Сарама: Почему танец труднее включить в духовную жизнь, нежели другие формы искусства, — это из-за того, что в нем используется физическое тело?

Шри Чинмой: В общем — да. Но в Индии есть некоторые танцоры, которые, танцуя, действительно предлагают свое посвящение и свою преданность Внутреннему Кормчему, Всевышнему. Когда они смотрят на зрителей, они не видят людей как таковых; они смотрят на все человеческие существа как на верховных богов и богинь. Когда они смотрят на зрителей таким образом, это очень сильно помогает им в духовной жизни. Если зрители в высоком сознании и сам танцор в высоком сознании, то танец может быть истинно духовным искусством. Подобно ребенку, танцор приводит зрителей в невинный, абсолютно одухотворенный трепет. Танцор отдает миру то, чем обладает, а мир внемлет ему с интенсивной благодарностью. И сам тот факт, что зрители ценят танцора и восхищаются им, увеличивает его собственные способности и красоту.

Но часто бывает так, что танцор начинает с добрыми намерениями, но затем в игру включается ум. Он хочет получить высокую оценку и восхищение.

Физическое танцует, витал танцует, но ум, подобно магниту, все время пытается получить признание и восхищение. И когда ум получает признание и восхищение, низший витал человека, который любуется танцем, привносит свою нечистоту в организм танцора. Тогда сознание танцора ужасно падает, и его первоначальная чистота полностью пропадает. Даже если танцор находится на вершине чистоты, зрители могут просто поглотить его духовные качества.

С другой стороны, иногда танцор думает, что будет предлагать только абсолютную чистоту и божественность, но, начав танцевать, вместо красоты души он источает вульгарность и низшие витальные движения. Возможно, зрители в устремленном состоянии, но танцор может находиться в очень низком сознании и сознательно или бессознательно распространять низшие витальные силы. Зрители, возможно, начинают с абсолютной чистоты, скажем, после медитации, но как только танцор начинает танцевать, его физическая красота немедленно привлекает низший витал зрителей до такой степени, что они не могут оставаться в высоком сознании. И тогда танец превращается просто в физическое и витальное привлечение. Тогда в нем нет никакой духовности.

Ищущий должен быть очень осторожным, когда начинаются движения тела. Трудность заключается в том, что мы не знаем, где скрывается искушение тела. Искушение не обязательно должно быть в каком-то определенном месте. Оно может прятаться даже в глазах. Одного взгляда в глаза человеку достаточно, чтобы захватить его своим искушением. Даже одним пальцем вы можете сделать жест, достаточный, чтобы нарушить равновесие людей. Или же зрители всего лишь одним взглядом могут нанести удар танцору, и его чистоте придет конец. Если и зрители, и танцор остаются в высочайшем духовном сознании, это идеал танца, но его почти невозможно достичь.

Шри Чинмой, Жизнь искусства и свет души.Впервые опубликовано издательством Центр Шри Чинмоя, Москва в 1998 году.

Это 151st–я книга, написанная Шри Чинмоем с тех пор, как в 1964 году он приехал на Запад.

Примечание:

Если вы публикуете скопированный текст на другом сайте, пожалуйста, укажите следующую информацию в соответствии с условиями лицензии:


автор Шри Чинмой
Из книги Жизнь искусства и свет души, распространяемой на условиях лицензии Creative Commons license

Close »