаженство.

Вопрос: Не могли бы вы сказать что-то о развитии науки и техники в Китае?

Шри Чинмой: Как известно, наука и техника — совершенно чуждые мне области. Но я люблю технику. То, что я невежествен в какой-либо сфере, не значит, что в ней нет толку. Когда я приехал в Китай впервые, я написал песню для маленьких детей. В ней я высказал, что древняя китайская мудрость — это нечто уникальное.

Вот слова этой песни:

Я замечательный китайский мальчик.
Я хорошая китайская девочка.
Мы вместе с гордостью
Поднимаем флаг победы Китая.
Море древней мудрости Китая,
Скорость современного прогресса Китая,
Воистину, привлекают внимание всего мира!
О наших успехах должны узнать все.

17 декабря 2004 года

К тому же, современный научно-технический прогресс Китая никак не противоречит его древней мудрости. Между древней мудростью Китая и его современной скоростью нет конфликта. Они идут бок о бок. Когда мы углубляемся внутрь, мы видим ту бесконечную мудрость, которую столетия назад Китай подарил всему миру, и мы также видим, что прогресс науки и техники, который Китай совершает сейчас, происходит быстрее быстрого. Эти два момента уживаются, потому что Китай не отказывается от своей древней мудрости, не смотрит на нее свысока.

К тому же, Китай не проводит сравнений между древней мудростью и современной скоростью. Китайцам очень хочется их объединить, свести воедино. Это подобно тому, как вместе существуют внутреннее и внешнее. Чтобы бежать быстрее быстрого, нам нужны две ноги. Точно так же, если мы будем зависеть только от внутренней мудрости, мы не сможем идти вровень с современным миром. У современного мира есть преимущество — скорость. Китай так быстро совершает прогресс во внешнем мире! Выведя вперед внутреннюю мудрость и соединив ее с внешней скоростью — а именно так Китай и поступает, — он движется быстрее быстрого. Внутреннюю мудрость и внешнюю скорость можно сочетать, и Китай доказывает это всему миру.

Это любовь Китая к древней мудрости и его любовь к современным научным достижениям связывают его внутренние качества с его внешними способностями. Внутренние качества Китая — это мудрость, всеобъемлющая любовь к мировой семье, единство и свет. Внешняя способность Китая — это скорость, скорость, скорость. Их можно сочетать, и вот вам доказательство. Китаю это удается! За это великое достижение — объединение внутреннего и внешнего — Китай заслуживает восхищения всего мира, и моего сердца тоже. Китай заслуживает от моего маленького сердца признательности и восхищения, а также благодарности и гордости.

Вопрос: Как вам понравились китайские люди?

Шри Чинмой: Я их очень-очень полюбил. Нечего и говорить, они напоминают мне моих индийских братьев и сестер. Я побывал здесь, в Китае, во многих местах. Когда я смотрю на людей Китая, я чувствую сильное единство между Китаем и Индией.

Много лет тому назад ваш премьер-министр Чжоу Эньлай был с визитом в Индии, и премьер-министр Неру и Чжоу Эньлай стали очень-очень близкими друзьями. Индийцы называют Китай «Чин», а Индия, или Индостан, — это «Хинд». Так вот, у индийцев есть лозунг: «Чин Хинд бхай бхай», что значит «Китай и Индия — братья». Люди по всей Индии так одухотворенно пели эту песню: «Чин Хинд бхай бхай». Индостан и Китай — великие друзья, настоящие друзья, они братья.

Вопрос: Откуда людям взять веру, когда мы сталкиваемся в мире со сплошным страданием?

Шри Чинмой: Страдания, с которыми сейчас сталкивается мир, невероятны. Из-за цунами погибли многие тысячи людей. Можно сказать, в каком-то смысле, Мать-Природа недовольна людьми. Если мы будем искренними, то каждый без исключения человек на земле увидит, сколько плохого натворил лично он и сколько плохого мы сделали коллективно — в национальном и международном масштабе.

Мы иногда совершаем неправильные поступки неосознанно, а иногда — намеренно. Например, малыш не осознает, как опасен огонь. Когда он подойдет к огню, вы думаете, огонь не обожжет его только потому, что ребенок невинен? Жечь — в самой природе огня. Мы люди, и мы должны быть с собой очень откровенными в том, сделали ли мы все хорошее, что могли. Тогда мы увидим, что люди постоянно совершают очень-очень много неправильных поступков сознательно, намеренно и злоумышленно. Зачем? Чтобы показать свое превосходство.

Так что можно сказать, что это цунами — бунт природы, ее месть. Мать-Природа — действительно как мать. Она видит, что ее дети ссорятся, дерутся и все разрушают, вот она их и бьет. Она хочет, чтобы дети были добрыми, образцовыми гражданами мира. Ей и в голову не приходит разрушать землю. Она только в определенной степени наказывает детей, чтобы они начали жить по-новому.

Это цунами принесло нам ужасающий опыт. С другой стороны, руководители многих стран объединились в стремлении помочь людям тех мест, которые пережили наибольшие разрушения. Люди еще раз проявили сочувствие, которое прежде было практически забыто. Министр иностранных дел Китая Ли Чжаосин написал уникальное стихотворение, которым я глубоко восхищаюсь. Оно называется «Моим далеким друзьям». В этом стихотворении раскрывается его сердце безоговорочного сочувствия, любви и чувства единства. Вот видите, проявление скольких хороших, божественных качеств в людях вызвало цунами! Своими божественными качествами мы можем объединить мир. А своими небожественными качествами мы можем мир разрушить.

Возвращаюсь к вашему вопросу. Как освободиться от страдания? Прежде всего, нам нужно любить других и установить с ними чувство единства. Это единство держится на нашем внутреннем существе. Когда мы по-настоящему кому-то сочувствуем, мы забираем у него часть страдания. Скажем, у кого-то умерла мама. Если этот человек — ваш близкий друг и вы идете его утешать, то вы, несомненно, облегчите его страдания. Благодаря тому, что вы разделите страдание, члены семьи будут страдать не в полную силу.

Когда случилось это цунами, министр иностранных дел Китая и многие другие руководители разных стран, а также отдельные люди по всему миру проявили свое сердце, полное сочувствия. Сочувствие, которое проявил весь мир, реально помогло человечеству. Сочувственное сердце мира значительно ослабило страдание людей, пострадавших от цунами.

Страдание существует, но его можно разделить, чувствуя единство со страдающими. Всегда нужно ощущать добрую волю. Если я помогу тебе в твоем страдании и наоборот, то мы ослабим страдание.

Настанет день, когда появится другой способ справляться со страданием, — с помощью света. Человеческая жизнь соткана из тьмы и света. Тьма хочет окутать нас и убить свет; свет же хочет не уничтожить тьму, а просветлить ее. Во внешнем мире страдание будет всегда, но есть путь ослабить его, и это путь единства, достижения единства. Если мы будем подходить ко всему с сочувственным сердцем, с чувством единства, страдание значительно сократится.

Высшая цель Матери-Земли, этой планеты Земля, не в страдании, а в радости. Мы пришли с Небес, где все — радость. А теперь мы на этой планете грустны, несчастны, жалки, и в большой степени виноваты в этом мы сами. Но если мы сможем осознанно расширить, увеличить свою любовь, добрую волю и чувство единства и к тому же сможем глубоко погрузиться внутрь, то страданий будет намного меньше. Высшая цель каждого человека заключается в счастье. Мы знаем, что пришли с Небес — счастья-нектара, — а теперь мы проходим по длинному-предлинному туннелю, темному, неосвещенному. Но мы чувствуем, что в конце туннеля, каким бы длинным он ни оказался, нас снова будет ждать свет, и этот свет и есть счастье.

Вопрос: С какой целью вы приехали в Китай?

Шри Чинмой: На Рождество я каждый год уезжаю из Нью-Йорка. В это время у нас каникулы. В этом году я приехал в Китай с целью культурного обмена. Я с самого детства восхищался Китаем. Величайший поэт Индии Рабиндранат Тагор, лауреат Нобелевской премии 1913 года по литературе, написал о Китае книгу1, и из этой книги я очень-очень много почерпнул. Великий духовный герой, которого звали Свами Вивекананда, тоже писал о Китае в своих письмах. Вдобавок, я о Китае много читал в юности и глубоко восхищаюсь вашими философами, художниками, вашей культурой.

Я приехал в Китай с сердцем, полным восхищения и любви. Это культурный обмен. Мы с моими учениками поем и исполняем музыку. Мы любим искусство и культуру и, находясь здесь, хотим увидеть и впитать вдохновляющие качества Китая. Мы приехали предложить свою добрую волю, чувства братства и единства. Мы хотим предложить то, что привезли каждый из своей страны, и, с другой стороны, воспринять добрые качества вашей любимой страны, страны, которой мы искренне восхищаемся, и тем самым сделать богаче себя. Воспринимая от вас то, что у вас есть, мы увеличиваем свое внутреннее богатство. И мы будем так рады, если наша добрая воля, наша музыка и образ жизни смогут принести какую-либо пользу вам. Так что это процесс взаимообмена.

Вопрос: Расскажите, пожалуйста, о вашей связи с Матерью Терезой.

Шри Чинмой: Мать Тереза была мне матерью и в то же время сестрой. Она то была со мной очень-очень строга, как мать, то очень-очень добра и нежна, как сестра. В течение нескольких лет она трижды говорила мне, что я должен сопровождать ее в поездке в Китай. Зачем? Чтобы служить Китаю.

Увы, Бог не исполнил ее желания приехать в Китай. Но поверьте мне: в тот день, когда я приехал в Китай, я очень ясно увидел ее душу. Она пришла и благословила меня, потому что я выполнил свое обещание ей и приехал в Китай. Потом я давал в Сямыни музыкальный концерт маленьким детям. В тот день душа Матери Терезы была так счастлива, особенно когда более тысячи детей запели нашу песню: «Я замечательный китайский мальчик, я хорошая китайская девочка».

Я сильно чувствую и вижу, что душа Матери Терезы руководит мною во время моего визита в Китай. Ее душа приходит ко мне — можете называть это сном или чем угодно еще, — чтобы меня благословить и внутренне меня направлять. Она очень искренне хотела приехать в Китай и служить ему. За годы жизни она побывала во многих странах и в каждое место отправлялась только ради того, чтобы служить людям той страны.

Я вечно благодарен Матери Терезе. Сердце у нее было больше наибольшего. Она жила не только ради Калькутты, где дарила миллионам людей свое невообразимое сострадание и нежность, — она жила ради всего мира. Она была уникальным человеком, которого Мать-Земля получила от Отца-Небес.

Вопрос: Будьте добры, расскажите о своей программе «Поднимая мир сердцем-единством».

Шри Чинмой: Единство со всем миром можно выразить такими разными способами! У каждого человека есть собственный способ. Что касается меня, то мой Внутренний Пилот велел мне предлагать служение таким вот способом — поднимать над головой определенных людей. Когда во время футбольного матча игрок забивает гол, его товарищи по команде его качают. Они подбрасывают его, чтобы выразить свою радость, когда тот сделает что-то хорошее.

И здесь я тоже вижу, что в разных сферах жизни есть люди, совершившие очень-очень много хорошего ради совершенствования мира. Я чувствую, что обязательно должен сделать что-то хорошее для них. Я стараюсь приносить радость тем, кто внес такой большой вклад в развитие всего мира. Я поднимаю их одной или двумя руками. Таким способом я за многие годы поднял семь тысяч человек, и среди них есть президенты, премьер-министры и выдающиеся люди, такие, как Президент Нельсон Мандела, Десмонд Туту, Рави Шанкар, Мухаммед Али и другие.

Я поднимаю и детей, ведь они — будущее, и также поднял довольно много людей, кому уже перевалило за восемьдесят. В Индонезии я поднял одну женщину, которая была старше ста лет. Скольким людям удалось дожить до ста лет? Она совершила нечто значительное — она стала долгожителем.

Так или иначе, если человек совершил нечто уникальное, то я стараюсь этого человека отметить. Лауреаты Нобелевской премии, ученые, политики — все мы члены одной семьи. Некоторые уже отдали миру свои способности, и тогда я стараюсь сделать что-то хорошее для них, поднимая их над головой и так выражая им свою признательность и восхищение. А некоторые сейчас еще как бутоны. Они — дети человечества. Они еще не расацвели в полную силу, но в них — будущее, и поэтому я стремлюсь поднимать и их и оказывать им свою полную поддержку.

Я очень надеюсь на то, что, пока я нахожусь здесь, я смогу принести что-то полезное сердцу и душе Китая.


  1. CSC:61-ru.Беседы в Китае, Калькутта, 1925 год

Вопрос: Какие качества мы в Южной Америке можем развивать и предлагать миру? Какими особыми качествами обладает Южная Америка?

Шри Чинмой: У вас есть одно выдающееся качество: чувство единства, единства, единства. Единство у вас есть, а вот динамичный энтузиазм вам нужно растить, если вы хотите приносить пользу всем странам, о которых говорите, — странам Южной Америки. Вам нужен не просто энтузиазм, а динамичный энтузиазм, с помощью которого вы сможете проявить тот особый свет, которым обладают ваши страны. Безграничный, бесконечный свет, которым обладают ваши страны, можно проявить только с помощью динамичного энтузиазма. Если у вас появится динамичный энтузиазм и выразится в действии, то вы сможете творить чудеса повсюду в мире.

Энтузиазм может дремать, а может быть динамичным и очень прогрессивным. К сожалению, энтузиазма вам не хватает. У каждой страны есть и хорошие, и плохие качества. Но вы не должны впадать в разочарование только потому, что я упомянул плохое качество. Напротив, вам нужно собрать, сконцентрировать всю свою внутреннюю силу и делать что-то для своих любимых стран и для всего мира. Единство у вас есть. Единство сердца я вижу и чувствую. Энтузиазм, который будет динамичным, — вот что вам сейчас нужно. Так что постарайтесь проявлять свой динамичный энтузиазм, чтобы вдохновлять остальной мир и устремляться ради него.

Если в нас живет любовь и другие хорошие качества, то их нужно распространять, а для этого нужно одно — энтузиазм. Нужно ежедневно призывать энтузиазм.

Если у вас нет энтузиазма, это не значит, что вы не сможете развить, взрастить энтузиазм завтра. С другой стороны, некоторые мои ученики месяцами питают свою душу и сердце безграничным энтузиазмом, а потом эти же ученики морят голодом свое сердце и душу до смерти! Они так усердно трудятся, проявляя Всевышнего, а потом впадают в разочарование и уныние, и энтузиазм у них пропадает! И тогда им требуется время на восстановление энтузиазма. Другие же ученики начинают читать лекции с огромным энтузиазмом. Они мчатся во весь опор. Затем, когда у них наступает разочарование, они не теряют энтузиазма целиком, а просто идут вперед потихоньку, полегоньку. Они летели со скоростью реактивного самолета, а теперь ползут со скоростью индийской телеги, но они никогда не сдаются. В них всегда теплится надежда. Я их очень ценю за то, что они не сдаются.

Всему свое время, но мы, со своей стороны, не должны сдаваться. Пусть манифестация происходит со скоростью индийской телеги, но только не сдавайтесь. Кто знает, в какой момент эти маленькие новые Центры смогут помчаться быстро? Нам нужно, чтобы в каждом Центре был хотя бы один крепкий ученик. Если даже один человек будет полон самоотдачи и динамизма, то этот Центр останется сильным, очень сильным. У нас несколько таких Центров. Один человек поддерживает в Центре жизнь.

Хочу рассказать вам случай, который произошел много-много лет тому назад. Моего первого начальника, который дал мне работу в индийском консульстве, звали г-н Меротра. У меня не было диплома, но он все равно дал мне работу. Позднее он стал послом Индии в Аргентине. В то время у его дочери Апарны возникла очень тесная дружба с одной моей ученицей, которая оказалась единственной ученицей в Аргентине. Она годами поддерживает стремление проявлять свет своего Гуру. Ее Центр не растет, но она никогда, никогда не сдавалась.

Когда г-н Меротра увидел эту девушку, он мне сказал: «Вам и не нужно больше учеников в Аргентине! Хватит ее одной! Как она вам преданна!» Я никогда не забываю, когда кто-нибудь хорошо отзывается о моих учениках.


  1. CSC:31-ru.1 июля 2005 года во время поездки в Гватемалу Шри Чинмой ответил на следующие вопросы.

Примечание

На следующие вопросы о поднятии тяжестей Шри Чинмой ответил 26 августа 1989 года на Площадке Устремления, Джамайка, Нью-Йорк.

Вопрос: Что делает душа, когда мы поднимаем тяжести?

Шри Чинмой: Если мы в хорошем сознании, душа наблюдает за нами. Если же в плохом, то душа занимается другими, гораздо более важными делами.

Вопрос: Душа чувствует больше радости, когда один мускул развит больше другого?

Шри Чинмой: Нет. Мускул развивается благодаря устремлению культуриста и благодаря устремлению самого мускула. Душу не радуют соревновательные виды спорта.

Вопрос: Человечество сейчас физически в лучшей форме, чем тысячу лет назад?

Шри Чинмой: Это очень сложный вопрос. Некоторые скажут, что в те золотые дни у людей физические данные были, несомненно, лучше. Они полагались на помощь природы. Теперь появился мир машин и во многих отношениях извратил простоту, искренность, чистоту и непосредственность человечества. Другие же, напротив, скажут, что современный мир не уничтожил этих качеств. Если человек захочет поддерживать первозданную красоту, чистоту, простоту и все другие божественные качества, он может это делать. Современный мир, мир науки, на самом деле может оказывать огромную помощь миру вдохновения и устремления.

Так что ответ зависит от человека. Некоторые скажут, что тысячу лет назад физические данные у людей были лучше, а некоторые скажут — не были. Каждому человеку нужно увидеть и почувствовать ответ в собственной жизни.

Вопрос: У какого-нибудь воина времен Махабхараты были такие мускулы, как у обладателя титула «Мистер Вселенная»?

Шри Чинмой: Было достаточно много воинов, у которых мускулы были лучше, рельефность была лучше, чем у обладателя титула «Мистер Вселенная». В то время не было тренажеров типа Наутилус или Юниверсал. Не было ничего подобного. Но им помогала природа. Они молились природе, тренировались и получали поддержку Матери-Земли. Что и говорить, своим телосложением Бхима был нисколько не хуже, чем обладатели титула «Мистер Вселенная» или «Мистер Олимпия».

Вопрос: Можно ли увеличить восприимчивость, улучшая физическую форму?

Шри Чинмой: На свете много людей, которые поддерживают прекрасную физическую форму, но не устремляются. Если они не устремляются внутренне, то об их восприимчивости и говорить не приходится. Если они не верят во внутреннюю жизнь, духовную жизнь, как у них может увеличиться восприимчивость? Наряду с физической подготовкой нужно иметь внутреннее устремление. Только тогда можно сильнее развить восприимчивость.

Вопрос: Как Всевышний смотрит на то, что люди применяют стероиды?

Шри Чинмой: Когда люди применяют стероиды, Всевышний непрерывно проливает потоки слез, потому что это совершенно против Его Воли. С духовной точки зрения, люди, которые ведут подобную жизнь, — полные неудачники. Все, что против природы, — против Бога. Природа — это Бог-Мать. И если вы нарушаете законы и принципы Бога-Матери, как это может потерпеть Бог-Отец? Когда в любом отношении нарушаются законы природы, Он испытывает сильное огорчение и разочарование.

Благодаря своему устремлению мы можем все получить внутри сердца природы, Матери-Земли. Но люди не просят помощи у нее. Они глотают таблетки и прибегают к искусственным средствам. Тогда их глупость мгновенно разрушает им здоровье, способность восстанавливаться и вдобавок не позволяет совершить многие-многие божественные, добрые дела, которые могли бы вдохновить мир, если бы они поступали по-другому.

Вопрос: Есть ли мантра или молитва, которая могла бы помочь получать радость от тренировки?

Шри Чинмой: Определенной мантры нет. Если вы как ищущий сможете повторять «Всевышний», или «Боже», или какие-либо иные вдохновенные слова, это, несомненно, поможет внести свет в вашу монотонность и недостаток вдохновения.

Вопрос: Могут ли тяжелая атлетика и бодибилдинг поднять сознание?

Шри Чинмой: Если заниматься ими духовно, применять духовный подход, то они будут поднимать нам сознание; в противном случае нет.

Вопрос: Что вы считаете в этой жизни своим самым значительным физическим достижением?

Шри Чинмой: В тот день, когда я поднял слона — не маленького, а большого, — я увидел колоссальную силу. Я всегда говорю, что слон символизирует силу. Когда я его поднимал, я увидел, что зарождается новый мир. Он будет обладать большой силой, и не только физической, но и витальной, ментальной, психической. Так что, поднимая слона, я увидел мир огромной силы, и этот новый мир возникнет на всех планах сознания. Так что это оказалось для меня весьма значительным опытом.

Вопрос: Можно ли как-нибудь запасать излишнюю энергию на будущее?

Шри Чинмой: Да, можно — если молиться так, как молятся дети. Молитвы могут очень помочь нам запасать излишнюю энергию. Тогда, лишь пробьет Час Бога, вы сможете использовать энергию, которая будет нужна. Так что можно сохранять энергию молитвой и в нужный миг воспользоваться ею.

Вопрос: Тренировка на тренажерах приносит вам столько же радости, сколько и свободное поднятие тяжестей?

Шри Чинмой: Нет. Свободное поднятие приносит мне намного больше радости.

Вопрос: Есть ли у бегунов-марафонцев связь с Космическими Богами?

Шри Чинмой: Это зависит от марафонца. Если он человек, ищущий Бога и любящий Бога, то у него может быть связь с Космическими Богами. Однако люди на Западе не верят в Космических Богов так, как люди Востока, особенно в Индии. К сожалению, хороших бегунов-марафонцев в Индии можно по пальцам пересчитать! Да и тогда кто же знает, духовны ли они?

Так что это целиком зависит от бегунов. Если бегуны молятся Космическим Богам и Богиням, если они на них медитируют, то только тогда они могут приходить к бегунам свободно. Тогда Космические Боги и Богини будут защищать этого человека, пока он бегает или занимается любым видом физической активности.

Вопрос: Приносят ли поднятия тяжелых весов какую-либо пользу бегунам на длинные дистанции?

Шри Чинмой: Нет. Бегунам на длинные дистанции нужно поднимать только легкие веса. Им тяжелые веса не нужны.

Вопрос: Оказывают ли бодибилдинг или тяжелая атлетика помощь в занятиях другими видами спорта?

Шри Чинмой: Бодибилдинг и тяжелая атлетика могут оказывать значительную помощь в занятиях всеми видами спорта, они никак им не мешают. Но вам нужно понимать, какая вам нужна нагрузка в тяжелой атлетике, в бодибилдинге для совершения прогресса в других видах спорта.

Вопрос: Может ли тяжелая атлетика развивать внутреннюю силу?

Шри Чинмой: Нет, не может. Внутренняя сила — совершенно иное дело. Для нее нужно устремление — внутренняя мольба сердца. Иначе вы будете физически очень сильным, а внутренне, духовно можете оказаться слабее слабого.

Вопрос: Когда вы совершаете поднятия, вы поднимаете наше невежество?

Шри Чинмой: Когда я совершаю поднятия, то, если я отождествляюсь с вами, я непременно поднимаю ваше невежество. А если вы отождествитесь со мной, то я точно поднимаю ваше невежество. В остальных случаях в то время, когда я поднимаю, мой Возлюбленный Всевышний поднимает мое собственное невежество.

Вопрос: Наше невежество такое же тяжелое, как металлические штанги?

Шри Чинмой: Да. Металлические штанги — ничто по сравнению с тяжестью невежества. Справиться с завистью или неуверенностью бесконечно труднее, чем поднять семь тысяч фунтов.

Тренируйтесь, тренируйтесь, тренируйтесь! В один прекрасный день низойдет Милость Бога. Если вы посвятите какое-то время тренировкам в поднятии тяжестей, вы в конечном счете сможете их поднять. Но поднятия неуверенности, зависти, нечистоты, несовершенства, сомнения и так далее — это процесс длинною в жизнь.

Каждое сомнение, даже капля сомнения бесконечно тяжелее так называемых металлических тяжестей. Если вы не сможете поднять тяжелый вес, вы не потеряете ничего ценного. Но вот если вы не справитесь со своим невежеством, тем невежеством, которое воплощает сомнение, подозрительность, беспокойства, неуверенность, зависть и так далее, то вы проиграете по-настоящему. Все это вещи, тяжелее которых ничего нет.

Вопрос: Поднятие тяжестей разрушает тонкие нервы?

Шри Чинмой: Надеюсь, нет! Существует восемьдесят шесть тысяч тонких нервов, и я очень надеюсь, что не разрушил ни одного. Поднятие тяжестей ничего не разрушает. Тонкие нервы существуют в другом мире. Только если вы слишком интенсивно занимаетесь тяжелой атлетикой, ваши ментальные процессы могут замедлиться, и, если так случится, то некоторых вещей вам в жизни достичь не удастся.

Вопрос: Душа радуется больше, когда тело сильнее и здоровее?

Шри Чинмой: Разумеется, душа радуется больше, когда тело сильнее и здоровее. Но, добавим, душа будет радоваться больше всего, когда человек, обладая физическим здоровьем, будет еще и устремляться. Если благодаря хорошему физическому здоровью человек делает на земле добрые дела, душа будет радоваться бесконечно больше.

Вопрос: Почему тяжелоатлеты такие уродливые?

Шри Чинмой: Понятия красоты и уродства зависят от взглядов зрителя. Один Бог знает, кто уродлив, кто прекрасен. Если вы не видите красоты во внешнем облике тяжелоатлетов, культуристов или борцов, что поделаешь? Они по-своему приносят радость множеству людей.

Есть много людей, которые будут любоваться красотой и наслаждаться благоуханием сада. Это красота одного типа. Красота, которую вы видите в саду, вас привлекает, поэтому вы и проводите там время. Так что красота и сама по себе есть форма силы. В ней есть аспект силы. Красота сама есть сила. С другой стороны, когда вы смотрите соревнования тяжелоатлетов или борцов и тому подобные выступления, которые проходят на физическом уровне, то публику привлекает именно сила. Это не разрушительная сила, вовсе нет! Есть много проявлений силы, которые не разрушают, а только вдохновляют, вдохновляют. Когда выступает тяжелоатлет, он вдохновляет других быть сильными — сильными физически, ментально и душевно.

Так что радость может прийти к нам с красотой, а может и посредством силы. У этой красоты и силы один и тот же Источник. К тому же, от красоты можно перейти к силе, а от силы — к красоте. Они существуют рядом. Внутренняя красота и внутренняя сила всегда существуют рядом.

Вопрос: Меняется ли у людей вес, когда вы медитируете на них перед поднятием?

Шри Чинмой: Вес не меняется, но если они почувствуют единство с тем, кто их поднимает, если предложат мне добрую волю, то это значительно мне поможет. Однако вес как таковой не станет меньше.

Вопрос: Какую пользу получают ваши ученики, когда наблюдают за вашими поднятиями тяжестей?

Шри Чинмой: Я создаю для них вдохновение, и, если они со мной едины, они его получают. С этим вдохновением они смогут работать во многих сферах жизни и добиваться успеха.

Вопрос: Хорошая физическая форма важнее духовности?

Шри Чинмой: Никакая физическая форма не может быть важнее молитвы и медитации. Физическая подготовка может помочь молитве и медитации, если выполнять ее одухотворенно. И, с другой стороны, молитва и медитация смогут помочь нам улучшить физическую форму.

Но если уж смотреть на них по отдельности, поместив с одной стороны хорошую физическую форму, а с другой стороны — сокровенную мольбу сердца о Сострадании, Любви, Свете и Покое Бога, то, я чувствую, внутренняя мольба бесконечно важнее физической формы. Тогда, даже если вы не захотите обретать нужную физическую форму, Бог даст ее вам, потому что Он хочет, чтобы вы неустанно и более одухотворенно молились и медитировали. Поэтому, если Бог захочет, чтобы вы более одухотворенно и более преданно молились и медитировали, Он, несомненно, даст вам определенный уровень физической формы.

Вопрос: Вы поощряете занятия своих учеников тяжелой атлетикой?

Шри Чинмой: Это целиком зависит от учеников. Если они уже этим давно занимаются или как раз хотят заняться, я их поощряю. Но я не советую им поднимать очень-очень большие тяжести. В этом нет необходимости. Я это делаю только потому, что Всевышний во мне хочет сделать что-то для Своего Творения. Но у моих учеников есть и другие дела. Они могут поднимать тяжести, но не на уровне тысяч фунтов. Этого не требуется.

Вопрос: На каких мыслях или образах нужно сосредотачиваться бегуну на длинные дистанции?

Шри Чинмой: На двух: уверенности и самоотдаче. Отдавайте все, что можете, Источнику и, отдавая, чувствуйте, что Бог избрал вас, чтобы преодолеть эту дистанцию и добиться Победы.

Вопрос: Какая мантра эффективнее всего для бегуна?

Шри Чинмой: Самая эффективная мантра для каждого бегуна — Имя Бога. Есть два способа повторять Имя Бога: если вы, даже во время марафона, почувствуете вдохновение повторять Имя Бога как можно быстрее, делайте это. С другой стороны, если к вам придет вдохновение делать глубокие вдохи и очень медленно и спокойно повторять Имя Бога, то это тоже очень эффективно.

Вопрос: Как Всевышний поддерживает Свою физическую форму?

Шри Чинмой: Не знаю, Он со мной этого не обсуждает.

Вопрос: Что должен чувствовать наш витал, когда мы превосходим свои прежние результаты в спорте?

Шри Чинмой: Витал должен радоваться, и, в то же время, он не должен испытывать злорадного удовольствия, выигрывая у других. Когда мы побеждаем, нужно чувствовать, что это поднялся уровень человечества. Если я выиграл у вас, я не должен злорадствовать. Я должен сказать: «Мы с тобой едины. Ты неотъемлемая часть человечества, и я тоже неотъемлемая его часть. В моем достижении проявился прогресс человечества». Вот так мы должны смотреть на спорт, побеждаем ли мы или проигрываем. В том, чтобы чувствовать, что прогресс совершило человечество, заключается высшее счастье.

Недавно Шудахота Карл Льюис со своей командой победили в эстафете 4х100 метров и побили мировой рекорд. Прошлый рекорд был установлен десять лет назад. Так что на то, чтобы побить рекорд, потребовалось десять лет. Взгляните на прогресс человечества! Так кто же победил? Через Шудахоту и его команду победил Всевышний. Шудахота с командой показали всему миру прогресс Всевышнего. Прежде Всевышний совершил действие в четырех спортсменах, чтобы установить рекорд, а теперь Он совершил действие в других четырех спортсменах, чтобы установить новый рекорд; когда же придет время, Он совершит прогресс через других четырех спортсменов.

Наш витал должен радоваться прогрессу человечества. Вот так нужно к этому относиться. А иначе, если мы будем считать, что это мы с помощью своего витала, своих возможностей добились чего-то великого, если мы будем возносить себя до небес, то через несколько дней, месяцев или лет нашу гордыню разобьют вдребезги.

Победители всегда должны испытывать радость благодаря единству с Матерью-Землей, с человечеством. В них, через них человечество совершило прогресс, а они стали совершенными инструментами в том, чтобы человечество поднялось на следующую ступень.

Радоваться должен не только витал — должен радоваться и ум. Ум должен чувствовать, что успеха добился не чей-то личный ум, а что это коллективный ум совершил прогресс через определенного человека. Поэтому ум должен быть очень счастлив тому, что был совершен прогресс.

Вопрос: Можно ли сказать, что профессиональные спортсмены в каком-то смысле устремляются?

Шри Чинмой: Здесь нет общего правила — нельзя сказать, что профессиональные спортсмены не могут устремляться. Есть много профессиональных спортсменов, которые устремляются, и много спортсменов-любителей, которые не устремляются.

Вопрос: Если кто-то применяет стероиды, это, естественно, его личное дело?

Шри Чинмой: Человек применяет стероиды и считает, что это его личное дело. Он не осознаёт того, что он часть человечества. Если вы поступаете правильно, вы помогаете человечеству. Если вы поступаете плохо, не считайте, что это касается только вас одного. Нет, это окажет влияние на всех. Поступая неправильно, мы замедляем прогресс человечества.

Люди, поступающие неправильно, вызывают в земной атмосфере неверные движения, плохие вибрации, и тогда страдают невинные люди. Подобным же образом, человечество в целом очень выигрывает от устремления духовных людей. Духовные люди приходят в мир, чтобы поднять сознание человечества.

Вопрос: Почему некоторые интеллектуалы не признают бодибилдинг?

Шри Чинмой: Два студента изучают два разных предмета, например, один историю, другой географию. А некоторые студенты изучают оба предмета. Так что, если некоторым интеллектуалам не нравится бодибилдинг, пусть не обращают на него внимания.

Вопрос: Как древние герои могли поднимать колоссальные тяжести?

Шри Чинмой: Они могли поднимать очень тяжелые веса, потому что получали особые благословения от Матери-Земли. Они молились Матери-Земле, а Мать-Земля благословляла их огромной силой.

Вопрос: Как можно увеличить внешнюю силу, не наращивая мышечный объем?

Шри Чинмой: Да, вопрос как раз для меня! Мои бицепсы не больше 14 дюймов (36 см), а ведь есть люди, у которых бицепсы 15 или 16 дюймов (38-41 см). У некоторых людей крупные мускулы, а силы в них нет, в то время как у других мускулы маленькие, зато очень крепкие.

Если у вас большие мускулы, это приносит вам радость и больше уверенности. С другой стороны, если знаешь, что можешь поднимать большие веса, то уверенность уже имеется, и большие мускулы не нужны.

Что касается меня, можно сказать, зелен виноград! Я старался накачать большие мышцы. Я сказал Махасамрату Биллу Перлу, что доведу свои бицепсы до 15 дюймов (38 см). Он недавно измерил их, и ничего не прибавилось, хотя я так много тренировался. Так что могу сказать, что в больших мышцах нет необходимости!

Вопрос: Ведущие спортсмены, например, Карл Льюис, говорят о состоянии релаксации. Что вы об этом скажете?

Шри Чинмой: Релаксация в жизни Шудахоты Карла Льюиса и всех спортсменов исключительно важна. Сначала нужно расслабиться на уровне сердца. Затем это нужно сделать в уме, потом в витале и вслед за тем физически. Если вы собираетесь что-то предпринять и расслабляетесь, то внутри своего сердца, ума, витала и физического вы обретаете силу. Сила появится у вас и внутри души. Пять могучих сил, внутренних сил, помогают вам незримо для других. Релаксация означает помощь от внутреннего, тайного мира.

Так что релаксация очень важна во всем, что вы делаете. Но это должна быть релаксация, а не удовольствие от вялости. Релаксация мгновенно наступит, если вы сумеете сделать свой ум спокойным, тихим, свободным от мыслей. Если вы сможете сделать ум спокойным и тихим, вы увидите, что релаксации в разных частях существа можно достичь очень быстро.

Вопрос: Как лучше всего медитировать спортсмену?

Шри Чинмой: Если спортсмен — спринтер, он будет медитировать на скорость; ему нужно представлять себе, что он наращивает скорость. Прыгун будет медитировать на высоту; ему нужно представлять себе, что он обрел способность прыгать выше. Воображение — это самостоятельный мир. Это независимое творение. Так что сначала нужно войти в мир воображения. Это не выдумки ума, вовсе нет! Затем поместите это воображение в мир вдохновения, потом в мир устремления, после этого в мир посвящения, а далее в мир раскрытия и проявления. Нужно продвигаться шаг за шагом. Но начинать нужно с мира воображения.

12 августа 1989 года на Площадке Устремления Шри Чинмой дал интервью журналисту из журнала «Омни» Марку Тичу.

Вопрос: Кажется, вам легко поднимать людей.

Шри Чинмой: Завтра я подниму 1300-го человека. Это будет последний день поднятий.

Вопрос: Почему вы хотите, чтобы он был последним?

Шри Чинмой: Где-нибудь же надо остановиться! Я побывал на шести континентах и поднял 1300 человек. С меня достаточно.

Вопрос: Вы не выглядите накачанным, и про вас не скажешь, что вы человек гигантского телосложения. В чем источник вашей силы? Что делает вас сильным и без рельефных мышц?

Шри Чинмой: Молитва и медитация. Я молюсь и медитирую и всецело полагаюсь на Милость Бога, Сострадание Бога.

Вопрос: Прежде вы занимались бегом, а потом, как я слышал, у вас была травма?

Шри Чинмой: Я взял слишком большую нагрузку и повредил правое колено. Мне не следовало бежать двадцать два марафона и несколько ультра-марафонов. Это было не для меня. В Индии я был спринтером.

Вопрос: У вас данные для спринта.

Шри Чинмой: Я вырос в духовной общине и занимался там спортом — бегом, прыжками, метанием и тому подобным.

Вопрос: Молитва и медитация, которыми вы занимаетесь, оказывают помощь в большей или меньшей степени в зависимости от типа тренировки?

Шри Чинмой: Именно молитва и медитация приносят мне все то, что мне необходимо, что важно. Молитва и медитация заранее определяют то, что нужно. Приведу пример: здесь, в Америке, мне нужно было кое-какое оборудование для поднятия тяжестей. Бог провидел осуществление Своей Мечты во мне и через меня и избрал моего ученика из Австралии Своим инструментом для изготовления тренажеров. Я искренне чувствую, что это великое благословение и бесконечная Милость Бога. Он очень сильно, я и представить себе не мог насколько сильно помог мне в моих поднятиях в последние четыре года.

Вопрос: Но Бог захотел, чтобы вы потрудились ради достижения этого.

Шри Чинмой: Да, физически и духовно. Материя и дух должны идти рука об руку. Дух внутри, материя вовне. Мы бросаем семя в землю. Только тогда оно прорастает и становится ростком, а потом огромным деревом — баньяном. Но семя было посеяно в землю. Точно так же, на первом месте у нас должна быть внутренняя жизнь. Когда внутренняя жизнь проявляется, она принимает, усваивает и преображает внешнюю жизнь, чтобы сделать ее совершенной.

Вопрос: Как раз перед поднятием я видел, как вы фокусировали внимание. В спорте сейчас весьма популярна визуализация. Вы делали что-то подобное, или это была просто молитва?

Шри Чинмой: В тот момент я просто наполнял свой ум безмолвием. Когда я что-то делаю, я начинаю с того, что успокаиваю ум. Когда ум погружается в безмолвие, во мне и через меня начинает течь огромная энергия; я притягиваю космическую энергию. Как только я успокаиваю ум, космическая энергия наполняет все мое существо.

Вопрос: Вы о чем-то думаете?

Шри Чинмой: Как раз наоборот — мой ум абсолютно пуст. Когда вы погружаете ум в безмолвие, он становится безбрежным, как небо, как океан. Когда мы думаем, мы себя ограничиваем. Мысли появляются в уме в мгновение ока. Это напоминает перетягивание каната или зоопарк. Но если ум успокоить, то мы почувствуем, что летим в небе, как птица. Летящая птица никак не вредит небу, она наслаждается и набирает энергию и вдохновение прямо у неба.

Вопрос: Знаете, это очень похоже на то, что говорят о «белой зоне» в спорте. Спортсмен попадает на чисто инстинктивный уровень, где нет мысли. Сначала, когда еще только учишься, анализируешь то, что делаешь, но в определенный момент перестаешь.

Шри Чинмой: Когда достигаешь определенного уровня, это становится автоматическим. Певец берет уроки годами, но когда у него появляется чарующий голос, ему не нужно делать все подготовительные упражнения и распеваться. Когда он выступает, ему не о чем тревожиться. Танцор разучивает все движения, пока репетирует, но ко времени выступления его движения становятся спонтанными. Что-то раскрывается изнутри.

Вопрос: Парадокс в том, что это натренированный инстинкт.

Шри Чинмой: Думать времени нет, просто делаешь. Возникает спонтанная радость. Благодаря тренировкам развивается уверенность. Если не тренироваться, мы и представления не имеем о том, что мы сможем сделать, сколько сможет проявиться.

Вопрос: В чем суть ваших тренировок?

Шри Чинмой: Людей я поднимаю не каждый день, но каждый день тренируюсь в поднятии тяжестей. Я использую набор гантелей весом до 120 фунтов (55 кг), а еще около двадцати тренажеров различного типа для укрепления мышц и разных частей тела. Я делаю это не меньше трех часов рано по утрам. Около восьми часов я приезжаю сюда, на Площадку Устремления, и тренируюсь еще.

Шри Чинмой поднимает Марка Тича.

Вопрос: Большое спасибо. Очень необычное ощущение. Теперь я тоже вхожу в число поднятых людей и у меня есть номер?

Шри Чинмой: Вы номер 1299!

16 декабря 1988 года в Гонконге Шри Чинмой дал интервью репортеру программы «Гонконг Тудэй» Нику Бейли.

Вопрос: Можно послушать, как звучит ваша флейта, до того, как мы будем беседовать?

Шри Чинмой играет на флейте

Вопрос: Вы сочинили это сами экспромтом?

Шри Чинмой: Да.

Вопрос: Пожалуйста, расскажите о себе. Вчера вы прилетели в Гонконг, и это часть вашей поездки по Юго-Восточной Азии. Вы пропагандируете программу, которая называется «Поднимая мир сердцем-единством». Не могли бы вы рассказать обо всем этом подробнее?

Шри Чинмой: Я человек, ищущий Истину и любящий Бога. Я считаю своим святым долгом служить человечеству. «Поднимая мир сердцем-единством» — это наш лейтмотив. Я считаю, что, если мы обретем покой ума, мы сможем возвысить сознание человечества. Этот мир принадлежит Богу-Творцу, а Бог-Творец в то же время стал Богом-Творением. Поэтому я езжу с одного места на другое и стараюсь приносить свое одухотворенное служение гражданам каждой страны.

Вопрос: Это послание вы получаете изнутри?

Шри Чинмой: Да, от моего Внутреннего Пилота. Каждым человеком что-то руководит. Чаще всего это наш ум просит нас что-то сделать, а мы слушаемся его указаний. Но если мы будем регулярно, одухотворенно и преданно молиться и медитировать, мы сможем слушать голос своего сердца. Вот я, например, стараюсь слушать голос своего сердца и стремлюсь достичь неразделимого единства с миром.

Вопрос: Слушателям нашей программы может быть сложновато это понять, или они могут поинтересоваться, какие у вас мотивы.

Шри Чинмой: В этом мире столько непонимания. Непонимание просто царит в этом мире! Одному Богу судить о том, искренни ли, чисты ли мои мотивы. Я приехал сюда не ради пропаганды своих взглядов. Я приехал, чтобы с посвящением служить человечеству. Я побывал во многих, многих частях света и предлагал то же самое посвященное и преданное служение.

Программа «Поднимая мир сердцем-единством» возникла совсем недавно, еще и года не прошло. В последние три года я поднимал тяжести просто ради поддержания физической формы. Прежде я занимался бегом, но мне пришлось это прекратить из-за тяжелой травмы колена. Тогда я начал занятия тяжелой атлетикой. По Милости Бога я добился поразительных результатов. А теперь, в последние полгода, я поднимаю людей.

Я знаю, что у каждого человека есть тело, витал, ум, сердце и душа. Так что, поднимая человека, я чувствую, что предлагаю ему свое посвященное служение и этим самым помогаю проявиться в нем его собственным божественным качествам, которые очень важны, и вот так мы вместе можем поднять мир.

Вопрос: Каких людей вы поднимаете?

Шри Чинмой: Я поднимаю людей из всех сфер жизни — дипломатов из ООН, профессоров, боксеров, певцов, спортсменов, тяжелоатлетов, священников, монахинь, врачей, юристов и так далее.

Вопрос: Каков ваш собственный вес?

Шри Чинмой: Обычно между 151 и 157 фунтами (68 и 71 кг).

Вопрос: Кто из поднятых вами весил больше всего?

Шри Чинмой: В Калифорнии я поднял выдающегося саксофониста по имени Кларенс Клемонс. Он известен под именем «Большой Человек». Он весил 283 фунта (128 кг).

Вопрос: Почти вдвое больше вашего веса!

Шри Чинмой: Да. А вчера здесь, в Гонконге, я поднял двух фотографов одновременно. Их общий вес был 265 фунтов (120 кг).

Вопрос: Тут следовало бы упомянуть, что вы поднимаете людей одной рукой. Какой?

Шри Чинмой: Я поднимаю и левой, и правой рукой. По силе они почти одинаковы.

Вопрос: Как вам удается одной рукой поднимать вес, в два раза превышающий вес вашего тела?

Шри Чинмой: Во мне и через меня действует бесконечная Милость Бога. Я никогда не был тяжелоатлетом. В юности я был спринтером, десятиборцем. Я всю жизнь был бегуном. Но в последние три года я поднимаю тяжести. Я занялся новым видом. Я не соревнуюсь с другими — я с удовольствием соревнуюсь сам с собой. Я начал с сорока фунтов (18 кг). Три года тому назад поднять сорок фунтов мне казалось почти невозможным! Затем постепенно, медленно, но верно и неуклонно я совершил прогресс и поднялся до сегодняшнего уровня.

Вопрос: Люди, которых вы поднимаете, испытывают возвышенные переживания? Извините за каламбур! Они чувствуют себя лучше после этого?

Шри Чинмой: Некоторые из них говорят, что были подняты не только на физическом плане, но и на внутреннем. С полгода тому назад из Филадельфии для участия в программе к нам приехала монахиня. Когда я ее поднял, она сказала, что ощутила, как были подняты вместе и ее тело, и ее дух. И, что довольно интересно, в ее гороскопе на тот день говорилось, что ее будут поднимать, физически и духовно. Так что она проделала весь путь из Филадельфии в Нью-Йорк. После того как я ее поднял, она рассказала о своем переживании.

Ведущий: Я рад, что у нее получилось. Давайте надеяться, что это получится и у тех людей, которых вы будете поднимать здесь, в Гонконге, сегодня чуть позже. Шри Чинмой, большое вам спасибо, и я желаю вам удачи в том, чтобы «поднимать мир сердцем-единством».

11 февраля 1989 года во время фестиваля «От сердца к сердцу» в Вашингтоне, округ Вашингтон, Шри Чинмой дал интервью журналу «Ум и Дух».

Вопрос: Вы могли бы охарактеризовать себя своими словами: кто вы?

Шри Чинмой: Если меня спрашивают, кто я, я сразу же говорю, что я человек, ищущий Истину и любящий Бога.

Вопрос: Расскажите о своих занятиях тяжелой атлетикой.

Шри Чинмой: Я считаю, что нам нужно быть цельными. Дух и тело должны быть в единстве. Если я во внутренней жизни достиг покоя ума, то я не буду с вами ссориться и бороться. Страны, как и отдельные люди, испытывают неуверенность. Если одна страна достигла покоя внутри, то она не будет угрожать другим странам. Мы ссоримся с другими, злословим о других, выискиваем у них недостатки именно потому, что у нас нет ни капли покоя. Покой ума приносит нам безграничную радость.

Когда я поднимаю тяжести, я стараюсь своим внутренним покоем объединить внутренний мир с внешним. Я — ученик покоя. Каждый день с самого детства я молюсь и медитирую. От жизни молитвы я обретаю покой, и этот покой дает мне силу. Мои занятия тяжелой атлетикой — это проявление моей внутренней силы. В этом мое одухотворенное служение, которое я предлагаю человечеству.

Вопрос: Вы говорите, что в поднятии тяжестей проявляется внутренняя сила?

Шри Чинмой: Да. Благодаря моей жизни в молитве и медитации Бог по Своей бесконечной Щедрости наделил меня внутренней силой. Вот эту внутреннюю силу я и стараюсь проявить через материю.

Вопрос: Как вы поднимаете людей?

Шри Чинмой: Сердцем единства. Я поднимаю людей из самых различных сфер жизни и предлагаю им свое единство. Все мы — члены одной семьи. В семье один человек — врач, другой — инженер, третий — футболист. Но они все братья и сестры, члены одной семьи. Вот я и поднимаю их благодаря своему единству с людьми из разных сфер деятельности. Моя единственная цель заключается в том, чтобы служить человечеству.

Вопрос: Что вы думаете по поводу оказываемого вам внимания? Оно не бывает для вас иногда помехой?

Шри Чинмой: Нет, ведь я знаю, что внимание оказывается не мне. Я знаю, что делаю все это не я. Если кто-то и проявляет ко мне любовь и восхищение, я знаю, что достаются они моему Внутреннему Пилоту, а я лишь инструмент.

Вопрос: Значит, не Шри Чинмою?

Шри Чинмой: Не Шри Чинмою, а Единому, который в меру моей восприимчивости, моих способностей проявляет Себя во мне и через меня. И если вы высоко обо мне отзываетесь, я знаю, что заслуживаю этого не я, это не обо мне. Ведь есть Тот, кто наделил меня способностью вызвать у вас эту высокую оценку, и вся заслуга принадлежит Ему, а не мне. Не я делаю все это; я просто инструмент, канал. И если вы даете высокую оценку мне, эта признательность идет прямиком к Источнику, а не ко мне.

Вопрос: То есть, это мера того, насколько успешны оказались действия Источника?

Шри Чинмой: Да, в меру моей способности и восприимчивости. Единого, который вдохновляет меня и стремится проявиться во мне и через меня, я называю своим Внутренним Пилотом. Ваша признательность направляется прямо к Нему.

Вопрос: У вас с детства такие особенные отношения с Богом?

Шри Чинмой: Я молюсь и медитирую с четырехлетнего возраста. Сейчас мне пятьдесят семь.

Вопрос: Значит, вы всегда об этом знали?

Шри Чинмой: Я родом из религиозной семьи, и мне очень повезло в том, что я смог пойти по стопам моих братьев и сестер.

Ведущий: Что ж, вы проявили большую любезность, встретившись со мной, и мне хочется вас поблагодарить за то, что вы нашли на это время. Желаю вам успеха.

6 июля 1989 года во время своего визита в Сидней, Австралия, Шри Чинмой дал ряд телеинтервью, в которых ответил на следующие вопросы.

Вопрос: Шри Чинмой, как спортсмены могут использовать вашу философию себе в помощь?

Шри Чинмой: Внешнюю жизнь всегда нужно сочетать с жизнью внутренней. Внешний бег вдохновляет нас погружаться глубоко внутрь. С другой стороны, внутренний бег — молитва и медитация — велят нам поддерживать тело в безупречной форме. Если тело ни на что не годно, если оно в плохой форме, мы не сможем просыпаться рано утром и молиться и медитировать. Так что внешнюю жизнь нужно сочетать с внутренней жизнью. Они как две стороны одной монеты. В повседневной жизни они нужны нам обе, чтобы получать внутреннее и внешнее удовлетворение.

Вопрос: Что дает вам возможность поднимать людей — вот так, как вы это сделали сегодня?

Шри Чинмой: Я притягиваю космическую энергию, вселенскую энергию. Перед поднятием я медитирую несколько секунд или минутку и глубоко изнутри черпаю космическую энергию.

Вопрос: Сколько времени требуется на развитие такого умения?

Шри Чинмой: Это полностью зависит от Милости Бога. У некоторых ищущих оно развивается за десять-двенадцать лет, другим требуется целая жизнь. Это зависит от восприимчивости человека.

Вопрос: Как вы считаете, какой в этом смысл, кроме спортивных достижений?

Шри Чинмой: Я человек, ищущий Истину и любящий Бога, и я чувствую, что, если каждый день пунктуально и одухотворенно молиться и медитировать, мы непременно обретем безграничную энергию. Эту безграничную энергию мы получаем, чтобы помочь себе самим молитвой и ускорить развитие своих способностей.

Вопрос: Что вы думаете о состоянии мирового спорта в настоящее время, учитывая то, что в центр внимания попали наркотики и коррумпированность?

Шри Чинмой: От некоторых злосчастных, неустремленных спортсменов мир получает очень-очень печальные опыты. Не следует делать того, что быстрее быстрого разрушит нашу жизнь. Бог даровал нам тело, и нам нужно быть во всех смыслах сильными, потому что внутри тела живет душа. Если не поддерживать в храме чистоту, где же мы поставим алтарь? Ведь тело — это и есть храм, а душа — алтарь в нем. Некоторые спортсмены, к сожалению, показывают миру путь к ложной цели — разрушению.

Вопрос: Вы, наверное, очень устали после поднятия такого веса?

Шри Чинмой: Я вовсе не устал. Я могу поднять еще очень много людей.

Вопрос: Вы счастливы?

Шри Чинмой: В служении человечеству я нахожу радость. Все мы определенным образом служим человечеству. Вот вы сейчас записываете эту программу, и наш разговор вдохновит тысячи людей. Вы задаете мне очень важные вопросы, и я стараюсь ответить на них в меру своего внутреннего пробуждения. Так что эта наша беседа, несомненно, поможет людям, которые стремятся к истине, свету и блаженству.

Вопрос: Простите, но вы не похожи на тяжелоатлета…

Шри Чинмой: Верно, совершенно верно! Если говорить обо мне, то все это Милость Бога. Тело у меня совсем не как у тяжелоатлета. Я раньше был бегуном и совершенно не думал о поднятии тяжестей. Но теперь Сострадание Бога попросило меня кое-что сделать для Его Проявления через тяжелую атлетику.

Вопрос: А другие люди, если будут медитировать, смогут совершать такие же поднятия, как вы?

Шри Чинмой: Несомненно! Если на это будет Воля Бога, любой легко может стать тяжелоатлетом.

Вопрос: Как часто вы медитируете? Все время?

Шри Чинмой: Я медитирую много часов по ночам. У меня несколько тысяч учеников во всем мире, и я по большей части медитирую на них. Я занимаюсь медитацией с детства, и теперь она стала у меня спонтанной. Даже когда я нахожусь в суете и суматохе жизни, я чувствую, что глубоко внутри продолжается медитация.

Вопрос: Что вы чувствуете, когда выполняете поднятия?

Шри Чинмой: Когда я выполняю поднятия, я чувствую, что во мне и через меня течет божественное Сострадание от Бога, и я стараюсь стать Его совершенным инструментом. Поднимая, я чувствую, что это делаю не я — я лишь инструмент. Во мне и через меня действует внутренняя сила, внутреннее могущество, и я стремлюсь дать ей возможность проявиться.

Вопрос: Многим людям ваши достижения в тяжелой атлетике кажутся невероятными.

Шри Чинмой: Даже моему собственному уму трудно в это поверить! Но ведь я же знаю, что это делаю не я. Во мне и через меня проявляется бесконечная энергия. Таким способом я могу успокоить свой ум.

Вопрос: Сколько времени вы занимаетесь тяжелой атлетикой?

Шри Чинмой: Мои занятия тяжелой атлетикой начались четыре года тому назад, но людей я поднимаю всего лишь один год.

Вопрос: Вы, конечно же, еще и бегун.

Шри Чинмой: Я начал как спринтер. Затем я стал бегуном на длинные дистанции. По нашим индийским меркам, я как спринтер что-то собой представлял, но не на мировом уровне. Здесь, на Западе, я пробежал 22 марафона и два ультра-марафона. Потом я это бросил, потому что травмировал правое колено и бегать больше не смог. Мне хотелось делать что-нибудь, чтобы быть в форме, и вот так я занялся тяжелой атлетикой.

Вопрос: Ваши пробеги с успехом проходят во всем мире!

Шри Чинмой: Я поддерживаю внутренний и внешний бег. Их необходимо сочетать. Когда к вам приходит хорошая мысль, доброе внутреннее чувство, это чувство и есть ваш внутренний бег. Потом, когда вы выразите это чувство внешне, когда поделитесь хорошей мыслью с другими, в этом будет ваш внешний бег. Внешний бег всегда начинается глубоко внутри.

Вопрос: Мне скоро предстоит 30-километ-ровый забег. Что вы могли бы мне посоветовать?

Шри Чинмой: Когда я бегал на длинные дистанции, я обычно разбивал весь забег на части. Я не думал обо всей дистанции, которая у вас конкретно будет 30 километров. Какой бы она ни была, старайтесь представить себе, что вы не побежите так много. Если вам нужно пробежать милю, думайте, что побежите всего на четверть мили. Можете сказать своему уму: «Я не так глуп, чтобы бегать на длинные дистанции, нет-нет! Всего четверть мили». Потом, преодолев четверть мили, вы обнаружите, что у вас еще остались силы. Всегда хорошо таким вот способом дурачить ум, дисциплинировать его. Иначе ум начинает нагнетать напряжение. Мы и начать еще ничего не успеем, а он уже доставляет нам столько беспокойства и волнений. Но если с ним вот так поиграть, если по-хитрому сказать ему, что то, что мы делаем, вполне нам по силам, то его можно разгрузить, и тогда нам не придется волноваться и беспокоиться.

12 марта 1988 года Шри Чинмой дал интервью Бобу де Джонгу, тележурналисту с канала Вероника, Голландия.

Вопрос: Шри Чинмой, зачем вы занимаетесь тяжелой атлетикой?

Шри Чинмой: Я это делаю для того, чтобы принести вдохновение моим братьям и сестрам. Этот мир принадлежит одному Существу — Богу-Творцу, а мы — Его дети, Бог-Творение. Сейчас я в Голландии, приехал сюда навестить своих братьев и сестер. Я чувствую, что буду очень-очень рад, если смогу принести им вдохновение. Тяжелая атлетика приносит мне внутреннюю радость, внутреннюю силу и внутренний покой, покой ума. Если у вас будет покой ума, то вы не станете ссориться с другими, не станете с ними сражаться и объявлять войны. Вот поэтому я и занимаюсь тяжелой атлетикой.

Вопрос: А раньше в своей жизни вы занимались спортом?

Шри Чинмой: Да. Я всю жизнь был спортсменом. В юности я был легкоатлетом, и, по индийским стандартам, неплохим. Еще я был чемпионом по десятиборью. Мне хорошо давались спринт, прыжки, метание и так далее. Но все это дела прошлых лет.

Вопрос: В тяжелой атлетике есть много традиционных техник, но вы ни одну из них не используете. Каким же образом вы поднимаете тяжести?

Шри Чинмой: У меня это вопрос внутреннего вдохновения. Вы удивитесь, узнав, что были времена, когда я терпеть не мог тяжелую атлетику. В Индии я был спринтером и считал, что тяжелая атлетика плохо скажется на моих занятиях бегом. Здесь, в Америке, я довольно много лет занимался бегом и вдохновил на это своих учеников по всему миру. У меня тяжелая травма правого колена, видимо, от бега, поэтому мне пришлось бег оставить, и тогда изнутри ко мне пришло вдохновение поднимать тяжести, чтобы держать себя в хорошей форме. Вот так все и началось.

Как видите, я не владею никакими техниками поднятия тяжестей. У меня нет физических данных для бодибилдинга или тяжелой атлетики. Я целиком завишу от Милости Бога. Во всем, что я делаю, во мне и через меня действует Милость Бога, и не только в спортивной жизни, а еще в литературном творчестве, искусстве, во всей моей деятельности. Именно Он мне помогает, направляет меня и защищает. Он делает это через меня, а я просто стараюсь быть очень восприимчивым. Я стремлюсь предложить Ему свою восприимчивость, а Он в меру этой восприимчивости все совершает во мне и через меня.

Вопрос: Вы говорите о Боге. В Голландии люди скажут, что мы христиане, и у нас христианский Бог. В других странах у людей свой Бог.

Шри Чинмой: Бог всего один, просто мы называем Его разными словами. В голландском это будет одно слово, на бенгальском мы говорим «Bhagavan» (Бхагаван), по-английски это будет «God», по-французски «Dieu». В каждом языке есть слово, называющее Бога, но это все та же Личность. Например, какого-то человека зовут г-н Такой-то, дети называют его отцом или папой, а друзья будут обращаться к нему по имени, но человек-то это все тот же.

Вопрос: Как вы думаете, почему получается, что люди воюют и при этом все утверждают, что сражаются за своего Бога? Как же так: Бог один, а противоборствующих сторон так много?

Шри Чинмой: Это от нашего неправильного представления о Боге. Бог — сама любовь. Скажем, Бог — это Отец, а мы два брата. Если мы постоянно ругаемся и деремся, разве Отец будет счастлив? Нет. Отец будет счастлив, только если оба сына будут жить в мире и счастье. Так что каждая религия начинается с любви к Богу. Есть ли такая религия, которая скажет, что она ненавидит Бога или человечество? Такой религии нет. Дело в нашем неправильном понимании Бога. Христианство, иудаизм, индуизм, ислам, буддизм, джайнизм — все они говорят, что любят Бога. Но если вы на самом деле кого-то любите, как же можете делать его несчастным? Если мы говорим, что любим Бога, а сами продолжаем ругаться и сражаться друг с другом, разве это не нелепо? Мы хотим сделать нашего возлюбленного Бога счастливым. Мы хотим сделать счастливым нашего Отца. Кто хочет сделать своего Отца несчастным и жалким? Никто. Но, к сожалению, своими действиями мы огорчаем Бога и делаем Его несчастным. Никакая религия не станет защищать войну, ссоры, сражения и несчастную жизнь.

Вопрос: Вернемся к теме спорта. Скажем, есть два спортсмена. Они могут бороться друг с другом, даже если это будет дружеское противоборство, например, бокс или борьба. Если они оба молятся, будет ли это хорошо?

Шри Чинмой: Да. Если они будут молиться, Бог предоставит им защиту, и они покажут все, на что способны, но в этом не будет враждебности. Представим себе, что бой ведут два боксера. Естественно, каждый хочет победить. С одной стороны, они могут проявить свои животные склонности, животные качества и уничтожить противника. С другой стороны, каждый может чувствовать, что это возможность превзойти свои собственные возможности. Они могут постараться проявить свои скрытые резервы. По нашей философии, мы всегда стараемся превосходить себя, мы всегда стараемся совершенствоваться. Так что, если мы победим кого-то, преодолевая себя, то это не будет ошибкой. Но если мы будем пытаться нанести противнику поражение, не гнушаясь никакими средствами, прибегая к нечестным приемам, то вот это будет самой прискорбной ошибкой.

Вопрос: У меня много знакомых среди спортсменов, и кое-кто из них молится. Они говорят: «Пожалуйста, Отче, позволь мне победить сегодня в чемпионате мира». Иногда им это удается. Это хорошая молитва?

Шри Чинмой: Это хорошая молитва, но не самая лучшая. Лучшая молитва такая: «Да исполнится Воля Твоя». Спаситель Христос дал всему миру эту очень важную молитву: «Да исполнится Воля Твоя». Мне хочется рассказать вам о другом выдающемся спортсмене, об одном из самых великих, — Мухаммеде Али. Мухаммеда Али знают все. Он мой очень близкий друг. Лет десять тому назад, перед одним из своих боев он медитировал со мной около пятнадцати минут. Он мусульманин, так что он молился Аллаху, а я молился Богу, так что это одна и та же Личность. Мы молились и медитировали вместе. Тем вечером он выиграл бой. Я молился только так: «Боже, да исполнится Воля Твоя». Хотя Мухаммед Али — мой близкий друг, я знал, что лучше всего будет то, что Бог захочет исполнить в Али и через Али. Когда мы возносим Богу эту молитву, Бог делает то, что для нас лучше всего.

Вопрос: Это могло также означать, что он может проиграть. Это могло оказаться лучше всего.

Шри Чинмой: Совершенно верно. В том случае Бог захотел, чтобы он победил. Это было с духовной точки зрения лучше всего. Но если бы Бог захотел дать ему опыт неудачи, то он получил бы очень важный опыт другого рода. Иногда Бог дает нам опыт неудачи, когда Он хочет, чтобы у нас возникло чувство неразделимого единства с соперниками. Тогда, если наша молитва Богу — «Да исполнится Воля Твоя» — будет искренней, то мы будем счастливы точно так же, потому что любим Бога. Тот, кого мы больше всего любим, знает, что для нас лучше всего. И мы молимся Богу об исполнении Его Воли, а не нашей. Иначе мы каждый миг стали бы молиться так: «Сделай так, чтобы я стал победителем, чтобы я стал лучше всех». С высшей духовной точки зрения это ошибка. Богу надо молиться о том, чтобы в нас и через нас исполнилась Его Воля. Это и будет наилучшей молитвой.

Вопрос: Я профессиональный спортсмен, и у меня в жизни несколько раз возникало такое чувство, что я мог бы сделать больше, чем делаю. Оно вам не кажется знакомым?

Шри Чинмой: У меня тоже много-много раз случалось так, что я не мог выложиться полностью. Я часто чувствовал, что мог бы пробежать намного, намного лучше, но нет, не получалось. Даже и тогда я не считал себя несчастным, потому что я с самого начала возносил Богу одухотворенную молитву: «Твоя Воля да исполнится». Ум скажет, что я, наверное, был вынужден сдерживать свои способности, но сердце скажет — нет. Я молился Богу об исполнении Его Воли во мне и через меня. Время, за которое я пробежал, и было тем временем, которое я по желанию Бога должен был показать всему миру. Так что я был вполне доволен.

Вопрос: Если бы спортсмены захотели медитировать, как бы они могли это делать?

Шри Чинмой: Каждое утро, проснувшись, перед тем как погружаться в суету жизни, они могут помолиться Богу о том, чтобы Он даровал им радостный день, полный покоя. Они могут произнести слова: «О Господи Боже, даруй мне сегодня умиротворение». Это один способ, способ молитвы.

Другой подход — через медитацию. Можно попытаться сделать ум совершенно спокойным и тихим. Сконцентрируйтесь прямо на сердце. Постарайтесь ощутить, что в вашем сердце существуете только вы, и больше ничего там нет. В сердце вы видите свое собственное существование, свою собственную божественность. Пусть не будет ни единой мысли. Ум должен быть спокойным, тихим и совершенно безмолвным.

В молитве мы произносим слова, чтобы приблизиться к Богу. Мы говорим: «Мой Господь Всевышний, избери меня Своим инструментом, чтобы я мог радовать и осуществлять Тебя так, как Ты Сам того хочешь». С другой стороны, когда мы погружены в глубокую медитацию, мы чувствуем, что Бог делает то, что должно быть сделано в нас и через нас. Он будет действовать в нас и через нас, мы же просто постараемся быть Его совершенными инструментами. Когда я молюсь, я чувствую, что Бог высоко в Небесах, а моя молитва поднимается к Нему. Когда я медитирую, лифт спускается вниз. В мое сердце нисходит сострадающий Бог, и Он сделает все, что нужно. Так мы чувствуем Бога.

Вопрос: Правда ли, что благодаря молитве и медитации каждый может стать лучше как спортсмен?

Шри Чинмой: Абсолютная правда. Это как будто на вашей стороне в перетягивании каната появился еще один друг. Если другой человек не молится и не медитирует, он будет совершенно один, а вот у вас будут друзья — молитва и медитация.

Очень многие спортсмены мирового класса молятся и медитируют. Вот только на прошлой неделе ко мне приезжал великий Олимпийский чемпион Карл Льюис и медитировал со мной около часа. Он мой друг вот уже несколько лет. Во время последних Олимпийских Игр в Лос-Анджелесе он приходил ко мне медитировать прямо в гостиничный номер, потому что почувствовал в этом потребность. Он знает, что жизнь молитвы очень ему помогает. Он много-много раз молился и медитировал со мной.

Молясь и медитируя, вы увеличиваете свою внутреннюю силу, внутренние способности. Если ваши способности возрастают от жизни молитвы и медитации, значит, нужно молиться и медитировать. Как будто у вас появляются два новых друга и вдохновляют вас. Все мы хотим иметь друзей. В трудный час друзья могут оказать нам большую помощь. В занятиях спортом нам очень нужны друзья, ведь они могут нам помочь. Так что молитва и медитация — это два отличных друга нам в помощь.

Вопрос: Вы поднимаете эти тяжести с помощью молитвы и медитации?

Шри Чинмой: Да. Заслугу в этом я на сто процентов отдаю моей жизни молитвы и медитации. У меня это не девяносто девять с половиной процентов и не девяносто девять и три четверти, а все сто процентов. Вот и сегодня: я знаю, что, когда я поднимал левой, а потом правой рукой вес, равный весу моего тела, то уронил бы вес или вообще не смог бы его поднять, если бы меня не защитил мой внутренний Наставник. Во всем, что я делаю, я завишу от Его Милости, Его Сострадания, Его Защиты.

Если Бог по Своей бесконечной Щедрости дарует нам Свое Сострадание, то найдется ли что-то такое, чего мы не смогли бы сделать? Я капелька, но как только я вливаюсь в океан, я становлюсь океаном. Точно так же, моя ограниченная воля, ограниченные возможности — это практически ничто, но как только я отождествляюсь с бесконечной Волей Бога, я способен совершить так много! Иначе как бы я решился даже думать о поднятии таких тяжелых весов в моем-то возрасте? Я бы первый в этом усомнился. Но, с другой стороны, я знаю, что это сделал не я, это сделал не я. Кто это сделал? Бог, мой Внутренний Пилот. Он бесконечен, вечен и бессмертен. Ему это так легко. Так что я во всем на сто процентов отдаю заслугу Ему. Я ведь знаю, что могу я сам. Ничего не могу. Я сочинил тысячи стихов, написал тысячи песен и картин. Я знаю, что это Его бескорыстная Милость в каждое мгновение давала мне способность делать все это. Я этого не заслуживаю. Я знаю, что на свете есть много бесконечно более талантливых людей, чем я, но по Своему бесконечному Состраданию Он выбрал меня.

Взгляните, какие бицепсы и трицепсы у чемпионов по бодибилдингу и тяжелоатлетов! Какие огромные! Но во время поднятий они, наверное, не призывают высшую Силу, всевышнюю Силу.

Вопрос: Когда идут соревнования, вы можете по ауре спортсменов увидеть, кто выиграет?

Шри Чинмой: Разумеется, могу, а потом, в тех редких случаях, когда на это бывает Воля Бога, я могу это спортсмену сказать. Приведу пример. В день накануне финального забега на 200 метров на Олимпийских Играх в Лос-Анджелесе ко мне в гостиничный номер приехал Карл Льюис, чтобы помедитировать. Потом я у него спросил, не хочет ли он узнать результаты забега на следующий день. Я ему сказал, что он будет первым, вторым будет Керк Баптист, а третьим — Томас Джефферсон. Бог показал мне результаты, и Бог пожелал, чтобы я ему о них сказал. На следующий день состоялся забег, и результаты оказались в точности такими, как я ему сказал. Если бы Бог не показал мне результат, я бы вовсе не огорчился. Моей целью было только одухотворенно помолиться с Карлом Льюисом. Кого бы Бог ни избрал победителем, на все Его Воля. Но Он пожелал, чтобы я узнал результат и сообщил его Карлу Льюису.

Вопрос: Мой последний вопрос такой: что вы пожелали бы юным голландцам, зрителям нашей программы? Я специально отвел немного времени, чтобы вы могли обратиться к детям. Какое послание вы хотели бы им передать?

Шри Чинмой: Послание у меня очень простое. Это Голландия, а она известна цветами — тюльпанами. Если молодые люди смогут остаться такими же прекрасными и чистыми, как цветы Голландии, они сумеют многое свершить в жизни.

Это страна цветов, а цветы символизируют чистоту. На земле много таких мест, где найти цветы непросто. А здесь это так легко! Просто оглянитесь кругом! Если каждый ребенок сможет почувствовать внутри своего сердца такой же прекрасный цветок, какие вы видите своими обычными глазами, — тюльпан или любой другой цветок, — это очень им поможет.

В тот миг, когда мы теряем чистоту, мы теряем практически все. Каждый ребенок — это Мечта Бога. В каждом ребенке, через каждого ребенка Сам Бог раскрывает Свою высшую Мечту. Если Бог видит, что у ребенка чистое сердце, то Ему легко проявить Себя в этом чистом сердце и через это чистое сердце. Так что мой совет детям Голландии — сохранять свое чистое сердце как можно дольше. Если они потеряют чистоту, все станет запутанным. Если в уме все запутывается, как же вы тогда что-либо совершите? Бог всегда хочет, чтобы сердце было чистым. Если мы каждый день сможем поддерживать такую чистоту в сердце, мы сможем совершить что-то очень особенное, очень значительное и плодотворное. Вот мое одухотворенное послание детям Голландии, страны цветов: поддерживайте чистоту в сердце всю жизнь.

From: Шри Чинмой, Беседы с Шри Чинмоем - , Центр Шри Чинмоя, Москва, 2013
Sourced from http://ru.srichinmoylibrary.com/csc-ru